Стихи об Афродите

Гомер

Гомер

Гомер, древнегреческий эпический поэт, с именем которого связаны две величайшие поэмы, стоящие у истоков европейской литературы, — «Илиада» и «Одиссея». Легенды рисуют Гомера слепым странствующим певцом (аэдом). За честь называться родиной Гомера спорили, по преданию, семь городов. Под названием «Гомеровские гимны» существовало собрание из 33 гимнов богам.

Гимн «К Афродите» (отрывок)

Так и Тифона к себе увлекла златотронная Эос…
С просьбой прибегла она к чернотучному Зевсу-Крониду,
Сделать бессмертным его, чтобы жил он во вечные веки.
Зевс головою на это кивнул и исполнил желанье.
Глупая! Вон из ума упустила владычица Эос
Вымолить юность ему, избавленье от старости жалкой.
Первое время, пока многомилою юностью цвел он.
Рано рожденною он наслаждался Зарей златотронной,
Близ океанских течений у граней земли обитая.
С той же поры, как сединки в его волосах появились
На голове благородной и на подбородке прекрасном,
Ложе его посещать перестала владычица Эос
Но за самим продолжала ходить и амвросией сладкой,
Пищей кормила его, одевала в прекрасное платье.
После ж того, как совсем его грозная старость настигла
И ни единого члена не мог ни поднять он, ни двинуть, —
Вот каковое решенье представилось ей наилучшим:
В спальню его положила, закрывши блестящие двери;
Голос его непрерывно течет, но исчезла из тела
Сила, которою были исполнены гибкие члены.
Поверху был он покрыт глянцевитой слоновою костью,
Створки двойные дверей серебряным блеском сияли.
Материал превзошло мастерство, — затем, что явил там
Мулькибер глади морей, охватившие поясом земли;
Круг земной показал и над кругом нависшее небо.
Боги морские в волнах: меж ними Тритон громогласный,
Непостоянный Протей, Эгеон, который сжимает
Мощным объятьем своим китов непомерные спины.
Также Дорида с ее дочерьми; те плавали в море,
Эти, присев на утес, сушили свой волос зеленый,
Этих же рыбы везли; лицом не тождественны были
И не различны они, как быть полагается сестрам.
А на земле — города, и люди, и рощи, и звери,
Реки и нимфы на ней и разные сельские боги.
Сверху покрыты они подобьем блестящего неба.
(…) С правой и с левой руки там Дни стояли, за ними
Месяцы, Годы, Века и Часы в расстояниях равных;
И молодая Весна, венком цветущим венчанна;
Голое Лето за ней в повязке из спелых колосьев;
Тут же стояла, грязна от раздавленных гроздьев, и Осень;
И ледяная Зима с взлохмаченным волосом белым.

(Перевод с древнегреческого Викентия Вересаева)

Софокл

Софокл

Софокл (496-406 до н. э.), древнегреческий поэт-драматург, один из трех великих представителей античной трагедии, занимающий по времени жизни и характеру творчества место между Эсхилом и Еврипидом. Славя мощь свободного человека, предостерегал против нарушения «божеских законов»; усложняя психологические характеристики, сохранял монументальность образов и композиции. Трагедии Софокла («Эдип-царь», «Антигона», «Электра»…) — классический образец жанра.

Отрывок из трагедии «Антигона»

…И единый взор, сияющий
Меж опущенных ресниц
Юной девы, полный негою,
Торжествует над законами
Вековечными богов, —
Потому что все живущее,
Афродита вечно юная,
Побеждаешь ты, смеясь.

(Перевод с древнегреческого Дмитрия Мережковского)

Александр Пушкин

Александр Пушкин

Пушкин Александр Сергеевич (1799-1837), русский поэт, родоначальник новой русской литературы, создатель современного русского литературного языка. В юношеских стихах — поэт лицейского братства, «поклонник дружеской свободы, веселья, граций и ума», в ранних поэмах — певец ярких и вольных страстей. Многообразие разработанных жанров и стилей, легкость, изящество и точность стиха, рельефность и сила характеров, универсальность поэтического мышления и самой личности Пушкина предопределили его первостепенное значение в отечественной словесности.

