Цитаты классической древнегреческой литературы о Гекате

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ГЕКАТЫ

I. ПЕРС И АСТЕРИЯ

Гесиод. Теогония. 410-411. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 37) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

«Ввел ее [Астерию] некогда Перс [Разрушитель] во дворец свой, назвавши супругой.

Эта, зачавши, родила Гекату…»

 

Гомеровские гимны. V. К Деметре. 23-24. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 155) (греческий эпос 7-4 вв. до н. э.):

«…Персова дочерь,

Нежная духом Геката, с блестящей повязкою дева».

 

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга I. II (2, 4). (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 6) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«От титанов родились потомки… от Перса и Астерии – Геката…»

 

Аполлоний Родосский. Аргонавтика. Третья книга. 1032. (Источник: Аполлоний Родосский. Аргонавтика / Перевод Н. А. Чистяковой. – М.: НИЦ «Ладомир», 2001. – С. 88) (греческий эпос 3 в до. н. э.):

«…И вознеси мольбы к Персеиде, богине Гекате…»

 

Ликофрон. Александра. 1175-1176. (Источник: Ликофрон. Александра. / Вступ. ст. А. В. Мосолкина, пер. и комм. И. Е. Сурикова. // ВДИ. 2011. № 1) (греческий поэт 3 в. до н. э.):

«… Перса дочь,

Трехликая Бримо [Геката; «Бримо» (гневная) – ее эпитет; ее часто изображали с тремя головами]…»

 

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга IV. Глава XLV (1-2). (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

«У Гелиоса было два сына – Ээт и Перс. Ээт стал царем Колхиды, а Перс – Тавриды, и оба они отличались свирепым нравом. У Перса была дочь Геката, дерзостью и беззаконием превосходившая даже своего отца».

 

Овидий. Метаморфозы. Книга седьмая. 74. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«К древним Медея пошла алтарям Персеиды Гекаты…»

 

Цицерон. О природе богов. Книга III. XVIII (46). (Источник: Цицерон. Философские трактаты. / Пер. М. И. Рижского. Отв. ред., сост. и вступ. ст. Г. Г. Майорова. (Серия «Памятники философской мысли»). — М.: Наука, 1985. — 384 стр.) (римский ритор 1 в. до н. э.):

«Но как же можешь, если считать богиней Латону [Лето], не считать таковой также и Гекату, которая родилась от Астерии, сестры Латоны?»

 

Сенека. Медея. 76-813. (Источник: Луций Анней Сенека. Медея / Перевод С. А. Ошерова / Луций Анней Сенека. Трагедии. — М.: Наука, 1983. — С. 27-28) (римская трагедия 1 в. н. э.):

«Вижу Тривии [Гекаты] здесь проворных коней… Персеида [дочь Перса]…»

 

II. НЮКТА

НЮКТА («Ночь»), как мать Гекаты, вероятно, отождествлялась с Астерией («Звездной»).

Вакхилид. Отрывки. II. Гимны. 1b-31. (Источник: Пиндар, Вакхилид. Оды. Фрагменты / Издание подготовил М. Л. Гаспаров. – М: Наука, 1980. – С. 275) (5 в. до н. э.):

«Геката, несущая светоч,

Дочь темнолонной Ночи…»

 

III. ДРУГОЕ

В схолии к «Аргонавтике» Аполлония Родосского (3. 467) говорится, что, согласно орфическим гимнам, Геката была дочерью Део (Деметры); согласно Вакхилиду – дочерью Нюкты (Ночи); согласно Мусею – дочерью Зевса и Астерии; согласно Ферекиду – дочерью Аристея. Ферекид четко отождествлял Аристея с титаном Астреем («Звездным»).

Большинство авторов описывают Гекату как дочь ночи в той или иной форме, будь то Астерия (Звездная), Астрей (Звездный) или Нюкта (Ночь).

 

ГИМНЫ ГЕКАТЕ

Гесиод. Теогония. 404. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 38-39) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

 

Феба же к Кою всту­пи­ла на мно­го­же­лан­ное ложе

И, вос­при­яв­ши во чре­во, — боги­ня в объ­я­ти­ях бога, —
Чер­но­одеж­ной Лето раз­ре­ши­ла­ся, милою веч­но,
Милою иско­ни, самою крот­кой на целом Олим­пе,
Бла­гост­ной к веч­но­жи­ву­щим богам и бла­гост­ной к людям.
Бла­го­имен­ную так­же она роди­ла Асте­рию, —

Ввел ее неко­гда Перс во дво­рец свой, назвав­ши супру­гой.

Внуч­ка Коя — Гека­та. Ее про­слав­ле­ние.Эта, зачав­ши, роди­ла Гека­ту, — ее перед все­ми
Зевс отли­чил Гро­мо­вер­жец и слав­ный удел даро­вал ей:
Пра­вить судь­бою зем­ли и бес­плод­но-пустын­но­го моря.
Был ей и звезд­ным Ура­ном почет­ный удел пре­до­став­лен,

Более всех почи­та­ют ее и бес­смерт­ные боги.
Ибо и ныне, когда кто-нибудь из людей земно­род­ных,
Жерт­вы свои при­но­ся по зако­ну, о мило­сти молит,
То при­зы­ва­ет Гека­ту: боль­шую он честь полу­ча­ет
Очень лег­ко, раз молит­ва его при­ня­та бла­го­склон­но.

Шлет и богат­ство боги­ня ему: вели­ка ее сила.
Долю име­ет Гека­та во вся­ком почет­ном уде­ле
Тех, кто от Геи-Зем­ли родил­ся и от Неба-Ура­на,
Не при­чи­нил ей наси­лья Кро­нид и не отнял обрат­но,
Что от Тита­нов, от преж­них богов, полу­чи­ла боги­ня.

Все сохра­ни­лось за ней, что при пер­вом разде­ле на долю
Выпа­ло ей из даров на зем­ле, и на небе, и в море.
Чести не мень­ше она, как еди­ная дочь, полу­ча­ет, —
Даже и боль­ше еще: глу­бо­ко она чти­ма Кро­нидом.
Поль­зу боги­ня боль­шую, кому поже­ла­ет, при­но­сит.

Хочет — в народ­ном собра­нье любо­го меж всех воз­ве­ли­чит.
Если на муже­гу­би­тель­ный бой сна­ря­жа­ют­ся люди,
Рядом ста­но­вит­ся с теми Гека­та, кому поже­ла­ет
Дать бла­го­склон­но победу и сла­вою имя укра­сить.
Воз­ле достой­ных царей на суде вос­седа­ет боги­ня.

 

Очень полез­на она, и когда состя­за­ют­ся люди:
Рядом ста­но­вит­ся с ними боги­ня и помощь дает им.
Мощью и силою кто победит — полу­ча­ет награ­ду,
Раду­ясь в серд­це сво­ем, и роди­те­лям сла­ву при­но­сит.
Кон­ни­кам так­же дает она помощь, когда поже­ла­ет,

Так­же и тем, кто, средь синих, губи­тель­ных волн про­мыш­ляя,
Станет молить­ся Гека­те и шум­но­му Энно­си­гею.
Очень лег­ко на охо­те дает она мно­го добы­чи,
Очень лег­ко, коль захо­чет, пока­жет ее — и отни­мет.
Вме­сте с Гер­ме­сом на скот­ных дво­рах она мно­жит ско­ти­ну;

Ста­до ль враз­брос­ку пасу­щих­ся коз иль коров кру­то­ро­гих,
Ста­до ль овец густо­рун­ных, душой поже­лав, она может
Самое малое сде­лать вели­ким, вели­кое ж — малым.
Так-то, — хотя и еди­ная дочерь у мате­ри, — все же
Меж­ду бес­смерт­ных богов почте­на она вся­че­ской честью.

