Цитаты классической древнегреческой литературы о Эросе

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЭРОСА

I. АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ ГЕНЕАЛОГИИ

Павсаний. Описание Эллады. Книга IX. Беотия. XXVII. 2. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«Эрота большинство людей считает самым юным из богов и полагает, что он сын Афродиты. Но Олен из Ликии [легендарный греческий поэт], написавший для эллинов самые древние гимны, этот Олен в своем гимне, посвященном Илитии, говорит, что матерью Эрота была Илития. После Олена были поэты Памф и Орфей [легендарные греческие поэты]: у того и у другого есть гимны, написанные в честь Эрота, чтобы Ликомиды пели и их во время священных таинств. Я их читал, когда мне пришлось беседовать с дадухом (факелоносцем). Но подробнее об этом я говорить не стану. Гесиод же или тот, кто под именем Гесиода составил «Теогонию», я знаю, написал, что вначале был Хаос, а затем явились Гея [Земля], Тартар и Эрот. Сапфо с Лесбоса написала много гимнов в честь Эрота; но как она в них говорит об Эроте, противоречит один гимн другому».

 

II. СЫН АФРОДИТЫ

Гесиод. Теогония. 201-202. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 33) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

«К племени вечных блаженных отправилась тотчас богиня.

Эрос [Любовь] сопутствовал деве [Афродите], и следовал Гимер [Желание] прекрасный».

[Возможно, Гесиод предполагает, что Эрос и Афродита родились от Афродиты при ее рождении. Действительно, по мнению Сапфо, Эрос был сыном Урана и Афродиты, и это позволяет предположить, что Афродита была беременна от бога. Нонн Панополитанский прямо на это указывает].

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга IX. Беотия. XXVII. 2. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«Эрота большинство людей считает самым юным из богов и полагает, что он сын Афродиты».

 

Овидий. Фасты. Книга четвертая. 1. (Источник: Овидий. Элегии и малые поэмы / Перевод с латинского. Сост. и предисл. М. Гаспарова. Коммент. и ред. переводов М. Гаспарова и С. Ошерова. – М.: Художественная литература, 1973. – 528 с.) (римская поэзия 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«Будь благосклонна к певцу, – я сказал, – мать [Афродита] обоих Эротов!»

[Под «обоими Эротами» подразумеваются «Любовь» и «Противолюбовь»].

 

Сенека. Федра. 274-277. (Источник: Луций Анней Сенека. Федра / Перевод С. А. Ошерова / Луций Анней Сенека. Трагедии. — М.: Наука, 1983. — С. 42) (римская трагедия 1 в. н. э.):

«О богиня [Афродита], волн порожденье бурных,

Двойственный тобой Купидон [то есть Эрос и Антерос] рожденный

Факела огнем и стрелами грозен,

В блеске красоты шаловливый мальчик…»

 

Стаций. Фиваида. Книга четвертая. 792-802. (Источник: Публий Папиний Стаций. Фиваида / В переводе Ю. А. Шичалина. – М.: «Наука», 1991. – С. 71) (римский эпос 1 в. н. э.):

«Мальчик на лоне земли расцветающей то меж высокой

вешнею зеленью полз, склоненным лицом подминая

мягкие травы, а то взывал к кормилице милой,

плача без млечных сосцов…

Словно маленький Марс [Арес] в одрисийских снегах, или словно

мальчик пернатый [Эрос] в горах Менала [после своего рождения]…»

 

Апулей. Золотой осёл. Книга одиннадцатая. 2. (Источник: Апулей. Золотой осёл / Перевод М. Кузьмина. – Л.: Academia, 1931. – C. 324) (роман 2 в. н. э. на латинском языке):

«…Венера [Афродита] небесная, что рождением Амура [Любви, Эроса] первобытную

вражду полов примирила…»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь V. 135-145. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 55) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Премудрая мать Афродита

Ожерелье златое с каменьем сверкающим дарит –

Яркий ограненный камень лучится на шее невесты [Гармонии, дочери Ареса и Афродиты]

Сделал Гефест ожерелье для матери Кипрогенейи,

Дабы отметить рожденье Эроса-стрелоносца!