 

Есть роза дивная: она
Пред изумленною Киферой
Цветет, румяна и пышна,
Благословенная Венерой.
Вотще Киферу и Пафос
Мертвит дыхание мороза,
Блестит между минутных роз
Неувядаемая роза…

Афанасий Фет

Афанасий Фет

Фет Афанасий Афанасьевич (1820-1892), русский поэт, член-корреспондент Петербургской АН. Насыщенные конкретными приметами картины природы, мимолетные настроения человеческой души, музыкальность: «Вечерние огни». Многие стихи положены на музыку.

Венера Милосская

Венера Милосская

И целомудренно и смело,
До чресл сияя наготой,
Цветет божественное тело
Неувядающей красой.

Под этой сенью прихотливой
Слегка приподнятых волос
Как много неги горделивой
В небесном лике разлилось!

Так, вся дыша пафосской страстью,
Вся млея пеною морской
И всепобедной вея властью,
Ты смотришь в вечность пред собой.

Аполлон Майков

Аполлон Майков

Майков, Аполлон Николаевич (1821-1897), русский поэт. Творчество отмечено глубоким интересом к русской истории, гуманистическим традициям античного мира, поэтическому наследию славянских народов. Наиболее крупные произведения: поэмы и драмы в стихах «Две судьбы», «Машенька», «Приговор», «Странник», «Княжна», трагедия «Два мира», переложение «Слова о полку Игореве».

Рождение Киприды

Зевс, от дум миродержанья
Хмуря грозные черты,
Вдруг — средь волн и всю в сиянье
Зрит богиню Красоты.

Тихо взором к ней поникнул
Он с надоблачных высот
И, любуясь ей, воскликнул:
«Кто хулить тебя дерзнет?»

Слово Зевса подхватила,
В куче рояся, свинья
И, подняв слепое рыло,
Прохрипела: «Я, я, я!».

Иван Тургенев

Иван Тургенев

Иван Сергеевич Тургенев (1818-83), русский писатель, член-корреспондент Петербургской АН. В цикле рассказов «Записки охотника» показал высокие духовные качества и одаренность русского крестьянина, поэзию природы. В романах «Рудин», «Дворянское гнездо», «Накануне», «Отцы и дети», повестях «Ася», «Вешние воды» созданы образы дворянской культуры и героев эпохи (разночинцев и демократов), образы самоотверженных русских женщин. Мастер языка и психологического анализа.

К Венере Медицейской

К Венере Медицейской

Богиня красоты, любви и наслажденья!
Давно минувших дней, другого поколенья!
Пленительный завет
Эллады пламенной любимое созданье,
Какою негою, каким очарованьем
Твой светлый миф одет!

Не наше чадо ты! Нет, пылким детям Юга
Одним дано испить любовного недуга
Палящее вино!
Созданьем выразить душе родное чувство
В прекрасной полноте изящного искусства
Судьбою им дано!

Но нам их бурный жар и чужд и непонятен;
Язык любви, страстей нам более не внятен;
Душой увяли мы.
Они ж, беспечные, три цели знали в жизни:
Пленялись славою, на смерть шли за отчизну,
Все забывали для любви.

 

В роскошной Греции, оливами покрытой,
Где небо так светло, там только, Афродита,
Явиться ты могла,
Где так роскошно Кипр покоится на волнах,
И где таким огнем гречанок стройных полны
Восточные глаза!

Как я люблю тот вымысел прекрасный!
Был день; земля ждала чего-то; сладострастно
К равнине водяной
Припал зефир: в тот миг таинственный и нежный
Родилась Красота из пены белоснежной —
И стала над волной!

И, говорят, тогда, в томительном желанье,
К тебе, как будто бы ища твоих лобзаний,
Нагнулся неба свод;
Зефир тебя ласкал эфирными крылами;
К твоим ногам, почтительно, грядами
Стремилась бездна вод!