Вве­рил ей Зевс попе­че­нье о детях, кото­рые узрят
После боги­ни Гека­ты вос­ход мно­го­видя­щей Эос.
Иско­ни юность хра­нит она. Вот все уде­лы боги­ни.

 

 

Орфический гимн I. Гекате. (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 247) (греческие гимны 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.):

Я придорожную славлю Гекату пустых перекрестков,
Сущую в море, на суше и в небе, в шафранном наряде,
Ту, примогильную, славлю, что буйствует с душами мертвых,
Ту нелюдимку Персею, что ланьей гордится упряжкой,

Буйную славлю царицу ночную со свитой собачьей.
Не опоясана, с рыком звериным, на вид неподступна,
О Тавропола, о ты, что ключами от целого мира
Мощно владеешь, кормилица юношей, нимфа-вождиня,
Горных жилица высот, безбрачная — я умоляю,

Вняв моленью, гряди на таинства чистые наши
С лаской к тому волопасу, что вечно душою приветен!

БОГИНЯ ЧЕГО ГЕКАТА

ГЕКАТА БОГИНЯ НОЧИ

Геката была богиней ночи с факелами. Ее сопровождали призраки, и ее проход ознаменовался лаем гончих. Возможно, она также была богиней луны или безлунных звездных ночей.

Гесиод. Теогония. 404. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 38-39) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

 

Бла­го­имен­ную так­же она роди­ла Асте­рию, —
Ввел ее неко­гда Перс во дво­рец свой, назвав­ши супру­гой.
Внуч­ка Коя — Гека­та. Ее про­слав­ле­ние.Эта, зачав­ши, роди­ла Гека­ту

 

Гомеровские гимны. Гимн V. К Деметре. 19. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Художественная литература, 1963. – С. 155, 165) (греческий эпос 7-6 вв. до н. э.):

 

Девять скиталася дней непрерывно Део [Деметра] пречестная,
С факелом в каждой руке обходя всю широкую землю [после похищения Персефоны]…

Но лишь десятая в небе забрезжила светлая Эос,
Встретилась скорбной богине Геката, державшая светоч..
.
С факелом в каждой руке в сопутствии девы Гекаты.
К Гелию обе пришли, пред конями его они стали,

 

Орфический гимн I. Гекате. (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 247) (греческие гимны 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.):

Буйную славлю царицу ночную со свитой собачьей
Ту, примогильную, славлю, что буйствует с душами мертвых

 

Аполлоний Родосский. Аргонавтика. Книга 3. 840 (Источник: Аполлоний Родосский. Аргонавтика / Перевод Н. А. Чистяковой. – М.: НИЦ «Ладомир», 2001. – С. 16) (греческий эпос 3 в до. н. э.):

 

Быстро они отвезли ее в храм дивнозданный Гекаты…

Семь раз призвавши Бримо, что юношей бодрых питает,
Мертвых царицу [Геката], Бримо подземную, ночью что бродит,
Мрачною ночью призвав, одетая в темное платье.

 

Аполлоний Родосский. Аргонавтика. Книга 3. 1194 (Источник: Аполлоний Родосский. Аргонавтика / Перевод Н. А. Чистяковой. – М.: НИЦ «Ладомир», 2001. – С. 16) (греческий эпос 3 в до. н. э.):

 

Громко на помошь в борьбе Гекату-Бримо призывая.

Из сокровенных глубин поднялась она, ужас-богиня,
К жертвам Язоновым. Всю кругом ее обвивали
Страх наводящие змеи, ветвями увенчаны дуба;
Факелов вмиг засверкали огни без числа; залилися
Сразу подземные псы вкруг богини пронзительным лаем;
Затрепетали луга придорожные; подняли вопли

БОГИНЯ НЕКРОМАННТИИ И ПРИЗРАКОВ

Боги преисподней Геката, Персефона и Аид руководили оракулами мертвых и искусством некромантии — вызовом призраков из преисподней.

I. БОГИНЯ ПРИЗРАКОВ

Геката вела призраков мертвых по миру ночью. Ее прохождение ознаменовалось лаем собак.

Гомеровские гимны. Гимн V. К Деметре. 436. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Художественная литература, 1963. – С. 155, 165) (греческий эпос 7-6 вв. до н. э.):

 

Дева Геката приблизилась к ним в покрывале блестящем;
Чистую дочерь Деметры [Персефону] в объятья она заключила.
С этой поры ей служанкой и спутницей стала царица.

 

Аполлоний Родосский. Аргонавтика. Книга 3. 840 (Источник: Аполлоний Родосский. Аргонавтика / Перевод Н. А. Чистяковой. – М.: НИЦ «Ладомир», 2001. – С. 16) (греческий эпос 3 в до. н. э.):

 

Быстро они отвезли ее в храм дивнозданный Гекаты…

Семь раз призвавши Бримо, что юношей бодрых питает,
Мертвых царицу [Геката], Бримо подземную, ночью что бродит,
Мрачною ночью призвав, одетая в темное платье.

 

Орфический гимн I. Гекате. (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 247) (греческие гимны 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.):

 

Ту, примогильную, славлю, что буйствует с душами мертвых,
Ту нелюдимку Персею, что ланьей гордится упряжкой,

II. РИТУАЛ НЕКРОМАНТИИ СИВИЛЛЫ

Сивилла вела Энея через подземный мир с помощью оракульного святилища мертвых возле Кум на юге Италии.

Вергилий. Энеида. Книга 6. 257. (Источник: Вергилий. Буколики. Георгики. Энеида / Перевод с латинского С. А. Ошерова. (Серия «Библиотека всемирной литературы», т. 6). – М.: Художественная литература, 1971. – С. 283-284) (римский поэт 1 в. до н. э.):

 

[Сивилла совершает обряды некромантии у оракула мертвых:]
Жри­ца [Сивилла] сюда при­ве­ла четы­рех тель­цов чер­но­спин­ных,
После, над их голо­вой сотво­рив вином воз­ли­я­нье,

Вырва­ла меж­ду рогов у них волос­ки и пер­ви­ны
Эти сожгла на свя­щен­ном огне, при­зы­вая Гека­ту,
Мощ­ную меж­ду богов, и в Эре­бе и в небе вла­ды­ку.
Спут­ни­ки, сни­зу ножи вон­зив им в гор­ло, собра­ли
В чаши теп­лую кровь. Овцу чер­но­рун­ную в жерт­ву

Мате­ри дев Эвме­нид и сест­ре ее вели­ча­вой
Сам Эней заклал и тели­цу — Дита супру­ге.
Стикса вла­ды­ке затем алта­ри воз­двиг он ноч­ные,
Целые туши быков на огонь воз­ло­жил и обиль­но
Жир­ным еле­ем полил горев­шие в пла­ме­ни жерт­вы.

