Цитаты классической древнегреческой литературы о Танатосе

ЦИТАТЫ ИЗ КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ТАНАТОСА

Гесиод. Теогония. 211-225. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 33) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

«Ночь [Нюкта] родила еще Мора [Мороса] ужасного с черною Керой [Насильственной смертью].

Смерть [Танатоса] родила она также, и Сон [Гипнос], и толпу Сновидений [Ониры].

Мома [Момоса – Насмешку] потом родила и Печаль [Ойзис], источник страданий,

И Гесперид, – золотые, прекрасные яблоки холят

За океаном они на деревьях, плоды приносящих.

Мойр родила она также и Кер, беспощадно казнящих.

[Мойры – Клофо именуются, Лахесис, Атропос. Людям

Определяют они при рожденье несчастье и счастье.]

Тяжко карают они и мужей и богов за проступки,

И никогда не бывает, чтоб тяжкий их гнев прекратился

Раньше, чем полностью всякий виновный отплату получит.

Также еще Немесиду [Возмездие], грозу для людей земнородных,

Страшная Ночь родила, а за нею – Обман [Апата], Сладострастье [Филот],

Старость [Гераса], несущую беды, Эриду [Раздор] с могучей душою».

 

Цицерон. О природе богов. Книга III. XVII (44). (Источник: Цицерон. Философские трактаты. / Пер. М. И. Рижского. Отв. ред., сост. и вступ. ст. Г. Г. Майорова. (Серия «Памятники философской мысли»). — М.: Наука, 1985. — 384 стр.) (римский ритор 1 в. до н. э.):

 

«Эфир и День, и их братья и сестры, которые древними генеалогами, именуются: Любовь [Амур], Обман [Апата], Страх [Метус], Труд, Зависть, Рок [Фатум], Старость [Сенектус], Смерть [Морс, то есть Танатос], Мрак [Эреб], Несчастье [Керы], Жалоба [Керелла], Милость, Коварство, Упрямство, Парки [Судьбы], Геспериды, Сны [Сомния], и которые все, как считают, рождены от Эреба и Ночи?»

 

ТАНАТОС И ТЕЛО САРПЕДОНА

По приказу Зевса Гипнос и Танатос унесли с поля боя тело Сарпедона в страну ликийцев.

Гомер. Илиада. Песнь шестнадцатая. Патроклия. 453-457. (Источник: Гомер. Илиада. Одиссея / Перевод с древнегреческого Н. Гнедича. – М.: Художественная литература, 1967. – С. 278) (греческий эпос 8 в. до н. э.):

«[Гера говорит Зевсу о грядущей смерти его сына Сарпедона:]

После, когда Сарпедона оставит душа, повели ты

Смерти [Танатосу] и кроткому Сну [Гипносу] бездыханное тело героя

С чуждой земли перенесть в плодоносную Ликии землю.

Там и братья и други его погребут и воздвигнут

В память могилу и столп, с подобающей честью умершим».

 

Гомер. Илиада. Песнь шестнадцатая. Патроклия. 681-683. (Источник: Гомер. Илиада. Одиссея / Перевод с древнегреческого Н. Гнедича. – М.: Художественная литература, 1967. – С. 283) (греческий эпос 8 в. до н. э.):

 

«И нести повелел он [Аполлон] послам и безмолвным и быстрым,

Смерти [Танатосу] и Сну [Гипносу] близнецам, и они Сарпедона мгновенно

В край пренесли плодоносный, в пространное Ликии царство».

 

ЗАХВАТ ТАНАТОСА СИЗИФОМ

Алкей. Песни пирушки. 48 (38). 5-8. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод М. Гаспарова, Вяч. Иванова. – М.: Ладомир, 1999. – С. 351) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

«Сын Эола, Сисиф [Сизиф], меж людьми хитроумнейший,

Мнил, что общую смерть [Танатоса] удалось одолеть ему, –

Смертной Керой, однако, и он, многознающий,

Дважды был к ахеронтской волне принужден сойти».

