Орфический гимн Деметре

Орфические гимны – условная интерпретация древнего божественного славословия, где отсутствуют литературные элементы. Под магическое влияние четверостиший, прославляющих божественные заслуги перед смертными, попали не только буйные последователи пестрой толпы фанатично настроенных романтиков. Древние гимны служили основными текстами славословия о жизни и деяниях богов греческого пантеона и праздничными прологами на профессиональных фестивалях исполнителей гомеровских поэм. До сих пор не умолкают споры эксцентричных ученых и отчаянных философов об истинном предназначении коллективных сборищ рифмоплетов орфической регалии.

В осознании древних непонятные природные катаклизмы постоянно вызывали широкое разногласие. Чтобы избежать массовой дезориентации, возникла необходимость обособить разносторонние версии в единое мнение. С задачей более-менее справились орфические гимны. И пусть современные исследования учения орфиков не достигли ясности ввиду фрагментарности и сложности имеющихся свидетельств, что вводит к «мозговой» тупик не одну исследовательскую группу, новые данные позволяют дорисовывать картину, отчетливо напоминая, что наше представление орфической истории отнюдь не совершенно.

Праздники Деметры в Древней Греции

Орфический гимн Деметре На Русском

Део, Деметра, многоименная матерь-богиня,
Чтимая, долей дарящая, чад восприемница малых,
Ты наделяешь богатством, на свет выводишь колосья,
Радуясь мирным усердным трудам, за зерном и за севом,
Жатвой и плодом, богиня, следишь из пещер Элевсинских.
Светлая, милая людям, наставница смертного рода,
Первая ты быков запрягла под игом тяжелым
И показала иную, блаженную жизнь человекам.
Злаки растящая, славная, с Бромием сопребываешь,
Светоченосная, люб тебе серп, ополченный на ниву.
Ты – преисподняя, ты и пресветлая – всюду почтенна.
Чадолюбивая, родам подмога, кормилица-дева.
Вкруг твоего престола мчится всегда колесница,
Змеями запряженная – в ней тебя славят, богиня!
Единородная и многодетная, властная смертным
В лике явиться любом, чудеснейшая многоцветьем.
Ныне приди, святая, блаженная, зрелости образ,
Мир приведи к нам, любезное смертному в людях согласье

И многосчастное, вместе с незыблемым здравьем, богатство.

На Древнегреческом

Δηοῖ παμμήτειρα θεά, πολυώνυμε δαῖμον,
σεμνὴ Δήμητερ, κουροτρόφος, ὀλβιοδῶτι,
πλουτοδότειρα θεά, σταχυοτρόφε, παντοδότειρα,
εἰρήνῃ χαίρουσα καὶ ἐργασίαις πολυμόχθοις,
σπερμείη, σωρῖτις, ἀλωαίη, χλοόκαρπε,
ἣ ναίεις ἁγνοῖσιν Ἐλευσῖνος γυάλοισιν.
ἱμερόεσσ’, ἐρατή, θνητῶν θρέπτειρα προπάντων·
πρώτη ὑποζεύξασα βοῶν ἀροτῆρα τένοντα,
καὶ βίον ἱμερόεντα βροτοῖς πολύολβον ἀνεῖσα·
αὐξιθαλής, Βρομίοιο συνέστιος, ἀγλαότιμος,
λαμπαδόεσσ’, ἁγνή, δρεπάνοις χαίρουσα θερείοις.
σὺ χθονίη, σὺ δὲ φαινομένη, σὺ δε πᾶσι προσηνής·
εὔτεκνε, παιδοφίλη, σεμνή, κουροτρόφε κούρη,
ἅρμα δρακοντείοισιν ὑποζεύξασα χαλινοῖς,
ἐγκυκλίοις δίναις περὶ σὸν θρόνον εὐαζόντων.
μουνογενής, πολύτεκνε θεά, πολυπότνια θνητοῖς,
ἧς πολλαὶ μορφαί, πολυάνθεμοι, ἱεροθηλεῖς·
ἐλθέ, μάκαιρ’, ἁγνή, καρποῖς βρίθουσα θερείοις,
εἰρήνην κατάγουσα καὶ εὐνομίην ἐρατεινὴν,
καὶ πλοῦτον πολύολβον, ὁμοῦ δ’ ὑγίειαν ἄνασσαν.