Вдруг, едва небо­свод оза­рил­ся луча­ми вос­хо­да,
Вздрог­нув, на скло­нах леса́ зака­ча­лись, зем­ля загуде­ла,
Псов завы­ва­нье [Псы сопро­вож­да­ли Гека­ту] из тьмы донес­лось, при­бли­же­нье боги­ни
[Затем Сивилла и Эней открыли путь для путешествия по подземному миру.]

 

 

III. РИТУАЛ НЕКРОМАНТИИ ЭОНА И АЛКИМЕДЫ

Эон и его жена, ведьма Алкимеда, совершают некромантию, чтобы узнать судьбу своего сына Ясона и наложить проклятие на короля Пелиаса, приговорившего их обоих к смерти.

Валерий Флакк. Аргонавтика. 1. 730 (Источник: Валерий Флакк. Аргонавтика. Книга первая / Под общ. ред. А.В. Подосинова. М.: Импэто, 2013):

 

Тут Алкимеда подземному богу [Аиду] и духам стигийским
Дар принесла священный, за сына-героя тревожась,
Лучше желая узнать о грядущем от вызванных духов.
Также заботясь о сыне, Эсон идет за супругой,
Но подавляет он страх, снедающий сердце. И вот уж

Кровь стоит доверху в ямах – это обильная жертва
Для Флегетонта подземного. Фессалийка-старуха
Души зовет бездыханных предков и внука Плейоны [Гермес]
Криком ужасным. Заклятьем своим она вызывает
Призраков лица. Взирая на грустных сына с невесткой,
Кровь пригубив, стал Кретей вещать такими словами:
«Страхи отбрось, Ясон уж летит по морю. Чем ближе
Он к Колхидской земле, тем страшнее для Эи знаменья,
Колхов жестоких тревожат пророки все больше и больше.
О, какая судьба ему предназначена, станет
Ужасом колхам его появление. Скоро вернется,
Гордый добычей и женами скифскими; сам бы хотел я
Вторгнуться в эти суровые земли. Тебе же царь Пелий,
Гневом пылая, коварное братоубийство готовит.
Время пришло уж душе твое бренное тело покинуть.
Мой ты! Иди, уж зовут благие безмолвные сонмы
В рощи тебя; ждет Эол, в лугах сокровенных летая».
Слышатся вопли страшные слуг, в отчаянье дом весь.
Слух прошел, что тысячу царь собирает отрядов,
И уж приказы дает собравшимся воинам Пелий.
Жрица горящий алтарь низвергает, венок и одежду
С тела срывает. Эсона страшит неизвестность, в сомненьях
Медлит он, озираясь. Так же, как лев, окруженный
Плотной толпой, сжимает глаза и щеки в оскале, –
Так терзается вождь: то ль ему за оружье схватиться
Прежних веков, что для битв непригодно, то ль на защиту
Старцев призвать и толпу переменчивых жителей Йолка.
Руки к нему протянув и прижавшись к груди, восклицает
Тут супруга его: «Я с тобою останусь, какой бы
Жребий ни выпал тебе; без тебя не увижу я сына,
Дни не стану влачить, претерпела я боли довольно
В день, когда парус впервые сын мой поднял на море».
Так говорила сквозь слезы; и уж Эсон измышляет,
Как ему опередить угрозы Пелия, чтобы
Встретить достойно судьбу, ведь требуют смерти великой
Сын и дом, и род Эолийский, и войны, что вел он.
Тут перед старцем является образ младшего сына.
Хочет Эсон, чтобы тот узнал о подвигах предков,
Мужестве их, и однажды вспомнил о смерти отцовской.
Снова к обряду Эсон возвратился. В тени кипариса
Древнего бык стоял, пугающий ржавым окрасом
Шкуры своей. На рогах его синие ленты, из тиса
Жесткий венок на челе. Он был вне себя, задыхался,
Рвался на волю, страшился увиденной тени Кретея.
Для своего ритуала быка фессалийка хранила –
Так у народа ее нечестивого принято было
Отдан он будет Диту [Аиду], когда задабривать станет
Духов стигийских она и Гекату [Трехликая хозяйка] своим заклинаньем,
Чтобы до срока Харон не похитил легкие тени
И оставались они у входа в расселину Орка [Аида].

 

IV. РИТУАЛ НЕКРОМАНТИИ ТИРЕСИА

В следующем отрывке провидец Тиресий выполняет ритуал некромантии, чтобы поговорить с призраками мертвых. Призрак Тиресия консультируется с Одиссеем.

 

Сенека. Эдип. 83-84. (Источник: Луций Анней Сенека. Трагедии. Москва, «Искусство», 1991. Перевод С.А. Ошерова, комментарии Е.Г. Рабинович.) (римская трагедия 1 в. н. э.):

 

Глухим и грозным кличет маны голосом,
Гекаты псы залаяли, печальный гул
В долинах трижды прозвучал, и дрогнула,
Сотрясшись, почва. Молвит жрец: «Услышан я,
Слова не тщетны, хаос разверзается,
Народам Дита [Аиду] к свету открывая путь»

 

Стаций. Фиваида. Книга 4. 410. (Источник: Публий Папиний Стаций. Фиваида / В переводе Ю. А. Шичалина. – М.: «Наука», 1991. – С. 43) (римский эпос 1 в. н. э.):

Лес в умудренных летах, согбенный старостью мощной,
с неопадавшей листвой стоял, недоступный от века
солнца лучам, — и его сокрушить не могли ураганы,
или же Нот, иль Борей, Медведицей Гетской гонимый.
Тишь гробовая в лесу: принуждал безотчетный к молчанью
ужас, а свет, заключенный, бледнел, на свет непохожий.
Тьма не пуста божеством: Латонию, рощ опекуншу,
в каждом дуба стволе и в каждом кедре смолистом
запечатленную, лес священным окутывал мраком.
В чаще звеня, летят незримые стрелы богини,
псы завывают в ночи, когда, чертоги покинув
дядины, облик она обретает новой Дианы;
но, притомясь на хребтах, — когда высочайшее солнце
шлет сладчайшие сны, — здесь, кругом широким повсюду
стрелы вонзив и склонясь на исчерпанный тул, засыпает.
Марсова рядом земля простирается полем широким,
Кадма вместившего сев крутого, который решился —
после родственных битв в бороздах губительных — плугом
первым вспахать целину и взрыхлить увлажненную кровью
пашню. Великим досель земля смятением теней
и среди дня, и в безлюдной ночи, несчастная, дышит,
ежели вновь восстают земнородные ради сражений
тщетных, — и в страхе тогда, не кончив начатой вспашки,
пахарь бежит, и к дому быки, обезумев, стремятся.
Здесь прорицатель седой — где столь для стигийских подходит
таинств земля и кровь текущая почве угодна —
сумрачношерстных быков и черных коней заставляет
остановить и к нему подвести отборные выи
стада. Тогда застонал Киферон, сокрушаясь, и Дирка,
а между шумных долин тишина нежданная встала.
Ярые старец рога облек плетеницей зеленой,
сам их нащупав рукой, и у входа в знакомую рощу
вакхову прежде всего изобильную девятикратно
влагу склонил над изъятой землей, и вешнего млека
дар, и актейский поток, и кровь, влекущую манов;
и доливал он, пока не насытилась почва сухая.
После срубленный лес собирают, и жрец для Гекаты
три повелел костра возвести и столько же — Девам,
близ ахеронтовых вод рожденным. И твой, о Аверна
царь, до небес высокий костер воздвигся, хоть был он
в ямину врыт; а за ним — для подземной Цереры вздымался
жертвенник меньший, с лица и со всех сторон кипарисом
горестным скрытый. И вот — уже со знаком железа
на запрокинутых лбах, орошенных влагой плодовой, —
пали стада на убой. Манто безбрачная тотчас
пробует кровь из наполненных чаш и после, по кругу
трижды костры обойдя, по святому уставу отцову
молвит о жилах живых и недрах, еще не застывших.
После немедля она умещает под черные ветви
жадный огонь. И едва ощутил Тиресий, что хворост
в пламени начал трещать и что, наконец, загудели
скорбные груды — ему опалил дыханием щеки
мощный огонь, и жар наполнил пустые глазницы —
он возопил, и костры, трепеща пред глаголом, дрожали.
Тартара грозный предел, и ненасыщаемой Смерти
страшное царство, и ты, о самый свирепый из братьев,
коему подчинены и души, и вечные грешных
вопли, и служат кому глубинного мира чертоги, —
дайте открыться немым укрытиям и Персефоны
строгой бесплотный народ отпустите, направив в просторы
ночи, и челн через Стикс пусть полным назад возвратится.
Пусть устремляют свой шаг к обители света не только
маны, — и ты, Персеид, повели благочестный Элисий
толпам покинуть своим, и сумрачный пусть их Аркадец
мощною ветвью ведет; а навстречу — во зле опочивших
(многих вмещает Эреб, и многие — кадмовой крови),
трижды потрясши змеей и тисом зовя их зажженным,
дню, о вождь Тисифона, яви, и солнца лишенных
да не прогонит назад устремляющий головы Кербер».