 

Фрагменты не сохранившихся трагедий Эсхила. 23. Сизиф-беглец (сатировская драма). (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод М. Л. Гаспарова. – М.: Наука, 1989. – С. 297):

[Коринфский царь, хитрый Сизиф, выдал богу-реке Асопу, что Зевс похитил его дочь. Зевс за это велел низвергнуть его в преисподнюю. Богу Смерти [Танатосу] это не удалось, пришлось вмешаться самому Аресу. Умирая, Сизиф тайно завещал жене, чтобы она не приносила над ним надгробных жертв. Когда боги забеспокоились, он попросил отпустить его на землю, чтобы навести порядок. Сбежав таким образом, он жил на земле до поздней старости.]

 

БОРЬБА ТАНАТОСА С ГЕРАКЛОМ

Еврипид. Алкеста. 19-77. (Источник: Еврипид. Трагедии. Т. 1 / Пер. Инн. Анненского, ст. М. Л. Гаспарова и В. Н. Ярхо, прим. В. Н. Ярхо. Отв. ред. М. Л. Гаспаров. (Серия «Литературные памятники»). В 2 т. – М.: Ладомир-Наука. 1999. – С. 46-49):

«[Аполлон:]

Царицу там теперь в разлуке с жизнью

И ноги уж не носят. Подошла

Преставиться ей тяжкая година…

Пора и мне излюбленную сень

Покинуть – вежд да не коснется скверна.

На сцену появляется демон смерти [Танатос].

Уж вот он, смерти демон, этот жрец

Над трупами. В чертог Аидов он

Ее повлечь готов. Как сторож зоркий,

Пройти не даст он роковому дню.

Демон смерти

А!.. Ты… опять… Аполлон?

Что забыл? Ты зачем у чертога

Бродишь, Феб, и опять

У поддонных дары

Отнимаешь, обидчик, зачем?

Или мало тебе, что Адмету

Умереть помешал, что искусством

Дев судьбы осилил коварным?

Что рукою за лук берешься?

Разве Пелия дочь не сама

Умереть желала за мужа?

Аполлон

Дерзай: за честь и правду речь моя.

Демон

3а правду, да? А этот лук зачем?

Аполлон

Его носить велит привычка, демон.

Демон

Чтобы домам, как этот, помогать,

Хотя бы против правды, бог, не так ли?

Аполлон

Мне тягостно несчастие друзей.

Демон

И ты лишишь меня второго трупа?

Аполлон

Я силою и первого не брал.

Демон

Он на земле однако ж, не в могиле.

Аполлон

Сменен женой… И ты пришел за ней.

Демон

Да, чтоб увлечь ее в земные недра.

Аполлон

Бери; мне трудно убедить тебя.

Демон

Брать то, что надо? Так мне долг велит.

Аполлон

Нет, тех, что медлят у порога смерти.

Демон

О, я для них всегда к твоим услугам.

Аполлон

До старости ты ей не дашь дожить?

Демон

И смерти мил бывает дар почетный.

Аполлон

Но жизнь одну, не больше ж ты возьмешь.

Д е м о н

Нам жизни дар отраднее цветущей.

Аполлон

А у старухи роскошь похорон?

Демон

Иль твой закон рассчитан на богатых?

Аполлон

Вот тонкий ум… Кто мог бы ожидать?

Демон

До старости от Смерти откупаться…

Аполлон

Итак, Алкесты мне ты не отдашь?

Демон

Да, не отдам. Ты мой характер знаешь…

Аполлон

Для смертных яд, остуда для богов.

Демон

Недолжного с меня не взять словами.

Аполлон

Как ни жесток ты, демон, ты уступишь…

Такой сюда от Еврисфея муж

Дорогою зайдет, за колесницей

К фракийцам направляясь, чтоб коней

Царю добыть, из края зим суровых,

И принят здесь, в Адметовом дому,

Он у тебя царицу силой вырвет.

Бессмертному ты отказал. А все ж

По-моему ты сделаешь. И прибыль

Тебе одна – мое негодованье…

(Уходит.)

Демон [Танатос]

(один)

Так много слов и даром… И жена

В Аидов дом сойдет… Я к ней приближусь

И до нее мечом коснусь… а чьих

Мой черный меч волос коснется, ада

Уж посвящен властительным богам.