Думал супруг хромоногий, что сына родит Киферейя [Афродита]

Слабого на ноги, так же как на ноги слаб и родитель…

Тщетно так мыслил, но только узрел резвоногого сына [Эроса],

Блещущего крылами, словно бы отпрыск он Майи —

Выковал бог ожерелье подобное гибкому змею,

С хребтовиной из звезд!»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XLI. 130-141. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 400-401) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Тут у богини родился при появленье на бреге,

Резвоногий мальчишка, забил как мужчина ногами

И без подмоги извне нашел он дорогу из лона…

Сильно стучал он в тело зачавшей без мужа богини,

Страстно желая родиться; крылья затрепетали —

И единым порывом врата он рожденья покинул,

Кинулся на руки, быстрый, блестящие матери милой,

Эрос, к высокой груди прильнув Афродиты-богини,

Стал высасывать млеко, зная, как сладостной пищей

Глад утолить, неученый… Стал сжимать он губами

Эти перси, что ране не ведали прикосновенья,

Ненасытно впивая млеко из груди округлой!»

 

III. СЫН ЭЙЛЕЙФИИ

Павсаний. Описание Эллады. Книга IX. Беотия. XXVII. 2. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«Олен из Ликии, написавший для эллинов самые древние гимны, этот Олен в своем гимне, посвященном Илитии, говорит, что матерью Эрота была Илития [Эйлейфия]».

 

IV. СЫН ПОРОСА И ПЕНИИ

Платон. Пир. 203b /Перевод С. К. Апта. (Источник: Платон. Собрание сочинений в 4 т.: Т. II /Общ. ред. А. Ф. Лосева и др.; Авт. вступит. статьи А. Ф. Лосев; Примеч. А. А. Тахо-Годи; Пер. с древнегреч. – М.: Мысль, 1994. – С. 113) (греческий философ 4 в. до н. э.):

«Когда родилась Афродита, боги собрались на пир, и в числе их был Порос, сын Метиды. Только они отобедали – а еды у них было вдоволь, – как пришла просить подаяния Пения и стала у дверей. И вот Порос, охмелев от нектара – вина тогда еще не было, – вышел в сад Зевса и, отяжелевший, уснул. И тут Пения, задумав в своей бедности родить ребенка от Пороса, прилегла к нему и зачала Эрота. Вот почему Эрот – спутник и слуга Афродиты: ведь он был зачат на празднике рождения этой богини; кроме того, он по самой своей природе любит красивое: ведь Афродита красавица».

 

ЭРОС, АФРОДИТА И ГИГИНТ ТИФЕЙ

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Астрономия. Книга вторая. Рыбы. 30. (Источник: Гигин. Астрономия / Перевод и комментарии А. И. Рубана. СПб., Изд-во «Алетейя», 1997):

«Диогнет Эритрейский рассказывает, что однажды Венера [Афродита] и ее сын Купидон [Амур, Эрос] пришли в Сирии к реке Евфрат. Внезапно в том же месте появился Тифон [Тифей], о котором мы рассказали выше. Венера и ее сын бросились в реку и там превратились в рыб, тем самым избежав опасности. Поэтому впоследствии сирийцы, обитавшие вблизи тех мест, перестали питаться рыбой, не осмеливаясь ее ловить, чтобы не показалось, что они, по сходству обстоятельств, или нападают на убежище богов, или пытаются изловить их самих».

 

Овидий. Фасты. Книга вторая. 459-474. (Источник: Овидий. Элегии и малые поэмы / Перевод с латинского. Сост. и предисл. М. Гаспарова. Коммент. и ред. переводов М. Гаспарова и С. Ошерова. – М.: Художественная литература, 1973. – 528 с.) (римская поэзия 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«… Принимай, Рыба, небесных коней.

Ты, говорят, и твой брат (ибо вы сверкаете вместе

В небе) двоих на спине переносили богов.

Некогда, в страхе бежав от злодея Тифона, Диона,

В день как Юпитер вступил в бой за свои небеса,

К водам Евфрата придя с младенцем своим Купидоном [Эросом],

У палестинской реки села на берег она.

Тополи там и камыш покрывали края побережья,

И, понадеясь на них, скрылась она в ивняке.

