Немейский Лев — Первый подвиг Геракла

Гесиод. Теогония. 327. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 38-39) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

 

Так­же Немей­ско­го льва, в люб­ви соче­тав­ши­ся с Орфом.
Лев этот, Ге́рой вскорм­лен­ный, супру­гою слав­ною Зев­са,
Людям на го́ре в Немей­ских полях посе­лен был боги­ней.

Там оби­тал он и пле­мя людей пожи­рал земно­род­ных,
Цар­ст­вуя в обла­сти всей Апе­сан­та, Немеи и Тре­та.
Но укро­ти­ла его мно­го­мощ­ная сила Герак­ла.

 

Пиндар. Истмийские песни 6.46 .  (Источник: Пиндар, Вакхилид. Оды. Фрагменты / Издание подготовил М. Л. Гаспаров. – М.:Наука, 1980. – С. 184-185) (греческая лирика 5 в. до н. э.):

 

Да будет он тверд, как шкура вкруг меня [Геракла],
Добытая в первейшем немейском бою

Геракл и Немейский лев, 6 в. до н.э., Британский музей

Вакхилид. Отрывки. 13. Из неизвестных книг. 24. (Источник: Пиндар, Вакхилид. Оды. Фрагменты / Издание подготовил М. Л. Гаспаров. – М: Наука, 1980. – С. 282) (5 в. до н. э.):

Правнук Персея [Геракл],
Как он тяжко и ловко
Налагает руку на сыроядного льва!
Яркая медь, укротительница смертных,
Не в силах войти в чудовищное тело,
Погнет клинок.

 

Вакхилид. Отрывки. 9. Из неизвестных книг. 24. (Источник: Пиндар, Вакхилид. Оды. Фрагменты / Издание подготовил М. Л. Гаспаров. – М: Наука, 1980. – С. 282) (5 в. до н. э.):

И цветущий дол Немейского Зевса,
Где вскормила Гера из белых рук
Губителя стад,
Тяжко ревущего льва,
Первого меж славных подвигов Геракла.

 

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга 2. 74 — 76. (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 6) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

Преж­де все­го он полу­чил при­каз при­не­сти шку­ру Немей­ско­го льва91. Зверь этот, рож­ден­ный Тифо­ном, был неуяз­вим. Отпра­вив­шись на это­го льва…

При­быв в Немею, Геракл отыс­кал льва и выст­ре­лил в него из лука. Увидев, что лев неуяз­вим, он под­нял дуби­ну и стал его пре­сле­до­вать. Зверь убе­жал в пеще­ру, из кото­рой было два выхо­да. Тогда Геракл зава­лил кам­ня­ми один из выхо­дов и, про­ник­нув в пеще­ру через вто­рой, настиг льва. Ухва­тив его рукою за гор­ло, он заду­шил его и, взва­лив на пле­чи, понес в Мике­ны93. Молор­ха он застал в самый послед­ний день соби­рав­шим­ся при­не­сти ему жерт­ву как погиб­ше­му. При­не­ся жерт­ву Зев­су Спа­си­те­лю, Геракл при­нес льва в Мике­ны.

 

Φеокрит, Мосх, Бион. Идиллии, эпиграммы. 25. 132 Перевод и комментарий М.Е. Грабарь-Пассек

Прибыл из Аргоса к нам раз один человек; в середине
Жизни стоял он; ахеец он был, из Гелики приморской.
Нам он поведал тогда, окруженный эпейцев толпою,
Как из аргивян один, той порой как он был там, сразился
С зверем, ужаснейшим львом, устрашением всех землепашцев,
Жившим в глубокой пещере близ рощи Немейского Зевса.

Только наверно не помню, из Аргоса был ли святого
Он, иль во граде Тиринфе он жил, иль, быть может, в Микенах —
Этого я не припомню. А родом, как будто я слышал,
Если запомнил я верно, он был из потомков Персея.
Думаю я, не свершил этот подвиг никто из аргивян,
Кроме тебя. Говорит мне о том эта львиная шкура,
Рук твоих мощное дело, что плечи тебе покрывает.
Ныне же мне расскажи, чтобы все я узнал моим сердцем,
Правильно ль я догадался, герой, или я заблуждаюсь:
Тот ли ты самый, о ком нам, внимавшим, рассказывал долго

Этот ахеец геликский? Как звать тебя именем верным?
Мне расскажи, как добился над гибельным зверем победы,
Как и откуда явился он в край многоводный Немейский.
Этих чудовищ вовек ты не мог бы увидеть в Апиде,
Если бы даже хотел: этот край их вовек не рождает;
Только медведи там есть, кабаны и жестокие волки.
Вот потому и дивились все те, кто рассказ этот слышал.
Многие, помню, из нас говорили, что лжет чужестранец,
Дерзким своим языком забавляя того, кто внимает».
Это сказавши, Филей отошел с середины дороги

