Корибанты

Корибанты (Kορύβαντες), в греческой мифологии спутники и служители Великой матери богов Реи-Кибелы. Культ К. малоазийского происхождения, имеет экстатический характер. В Греции распространился не ранее 7 в. до н. э. Имя К. — негреческое. По одному из мифов (Apollod. I 3, 4), К. — дети Аполлона и музы Талии.

ЦИТАТЫ ИЗ КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Корибанты Самофракии

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга I. III (4). (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 7) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

 

«От [Музы] Талии и Аполлона родились Корибанты…»

 

Ликофрон. Александра. 79. (Источник: Ликофрон. Александра. / Вступ. ст. А. В. Мосолкина, пер. и комм. И. Е. Сурикова. // ВДИ. 2011. № 1) (греческий поэт 3 в. до н. э.):

 

«Кирбантов [корибантов (кабиров)] крепость, Саос [город на острове Самофракия]…»

 

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга V. Глава 48 (2-3). (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

 

«Иасион [из Самофракии] женился на Кибеле [Деметре из Самофракии] и стал отцом Корибанта. После ухода Иасиона к богам Дардан, Кибела и Корибант перенесли в Азию священные обряды Матери богов и отправились вместе во Фригию…Корибант, давший свое имя посвященным в священнодействия Матери богов корибантам, женился на Фиве…»

 

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга V. Глава 48 (3-4). (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

 

«Итак, первыми обитателя Крита, мифы о которых сохранились в памяти [людской], были обитавшие на Иде так называемые Идейские Дактили. Одни считают, что число носивших это имя было сто, а другие – десять, то есть равно числу пальцев (δάκτυλοι) на руках. Некоторые, в том числе и Эфор, считают, что Идейские Дактили родились на Иде во Фригии, а затем вместе с Мигдоном переселились в Европу. Будучи чародеями, они [как корибанты] занимались заклинаниями, обрядами и мистериями и во время своего пребывания на Самофракии произвели на местных жителей очень сильное впечатление. Живший в те же времена Орфей, который был наделен от природы особым дарованием к поэзии и пению, стал их учеником и первым обучил эллинов обрядам и мистериям».

 

Страбон. География. Книга X. III. 19-21. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 449-450) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«Кирбант… дал повод… утверждать…, что корибанты были некими демонами… Еще некоторые писатели считают их сыновьями Зевса и Каллиопы и утверждают их тождество с кабирами. Последние, по их словам, ушли на Самофракию (прежде называемую Мелитой), а обряды кабиров имели мистический характер… Некоторые считают куретов служителями Гекаты, отождествляя их с корибантами… По словам Ферекида, от Аполлона и Ретии произошли 9 кирбантов, которые обитали на Самофракии. От Кабиро, дочери Протея, и Гефеста произошли 3 кабира и 3 нимфы-кабириды; в честь тех и других были установлены священные обряды… По словам Деметрия Скепсийского [2 в. до н. э.], представляется вероятной тождественность куретов и корибантов; их считали молодыми людьми или юношами, которых приглашали для военной пляски на праздниках Матери богов, а также «корибантами» оттого, что они на плясовой манер «ходили бодаясь головой». Гомер называет их искусными плясунами:

Но пригласите сюда плясунов феакийских искусных.

(Од. VIII, 250)

Так как корибанты были плясунами и подверженными исступлению, то мы называем бешено вертящихся людей «корибантствующими».

 

Страбон. География. Фрагменты книги VII. 50. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 311) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«Божества, чтимые на Самофракии, многие отождествляют с Кабирами, но тем не менее не могут объяснить, кто такие сами Кабиры, Кирбанты и Корибанты; точно так же Куреты и Идейские Дактили отождествляются с ними».

 

Климент Александрийский. Увещевание к язычникам. Глава вторая. §§ XVII, XIX. (Источник: (дата обращения 7 августа 2021)]) (христианский богослов 2-3 вв. н. э.):

 

«[Климент говорит о роли корибантов и кабиров в мифах Самофракийских мистерий:]

… Мистерии Диониса совершенно бесчеловечны. Когда вокруг него, еще ребенка носились в пляске куреты, потрясая оружием, Титаны, подкравшись с помощью хитрости и обманув детскими игрушками, растерзали неразумного младенца…

А те, кто называет корибантов кабирами, именуют такого рода мистерии кабирскими. Оба эти братоубийцы, взяв корзину («кисту»), в которой был спрятан фаллос Диониса [Загрея, растерзанного Титанами], доставили ее в Этрурию [к тирренцам] – купцы, торгующие славным товаром, – и там, будучи изгнанниками, поселились, даровав этрускам [тирренцам] в качестве религии замечательное благочестивое учение о поклонении детородному члену и корзине».