Тебя принял Олимп! Плененный грек тобою,
И неба и земли назвал тебя душою,
Богиня красоты!
Прекрасен был твой храм — в долине сокровенной,
Ветвями тополя и мирта осененный,
В сиянии луны,

Когда хор жриц твоих (меж тем как фимиама
Благоуханный дым под белый купол храма
Торжественно летел,
Меж тем как тайные свершались возлиянья
На языке родном, роскошном, как лобзанье,
Восторга гимны пел!

Уже давно во прах твои упали храмы;
Умолкли хоры дев; дым легкий фимиама
Развеяла гроза.
Сын знойной Азии рукою дерзновенной
Разбил твой нежный лук, и грек изнеможенный
Не защитил тебя!

Но снова под резцом возникла ты, богиня!
Когда в последний раз, как будто бы святыни
Трепещущим резцом
Коснулся Пракситель до своего созданья,
Проснулся жизни дух в бесчувственном ваянье:
Стал мрамор божеством!

И снова мы к тебе стекаемся толпами;
Молчание храня, с поднятыми очами,
Любуемся тобой;
Ты снова царствуешь! Сынов страны далекой,
Ты покорила их пластической, высокой —
Своей бессмертной красотой!

Валерий Брюсов

Валерий Брюсов

Брюсов, Валерий Яковлевич (1873-1924), русский поэт, переводчик, прозаик, один из родоначальников символизма в русской литературе. Образы античной мифологии, литературы и истории занимают огромное место в его творчестве. Автор драмы «Протесилай умерший», исторических романов и новелл о Древнем Риме («У Мецената», «Алтарь Победы», «Юпитер поверженный», «Рея Сильвия»). Перевел поэму Вергилия «Энеида», стихи Сапфо, древнеримских лириков, драму Эмиля Верхарна «Елена Спартанская».

Гимн Афродите

Гимны слагать не устану бессмертной и светлой богине.
Ты, Афродита-Любовь, как царила, так царствуешь ныне.
Алыми белый алтарь твой венчаем мы снова цветами,
Радостный лик твой парит с безмятежной улыбкой над нами.

Правду какую явить благосклонной улыбкой ты хочешь?
Мрамором уст неизменных какие виденья пророчишь?
Смотрят куда неподвижно твои беззакатные очи?
Дали становятся уже, века и мгновенья — короче:

Да, и пространство и время слились, — где кадильница эта,
Здесь мудрецов откровенья, здесь вещая тайна поэта,
Ноги твои попирают разгадку и смысл мирозданья.
Робко к коленям твоим приношу умиленную дань я.

С детства меня увлекала к далеким святыням тревога,
Долго в скитаньях искал я — вождя, покровителя, бога,
От алтарей к алтарям приходил в беспокойстве всегдашнем,
Завтрашний день прославлял, называя сегодня — вчерашним.

Вот возвращаюсь к тебе я, богиня богинь, Афродита!
Вижу: тропа в бесконечность за мрамором этим открыта.
Тайное станет мне явным, твоей лишь поверю я власти,
В час, как покорно предамся последней, губительной страсти…

Гимн Афродите

За длительность вот этих мигов странных,
За взгляд полуприкрытый глаз туманных,
За влажность губ, сдавивших губы мне,
За то, что здесь, на медленном огне,
В одном биеньи сердце с сердцем слито,
Что равный вздох связал мечту двоих —
Прими мой стих,
Ты, Афродита!

За то, что в дни, когда поля, серея,
Покорно ждут холодных струй Борея, —
Твой луч, как меч, взнесенный надо мной,
Вновь льет в мой сад слепительность и зной,
Что зелень светлым Аквилоном взвита,
Что даль в цветах, и песни реют в них, —
Прими мой стих,
Ты, Афродита!

За то, что будет и не быть не может,
Что сон, и этот будет скоро дожит,
Что видеть мне, в час сумрачных разлук,
Разомкнутым кольцо горячих рук,
Что тайно в страсти желчь отравы скрыта
Что сводит в Ад любовь рабов своих, —
Прими мой стих,
Ты, Афродита!