В бок, чтобы рядом идущим, им всем было места довольно.
Тот, обогнавши его, обратил к нему слово такое:
«Авгия сын! Ты и сам-то, о чем ты мне задал вопросы,
Мог уж раньше, наверно, узнать без труда, по порядку.
Нынче ж подробно тебе расскажу о чудовище этом
Все, что случилось тогда, если хочешь ты это услышать.
Только откуда взялось, не скажу, и никто из аргивян,
Сколько бы ни было их, дать бы ясный ответ был не в силах.
Думаем мы, что один из богов, наши жертвы презревши,

Бедствие страшное это послал на людей форонейских.
Словно как бурный поток, что прибрежные топит равнины,
Жадный обрушился лев; чаще всех он терзал бембинайцев,
Живших всех ближе к нему, нестерпимые муки терпевших.
Это как первый мой труд к исполненью тогда предназначил
Мне Эврисфей и велел покончить со зверем ужасным.
Лук я мой гибкий забрал и навесил колчан мой глубокий —
Стрелами был он наполнен; взял в левую руку дубинку
Крепкую, с толстой корой, из согнувшейся дикой маслины —
Мне по руке; я, найдя на отрогах святых Геликона,

Сам целиком ее вырвал, сплетенья корней не испортив.
После, когда я пришел в эту местность, где лев находился.
Лук свой сейчас же я взял, натянул тетиву жиловую
Против изгиба и вынул стрелу, приносящую боли.
Всюду мой взгляд обращал и высматривал страшное диво:
Раньше его я увидеть хотел, чем меня он почует.
Близилось время к полудню. Следов никаких я в округе
Вовсе заметить не мог, также не было слышно и рева.
Не было вкруг никого из людей ни при стаде, ни в поле
Между засеянных нив, к кому бы я мог обратиться:

Бледным охвачены страхом, попрятались все по усадьбам.
Долго носили меня по горам густолиственным ноги,
Прежде чем встретил его я и тотчас померялся силой.
К вечеру близился день. Он, к ущелью свой шаг направляя,
Шел, пресыщенный и мясом, и кровью. Косматую гриву,
Морду с пылающим взглядом следы оскверняли убийства,
Также и грудь, а усы свои он облизывал жадно.
Тотчас же я поспешил за кустарник тенистый укрыться;
Там, на тропинке лесной, ожидал я его приближенья.
Чуть подошел он поближе, стрелу ему в левую ногу

С лука спустил я — напрасно: стрелы острие не проникло
В мясо ему, «о обратно в зеленую траву упало.
Рыжую голову вдруг от земли удивленно он поднял,
Все вкруг себя осмотрел, обегая всю местность глазами;
Пасть он разинул и все показал свои жадные зубы.
Я же вторую стрелу с тетивы опустил, раздраженный
Тем, что из рук я моих стрелу пустил понапрасну;
В грудь я попал, в середину, где легких находится место.
Шкуру опять не -пробила стрела, приносящая муки,
Снова упала от лап недалеко, в бессилии тщетном.

В третий собрался я раз натянуть тетиву, в своем сердце
Злобу тая; но увидел, глазами вращая своими,
Зверь меня страшный и, хвост вкруг колен обвивая огромный,
В битву рванулся немедля; и шея и мощный затылок
Вздулись от страшного гнева, и вздыбилась рыжая грива:
Так он взбешен был; хребет на спине, словно лук, изогнулся;
Сжался он весь, как комок, приседая на икры и бедра.
Так, как столяр колесничный, искусный во многих работах,
Фиговый ствол молодой, что ему без труда поддается,
Гнет, нагревая в огне, чтобы сделать круги для сиденья, —

Вдруг из-под рук вылетает весь ствол этот с нежной корою,
Будучи согнут уже, и прыжок совершает далекий, —
Прыгнул так лев на меня устрашающий, силы собравши,
Мяса отведать стремясь. Защищаясь , я левой рукою
Стрелы поднял и одежду двойную, покрывшую плечи;
Правой рукой нацелил в висок я дубинку сухую,
В голову бросил ее; и дубинка из дикой маслины
Разом ударилась с силой об голову с гривой косматой
И на куски разлетелась. А он, до меня не допрыгнув,
Все ж не упал, а остался стоять, но на лапах дрожащих,

Голову вниз опустив; глаза его мраком покрылись;
Был в его черепе мозг поколеблен от мощи удара.
Я же, пока он стоял без сознанья от боли жестокой,
Быстро решился, чтоб он не успел опять отдышаться;
Страшную шею сдавил, ухвативши пониже затылка,
Бросивши в сторону лук и колчан мой, что крепко был слажен
Сильно душил я его, и могучими сзади руками
Я упирался, чтоб он не поранил когтями мне тела,
Задние ж лапы ступнями к земле я придавливал с силой,
Севши верхом на него и бока ему сжавши ногами,

Долго, пока, наконец, не поднял его вверх за лопатки.
Был без дыханья он; взял Аид его душу великий.
Стал размышлять я потом, как бы шкуру мне с гривой косматой
С мертвого зверя содрать, отделивши от тела. Работа
Эта была нелегка. Невозможно шкуру разрезать
Было железом и камнем: усилья мои были тщетны.
К счастью, один из бессмертных вложил мне в мой ум помышленье —
Львиную шкуру разрезать его же когтями; я быстро
Ими ее ободрал и себе ее на плечи бросил
Для обороны в сраженье смертельном, терзающем тело.