Ветер тут зашумел по роще; она испугалась

И побледнела, решив, что подступают враги.

Сжавши в объятьях дитя, она закричала: «Бегите,

Нимфы, на помощь ко мне, двух вы спасите богов!»

Прыгнула в реку – и тут близнецы их подняли рыбы:

Обе за это они звездами быть почтены.

С этой поры сирийский народ нечестивым считает

Рыбу вкушать и ее в рот никогда не берет».

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь II. 220-225. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 19) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«[Когда Тифей осадил Олимпос]

Брачных союзов богиня,

Странствует Афродита и всё пребывает бесплодным,

Связь нерушимая мира разбита, и дев предводитель,

Эрос неукротимый, всё укрощавший – он, дерзкий,

В страхе бежал, разбросав породительниц страсти любовной,

Стрелы…»

 

ЛЮБОВЬ ЭРОСА И РОДОПЫ

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XXXII. 46-. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. ???) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Гера, смеяся в сердце своем хитроумном,

Злобная, так отвечала, лукавя с божественным мужем:

«Отче Зевес, с другою целью сюда я явилась,

Распря жестокая индов с Индоубийцей Лиэем

Вовсе меня не заботит в это мгновенье, спешила

Я к восточным пределам, знойным, граничащим с краем

Гелия, ибо пернатый Эрос у влаги тефийской

К океаниде Родопе страстью ныне охвачен,

Стрел желанья не мечет — нарушен и миропорядок!

Жизнь, увы, угасает, когда не любятся пары!

Я же его призывала к порядку – иду восвояси

Ибо зовуся «Дзигией» смертными вовсе не зря я,

Браки ведь устрояю прочные собственной дланью!»

 

ЭРОС И ЛЮБОВЬ БОГОВ

Сенека. Федра. 186-194. (Источник: Луций Анней Сенека. Федра / Перевод С. А. Ошерова / Луций Анней Сенека. Трагедии. — М.: Наука, 1983. — С. 39-40) (римская трагедия 1 в. н. э.):

«Крылатый [бог Купидон (Эрос)], всей землей повелевает он,

Неукротимым жжет огнем Юпитера [Зевса],

Изведал жар его Градив [Марс (Арес)] воинственный,

Изведал и кузнец [Вулкан (Гефест)] трехзубой молнии:

Он, кто под Этной в горнах вечно пышущих

Вздувает пламя, малым опален огнем.

И даже Феба [Аполлона], стрелами разящего,

Пронзил стрелою мальчик, метче пущенной.

И небу в тягость и земле полет его».

 

Сенека. Федра. 293-295. (Источник: Луций Анней Сенека. Федра / Перевод С. А. Ошерова / Луций Анней Сенека. Трагедии. — М.: Наука, 1983. — С. 43) (римская трагедия 1 в. н. э.):

«…Девам в душу льет незнакомый пламень

И велит богам, покидая небо,

В измененных жить на земле обличьях».

 

I. БОГИНИ-ДЕВЫ

Аполлоний Родосский. Аргонавтика. Третья книга. 32-33. (Источник: Аполлоний Родосский. Аргонавтика / Перевод Н. А. Чистяковой. – М.: НИЦ «Ладомир», 2001. – С. 65) (греческий эпос 3 в до. н. э.):

«[Афина сказала:] Гера, отец меня породил несведущей в стрелах

Этих, и мне никакие не нужны подобные чувства».

[Аполлоний указывает на бесполость Афины, которая возникла

из головы Зевса, а не родилась обычным образом].

В гимне Гомера Афродите говорится, что богиня Афина, Гестия и Артемида не были способны испытывать любовь. Но здесь как источник страсти описывается скорее Афродита, чем Эрос.

 

II. ЛЮБОВЬ ЗЕВСА

Коринна. Пророчество о дочерях Асопа. 1-10. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. Вересаева, Е. Рабинович. – М.: Ладомир, 1999. – С. 378) (греческий эпос 7-4 вв. до н. э.):

«Трех дочерей у тебя забрал

Тварей творец, владыка Зевес,

Трех увел хозяин морской

Потидаон [Посейдон], и двух силком

Феб [Аполлон] принудил к союзу,

Взял девятую славный Гермес,

Майи отпрыск, – вот как Эрот

Вместе с Кипридой богов влечет

Красться тайком в заповедный дом

За невестой желанной».