 

 

БОГИНЯ ЧАРОДЕЙСТВА

I. БОГИНЯ МАГИИ

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга 4. 45. 1. (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

 

[Ниже приводится краткий пересказ мифа о Гекате:]
У Гелиоса было два сына — Ээт и Перс. Ээт стал царем Кол­хиды, а Перс — Тавриды, и оба они отли­ча­лись сви­ре­пым нра­вом. У Пер­са была дочь Гека­та, дер­зо­стью и без­за­ко­ни­ем пре­вос­хо­див­шая даже сво­его отца. Увле­ка­ясь охотой, она в слу­чае неуда­чи вме­сто зве­рей уби­ва­ла из лука людей, а увле­ка­ясь изготов­ле­ни­ем смер­то­нос­ных зелий, она изо­бре­ла так назы­вае­мый ако­нит, и испы­ты­ва­ла силу каж­до­го зелья, добав­ляя его в пищу чуже­зем­цам. При­об­ре­тя боль­шой опыт в этих делах, Гека­та преж­де все­го погу­би­ла зельем отца и уна­сле­до­ва­ла цар­скую власть. Затем она воз­двиг­ла свя­ти­ли­ще Арте­ми­де, в кото­ром ста­ла при­но­сить в жерт­ву богине при­плы­ваю­щих в ее стра­ну чуже­зем­цев, про­сла­вив­шись так сво­ей сви­ре­по­стью. После это­го Гека­та вышла замуж за Ээта и роди­ла от него двух доче­рей — Кир­ку и Медею, а так­же сына Эги­а­лея.

Кир­ка заня­лась изу­че­ни­ем вся­че­ских зелий и изыс­ка­ла все­воз­мож­ные коре­нья, обла­даю­щие неве­ро­ят­ной силой.  Мно­го­му научи­лась она от сво­ей мате­ри Гека­ты, но зна­чи­тель­но боль­ше изо­бре­ла бла­го­да­ря соб­ст­вен­но­му усер­дию, так что ника­кая жен­щи­на не мог­ла срав­нить­ся с ней в зна­нии зелий. Кир­ка вышла замуж за царя сар­ма­тов, кото­рых неко­то­рые назы­ва­ют ски­фа­ми, и пер­во-напер­во погу­би­ла мужа зелья­ми и, уна­сле­до­вав цар­скую власть, учи­ни­ла мно­го жесто­ко­стей и наси­лия по отно­ше­нию к под­дан­ным. Поэто­му она и утра­ти­ла власть и, соглас­но неко­то­рым мифо­гра­фам, бежа­ла на про­сто­ры Оке­а­на, где завла­де­ла пустын­ным ост­ро­вом и обос­но­ва­лась там вме­сте с сопро­вож­дав­ши­ми ее жен­щи­на­ми, а по сло­вам неко­то­рых исто­ри­ков поки­ну­ла Понт и посе­ли­лась в Ита­лии на мысу, кото­рый до сих пор назы­ва­ют Кир­ке­ем.

О Медее же рас­ска­зы­ва­ют, что она узна­ла от мате­ри силу всех зелий, но исполь­зо­ва­ла их с совер­шен­но про­ти­во­по­лож­ной целью: жела­ни­ем ее было спа­сать от опас­но­сти при­плы­вав­ших чуже­зем­цев, ино­гда прось­ба­ми и лас­кой убеж­дая отца поми­ло­вать осуж­ден­ных на смерть, а ино­гда сама же выпус­ка­ла их из зато­че­ния и забо­ти­лась о без­опас­но­сти несчаст­ных. Посколь­ку Медея все более ока­зы­ва­ла сопро­тив­ле­ние наме­ре­ни­ям роди­те­лей, Ээт запо­до­зрил дочь в зло­умыш­ле­нии и обрек ее на «сво­бод­ное зато­че­ние». Одна­ко Медея бежа­ла и укры­лась в лежа­щем у моря свя­ти­ли­ще Гелиоса.

 

II. МАГИЯ МЕДЕИ

Геката была источником магических сил ведьмы Медеи. Большая часть ее магии описывается как ночная или некромантская по своей природе.

Еврипид. Медея. 396. (Источник: Еврипид. Трагедии. Т. 1 / Пер. Инн. Анненского, ст. М. Л. Гаспарова и В. Н. Ярхо, прим. В. Н. Ярхо. Отв. ред. М. Л. Гаспаров. (Серия «Литературные памятники»). В 2 т. – М.: Ладомир-Наука. 1999. – С. 46-49):

 

Родной очаг хранящею, клянусь
Гекатою, что скорбию Медеи
Себе никто души не усладит!..
Им горек пир покажется, а свату
Его вино и слезы мук моих…

 

Аполлоний Родосский. Аргонавтика. Книга 3. 250 (Источник: Аполлоний Родосский. Аргонавтика / Перевод Н. А. Чистяковой. – М.: НИЦ «Ладомир», 2001. – С. 16) (греческий эпос 3 в до. н. э.):

 

Дома Медея дотоль, но бессменно в храме Гекаты
Службу несла, ибо жрицей она состояла богини.

 

III. МАГИЯ ВЕДЬМЫ КИРКИ

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга 4. 45. 1. (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

 

После это­го Гека­та вышла замуж за Ээта и роди­ла от него двух доче­рей — Кир­ку и Медею, а так­же сына Эги­а­лея.