На Английском

O Universal mother, Ceres fam’d
August, the source of wealth, and various nam’d:
Great nurse, all-bounteous, blessed and divine,
Who joy’st in peace, to nourish corn is thine:
Goddess of seed, of fruits abundant, fair,
Harvest and threshing, are thy constant care;
Who dwell’st in Eleusina’s seats retir’d,
Lovely, delightful queen, by all desir’d.
Nurse of all mortals, whose benignant mind,
First ploughing oxen to the yoke confin’d;
And gave to men, what nature’s wants require,
With plenteous means of bliss which all desire.
In verdure flourishing in honor bright,
Assessor of great Bacchus, bearing light:
Rejoicing in the reapers sickles, kind,
Whose nature lucid, earthly, pure, we find.
Prolific, venerable, Nurse divine,
Thy daughter loving, holy Proserpine:
A car with dragons yok’d, ’tis thine to guide,
And orgies singing round thy throne to ride:
Only-begotten, much-producing queen,
All flowers are thine and fruits of lovely green.
Bright Goddess, come, with Summer’s rich increase
Swelling and pregnant, leading smiling Peace;
Come, with fair Concord and imperial Health,
And join with these a needful store of wealth.

Видео на древнегреческом

 

Орфические гимны – условная интерпретация древнего божественного славословия, где отсутствуют литературные элементы. Под магическое влияние четверостиший, прославляющих божественные заслуги перед смертными, попали не только буйные последователи пестрой толпы фанатично настроенных романтиков. Древние гимны служили основными текстами славословия о жизни и деяниях богов греческого пантеона и праздничными прологами на профессиональных фестивалях исполнителей гомеровских поэм. До сих пор не умолкают споры эксцентричных ученых и отчаянных философов об истинном предназначении коллективных сборищ рифмоплетов орфической регалии.

В осознании древних непонятные природные катаклизмы постоянно вызывали широкое разногласие. Чтобы избежать массовой дезориентации, возникла необходимость обособить разносторонние версии в единое мнение. С задачей более-менее справились орфические гимны. И пусть современные исследования учения орфиков не достигли ясности ввиду фрагментарности и сложности имеющихся свидетельств, что вводит к «мозговой» тупик не одну исследовательскую группу, новые данные позволяют дорисовывать картину, отчетливо напоминая, что наше представление орфической истории отнюдь не совершенно.

Орфизм и Древняя Греция

Исконная орфическая туманность предопределяет значение своего названия античным авторам. В источниках можно проследить переход от упоминания поэм Орфея, как создателя культовых ритуалов и аскетических практик, к интерпретации песен как манифестацию религиозного движения.

Цитируя лирического поэта хоровых гимнов Пиндара (рожд. 522-518 гг. до н.э.) или афинского драматурга Эврипида (408 г. до н.э.) – термин «орфический» означает только то, что извлечено из поэм, носящих это имя. То есть, оправдание аксиомы «орфизма» доктринальным критерием, это не что иное, как способ наделения авторитетностью древнего текста, который в этом нуждался.

В энциклопедических версиях орфизм – это культ мистериального движения с задатками религиозной философии, получивший широкое распространение в Древней Греции на рубеже VI века до н.э. Последователи орфицизма искренне считали древнегреческого лириста и мифологического героя Орфея основателем таинства инициализации жизненного перехода. Тем самым осознанно порождая надежду на вечную жизнь в блаженстве как единственный вариант загробного спасения.

В отличие от существовавших в то время других мифологических разновидностей славопения – демократической гесиодовской и аристократической гомеровской, орфическое течение носило характер коллективизации и распространения «бесправного» сознания. Однако, не имея равноценного и более обширного понятия о происходящих природных явлениях, древние греки были первыми, кто охотно поверил в невинное орфическое стремление воспеть заслуги любимых ими богов исключительно для возвращения в первоначальный временной баланс.

Яркий пример тому – орфический гимны, посвященные древнегреческой богине плодородия Деметре, где обильный урожай и почвенное изобилие объяснялись щедротами снизошедшей до простых смертных небожительницы. В помощь богини Деметры по хозяйству искренне верили деревенские земледельцы, садоводы и простые прихожане.

Если рассматривать историческую значимость ритуального песнопения, орфический гимн богине Деметре также выполняет задачу передачи событий, предшествующих возникновению элевсинских мистерий. Странствующие древнегреческие рапсоды именно так начали интерпретировать смысл славословия покровительства богини.

По орфической антропологии человек создан из двойственных начал – титанической телесности и дионисийской духовности. Если проследить аналогию мистериального культа, можно увидеть саркальный инструмент организации античных людей. В рамках тотального послушания жрецы нашли способ передачи учения Орфея в аспекте инициатического телесного освобождения ради вечного бытия путем служения великой покровительнице всего живого Деметре.