(Входит в дом)»

 

Еврипид. Алкеста. 139-147. (Источник: Еврипид. Трагедии. Т. 1 / Пер. Инн. Анненского, ст. М. Л. Гаспарова и В. Н. Ярхо, прим. В. Н. Ярхо. Отв. ред. М. Л. Гаспаров. (Серия «Литературные памятники»). В 2 т. – М.: Ладомир-Наука. 1999. – С. 53):

«[Корифей:]

Жива ль она, царица [Алкеста], или смертью

Осилена?.. Мы бы хотели знать…

Служанка

Считай ее живущей и умершей…

Корифей

Иль человек умерший видит свет?

Служанка

Она томится расставаньем с жизнью.

Корифей

Спасти ее надежды больше нет?

Служанка

Сужденный день творит над ней насилье».

 

Еврипид. Алкеста. 200-204. (Источник: Еврипид. Трагедии. Т. 1 / Пер. Инн. Анненского, ст. М. Л. Гаспарова и В. Н. Ярхо, прим. В. Н. Ярхо. Отв. ред. М. Л. Гаспаров. (Серия «Литературные памятники»). В 2 т. – М.: Ладомир-Наука. 1999. – С. 55):

 

«Корифей

Легко ль жену такую потерять?

Служанка

Из рук ее [Алкесту], любимую, не хочет

Он [Адмет] выпустить. И на руках его,

Томимая недугом, тихо тает

Алкеста – сил у ней уж больше нет…»

 

Еврипид. Алкеста. 235 и далее. (Источник: Еврипид. Трагедии. Т. 1 / Пер. Инн. Анненского, ст. М. Л. Гаспарова и В. Н. Ярхо, прим. В. Н. Ярхо. Отв. ред. М. Л. Гаспаров. (Серия «Литературные памятники»). В 2 т. – М.: Ладомир-Наука. 1999. – С. 57):

 

«Хор

О, гляди же, гляди:

Из чертога выходят… идут…

О, стенай: возопи, о земля,

Вы оплачьте, ферейцы, жену [Алкесту],

Что, недугом томимая злым,

Из чертогов царя перейдет

В подземелье Аидово днесь».

 

Еврипид. Алкеста. 259 и далее. (Источник: Еврипид. Трагедии. Т. 1 / Пер. Инн. Анненского, ст. М. Л. Гаспарова и В. Н. Ярхо, прим. В. Н. Ярхо. Отв. ред. М. Л. Гаспаров. (Серия «Литературные памятники»). В 2 т. – М.: Ладомир-Наука. 1999. – С. 58-59):

 

«Алкеста [видит Смерть]

Уводит… Уводит меня.

Не видишь ты разве? Туда,

Где мертвые… Пламенем синим

Сверкают глаза… Он [Танатос] – крылатый.

Ай… Что ты?

Оставь нас! В какой это путь

Меня снаряжаешь?.. Мне страшно…»

 

Еврипид. Алкеста. 266 и далее. (Источник: Еврипид. Трагедии. Т. 1 / Пер. Инн. Анненского, ст. М. Л. Гаспарова и В. Н. Ярхо, прим. В. Н. Ярхо. Отв. ред. М. Л. Гаспаров. (Серия «Литературные памятники»). В 2 т. – М.: Ладомир-Наука. 1999. – С. 59):

 

«Алкеста

Оставьте, оставьте… меня…

Стоять не могу… Положите…

Аид [здесь: Танатос] надо мною…

Ночь облаком глаза мои покрыла…»

 

Еврипид. Алкеста. 840-853. (Источник: Еврипид. Трагедии. Т. 1 / Пер. Инн. Анненского, ст. М. Л. Гаспарова и В. Н. Ярхо, прим. В. Н. Ярхо. Отв. ред. М. Л. Гаспаров. (Серия «Литературные памятники»). В 2 т. – М.: Ладомир-Наука. 1999. – С. 86-87):

«Геракл

(один)

Жену, что так недавно

В холодный гроб отсюда унесли,

Я в этот дом верну на радость другу.

Я в ризе черной [melampeplos] демона [Танатоса], царя

Над мертвыми [anax nekrôn], выслеживать отправлюсь,

Его настичь надеюсь у могил:

Там пьет он кровь недавнего закланья.