Кир­ка заня­лась изу­че­ни­ем вся­че­ских зелий и изыс­ка­ла все­воз­мож­ные коре­нья, обла­даю­щие неве­ро­ят­ной силой. Мно­го­му научи­лась она от сво­ей мате­ри Гека­ты, но зна­чи­тель­но боль­ше изо­бре­ла бла­го­да­ря соб­ст­вен­но­му усер­дию, так что ника­кая жен­щи­на не мог­ла срав­нить­ся с ней в зна­нии зелий

 

Овидий. Метаморфозы. Книга тринадцатая. 14. 369. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

Та же моле­нья твер­дит и сло­ва ядо­ви­тые мол­вит
И непо­нят­ным богам непо­нят­ным закля­ти­ем слу­жит —
Тем, от кото­ро­го лик Луны бело­снеж­ной туск­не­ет
И на Отцов­ском челе соби­ра­ют­ся взбух­шие тучи.
От закли­на­ний ее тем­нотой покры­ва­ет­ся небо,
Мглу испа­ря­ет зем­ля. По доро­гам невиди­мым бро­дят
Спут­ни­ки Пика, и сам государь оста­ет­ся без стра­жи.
Выбра­ла место и миг, — «Закли­наю тво­и­ми оча­ми,
Что поло­ни­ли мои, кра­сотою тво­ей несрав­нен­ной,
Сде­лав­шей то, что — боги­ня — тебя умо­ляю! Сочув­ст­вуй
Пылу влюб­лен­ной! При­ми все­зря­щее веч­ное Солн­це
Тестем и, серд­цем жесток, Тита­ниды не пре­зри Цир­цеи!» —
Мол­ви­ла. Но и ее и моле­нья отверг он над­мен­но
И отве­чал: «Кто б ты ни была, тво­им я не буду,
Пика дру­гая пле­нит, и молю, чтобы дол­го пле­ня­ла!
Брач­ный союз осквер­нять я чужою не ста­ну любо­вью, —
Еже­ли мне сохра­нят Канен­ту — дочь Яно­ву — судь­бы».
Сно­ва моль­бы попы­тав пона­прас­ну, Тита­ния мол­вит:
«Это тебе не прой­дет! Не вер­нешь­ся ты боль­ше к Канен­те.
Что́ оскорб­ле­нье, любовь и жен­щи­на могут, — узна­ешь:
Оскорб­ле­на, влюб­ле­на и жен­щи­на тоже Цир­цея!»
Два­жды затем на восток обра­ти­лась и два­жды на запад;
Палоч­кой три­жды к нему при­кос­ну­лась и три закли­на­нья
Про­из­нес­ла, — и бежит он, и сам удив­ля­ет­ся бегу
Быст­ро­му, как нико­гда, и пух заме­ча­ет на теле;
И, воз­му­щен­ный, что вот ново­яв­лен­ной пти­цей неждан­но
В Лация рощи вле­тел, он твер­дым клю­вом дере­вья
Бьет в доса­де сво­ей, вет­вям пора­не­нья нано­сит.
Кры­лья же пти­цы хра­нят окрас­ку пур­пур­ной хла­миды;
Преж­няя пряж­ка его, золотая одеж­ды закол­ка,
Ста­ла пером: золо­той вкруг шей­ки горит оже­ре­лок.
Нет ниче­го уже в нем от преж­не­го Пика — лишь имя.
Спут­ни­ки Пика меж тем пона­прас­ну его при­зы­ва­ли
Дол­го в полях и нигде отыс­кать не мог­ли гос­по­ди­на,
А Тита­ниду нашли; она уж рас­чи­сти­ла воздух,
Вет­рам и солн­цу уже раз­ре­ши­ла тума­ны рас­се­ять.
Изоб­ли­ча­ют ее в пре­ступ­ле­нье и тре­бу­ют Пика.
К силе при­бег­ли; разить бес­по­щад­ным гото­вы ору­жьем.
Вред­ные зелья она, ядо­ви­тые брыз­га­ет соки;
Ночь и пол­ноч­ных богов из Эре­ба, из Хао­са кли­чет,
Молит­во­сло­вье тво­рит завы­ва­ни­ем дол­гим Гека­те.
С мест повска­ка­ли сво­их — ска­зать уди­ви­тель­но! — рощи,
И засто­на­ла зем­ля, поблед­не­ло вдруг дере­во рядом,
Кра­пом меж тем на лугу заале­ли кро­ва­вые кап­ли,
Кам­ни и те изда­ют как буд­то глу­хое мыча­нье;
Лают как буд­то бы псы; зем­ля в отвра­ти­тель­ных зме­ях
Лос­нит­ся, а над зем­лей — про­зрач­ные души пор­ха­ют.
И в изум­ле­нье тол­па, устра­ши­лась чудес. Устра­шен­ным
Тро­стью вол­шеб­ной она удив­лен­ные тро­ну­ла лица, —
И от каса­нья того раз­лич­ные чуди­ща-зве­ри
В юно­шей вхо­дят. Никто не остал­ся в обли­чий преж­нем.

 

ТАВРИЧЕСКАЯ ГЕКАТА И ИФИГЕНИЯ

Гекату иногда отождествляли с богиней, которой поклонялись племена Херсонеса Таврического (Крым, Черное море). Согласно сообщению, дочь Гесиода Агамемнона Ифигения была увезена в этот регион Артемидой и преобразована в таврическую богиню.

Павсаний. Описание Эллады (Греции). Книга 1. 43. 1. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

Мегар­цы гово­рят, что у них есть свя­ти­ли­ще и Ифи­ге­нии, что и она умер­ла в Мега­рах. Я же слы­хал об Ифи­ге­нии дру­гой рас­сказ, пере­да­вае­мый арка­дя­на­ми, и знаю, что Геси­од в «Ката­ло­ге жен­щин» гово­рит, что Ифи­ге­ния не умер­ла, но по воле Арте­ми­ды ста­ла Гека­той

 

ГЕКАТА И АРТЕМИДА

Гекату иногда отождествляли с богиней Артемидой. В гомеровском гимне Деметре Артемида сначала описывается как подруга Персефоны и, возможно, снова появляется как Геката, спутница Деметры в поисках ее украденной дочери. Гекатос (дальний стрелок) — мужская форма имени Геката — был распространенным гомеровским эпитетом для брата Артемиды Аполлона. Две богини часто изображались одинаково в короткой юбке, в охотничьих ботинках, с парой факелов и с собакой.

 

Аристофан. Лягушки. 1358 (Источник: Аристофан. Комедии. В 2 томах / Пер. с древнегреч.: С. К. Апт., А. И. Пиотровский, Н. Корнилов; Коммент. В. Ярхо. — М.: Искусство, 1983) (греческая комедия 5-4 вв. до н. э.):

 

Э-эй, кри­тяне, дети гор,
Спе­ши­те на помощь со стре­ла­ми, с лука­ми,
Ска­чи­те, безум­ст­вуй­те, дом окру­жи­те воров­ки!
С ними ты, дочь Лето,
Арте­ми­да!
Поспе­ши, при­веди сво­их псиц,
Обы­щи дом и двор!
И ты, дочь Зев­са, смо­ли­стые факе­лы
В руках поды­мая,
Гека­та, явись, оза­ри
Гли­ки дом!