Шаги Афродиты

 

Шагам Юпитера пристало удаляться,
Когда Венерины послышатся шаги.

Адалис

М о й р ы :

Слышишь по узорам плит
Серебристый шаг звенит.
Мойр веления исполни, —
Уходи, владыка молний.

 

Г е б а :

Над Олимпом сумрак синь,
Трон блистающий покинь, —
Там, где в брачных звездах небо,
Только юность любит Геба.

 

А ф и н а :

Я во мгле клоню свое
Днем горящее копье.
Нестерпим богине мудрой
Взор Киприды златокудрой.

 

А ф р о д и т а :

Я иду смеясь, смеясь,
Между мной и ночью вязь —
Пояс мой, соблазном свитый.
Зевс! клонись пред Афродитой.

 

З е в с :

Я к Данае, в сне ночном,
Золотым сошел дождем;
Летним днем был горд победой,
В лике лебедя, над Ледой;
Для Семелы тень была,
Там, где я, всегда светла;
Долго длилась ночь без смены
Для меня близ уст Алкмены;
В свете, в сумраке, везде,
В храме, в роще, на воде,
Я готов в борьбе открытой
Пасть, сраженным Афродитой.

Эпиграф из стихотворения Аделины Адалис, поэтессы и переводчицы, с которой у Брюсова был роман.

Владислав Ходасевич

Владислав Ходасевич

Ходасевич Владислав Фелицианович (1886-1939), русский поэт. С 1922 в эмиграции. В стихах (сборники «Путем зерна», «Тяжелая лира, цикл «Европейская ночь»), сочетающих традицию русской классической поэзии с мироощущением человека 20 века, — конфликт свободной человеческой души и враждебного ей мира. Биография Державина, сборник статей «О Пушкине», книга воспоминаний «Некрополь».

Афродита

Сирокко, ветер невеселый,
Все вымел начисто во мне.
Теперь мне шел бы череп голый
Да горб высокий на спине.

Он сразу многое бы придал
Нам с Афродитою, двоим,
Когда, обнявшись, я и идол,
Под апельсинами стоим.

Осип Мандельштам

Осип Мандельштам

Мандельштам Осип Эмильевич (1891-1938), русский поэт. Начинал как представитель акмеизма. Поэзия насыщена культурно-историческими образами и мотивами, отмечена конкретно-вещественным восприятием мира, трагическим переживанием гибели культуры. Сборники «Камень», «Tristia», «Воронежские тетради». Книга «Разговор о Данте», автобиографическая проза, статьи о поэзии. Репрессирован; реабилитирован посмертно.

Silentium

Она еще не родилась,
Она и музыка и слово,
И потому всего живого
Ненарушаемая связь.

Спокойно дышат моря груди,
Но, как безумный, светел день,
И пены бледная сирень
В черно-лазоревом сосуде.
Да обретут мои уста
Первоначальную немоту,
Как кристаллическую ноту,
Что от рождения чиста!

Останься пеной, Афродита,
И слово в музыку вернись,
И сердце сердца устыдись,
С первоосновой жизни слито!

Марина Цветаева

Марина Цветаева

Цветаева Марина Ивановна (1892-1941), русская поэтесса, драматург, критик. Мотивы одиночества, обреченность любви, неприятие повседневного бытия (сборники «Версты», «Ремесло», «После России; поэма «Крысолов», «Поэма Конца»). Эссеистская проза («Мой Пушкин»; воспоминания о Белом, Брюсове, Волошине, Пастернаке…). На сюжеты греческой мифологии ей созданы трагедии «Ариадна» и «Федра». Покончила жизнь самоубийством.

Хвала Афродите

1

Блаженны дочерей твоих, Земля,
Бросавшие для боя и для бега.
Блаженны в Елисейские поля
Вступившие, не обольстившись негой.

Так лавр растет, — жестоколист и трезв,
Лавр-летописец, горячитель боя.
— Содружества заоблачный отвес
Не променяю на юдоль любови.

 

2

Уже богов — не те уже щедроты
На берегах — не той уже реки.
В широкие закатные ворота
Венерины, летите, голубки!