Я пряну из засады, обовью

Руками Смерть. И нет руки на свете,

Чтоб вырвала могучую, пока

Мне не вернет жены. А коль охота

На демона не сладится, и он

Кровавого вкусить не выйдет брашна,

Я опущусь в подземное жилье,

В тот мрачный дом царя глубин [Аида] и Коры [Персефоны]…»

 

Еврипид. Алкеста. 869-871. (Источник: Еврипид. Трагедии. Т. 1 / Пер. Инн. Анненского, ст. М. Л. Гаспарова и В. Н. Ярхо, прим. В. Н. Ярхо. Отв. ред. М. Л. Гаспаров. (Серия «Литературные памятники»). В 2 т. – М.: Ладомир-Наука. 1999. – С. 87):

 

«Адмет

Вырван [Танатосом] из рук заложник;

Лучший заложник жизни

Там, в плену у Аида».

 

Еврипид. Алкеста. 1139 и далее. (Источник: Еврипид. Трагедии. Т. 1 / Пер. Инн. Анненского, ст. М. Л. Гаспарова и В. Н. Ярхо, прим. В. Н. Ярхо. Отв. ред. М. Л. Гаспаров. (Серия «Литературные памятники»). В 2 т. – М.: Ладомир-Наука. 1999. – С. 102-103):

 

«Адмет

Но как же ты ее [Алкесты] добился воли?

Геракл

Затеял бой я с демоном-владыкой.

Адмет

Ты с демоном сражался смерти [Танатосом], точно?

Геракл

Над самою могилой оцепил

Его руками я, засаду кинув.

Адмет

Но отчего ж она молчит, скажи?

Геракл

Богам она посвящена подземным,

И, чтоб ее ты речи услыхал,

Очиститься ей надо, и три раза

Над ней должно, Адмет, смениться солнце».

 

РАЗНЫЕ АВТОРЫ О ТАНАТОСЕ – БОГЕ СМЕРТИ

Гомер. Одиссея. Песнь одиннадцатая. 395-399. (Источник: Гомер. Илиада. Одиссея / Перевод с древнегреческого Н. Гнедича. – М.: Художественная литература, 1967. – С. 550) (греческий эпос 8 в. до н. э.):

 

«Слезы я [Одиссей] пролил, увидя его [призрак Агамемнона в Аиде]; состраданье проникло

Душу мне; мертвому другу я бросил крылатое слово:

«Сын Атреев, владыка людей, государь Агамемнон,

Паркой [Судьбой] какою ты в руки навек усыпляющей смерти [Танатоса]

Предан?»

 

Гесиод. Теогония. 755-766. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 45) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

 

«К людям на землю приходит один с многовидящим светом,

С братом Смерти, со Сном на руках, приходит другая –

Гибель несущая Ночь, туманом одетая мрачным.

Там же имеют дома сыновья многосумрачной Ночи,

Сон со Смертью – ужасные боги. Лучами своими

Ярко сияющий Гелий на них никогда не взирает,

Всходит ли на небо он иль обратно спускается с неба.

Первый из них по земле и широкой поверхности моря

Ходит спокойно и тихо и к людям весьма благосклонен.

Но у другой из железа душа и в груди беспощадной –

Истинно медное сердце. Кого из людей она схватит,

Тех не отпустит назад. И богам она всем ненавистна».

 

Вакхилид. Эпиникии. Песнь 13, немейскакя. <«Эакиды»>. Пифею Эгинскому. (Источник: Пиндар, Вакхилид. Оды. Фрагменты / Издание подготовил М. Л. Гаспаров. – М: Наука, 1980. – С. 255) (5 в. до н. э.):

 

«… Когда темным облаком их окутает смерть [Танатос]…»

 

Фрагменты не сохранившихся трагедий Эсхила. 27. Ниоба. 93(161). [Поучения Тантала] (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод М. Л. Гаспарова. – М.: Наука, 1989. – С. 282):

«Из всех богов лишь Смерть к дарам бесчувственна:

Ее ни возлияньями, ни жертвами

Не умолить, ни алтарем, ни песнями, –

Пред ней одной бессильно Убеждение [Пейто]».