 

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга 4. 45. 1. (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

 

При­об­ре­тя боль­шой опыт в этих делах, Гека­та преж­де все­го погу­би­ла зельем отца и уна­сле­до­ва­ла цар­скую власть. Затем она воз­двиг­ла свя­ти­ли­ще Арте­ми­де [обычно описывается как храм Гекаты, но автор их объединяет], в кото­ром ста­ла при­но­сить в жерт­ву богине при­плы­ваю­щих в ее стра­ну чуже­зем­цев, про­сла­вив­шись так сво­ей сви­ре­по­стью.

 

ТРИАДА ГЕКАТА–АРТЕМИДА–СЕЛЕНА

Триада Геката-Артемида-Селена встречается в поэзии римской эпохи.

Сенека. Федра. 403-423. (Источник: Луций Анней Сенека. Федра / Перевод С. А. Ошерова / Луций Анней Сенека. Трагедии. — М.: Наука, 1983. — С. 45-46) (римская трагедия 1 в. н. э.):

 

«[Федра молится Диане-Гекате-Луне-Артемиде-Селене:]

Царица рощ, высоких гор пустынница,

В пустынных высях гор одна лишь чтимая,

Приметы отврати от нас грозящие!

Богиня, средь лесных урочищ властная,

Ночных небес краса, светило славное,

Чьих перемен чредою озарен весь мир,

Трехликая Геката, снизойди к мольбам.

Смягчи упорный, мрачный Ипполита дух, –

Пусть выслушает нас, пусть сам научится

Любить, пусть загорится сердце дикое.

Опутай душу: пусть угрюмый, яростный

Признает власть Венеры. Ради этого

Все силы приложи – и пусть засветится

Твой ярче лик, пусть тучу разорвут рога,

И пусть коней твоих с пути эфирного

Не совлекут заклятья фессалийские;

Пусть ни один пастух не похваляется

Твоей любовью. Внемли, снизойди к мольбам!»

 

Сенека. Троянки. 386-390. (Источник: Луций Анней Сенека. Медея / Перевод С. А. Ошерова / Луций Анней Сенека. Трагедии. — М.: Наука, 1983. — С. 243) (римская трагедия 1 в. н. э.):

 

«Так же, как дважды шесть бурно несется звезд,

Как столетних кругов бег ускоряет сам

Повелитель светил [Гелиос-Солнце], как ускоряет ход

По извитым путям светлая Тривия [Даина-Артемида-Селена-Геката],

К смерти мчимся мы все».

 

Стаций. Фиваида. Книга десятая. 368-373. (Источник: Публий Папиний Стаций. Фиваида / В переводе Ю. А. Шичалина. – М.: «Наука», 1991. – С. 174) (римский эпос 1 в. н. э.):

 

«[В следующем отрывке Стаций описывает Диану-Артемиду как тройную богиню, которая включает в себя свойства Дианы, Луны, Гекаты (Артемиды, Селены, Гекаты):]

Повелительница сокровенной, о Кинфия, ночи!

ежели верно, что ты – божество, чей трижды изменчив

образ, и ты же к лесам в ином обличий сходишь, –

сей – недавний еще – сопутник, сей редкий питомец

рощ, сей юноша – твой, о Диана, откликнись же ныне! –

нами не найден». – Склонив колесницу, богиня низводит

светоч благой и тела указует направленным рогом.

Явственны стали поля…»

 

Стаций. Фиваида. Книга четвертая. 419-483. (Источник: Публий Папиний Стаций. Фиваида / В переводе Ю. А. Шичалина. – М.: «Наука», 1991. – С. 63-64) (римский эпос 1 в. н. э.):

 

«[Провидец Тересий совершает обряд в роще Дианы (Артемиды)-Гекаты:]

Лес в умудренных летах, согбенный старостью мощной,

с неопадавшей листвой стоял, недоступный от века

солнца лучам…

Тишь гробовая в лесу: принуждал безотчетный к молчанью

ужас, а свет, заключенный, бледнел, на свет непохожий.

Тьма не пуста божеством: Латонию [Артемиду-Гекату], рощ опекуншу,

в каждом дуба стволе и в каждом кедре смолистом

запечатленную, лес священным окутывал мраком.

В чаще звеня, летят незримые стрелы богини,

псы завывают [как Геката] в ночи, когда, чертоги покинув

дядины [Аида], облик она обретает новой Дианы;

но, притомясь на хребтах, – когда высочайшее солнце

шлет сладчайшие сны, – здесь, кругом широким повсюду

стрелы вонзив и склонясь на исчерпанный тул, засыпает.

[Тиресий восклицает, вызывая призраков:]

«Тартара грозный предел, и ненасыщаемой Смерти

страшное царство, и ты, о самый свирепый из братьев,

коему подчинены и души, и вечные грешных

вопли, и служат кому глубинного мира чертоги, –

дайте открыться немым укрытиям и Персефоны

строгой бесплотный народ отпустите, направив в просторы

ночи, и челн через Стикс пусть полным назад возвратится.

Пусть устремляют свой шаг к обители света не только

маны, – и ты, Персеид [Геката], повели благочестный Элисий

толпам покинуть своим, и сумрачный пусть их Аркадец [Гермес]

мощною ветвью ведет…»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XLIV. 189-197. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 434) (греческий эпос 5 в. н. э.):

 

«[Нонн описывает Артемиду-Гекату-Селену как тройную богиню:]

Гелия [Солнца] дочерь, матерь всего, круговратная Мена [Луна],

Правящая повозкой серебряной в небе Селена,

Если ты вправду Геката многоименная, если

Светочем ты помаваешь в руке огненосной все ночи,

Снизойди, о ночная владычица…

Если ты Артемида далекоразящая, в скалах

На охоту спешащая с ланеубийцей Лиэем –

Брату приди на подмогу!»

СВЯЩЕННЫЕ ЖИВОТНЫЕ

I. КУНИЦА

Клавдий Элиан. О мире животных. Книга 15. 11. / Переводчик: Агностик. (Источник: Симпосий, сайт об античной литературе, античной истории и людях античности — дата обращения 13 июля 2021):

 

Я слышал, что куница когда–то была человеком. Моего слуха также достигло то, что и звали его «Куницей»; и что был он торговец заговорами и чародей; был он в высшей степени невоздержан и страдал от безумных сексуальных желаний. Не избежал он моего внимания потому, что богиня Геката превратила его в злобное существо

II. ПСЫ

Аполлоний Родосский. Аргонавтика. Книга 3. 1194 (Источник: Аполлоний Родосский. Аргонавтика / Перевод Н. А. Чистяковой. – М.: НИЦ «Ладомир», 2001. – С. 16) (греческий эпос 3 в до. н. э.):

 

Громко на помошь в борьбе Гекату-Бримо призывая.

Из сокровенных глубин поднялась она, ужас-богиня,
К жертвам Язоновым. Всю кругом ее обвивали
Страх наводящие змеи, ветвями увенчаны дуба;
Факелов вмиг засверкали огни без числа; залилися
Сразу подземные псы вкруг богини пронзительным лаем;
Затрепетали луга придорожные; подняли вопли

 

Ликофрон. Александра. 74. (Источник: Ликофрон. Александра. / Вступ. ст. А. В. Мосолкина, пер. и комм. И. Е. Сурикова. // ВДИ. 2011. № 1) (греческий поэт 3 в. до н. э.):

 

Пеще­ру той боги­ни, что собак разит [Зеринф — пеще­ра на Само­фра­кии, место почи­та­ния Гека­ты. Этой богине при­но­си­лись в жерт­ву соба­ки.]