Я ж на песках похолодевших лежа,
В день отойду, в котором нет числа.
Как змей на старую взирает кожу —
Я молодость свою переросла.

 

3

Тщетно, в ветвях заповедных кроясь,
Нежная стая твоя гремит.
Сластолюбивый роняю пояс,
Многолюбивый роняю мирт.

Тяжкоразящей стрелой тупою
Освободил меня твой же сын.
— Так о престол моего покоя,
Пеннорожденная, пеной сгинь!

 

4

Сколько их, сколько их ест из рук,
Белых и сизых!
Целые царства воркуют вкруг
Уст твоих, Низость!

Не переводится смертный пот
В золоте кубка.
И полководец гривастый льнет
Белой голубкой.

Каждое облако в час дурной —
Грудью круглится,
В каждом цветке неповинном — твой
Лик, Дьяволица!

Бренная пена, морская соль…
В пене и в муке —
Повиноваться тебе доколь,
Камень безрукий?

Дмитрий Кедрин

Дмитрий Кедрин

Кедрин Дмитрий Борисович (1907-45), русский поэт. В лирике — поэзия русской природы, темы Родины, ее исторического прошлого, талантливости русских людей (баллада «Зодчие», поэма «Конь»). Стихотворная драма «Рембрандт». Убит.

Афродита

Протирая лорнеты,
Туристы блуждают, глазея
На безруких богинь,
На героев, поднявших щиты.
Мы проходим втроем
По античному залу музея:
Я, пришедший взглянуть,
Старичок завсегдатай
И ты.
Ты работала смену
И прямо сюда от вальцовки.
Ты домой не зашла,
Приодеться тебе не пришлось.
И глядит из-под фартука
Краешек синей спецовки,
Из-под красной косынки —
Сверкающий клубень волос.
Ты ступаешь чуть слышно,
Ты смотришь, немножко робея,
На собранье богов
Под стволами коринфских колонн.
Закатившая очи,
Привычно скорбит Ниобея,
Горделиво взглянувший,
Пленяет тебя Аполлон.

Завсегдатай шалеет.
Его ослепляет Даная.
Он молитвенно стих
И лепечет, роняя пенсне:
«О небесная прелесть!
Ответь, красота неземная,
Кто прозрел твои формы
В ночном ослепительном сне?»
Он не прочь бы пощупать
Округлость божественных ляжек,
Взгромоздившись к бессмертной
На тесный ее пьедестал.
И в большую тетрадь
Вдохновенный его карандашик
Те заносит восторги,
Которые он испытал.
«Молодой человек! —
Поучительно,
С желчным присвистом,
Проповедует он, —
Верьте мне,
Я гожусь вам в отцы:
Оскудело искусство!
Покуда оно было чистым,
Нас божественной радостью
Щедро дарили творцы».

«Уходи, паралитик!
Что знаешь ты,
Нищий и серый?
Может быть, для Мадонны
Натурой служила швея.
Поищи твое небо
В склерозных распятьях Дюрера,
В недоносках Джиотто,
В гнилых откровеньях Гойя».
Дорогая, не верь!
Если б эти кастраты, стеная,
Создавали ее,
Красота бы давно умерла.
Красоту создает
Трижды плотская,
Трижды земная
Пепелящая страсть,
Раскаленное зренье орла.
Посмотри:
Все богини,
Которые, больше не споря,
Населяют Олимп,
Очутившийся на Моховой,
Родились в городках
У лазурного теплого моря,
И — спроси их —
Любая
Была в свое время живой.
Хлопотали они
Над кругами овечьего сыра,
Пряли тонкую шерсть,
Пели песни,
Стелили постель…
Это жен и любовниц
В сварливых властительниц мира
Превращает Скопас,
Переделывает Пракситель.