 

Фрагменты не сохранившихся трагедий Эсхила. 65. Филоктет. 144 (255). [Приступ боли].

(Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод М. Л. Гаспарова. – М.: Наука, 1989. – С. 295):

«О смерть [Танатос], не отступись, приди, целебная,

Единый лекарь там, где нет лечения, –

Кто мертв, того не тронет никакая боль».

 

Эзоп. 60. Старик и смерть. (Источник: Басни Эзопа / Перевод, статья и комментарии М. Л. Гаспарова. – М.: Наука, 1968. – С. 81):

 

«Cтарик нарубил однажды дров и потащил их на себе; дорога была дальняя, устал он идти, сбросил ношу и стал молить о кончине. Явилась Смерть и спросила, зачем он ее звал. «Чтобы ты подняла мне эту ношу», – ответил старик. Басня показывает, что всякий человек любит жизнь, как бы он ни был несчастен».

 

Аполлоний Родосский. Аргонавтика. Третья книга. 1124-1125. (Источник: Аполлоний Родосский. Аргонавтика / Перевод Н. А. Чистяковой. – М.: НИЦ «Ладомир», 2001. – С. 90) (греческий эпос 3 в до. н. э.):

 

«И ничто не будет разлукой в любви, кроме смерти,

Смерти [Танатосу] одной неизбежной дано разлучить нас обоих».

 

Квинт Смирнский. После Гомера. Книга первая. 307-311. (Источник: Квинт Смирнский. После Гомера / Вступ. ст., пер. с др. греч. яз., прим. А. П. Большакова. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. – 320 c. – С. 41) (греческий эпос 4 в. н. э.):

 

«В битве ужасной меж тем и другие вожди наносили

тяжкие раны врагам, обрекая друг друга на гибель.

Яростный Вопль обегал ряды в сече сошедшихся воинств,

рядом летела жестокая Смерть [Танатос] и повсюду над полем

жуткие Керы [духи смерти] кружили, кровавое сея убийство».

 

Орфический гимн LXXXVII. Танату (фимиам, манна). (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 267) (греческие гимны 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.):

 

«Внемли, держащий правленья бразды над смертными всеми,

Коими издали правишь, давая священное время

Каждому, ибо твой сон сокрушает и душу, и тело,

Узы, природой сплетенные прочно, лишь ты разрешаешь,

Сон насылая великий, вседолгий, что вечность продлится,

Общий для всех, но к иным он приходит порой не как должно,

Слишком поспешно, и юную жизнь прерывает в расцвете.

Все обретает в тебе предел, предназначенный свыше,

Только тебя одного не упросишь и ничем не умолишь,

Я же к тебе обращаю, блаженный, молитву и жертву:

Дни моей жизни продлив, надели меня даром почетным –

Старость почтенную дай, наилучшую в людях награду!»

 

Клавдий Элиан. Пёстрые рассказы. Книга II. 35. (Источник: Элиан. Пестрые рассказы. — М.-Л.: Издательство Академии наук СССР, 1963) (древнеримский писатель и философ 2-3 вв. н. э.):

 

«На склоне дней, будучи уже очень старым, Горгий из Леонтин впал в сильную слабость и лежал в дремоте. Кто-то из друзей пришел навестить его и спросил: «Что слышно?»; на это Горгий ответил: «Мой сон [Гипнос] начинает уже уподобляться своему двойнику [Танатосу]».

 

МОРС (ЛЕТУС) – БОГ СМЕРТИ У РИМЛЯН

Вместо имени «Танатос» римляне обычно использовали имя «Морс». «Летус» встречается реже, и нередко вместо этого имени использовалось имя Кер – духов смерти.