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XV. 66-69. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 157) (греческий эпос 5 в. н. э.):

 

«…Стали уже подражать щитоносных игре корибантов,

Бьющих буйно ногами о землю в пляске оружной,

Воздымающих длани кругом, яро гремящих

О щиты с обеих сторон, вращая железо!»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XXIX. 280-282. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 287) (греческий эпос 5 в. н. э.):

 

«…И от ладоней могучих грохочущих корибантов

Содрогаются бубны из крепкой кожи воловьей!

Возгремели кимвалы…»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь III. 66-86. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 32) (греческий эпос 5 в. н. э.):

 

«Только ранняя птаха взлетела с криком над морем,

Строй прекрасношеломный неистовых корибантов

Потрясая щитами двинулся с пляскою кносской,

Лад отбивая стопами. Глухо гремела воловья

Шкура о медь ударяя, звуча пронзительной песней

Словно авлос двуствольный, и с танцем неистовым вместе

Воздух дрожал от звуков вослед плясовому движенью.

Зашелестели дубравы, скалы в ответ загудели,

Чащи в вакхическом буйстве, разум забыв, затряслися –

Тут и дриады запели, в плотные стаи сбиваясь,

Заскакали медведи кружась-состязаясь друг с другом.

А из пастей львов, застигнутых тем же безумьем,

Рык вырывается мощный, как в таинствах темных Кабиров

В их ясновидческом бреде. Авлосы в неистовстве яром

Славят Гекату богиню, псолюбицу, оные дудки

В Кроновы времена придумали, рог обработав.

И под буйные звуки любящих шум корибантов

Рано Кадм пробудился. Спутники тоже проснулись,

Одновременно заслышав издали ропот немолчный.

С дюн песчаных вскочили, прибоем морским увлажненных,

Моряки из Сидона, по гальке прибрежной рассеясь…»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь IV. 183-184. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 45) (греческий эпос 5 в. н. э.):

 

«… Прощайте, пещеры Кабиров

И Корибантов вершины я покидаю [на острове Самофракия]».

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XIII. 398-400. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 141) (греческий эпос 5 в. н. э.):

 

«…Зеринт священной рати прислал, корибантов неспящих

Град [на Самофракии], где дщерь Персеида [Геката] таинство в скалах свершает,

Светоч святой запалив, священнодействуя втайне…»

 

Корибанты Эвбеи

Страбон. География. Книга X. III. 19. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 449) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«Иные называют «фригийцами» корибантов, а не куретов, последних же – «критянами» и говорят, что критяне первыми стали носить медные доспехи на Евбее; поэтому-то их называли также «халкидянами» [«халкидский» означает как «из города Халкида» (на острове Эвбея), так и «бронзовый»].

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XIII. 135-169. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 135-136) (греческий эпос 5 в. н. э.):

 

«[Богиня Рея призывает рустические божества в армию Диониса для похода на индов:]

…А фаланги эвбейцев вели мужи щитоносцы

Корибанты, что в детстве лелеяли Диониса,

Те, что у бухт фригийских Рейи, любящей горы,

Били в кимвалы и бубны, храня во младенчестве Вакха,

Ибо нашли его в скалах, закутанного в пурпурный

Пеплос, рогатое чадо – Ино́ там бога младенца

Ми́стиде (той, что Коринта матерь!) передавала.

Вои с Примне́я, славой богатого острова, были,

Ми́мант тяжкоидущий и горный охотник Акмон,

С ними Дамне́й и Оки́той, щитоносцы, а с ними

И Мелиссе́й гривошлемный явился с воем Идеем

(Оба изгнаны были отцом в безумии яром,

Соком, с милой отчизны пенноприбрежной совместно

С матерью Комбой, родившей уже семерых младенцев

Изгнанные достигли Кносса и снова пустились

С Крита до Фригии самой, из Фригии прямо в Афины

Прибыли, там чужеземцы укрылись, пока царь Ке́кроп

Сока с престола не свергнул медью мстительной Дики.

И беглецы вернулись с земель Марафона морского

По своим же следам в священные земли абантов [т. е. люди из Эвбеи],

Место происхожденья древних куретов, где пляска

С мечным бряцаньем и пеньем сладкоголосых авлосов

В хороводах с ношеньем щитов их жизнь составляли…);

С ними явились и боем дышащие абанты,

Что населяли холмистый Эре́трию град, а также

Стиру и Ке́ринт, а также славного домы Кариста;

Ди́она скудное поле; и те, что владели прибрежьем,

Скалами в пене соленой, шумящей у мыса Гереста;

Также пришли из Сти́ги, Коти́леи и из Сириды;

Из Мармари́я, и с пашен Огиги́и у Айги,

Также пришли вместе с ними и вои из града Халкиды,

Града Эллопие́ев, растивших власы лишь на теле.

Семь полководцев войско вели, обуянны единым

Духом ярым Арея, пред алтарем огнежарким

Семь поясов Зодиака просили о милости вои,

Распри исход доверяя ладу и ходу созвездий».