Красота не угасла!
Гляди, как спокойно и прямо
Выступал гладиатор,
Как диск заносил Дискобол.
Я встречал эти мускулы
На стадионе «Динамо»,
Я в тебе, мое чудо,
Мою Афродиту нашел.
Оттого на тебя
(Ты уже покосилась сердито)
Неотвязно гляжу,
Неотступно хожу по следам.
Я тебя, моя радость,
Живая моя Афродита, —
Да простят меня боги! —
За их красоту не отдам.
Ты глядишь на них, милая,
Трогаешь их, дорогая,
Я хожу тебе вслед
И причудливой тешусь игрой:
Ты, я думаю молча,
На цоколе стройном, нагая,
Рядом с пеннорожденной
Казалась бы младшей сестрой,
Так румянец твой жарок,
Так губы свежи твои нынче,
Лебединая шея
Так снежно бела и стройна,
Что когда бы в Милане
Тебя он увидел бы — Винчи, —
Ты второй Джиокондой
Сияла бы нам с полотна!
Между тем ты не слепок,
Ты — сверстница мне,
Ты — живая.
Ходишь в стоптанных туфлях.
Я родинку видел твою.
Что ж, сердись или нет,
А, тебя, проводив до трамвая,
Я беру тебя в песню,
Мечту из тебя создаю.
Темнокудрый юнец
По расплывчатым контурам линий
Всю тебя воссоздаст
И вздохнет о тебе горячо.
Он полюбит твой профиль,
И взор твой студеный и синий,
И сквозь легкую ткань
Золотое в загаре плечо.
Вечен ток вдохновенья!
И так, не смолкая, гудит он
Острым творческим пламенем
Тысячелетья, кажись.
Так из солнечной пены
Встает и встает Афродита,
Пены вольного моря,
Которому прозвище —
Жизнь.

Всеволод Рождественский

Всеволод Рождественский

Рождественский Всеволод Александрович (1895-1977), русский поэт. В сборниках «Земное сердце», «Окно в сад», «Русские зори» — верность культурным традициям, тема настоящего и прошлого Санкт-Петербурга. Мемуары, работы о Пушкине.

В зимнем парке

1

Через Красные ворота я пройду
Чуть протоптанной тропинкою к пруду.

Спят богини, охраняющие сад,
В мерзлых досках заколоченные, спят.

Сумрак плавает в деревьях. Снег идет.
На пруду, за «Эрмитажем», поворот.

Чутко слушая поскрипыванье лыж,
Пахнет елкою и снегом эта тишь

И плывет над отраженною звездой
В темной проруби с качнувшейся водой.


2

Бросая к небу колкий иней
И стряхивая белый хмель,
Шатаясь, в сумрак мутно-синий
Брела усталая метель.

В полукольце колонн забыта,
Куда тропа еще тиха,
Покорно стыла Афродита,
Раскинув снежные меха.

И мраморная грудь богини
Приподнималась горячо,
Но пчелы северной пустыни
Кололи девичье плечо.

А песни пьяного Борея,
Взмывая, падали опять,
Ни пощадить ее не смея,
Ни сразу сердце разорвать.

Расул Гамзатов

Расул Гамзатов

Расул Гамзатович Гамзатов Фет Афанасий Афанасьевич (1820-1892), русский поэт, член-корреспондент Петербургской АН. Насыщенные конкретными приметами картины природы, мимолетные настроения человеческой души, музыкальность: «Вечерние огни». Многие стихи положены на музыку.

Афродита

С древней амфорой схож, что разбита,
Остров Кипр, где воочию я
Вижу горе твое, Афродита,
Дорогая Киприда моя.

В окруженье морского простора
Ты с оливковой веткой в руке
Держишь путь вдоль границы раздора,
Белоликая, в черном платке.

И горька твоя участь богини,
Если, пальцами грея курки,
Не тебе поклоняются ныне
Ослепленные злобой стрелки.

И, возвысясь над волею рока,
Ты с укором глядишь неспроста
На поборников ярых пророка,
На поборников старых Христа.

Где засадой тропа перекрыта,
Страстно их к примиренью моля,
Поклоняюсь тебе, Афродита,
Дорогая Киприда моя!

Протяни, снизойдя ко мне, руку.
Мы уедем с тобой на Кавказ.
Ты забудешь сердечную муку,
От которой льешь слезы сейчас.