Вергилий. Энеида. Книга шестая. 268-284. (Источник: Вергилий. Буколики. Георгики. Энеида / Перевод с латинского С. А. Ошерова. (Серия «Библиотека всемирной литературы», т. 6). – М.: Художественная литература, 1971. – С. 226-227) (римский поэт 1 в. до н. э.):

«[Сивилла ведет Энея через подземный мир:]

Шли вслепую они под сенью ночи безлюдной,

В царстве бесплотных теней, в пустынной обители Дита [Аида]…

Там, где начало пути, в преддверье сумрачном Орка [Аида]

Скорбь [Луктус] ютится и с ней грызущие сердце Заботы [Кура],

Бледные здесь Болезни [Морби] живут и унылая Старость [Сенектус],

Страх [Метус, Фобос], Нищета [Эгестас], и Позор, и Голод [Лимос, Фамес], злобный советчик,

Муки и тягостный Труд [Понус] – ужасные видом обличья;

Смерть [Летус, Танатос] и брат ее Сон [Сопор, Сомнус, Гипнос] на другом обитают пороге,

Злобная Радость, Война [Беллона, Полемос], приносящая гибель, и здесь же

Дев Эвменид [Эриний, Фурий] железный чертог и безумная Распря [Дискордия, Эрида], –

Волосы змеи у ней под кровавой вьются повязкой.

Вяз посредине стоит огромный и темный, раскинув

Старые ветви свои; сновидений [Сомний, Онир] лживое племя

Там находит приют, под каждым листком притаившись».

 

Вергилий. Георгики. Книга вторая. 491-492. (Источник: Вергилий. Буколики. Георгики. Энеида / Перевод с латинского С. А. Ошерова. (Серия «Библиотека всемирной литературы», т. 6). – М.: Художественная литература, 1971. – С. 90) (римский поэт 1 в. до н. э.):

 

«…Те, кто всяческий страх и Рок, непреклонный к моленьям,

Смело повергли к ногам, и жадного шум Ахеронта [реки в Аиде; Танатоса, смерти]».

 

Сенека. Геркулес в безумье. 554-557. (Источник: Луций Анней Сенека. Геркулес в безумье / Перевод С. А. Ошерова / Луций Анней Сенека. Трагедии. — М.: Наука, 1983. — С. 130) (римская трагедия 1 в. н. э.):

 

«Черным омутом ток замер ленивых вод [Ахерона],

И когда племена гонит бессчетные

К манам бледная смерть [Морс, Танатос], вечно несытая,

Все с одним лишь гребцом [Хароном] переправляются».

 

Сенека. Геркулес в безумье. 1065-1069. (Источник: Луций Анней Сенека. Геркулес в безумье / Перевод С. А. Ошерова / Луций Анней Сенека. Трагедии. — М.: Наука, 1983. — С. 143) (римская трагедия 1 в. н. э.):

«Ты, смиритель бед,

Сон [Сомнус, Гипнос], отрадный покой усталой души,

Жизни людской наилучшая часть,

Астреи [Ночи, Нюкты] сын, окрыленный бог,

Смерти [Морса, Танатоса] смирный брат…»

 

Сенека. Медея. 740-742. (Источник: Луций Анней Сенека. Медея / Перевод С. А. Ошерова / Луций Анней Сенека. Трагедии. — М.: Наука, 1983. — С. 26) (римская трагедия 1 в. н. э.):

 

«Внемли мне, народ безмолвный, и богов загробных сонм,

И слепой извечный Хаос, и в жилище Дита [Аида] мрак!

Души, что в пещерах смерти [Танатоса], в Тартаре заточены…»

 

Сенека. Эдип. 124-132. (Источник: Луций Анней Сенека. Эдип / Перевод С. А. Ошерова // Луций Анней Сенека. Трагедии. — М.: Наука, 1983. — С. 72) (римская трагедия 1 в. н. э.):

 

«Погибаем мы, необорных дедов

Отпрыски, судьба [то есть чума] нас уносит злая;

Шествиями смерть [Морса, Танатоса] ежечасно чтим мы,

Длинной чередой поспешает к манам

Скорбный строй, но путь прерывает часто:

Для печальных толп, что бредут к могиле,

Мало семь ворот распахнуть широко.

Встал носилок ряд, и теснят вплотную

Мертвые мертвых».