 

ПОТОМСТВО ГЕКАТЫ

I. БОГИНЯ-ДЕВА

Гекату описывали как девственную богиню, подобную Артемиде. Ее часто изображали в девичьем платье до колен.

Ликофрон. Александра. 1175-1176. (Источник: Ликофрон. Александра. / Вступ. ст. А. В. Мосолкина, пер. и комм. И. Е. Сурикова. // ВДИ. 2011. № 1) (греческий поэт 3 в. до н. э.):

«… Перса дочь,

Трехликая Бримо [Геката]…»

 

II. СЦИЛЛА (СКИЛЛА)

Иногда Гекату отождествляли с Кратейей (Кратеидой), матерью морского чудовища Сциллы. Ее также называли Skylakagetis, что также связывало ее с именем чудовища.

Аполлоний Родосский. Аргонавтика. Четвертая книга. 817-820. (Источник: Аполлоний Родосский. Аргонавтика / Перевод Н. А. Чистяковой. – М.: НИЦ «Ладомир», 2001. – С. 115) (греческий эпос 3 в до. н. э.):

«[Цирцея говорит своей племяннице Медее:]

Пусть они [аргонавты] не осмелятся плыть и у страшной пещеры

Злоумышленной Скиллы Авсонской, которую Форку [Форкию]

Встарь родила Ночная Геката, чье имя Кратейя

Между людей».

 

III. КИРКА (ЦИРЦЕЯ) И МЕДЕЯ

Диодор Сицилийский отождествлял Гекату с колхидскими нимфами [океанидами] Персеидой и Эйдией (матерью и женой цара Ээта), а также с богиней соседнего Таврического Херсонеса.

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга IV. Глава XLV (1-4). (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

«У Гелиоса [Солнца] было два сына – Ээт и Перс. Ээт стал царем Колхиды, а Перс – Тавриды (Херсонеса)… У Перса была дочь Геката… Геката вышла замуж за Ээта и родила от него двух дочерей – Кирку [Цирцею] и Медею, а также сына Эгиалея».

 

ГЕКАТА И ВОЙНА ТИТАНОВ

Геката была титанидой, которая стала союзницей Зевса.

Гесиод. Теогония. 411-428. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 37-38) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

«Эта [Астрея], зачавши, родила Гекату, – ее перед всеми

Зевс отличил Громовержец и славный удел даровал ей:

Править судьбою земли и бесплодно-пустынного моря.

Был ей и звездным Ураном почетный удел предоставлен,

Более всех почитают ее и бессмертные боги.

Тех, кто от Геи-Земли родился и от Неба-Урана,

Не причинил ей насилья Кронид [Зевс] и не отнял обратно,

Что от Титанов, от прежних богов, получила богиня.

Все сохранилось за ней, что при первом разделе на долю

Выпало ей из даров на земле, и на небе, и в море.

Чести не меньше она, как единая дочь, получает, –

Даже и больше еще: глубоко она чтима Кронидом».

 

 

ГЕКАТА И ВОЙНА ГИГАНТОВ

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга I. VI (2). (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 9) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«… Клития же, ударив факелом, убила Геката…»

Геката изображена на нескольких античных вазах, где она сражается с гигантом, вооружившись двумя факелами.

 

 

ГЕКАТА И ПОХИЩЕНИЕ ПЕРСЕФОНЫ

 

Гомеровские гимны. V. К Деметре. 20-63. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 156) (греческий эпос 7-4 вв. до н. э.):

«Завопила пронзительным голосом дева [Персефона],

Милого клича отца, высочайшего Зевса-Кронида.

Но не услышал призыва ее ни один из бессмертных.

Слышала только из темной пещеры Персова [Персея] дочерь,

Нежная духом Геката, с блестящей повязкою дева.

Слышал и Гелиос-царь [Солнце], Гиперионов сын лучезарный,

Как призывала богиня Кронида-отца…

Девять скиталася дней непрерывно Део [Деметра] пречестная,

С факелом в каждой руке обходя всю широкую землю,

И не вкусила ни разу амвросии с нектаром сладким,

Кожи нетленной своей не омыла ни разу водою.

Но лишь десятая в небе забрезжила светлая Эос,

Встретилась скорбной богине Геката, державшая светоч, —

Вествуя матери, слово сказала и так взговорила:

«Пышнодарящая, добропогодная матерь Деметра!

Кто из небесных богов или смертных людей дерзновенно

Персефонею похитил и милый твой дух опечалил?

Голос ее я слыхала, однако не видела глазом,

Кто – похититель ее. По совести все говорю я…»

Так говорила Геката. И ей не ответила речью

Реи прекрасноволосая дочь, но вперед устремилась

С факелом в каждой руке, в сопутствии девы Гекаты.

К Гелию [Солнцу] обе пришли, пред конями его они стали,

И взговорила к богов и людей соглядатаю матерь…»

 

Гомеровские гимны. V. К Деметре. 438-440. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 164) (греческий эпос 7-4 вв. до н. э.):

«[После того, как Персефона была возвращена из подземного мира к Деметре:]

Дева-Геката приблизилась к ним в покрывале блестящем;

Чистую дочерь Деметры в объятья она заключила.

С этой поры ей служанкой и спутницей стала царица».

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга IX. Беотия. XXXIX. 2. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

[В следующем отрывке Геркина, охранная собака (eruô, kunos), возможно, Геката:]

«[город Лебадия в Беотии] от рощи Трофония он отделен (рекою Геркиной) Говорят, Геркина играла здесь вместе с Корой, дочерью Деметры; она держала в руках гуся (khên) и случайно его выпустила. Он влетел в глубокую пещеру и скрылся под камнем. Тогда Кора [Персефона], войдя туда, поймала птицу, скрывшуюся под камнем, и, говорят, из под того камня, который сдвинула Кора, потекла вода, и поэтому эту реку назвали Геркиной. На берегу реки есть храм Геркины, а в нем статуя девушки, держащей в руках гуся. В пещере же находятся истоки реки и статуи в виде стоящих прямо фигур с жезлами в руках, а вокруг жезлов обвились змеи. Всякий легко догадается, что это статуи Асклепия и Гигиеи (Здоровья); но они могут быть также статуями Трофония и Теркины, так как змеи считаются посвященными столько же Асклепию, сколько и Трофонию».

 

ГЕКАТА И ГЕРМЕС

Вероятно, Геката описывалась как супруга Гермеса-Хтония (подземного Гермеса) в культе фессалийских Фер и Элевсина. Оба бога были предводителями призраков мертвых и связывались с весенним возвращением Персефоны.

Павсаний. Описание Эллады. Книга I. Аттика. XXXVIII. 7. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«Героя же Элевсина, от которого город получил свое название [Элевсин]… считают сыном Гермеса и Дайры [Гекаты], дочери Океана…»

 

Проперций. Элегии. Книга вторая. 2. 11-12. (Источник: Секст Проперций. Элегии. / Пер. А. И. Любжина. М.: Греко-латинский кабинет, 2004. – С. 57):

«… Такова, говорят, – Бримо [Геката], когда она у священных волн Бойбеиды [озера в Фессалии]

прильнула своим девственным телом к телу Меркурия [Гермеса]».