Как на мраморной гулкой ступени,
На ристалище белого дня
Преклонить пред тобою колени
Каждый всадник заставит коня.

И огонь, чьи нетленны трофеи,
Там в словах и сердцах не потух.
Молодые в аулах орфеи
Усладят твой изысканный слух.

И огонь, чьи нетленны трофеи,
Там в словах и сердцах не потух.
Молодые в аулах орфеи
Усладят твой изысканный слух.
И седой, нестареющий Каспий
Станет ноги твои целовать…
Ты вздыхаешь:
— Охваченный распрей
Остров Кипр мне нельзя покидать.

И проходишь, как встарь, знаменита,
Сокровенных надежд не тая…
Поклоняюсь тебе, Афродита,
Дорогая Киприда моя!

(Перевод с аварского Я. Козловского)

Луиш ди Камоэнс

Луиш ди Камоэнс

Луиш ди Камоэнс (1525-1580), португальский поэт. Лирические стихи, сонеты, сатиры, комедии «Филодемо», «Царь Селевк» в духе Возрождения. Эпическая поэма о плавании в Индию Васко да Гамы «Лузиады», прославляющая героизм народа и выражающая веру в безграничные возможности разума.

Сонет

Когда настал черед сиять Авроре,
Диана, чтоб досуги провести
И чистоту от праздности спасти,
Травить оленей повелела своре.

Венера шла к Анхизу, чтобы горе
И счастие дарданцу принести,
И повстречавши Делию в пути,
Промолвила с усмешкою во взоре:

— Ловитве предаешься ты чуть свет,
Но мне не по душе забавы эти:
Ловлю сердца я в сети красоты!

И чистая богиня ей в ответ:
— Уж лучше уловлять оленей в сети,
Чем в сети мужа угодить, как ты!

(Перевод с португальского А. Косе)

Поль Валери

Поль Валери

http://sschool8.narod.ru/81_Afrodite/7870m2.jpg

Валери, Поль (1871-1945), французский поэт. Первые поэтические опыты Валери, отмеченные влиянием Малларме, печатались еще в начале 1890-х годов. Однако изобразительные средства, унаследованные от символизма, не удовлетворили поэта, и он на двадцать лет уходит в «монастырь собственной души», чтобы разработать свою художественную систему (в виде «нового классицизма», обогащенного методами из философии и точных наук). Воплощением этого явилась поэма «Юная парка». Позже были опубликованы сборники «Альбом старых стихов» и «Чарования». Член Французской Академии.

Рождение Венеры

Преджизненный озноб отчаясь побороть,
Исторгнутая в мир из материнской бездны,
На солнце, где прибой кочует камнерезный,
Алмазы горькие отряхивает плоть.

Еще не занялась улыбка, а на белом
Плече, отмеченном кровоподтеком дня,
Фетида разлилась, искристый дождь граня,
И волосы бегут по бедрам оробелым.

Обрызганный песок взметнулся вслед за ней,
И детский поцелуй стремительных ступней
Испила, зашуршав, сухая жажда впадин.

Но взор уклончивый предательски горел,
И в озорных глазах смешался, беспощаден,
Веселый танец волн с огнем коварных стрел.

(Перевод с французского Романа Дубровкина)

Райнер Мария Рильке

Райнер Мария Рильке

http://sschool8.narod.ru/81_Afrodite/7870o2.jpg

Райнер Мария Рильке (1875-1926), австрийский поэт. Родился в Праге. Известность поэту принесли сборники «Часослов», «Книга картин», «Новые стихотворения». Перевел на немецкий язык много произведений французской, итальянской и русской литературы (с частности, «Слово о полку Игореве»).

Рождение Венеры

В то утро, после ночи, что прошла
в смятенье, беспокойстве и мученьях,
взметнулось море и исторгло крик.
Когда же наконец, в последний раз
крик медленно затихнул и упал
в немую рыбью бездну — разродилась
морская хлябь.