 

Сенека. Эдип. 160-170. (Источник: Луций Анней Сенека. Эдип / Перевод С. А. Ошерова // Луций Анней Сенека. Трагедии. — М.: Наука, 1983. — С. 73) (римская трагедия 1 в. н. э.):

 

«[Город Фивы опустошают засуха и эпидемия:]

Толпа сестер [Эриний] взломала затвор

Темных Тартара бездн и факел несет;

Свое русло изменил Флегетон,

Воды Стикса слились с сидонской струей [чтобы вызвать лихорадку].

Алчно открыт черной смерти [Танатоса] зев

И широко ее распростерты крыла;

И лодочник [Харон] сам, что в емком челне

Охраняет ток темноводной реки…

Обессилев возить толпу за толпой».

 

Сенека. Эдип. 647-658. (Источник: Луций Анней Сенека. Эдип / Перевод С. А. Ошерова // Луций Анней Сенека. Трагедии. — М.: Наука, 1983. — С. 85-86) (римская трагедия 1 в. н. э.):

 

«[Призрак Лая требует изгнания Эдипа из Фив:]

Пускай скорее царь, из края изгнанный,

Куда захочет, шаг направит пагубный.

Пусть лишь уйдет он, – и весна цветущая

Вернет вам травы, чистое дыхание –

Животворящий воздух и листву – леса.

Мор [Летум], Язва [Нозос], Смерть [Морс, Танатос], Зараза, Мука, Горе, Боль [Долор, Алгос] –

Вся свита с ним уйдет, его достойная.

От наших сам захочет удалиться он

Жилищ скорее, но шаги свяжу ему

Я тяжестью, чтобы, пути не видя, он

Полз, старческой клюкой дорогу щупая.

Земли его лишите. Неба я лишу».

 

Стаций. Фиваида. Книга первая. 632-633. (Источник: Публий Папиний Стаций. Фиваида / В переводе Ю. А. Шичалина. – М.: «Наука», 1991. – С. 18) (римский эпос 1 в. н. э.):

 

«Гибнет сладчайшая жизнь: мечом своим смерть [Морс, Танатос] обрезает

нити Сестер [Мойр, Судеб] и держит в руках захваченный город».

 

Стаций. Фиваида. Книга четвертая. 413-414. (Источник: Публий Папиний Стаций. Фиваида / В переводе Ю. А. Шичалина. – М.: «Наука», 1991. – С. 63) (римский эпос 1 в. н. э.):

 

«…Из царства смерти [Морса, Танатоса] суровой

вызванных манов [души умерших] явил…»

 

Стаций. Фиваида. Книга четвертая. 520-532. (Источник: Публий Папиний Стаций. Фиваида / В переводе Ю. А. Шичалина. – М.: «Наука», 1991. – С. 65) (римский эпос 1 в. н. э.):

 

«… Отверстого поля расселась

емкая тьма, – уже и леса, и черные реки

стали видны, и бледный песок, Ахеронтом омытый.

Катит дымный поток Флегетона ужасное пламя,

Стикс, разделяя миры, заключенным препятствует душам.

Бледный, на троне сидит властелин [Аида], а вокруг различаю

сеюших пагубу дев – Эвменид [Эриний, Фурий], и стигийской Юноны [Персефоны],

сумрачный вижу покой и ее суровое ложе.

Темная Смерть [Морс, Танатос] сидит меж зеркал и ведет для владыки

счет безмолвных племен, и огромна толпа несочтенных.

Теням гортинский судья [Минос], грозящий безжалостной урной,

правду велит говорить, заставляет поведать о прошлой

жизни и кончить рассказ признаньем заслуженной кары».

 

Стаций. Фиваида. Книга седьмая. 47-54. (Источник: Публий Папиний Стаций. Фиваида / В переводе Ю. А. Шичалина. – М.: «Наука», 1991. – С. 112) (римский эпос 1 в. н. э.):

 

«[Во фракийском дворце Марса (Ареса):]

Стража чертогу подстать: из первых дверей вылетают

ярый Порыв, и Ужас слепой, и багровые Гневы,

и обескровленный Страх; мечи сокрывая, Засады

рядом стоят, и Раздор [Дискордия, Эрида] двуострое держит железо.

В доме Угрозы гремят без числа, посредине тоскует

Доблесть [Виртус], весельем кипит Исступленье, и с ликом кровавым

Смерть [Морс, Танатос] при оружье сидит. Алтари орошает Сражений

кровь, и огонь похищен для них в городах подожженных».