 

ГЕКАТА И ГАЛИНФИАДА

Антонин Либерал. Метаморфозы. XXIX. Галинфиада [Рассказывает Никандр в книге IV «Превращений»]. (Источник: Антонин Либерал. Метаморфозы / Перевод с древнегреческого, вступительная статья и комментарии В. Н. Ярхо // ВДИ, 1997, № 3-4) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«У Прета в Фивах родилась дочь Галинфиада. Эта девушка была подругой в играх Алкмены, дочери Электриона. Когда же у Алкмены наступили роды Геракла, Мойры [Судьбы] и Илифия [богиня рождения], чтобы сделать приятное Гере, продлевали ее мучения. Они сидели вокруг нее, обхватив ее руками, Галинфиада же, боясь, как бы Алкмена не обезумела от тяжких мук, прибежала к Мойрам и Илифии и возвестила, что по воле Зевса у Алкмены родился мальчик, а оказываемые им почести отменены. При этом <известии> оцепенение напало на Мойр, и они тотчас отпустили руки, а Алкмена избавилась от мучений, и родился Геракл. Мойр же охватило горе, и за то, что, будучи смертной, Галинфиада обманула богов, они лишили ее женской природы, превратили ее в хитрую ласку и назначили ей жить в скрытных местах и вступать в неестественный союз: ибо потомство она зачинает через уши, а будучи беременной, изрыгает его горлом. Геката сжалилась над ней, претерпевшей такое превращение, и сделала ее своей священной прислужницей».

 

Клавдий Элиан. О мире животных. Книга XII. 5. / Переводчик: Агностик. (Источник: Симпосий, сайт об античной литературе, античной истории и людях античности  — дата обращения 13 июля 2021):

«… Жители Фив, хотя и греки, поклоняются кунице [Галинфиаде], и как я слышал, потому что она была нянькой Геракла, но даже если она не была нянькой, по крайней мере когда Алкмена была в тяжести и не могла разрешиться дитем, куница подбежала к ней, и освободила узы ее утробы, так что явился Геракл и сразу начал ползать».

 

ГЕКАТА И ЧАРОДЕЙ КУНИЦА

Клавдий Элиан. О мире животных. Книга XV. 11. / Переводчик: Агностик. (Источник: Симпосий, сайт об античной литературе, античной истории и людях античности [http://simposium.ru/ru/node/12146] — дата обращения 13 июля 2021):

«Я слышал, что куница когда–то была человеком. Моего слуха также достигло то, что и звали его «Куницей»; и что был он торговец заговорами и чародей (pharmakis); был он в высшей степени невоздержан и страдал от безумных сексуальных желаний. Не избежал он моего внимания потому, что богиня Геката превратила его в злобное существо. Моя богиня, помилуй меня: басни и их изложение я оставлю другим».

 

ГЕКАТА И ЦАРИЦА ГЕКУБА

После падения Трои Одиссей взял в плен царицу Гекубу. Во время путешествия в Элладу она убила фракийского царя и местные жители забили ее камнями. Затем боги превратили ее в черную собаку, и она стала близким животным богини Гекаты. В этом мифе царица явно отождествлялась с Бендис, фракийской Гекатой, в жертву которой приносили собак.

Ликофрон. Александра. 1175-1188. (Источник: Ликофрон. Александра. / Вступ. ст. А. В. Мосолкина, пер. и комм. И. Е. Сурикова. // ВДИ. 2011. № 1) (греческий поэт 3 в. до н. э.):

«… Перса дочь,

Трехликая Бримо [Геката], тебя [Гекубу] охранницей

Возьмет, чтоб воем по ночам людей страшить [после того, как она превратится в собаку],

Которые не чтят несеньем факелов

И жертвами ее изображения –

Стримона, Фер владычицы, Зеринфии [Гекаты].

И кенотаф святой на мысе острова [Сицилии],

Пахине, возведет тебе хозяин твой [Одиссей]

Собственноручно, злые сны увидевши,

Чтоб упокоить у Гелора струй тебя.

У берегов тебе он [Одиссей] возлияния

Свершит, смягчив богини трехголовой [Гекаты] гнев.

Ведь сам он жертвоприношенье мрачное

Начнет Аиду, первым бросив камень свой».

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Мифы. 111. Гекуба. (Источник: Гигин. Мифы. / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. — 2-е изд., испр. — СПб.: Алетейя, 2000. – С. 242):

«Когда Улисс [Одиссей] уводил в рабство Гекубу, … жену Приама,… она бросилась в море… и, как говорят, стала собакой; от чего получил свое название Киней [Собаки]».

 

Овидий. Метаморфозы. Книга тринадцатая. 404-575. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«Пал Илион и Приам; у несчастной супруги Приама [Гекубы]

Отнято все; наконец, пропал даже вид человечий;

Воздух чужой начала устрашать новоявленным лаем.

Длинный где Геллеспонт замыкается узким проливом…

Есть, где Троя была, – напротив, – фригийская область,

Край бистонийских мужей. Полиместора пышное царство

Там находилось. Ему, Полидор, отец [Приам] тебя отдал

На воспитанье…

Только фортуна троян в прах пала, безбожный фракийский

Царь свой выхватил меч и вонзил его в горло питомцу.

Так и Гекуба, смешав в груди своей гнев и страданье,

Силы души не забыв, но забыв свои поздние годы,

Шла к Полиместору в дом, к виновнику злого убийства.

И побеседовать с ним попросила, как будто, мол, хочет

Злата остаток ему показать, предназначенный сыну.

Вот уж он схвачен толпой полонянок троянских; Гекуба

Ринулась; пальцы ему в вероломные очи вдавила

И вырывает глаза; от гнева становится сильной;

И погружает персты, в залитые кровью преступной,

Даже не очи – их нет! – но глазницы рукой выскребает.

Тут, разъярясь на урон, нанесенный владыке, фракийцы

Копья и камни кидать, нападенье ведя на троянку,

Начали было. Она же за кинутым камнем с ворчаньем

Бросилась вдруг и его захватить уж старалась зубами.

Молвить хотела, но лай раздался. Сохранилось то место –

Так и зовется оно [Киноссема, Собачий курган]. О старых несчастиях помня,

Долго, тоскуя, она в ситонийских полях завывала.

Участь ее – троянцев родных, и враждебных пеласгов,

И олимпийцев самих не могла не растрогать, и боги,

И между ними сама Громовержца сестра и супруга [Юнона, Гера],

Все отрицали, чтоб так по заслугам свершилось с Гекубой».

 

Овидий. Метаморфозы. Книга седьмая. 361-362. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«Где над Корита отцом [Парисом] возвышается холмик печальный.

Также поля, устрашенные вдруг завыванием Меры…»

[Овидий связывает Гекубу или Гекату со звездой Сириус (из созвездия Большого Пса)

или Мерой (собакой, которая в других легендах не упоминается)]».

 

Оцените статью
Боги Греции
Добавить комментарий

девятнадцать − 6 =