Вот каким образом гибель настигла немейского зверя,
Людям самим и стадам их принесшего много несчастий».

Геракл и Немейский лев, 6 в. до н. э., Лувр

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга 4.11.3. (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

 

Пер­вым при­ка­зом было убить Немей­ско­го льва53. Лев этот был сверхъ­есте­ствен­ных раз­ме­ров, неуяз­вим ни для желе­за, ни для меди, ни для кам­ня: одо­леть его мож­но было толь­ко силою рук. Чаще все­го лев появ­лял­ся меж­ду Мике­на­ми и Неме­ей в окрест­но­стях горы, кото­рую ино­гда назы­ва­ют Тре­том54, т. е. «Про­ре­зан­ной», посколь­ку у под­но­жья ее нахо­ди­лась длин­ная сквоз­ная пеще­ра, в кото­рой лев имел обык­но­ве­ние устра­и­вать лого­во. (4) При­дя в это место, Геракл напал на льва, а когда тот бежал в пеще­ру, после­до­вал за ним, пред­ва­ри­тель­но зава­лив про­ти­во­по­лож­ный вход, всту­пил в борь­бу со львом и, стис­нув ему рука­ми шею, заду­шил. Сняв со льва шку­ру, кото­рая цели­ком закры­ва­ла его тело, Геракл поль­зо­вал­ся ею для защи­ты при свер­ше­нии после­дую­щих, сопря­жен­ных с опас­но­стью дея­ний.

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга 5. 11. 5. (Источник: Павсаний. Описание Эллады. В 2 т. /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. – СПб.: Алетейя, 1996) (греческие записки путешественника 2 в. н. э.):

«[Среди картин, посвященных в храме Зевса в Олимпии:] из подви­гов Герак­ла его борь­ба с немей­ским львом

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга 5. 25. 7. (Источник: Павсаний. Описание Эллады. В 2 т. /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. – СПб.: Алетейя, 1996) (греческие записки путешественника 2 в. н. э.):

«[Среди подношений, посвященных Олимпии:] Нахо­дят­ся и два изо­бра­же­ния наго­го Герак­ла еще в юно­ше­ском воз­расте. Одно изо­бра­жа­ет Герак­ла, стре­ля­ю­ще­го в немей­ско­го льва

Геракл и Немейский лев, 6 в до н.э., Художественный музей Тампы

Павсаний. Описание Эллады. Книга 5. 26. 7. (Источник: Павсаний. Описание Эллады. В 2 т. /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. – СПб.: Алетейя, 1996) (греческие записки путешественника 2 в. н. э.):

«[Среди подношений, посвященных в Олимпии:] Сто­ят изо­бра­же­ния неко­то­рых подви­гов Герак­ла: борь­бы с немей­ским львом, с гид­рой, с адским псом и с каба­ном у реки Эри­ман­фа

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Астрономия. Книга вторая. Венец. 2.24. (Источник: Гигин. Астрономия / Перевод и комментарии А. И. Рубана. СПб., Изд-во «Алетейя», 1997):

ЛЕВ 24.1. Говорят, что Юпитер поместил его среди созвездий потому, что он считается царем всех зверей. Некоторые также добавляют к этому, что Геркулес начал череду своих подвигов со льва и что он задушил его голыми руками. Об этом рассказал Писандр и многие другие.

 

Овидий. Метаморфозы. Книга 9. 197. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

В этих задох­шись руках [Геракла], и Немей­ская пала гро­ма­да [Немейский Лев].
Выей дер­жал небе­са. Уто­ми­лась давать при­ка­за­нья

Геракл и Немейский лев, греко-римская мозаика из Ллирии III века нашей эры, Национальный археологический музей Испании

Овидий. Героиды. 9. 61 (Источник: Овидий. Элегии и малые поэмы / Перевод с латинского. Сост. и предисл. М. Гаспарова. Коммент. и ред. переводов М. Гаспарова и С. Ошерова. – М.: Художественная литература, 1973. – 528 с.) (римская поэзия 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

Мог ли в этих руках [Геракла] задох­нуть­ся хищ­ник немей­ский [Немейский Лев],
Чью на левом пле­че шку­ру убий­ца носил?

 

Сенека. Геркулес в безумье. 44. (Источник: Луций Анней Сенека. Геркулес в безумье / Перевод С. А. Ошерова / Луций Анней Сенека. Трагедии. — М.: Наука, 1983. — С. 143) ) (римская трагедия 1 в. н. э.):

Ужели может повредить бесстрашному
Тирана воля? Все, чего боялся он
И что поверг, дало ему оружие:
И лев, и гидра.

Оцените статью
Боги Греции
Добавить комментарий

девять − 3 =