 

Стаций. Фиваида. Книга восьмая. 375-382. (Источник: Публий Папиний Стаций. Фиваида / В переводе Ю. А. Шичалина. – М.: «Наука», 1991. – С. 137) (римский эпос 1 в. н. э.):

 

«Час, роковой для племен, добровольно его призывавших,

гибельным выведен днем, и Смерть [Морс, Танатос], из стигийского выйдя

сумрака, зрит небеса и, лётом своим осеняя

бранное поле, к мужам чернеющей пастью взывает;

не простолюдье любя, но кончину достойнейших жизни,

тех, чьи лета и пыл совершеннее, ногтем кровавым

метит, и пряжа Сестер [Мойр] обрывается для обреченных

разом, и Парок уток добычей становится Фурий [Эриний]».

 

Стаций. Фиваида. Книга десятая. 100-106. (Источник: Публий Папиний Стаций. Фиваида / В переводе Ю. А. Шичалина. – М.: «Наука», 1991. – С. 168) (римский эпос 1 в. н. э.):

 

«Тысячи образов Сна [Сомнуса-Гипноса] в покоях изваяны жарким

Мулькибером [Гефестом]: тут Страсть прильнула, венками увита,

там повергающее в забытье Утомленье то с Вакхом

общее ложе, а то с Амором Марсорожденным

делит; а дальше еще – в удаленнейших дома покоях –

вместе со смертью [Морсом-Гипносом] лежит, – и ни для кого этот образ

скорбный незрим».

 

Стаций. Сильвы. Книга III. 1. Суррентинский Геркулес Поллия Феликса. 171-173. (Источник: Стаций, Публий Папиний. Сильвы / Пер. Т. Л. Александровой. — СПб.: Алетейя, 2019. — С. 118):

 

«[Я, Геракл] Веретена Парок замедлю,

Нити сдержу (не впервой мне со смертью [Морсом, Танатосом] лютой

бороться!»

 

Стаций. Сильвы. Книга V. 3. Утешение о своем отце. 260-261. (Источник: Стаций, Публий Папиний. Сильвы / Пер. Т. Л. Александровой. — СПб.: Алетейя, 2019. — С. 203):

 

«…Оцепененье нашло и смерть [Танатос], подобясь покою,

В Тартар [Аид] тебя унесла, забвеньем ложным окутав».

 

КУЛЬТ И ИЗОБРАЖЕНИЯ ТАНАТОСА

Иногда Танатосу приносили жертвы, но у него не было храмов.

Павсаний. Описание Эллады. Книга III. Лаконика. XVIII. 1. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«Вблизи статуй Павсания [рядом с жертвенником Афины Меднодомной] находится изображение Афродиты Амбологеры (Отвращающей старость), поставленное согласно вещанию бога, и другие изображения – Гипноса (Сна) и Танатоса (Смерти); их, на основании стихов «Илиады», считают братьями».

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга V. Элида (А). XVIII. 1. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

«[Среди изображений на ларце Кипсела в Олимпии:]… Там вначале изображена женщина, держащая на правой руке белого мальчика, спящего, а на другой, левой руке, мальчика черного, похожего на того, который спит; (ступни) ног у обоих обращены в разные стороны. Объяснение дает и надпись, хотя это можно понять и без надписи, что это Танатос (Смерть) и Гипнос (Сон); вскормившей их обоих является Никта (Ночь)».

 

Флавий Филострат. Жизнь Аполлония Тианского. Книга пятая. 4. (Источник: Флавий Филострат. Жизнь Аполлония Тианского / Изд. подг. Е. Г. Рабинович; Отв. М. Л. Гаспаров. – М.: «Наука», 1985. – С. 96) (греческая биография 1-2 вв. н. э.):

 

«Гадира [ныне город Кадис в Испании] расположена на самом краю Европы. Жители этого города весьма прилежат благочестию: они воздвигли алтарь Старости [Гераса] и – единственные среди людей – поют славословия Смерти [Танатосу]…»

Оцените статью
Боги Греции
Добавить комментарий

1 + 16 =