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XXVIII. 273-326. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 279-280) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«[Во время войны Диониса с индами:]

И вот Энио́ свирепой

Плясуны выступают – диктейские корибанты!

Бьется [корибант] Дамней, что в битве недругов укрощает;

Резвой стопою вращая, врага обращает в бегство

Воин Окитоос – скольких убил он ударом смертельным!

Дротом кого уметил, кого низвергнул стрелою

Меткою, а кого-то мечом низринул ужасным!

И бежавшего быстро, подобно бурному ветру,

Яростный, он настигает, коленом как буря играя!

Ибо был он подобен в беге Ификлу, который

Только касался стопою пенной поверхности зыби

Или верхушек колосьев, когда проносился над полем,

И ни единый стебель при этом не колыхался –

Вот каков бурностопый Оки́тоос! Рядом же бился

[корибант] Мимас, плясун искусный в пляске битвы свирепой,

Сея во вражеском войске смятенье круговращеньем

Кладенца, согласуя прыжки с сим танцем зловещим:

Так же, некогда ропот сея в Кроновом слухе,

Пиррихос в щит ударял мечом на склонах идейских,

Песнь боевую клича ложную, дабы не знали

О возмужанье Зевеса, о крепнущем мужестве бога!

Вот какова была пляска с прыжками в полном доспехе

Мимаса, бурным дротом вращающего над главою!

Недругов режет он выи, жнец-воитель железный,

Смертоносной для индов секирой, кинжалом двуострым,

В жертву приносит начатки всевидящему Дионису

Вместо быков алтарных, вместо вина возлиянья –

Возлияния кровью творит он для бога Лиэя!

Вот Идей остроглазый в честь Энио хороводит,

Битвы плясун неустанный, бурно вздымает стопою,

Неодолимый, убийством индов обуреваем!

Вот Мелиссей в ополченьях индов сумятицу сеет,

Необорим в ратоборстве, он имя свое подтверждает,

Уподобившись жалу острому пчел разъяренных!

Вот искусно стопою в круговой неустанной

Пляске, в высокогривом шлеме сражается [корибант] Акмон

Рядом – Оки́тоос, крепок как в кузнице наковальня –

Щит он корибантидский держал пред собою во время

Сна малютки Зевеса, спящего в каменной нише,

Жил тогда Дий-младенец в пещере горной, где часто,

Как от кормилицы, млеком козы священной [Амальфеи] питался;

Мудрости млеко струилось, и щитоносцы гремели,

И с оружьем плясали, в доспехи свои ударяя,

Дабы никто не проведал о месте рождения бога!

Вот во врага Мелиссея, ловкого в битве курета,

Быстро скалою бросает Моррей – но его не уметил!

Ведь невозможно, чтоб камень погибелью стал корибантам,

Кои Рейи-богине его подавать помогали,

Вместо Кронида-младенца на стол кровожадному Крону!

Так вот они вступили в эту единую битву,

Ярого бога Арея зачинщики пляски, и подле

Колесницы теснятся владки Дериадея,

Окруженного рядом щитов и в движении битвы

Башню они обступили повозки, в щиты ударяя –

Шум громкозвучный боя возносится к домам Зевеса,

Дев прекраснолодыжных Хор [Гор, Времен года] сим лязгом пугая!»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XXIX. 212-221. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 285) (греческий эпос 5 в. н. э.):

 

«Вот потрясая гребнем шлемов высокоокруглых,

Корибантов диктейских отряд бросается в битву.

Алчно пылая сразиться… Звучно мечами бряцают,

Выхваченными из ножен, в кожу щитов воловью

В лад своей пляске военной, и движется вооруженье

Всё согласно их бегу стремительному по праху…

О, плясуны Арея! Пастыри с гор высоких

Рубят воинство индов в куски железом куретов –

Валится недруг на землю, в прах головой зарываясь,

Только лишь рокот заслыша тяжкогремящих доспехов!»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь IX. 160-168. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 97) (греческий эпос 5 в. н. э.):

 

«Вакха [Диониса] вспитала богиня [Рея], и, хоть и был он мальчишкой,

Править хищными львами повозки своей дозволяла.

Шумные корибанты в жилище, бога укрывшем,

Пляскою соразмерной и пеньем дитя забавляли.

Скрещивали железо мечей и попеременно

Били в щиты воловьи, звенеть заставляя оружье,

Дабы сокрыть возмужанье растущего Диониса.

Отпрыск, внимая звону щитов охранных, мужает

При неусыпном надзоре вспитавших отца [Зевса] корибантов»

[Здесь Нонн объединяет различные традиции, смешивая эвбейских, критских и фригийских полубогов.]

 

 

 

Оцените статью
Боги Греции
Добавить комментарий

девять + пятнадцать =