И засверкала власяная пена
великого стыда усталых волн —
и встала девочка, бела, влажна,
как молодой зеленый лист, когда
он расправляет или обнажает
свое нутро, — так раскрывалось тело
ее на раннем девственном ветру.

Подобно лунам, ясно выступали
колени в облачных покровах бедер,
и рисовались тени узких икр;
и, напряженные, светлели стопы,
и ожили суставы, как гортани
у жадно пьющих.

И в чаще бедер розовел живот,
как свежеспелый плод в руке младенца.
А в узком кубке ровного пупка
была вся темень этой светлой жизни.
Еще плескались маленькие волны,
по бедрам поднимаясь вверх, откуда
еще струилось тихое журчанье.
Насквозь просвеченный и без теней,
как рощица берез в апреле, срам
был теплым, нетаимым и пустым.

Весы живые острожных плеч
уже остановились в равновесьи
на стане, стройном, как фонтан из чаши,
и ниспадали, словно струи, руки,
и рассыпались в полноте волос.

Из тени от склоненной головы,
приподнимаясь, открывался лик —
и сразу осветился, замыкаясь
очерченностью резкой подбородка.

Теперь и шея напряглась, как луч,
как стебель, подводящий сок к цветку,
и руки, словно шеи лебедей,
уже тянулись к берегу на ощупь.
В рассветный сумрак тело вдруг вошло,
как ветер утра, первое дыханье.
И в нежных веточках сосудов шепот
стал нарастать, и зашумела кровь,
пронизывая их до глубины.
А ветер силу набирал и полным
дыханьем в груди белые пахнул
и их наполнил и прижался к ним —
как паруса, наполненные далью,
они на берег деву понесли.

И вывели на сушу.

Позади
ступающей по юным берегам
уже, сияя, поднималось утро,
цветы, былинки, теплые, как после
объятий. А она все шла и шла.

Но в полдень, в час наитяжелый снова
взбурлило море и на тот же берег
дельфина выбросило — он был мертв
и окровавлен.

(Перевод с немецкого Владимира Летучего)

Жозе Мариа де Эредиа

Жозе Мариа де Эредиа

Эредиа Жозе Мария де (1842-1905), французский поэт. Участник группы «Парнас». Книга сонетов «Трофеи» отмечена живописностью и пластичностью образов.

Рождение Афродиты

Вначале Хаос был и облекал светила;
Пространства и века без меры мчались в нем;
Потом большой груди обильным молоком
Земля, благая мать, титанов напоила.

Титаны пали. Стикс их принял, как могила.
И никогда весна под неумолчный гром
Не зажигала солнц сияющим огнем,
И осень щедрая полей не золотила.

Не знающий забав и радостей, суров,
Сидел на снеговом Олимпе сонм богов.
Но небо изошло божественной росою;

Разверзся Океан, и, девственно светла,
Восстав из пены вод, вскипающих грядою,
В Урановой крови Киприда расцвела.

(Перевод с французского Е. Малкиной)

Жан де Лафонтен

Жан де Лафонтен

Жан де Лафонтен

Лафонтен Жан де (1621-1695), французский писатель. В «Сказках и рассказах в стихах», комедиях и «Баснях» предстает как сатирик и мыслитель, опирающийся на народную мудрость и фольклор.

Афродита Каллипига

Афродита Каллипига

 

Когда-то задницы двух эллинок-сестер
У всех, кто видел их, снискали девам славу.
Вопрос был только в том, чтоб кончить важный спор —
Которой первенство принадлежит по праву?
Был призван юноша, в таких делах знаток,
Он долго сравнивал и все решить не мог,
Но выбрал наконец меньшую по заслугам
И сердце отдал ей. Прошел недолгий срок,
И старшей — брат его счастливым стал супругом.
И столько радости взаимной было там,
Что, благодарные, воздвигли сестры храм
В честь их пособницы Киприды Дивнозадой —
Кем строенный, когда — не знаю ничего,
Но и среди святынь, прославленных Элладой,
С благоговением входил бы я в него.

(Перевод Вильгельма Левика)

Оцените статью
Боги Греции
Добавить комментарий

шестнадцать − шестнадцать =