Например, обращение к богине Деметре выполняется ритуальным песнопением, в основе которого лежит эпический рассказ о странствиях и душевных терзаниях мифических существ, основной сущностью которых является отражение одновременного увядания и возрождения. Структурно смысл гимна состоит в том, чтобы призвать на себя божественную благосклонность через обращение к небесной покровительнице. В песнопении обязательно указывается часть бытийной характеристики – олимпийское происхождение богини, ее иерархическое место и предназначение, и, как заключение, личная просьба от участника ритуала. Основной целью коллективного воспевания орфических гимнов является эпифания божества с прошением о бескорыстном вмешательстве в смертные дела.

Один из ярких памятников орфического искусства коллективного влияния – V гомеровский гимн «К Деметре». Здесь четко прослеживается эффектная восточная фантазия древних, символизирующая абстракцию перерождения. В современной интерпретации такое обращение к богине Деметре с просьбой о помощи, является негласным свидетельством вербальности суеверных праздников (мистерий) политически независимого архаического города Элевсин.

О чем говорит V орфический гимн Гомера «К Деметре»

Первоначально орфический гимн богине Деметре повествует о значимом событии в жизни великой матери-прародительницы. Фундаментальная тематика славословия V гимна Гомера « К Деметре» основана на подробностях похищения ее любимой дочери, рожденной от Зевса, Персефоны.

«Пышноволосую петь начинаю Деметре-богине…
С дочерью тонколодыжной, которую тайно похитил
Аидоней, с изволенья пространно гремящего Зевса.
Не было матери с ней, златосерпой Деметры, в то время.»

Молодая девушка неземной красоты целомудренно прогуливается в компании подруг и любуется цветами на лужайке. За ней наблюдает грозный властелин мертвых – Аид, старший брат Зевса и Посейдона. Мрачный бог подземелья пылает к Персефоне любовной страстью и уговаривает брата отдать ее ему в жены. С согласия последнего Аид похищает Персефону и увозит ее в свое подземное царство.

«Дева играла на мягком лугу и цветы собирала,
Ирисы, розы срывая, фиалки, шафран, гиацинты,
Также нарциссы, — цветок, из себя порожденный Землею,
По наущению Зевса, царю Полидекту в угоду,
Чтоб цветколицую деву прельстить — цветок благовонный,
Ярко блистающий, диво на вид для богов и для смертных.
Сотня цветочных головок от корня его поднималась,
Благоуханью его и вверху все широкое небо,
Вся и земля улыбалась, и горько-соленое море.
Руки к прекрасной утехе в восторге она протянула,
И уж сорвать собиралась, как вдруг раскололась широко
Почва Нисийской равнины, и прянул на конях бессмертных
Гостеприимец-владыка, сын Кроноса многоименный.
Деву насильно схватив, он ее в золотой колеснице
Быстро помчал. Завопила пронзительным голосом дева,
Милого клича отца, высочайшего Зевса-Кронида.
Деву же, против желанья ее, наущением Зевса,
Прочь от земли на бессмертных конях увлекал ее дядя,
Гостеприимец-властитель, сын Кроноса многоименный.»

Узнав правду о коварном плане Зевса и Аида в похищении дочери, разгневанная богиня перестает выполнять земные обязанности – гибнут посевы, не плодоносят деревья, появляется засуха и голод.

«Грозный, ужаснейший год низошел на кормилицу-землю
Волею гневной богини. Бесплодными сделались пашни:
Семя сокрыла Деметра прекрасновеночная в почве.
Тщетно по пашням быки волокли искривленные плуги,
Падали в борозды тщетно ячменные белые зерна.»

В гневе и отчаянии она покидает небесный Олимп и спускается к людям, приняв обличие старушки. На земле богиня приходит в город Элевсин, где знакомится с царем Келеем и его семьей. Со временем царь выстроит храм на высокой долине города, где по указанию Деметры будут проводиться служения, положившие начало распространению культа елевзинского таинства, известного как элевсинские мистерии.

«Пусть же великий воздвигнут мне храм и жертвенник в храме
Целым народом под городом здесь, под высокой стеною,
Чтобы стоял на холме, выдающемся над Каллихором.
Таинства ж в нем я сама учрежу, чтобы впредь, по обряду
Чин совершая священный, на милость вы дух мой склоняли».

Обеспокоенный засухой и отсутствием жертвоприношений Зевс приказывает Аиду вернуть дочь к матери при условии возвращения Персефоны к мужу на одну треть года. Остальное время она проводит со своей матерью Деметрой на поверхности земли.

Материнская радость при виде любимой дочери овладевает богиней, и ее гнев сменяется на милость. Великая покровительница земли заставила всходы выйти из засохшего чернозема и вернула людям свою благосклонность в посевных делах. Таинство живого возрождения на примере всходов богиня показала царским особам Элевсина, тем самым открыв им священность обряда инициализации подобно зерну.

Вот так, по представлению древних, происходит обретение вечного загробного блаженства теми, кто вовремя «прозреет» и приобщится к этому таинству.

Полный текст V гомеровского гимна « К Деметре» в дословном переводе Вересаева В.В.  https://bogi-grecii.ru/gomerovy-gimny-perevod-v-v-veresaeva-v-k-demetre/

Культурное наследие V орфического гимна Гомера «К Деметре»

Поначалу V гимн « К Деметре» воспринимался как обращение к богине Деметре о благополучных посевах и плодовитом урожае, за которые нужно было благодарить специальными обрядами посвящения, проводившимися в построенном Келеем храме.

https://lh4.googleusercontent.com/hY7jiESgaPOLsGo_7JUD2i13n8SoWGorFDwaMsDEM0fiB7qm4biyrDdsoWdsAVDdzSnQvxlIl_HOTN22SX9KSVgl4vPVkIirTRF9hQVW4rIJuaFkLxfjORFXirrZzKKNtZI0t9QJ

Современный вид храма богини Деметры г. Элевсин. Сооружен царем Келеем примерно в 530 г.до н.э. в стиле архитектурной базилики. У главного входа здания заканчивалась дорога Керамикоса (Афины). На сегодня частично сохранились мостовая и окружающие комплекс стены.

Поскольку влияние земледельческого ремесла на становление и благополучие греческой нации было существенным, служение Деметре и хвалебное песнопение орфических гимнов получило широкое распространение в древнегреческой культуре. С этой целью практически одновременно с главным Элевсинским храмом на острове Наксос (эгейское море) построен еще один храм великой богини.

https://lh4.googleusercontent.com/5E_3OkboHc9C48lIrTrQnwhMQsZaTbM13tLV2smn1m_fhSmDQt4u5SkJB9zuhh-eAb7bNyKT5rRV0c5S9n_hLVl5Ycd-wLfNVTCXkn82rbCGvNtvBXGDxSR7DFEveccW2DCDlMEb

Храм Деметры в Наксосе (приблизительно 530 г. до н.э.)

Храм Деметры в Наксосе (приблизительно 530 г. до н.э.). Одно из важнейших мест духовного развития жителей острова. Это связано с тем, что кроме рыбалки, местные жители промышляли земледелием и виноделием. Фермеры особенно почитали Деметру как покровительницу благородных природных сил.

Еще одним из значимых памятников древнегреческой культуры славословия великой богини является храм Деметры в спортивном и религиозном центре Древней Греции – городе Олимпия (северо-запад Пелопонесса).

https://lh3.googleusercontent.com/Ip9pwmJp9dFL9NVEfeXVGBJ7Ad-fWmD-ZgYwNLEIo3TY-kkZUvkrbf6fZtS_7I8oZ2HCzyFiCFqBH4MLxjmrAMdhToDVUkjyv8xgwrdRdxBJwGD5Q-p8s0E5n16sU9UiVTNAijUx

Здание построено в V веке до н.э., и предназначалось для духовного почитания культа богини плодородия Деметры как жены великого Зевса.

Значение орфических гимнов о Деметре для древних греков

В гомеровской интерпретации песнопений к Деметре (VII век до н.э.) разглашается тайна элевсинских мистерий. Эпический создатель повествует о божественном преображении бесплодных равнин в колосящиеся золотые поля. Если сравнивать сказание Гомера со свидетельствами, истинная сущность мистерий в демонстрации присутсвующим сжатого колоса, как доказательства личного примера богини свершения обряда поклонения себе самой.

Безусловно, здесь мифическая Персефона является олицетворением аллегории злаковой растительности, умирая зимой и возрождаясь заново с распускающейся весенней природой. Но если дочь была тем самым значением прорастающего зерна, разве не имели право древние греки рассчитывать на бескорыстную помощь богини Деметры, как родительницы нового урожая?

О том, насколько глубоко пустила корни слепая мысль древнегреческих земледельцев в божественное просвещение, можно судить о существовании культа элевсинских мистерий до начала XIX столетия. Существует ли более веское доказательство чествования великой матери как покровительницы злаков, чем слепая уверенность греков, дошедшая до нового времени практически в неизменном виде?

Оцените статью
Боги Греции
Добавить комментарий

1 − один =