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Астрономия. Книга вторая. Планеты. 42. (Источник: Гигин. Астрономия / Перевод и комментарии А. И. Рубана. СПб., Изд-во «Алетейя», 1997):

«Одна из них [планет] – звезда Юпитера [Зевса], именуемая Файнон. По словам Гераклида Понтийского, в те времена, когда Прометей создавал людей, он наделил его несравненной со всеми прочими телесной красотой. Когда он задумал скрыть его и не отпускать, как всех других, Купидон [Эрос] известил о том Юпитера. После чего Меркурий [Гермес], посланный к Файнону, убедил его явиться к Юпитеру и обрести бессмертие. Поэтому он был помещен среди звезд».

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь VII. 110-138. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 77-78) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Эрос, мудрец неученый, пастырь старца Айона,

В темные двери стучит праначального Хаоса громко,

После колчан вынимает дивный, кованный богом,

В нем лишь одном храниться могли те стрелы, что в Зевсе

Страсть пробуждали к женам земным, огненосные стрелы,

Счетом двенадцать… Вот Эрос пишет слово златое

Каждой – свое на спинке колчана, что полон желаний:

«Первая Зевса сведет на ложе Ио волоокой,

Тура-похитчика женит вторая на деве Европе,

Третья к свадьбе с Плуто принудит владыку Олимпа,

Ко златому супругу четвертая кликнет Данаю,

Пятая огненный брак готовит юнице Семеле,

Неба царю, орлу, шестая подарит Эгину,

Антиопу седьмая Сатира ликом обманет,

Приведет восьмая к лебедю Леду нагую,

А девятой удар обольстит перребийскую Дию,

Дрот же десятый ночь Алкмены чарой утроит,

А одиннадцатой прельстится Лаодамия,

Олимпиаду отдаться последняя трижды принудит!»

Все осмотрел бог Эрос, каждую стрелку проверил,

Но отложил другие с огнепышущим жалом,

Пятую выбрав: на пламень тетивы налагает,

Плющ обвивает вкруг жала пернатого огненной стрелки,

(Чтоб увенчал потом божество виноградное), после

Острие он в кратеры с нектаром окунает,

Дабы как нектар сладок был Вакх [Дионис] осенней порою!

Вот направился Эрос к Диеву дому проворно…

Дева ж Семела проснулась с зарею розоволикой,

И над упряжкою мулов бичом из сребра заблистала…»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь VII. 190-206. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 79) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Не ускользнула от взоров всевидящего Зевеса

Дева. С высот поднебесных ее он взглядом уметил.

Эрос, податель жизни, свою тетиву напрягая,

Встал перед ликом Отца, взирающего на Семелу,

Несравненный стрелок. Под стрелкой, плющами увитой,

Тетива засияла – вот лук до предела натянут –

Дрот искусный слетает со звоном, рождающим отзвук.

Зевс всемогущий мишенью являлся. Эрос же, крошка,

В шею владыку уметил. Мерцающею звездою

Стрелка эротов вонзилась в тело с трепетом брачным,

К сердцу Дия приникла, ведая умысел тайный,

Бурно прошла до бедра до самого, провозвещая

Будущее рожденье бога. Тут-то Кронион,

Не отводя своих взоров, что сердце отдали страсти,

Загорелся любовью, язвимый волшебным желаньем.

Только узрев Семелу, себя вопросил: не Европа ль

Явлена пред очами снова?»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь VII. 269-279. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 80-819) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Пламенем жарким желанья зачарованный, страстью,

Сыну отец уступил: ведь Эрос-малютка стрелою

Малою воспламенил метателя громов и молний!

Не помогли ни ливни, ни огненные зарницы

Своему господину, и был повержен небесный

Пламень малою искрой не знающей битвы Пафийки!

Эрос нагой, без доспехов, пробил и щит волокожий,

Бился и пояс с эгидой… Перун же, рождающий отклик

Громко-рокочущий – раб колчана, где страсть зародилась.

Зевс от волшебной стрелки любовью к Семеле охвачен –

Оцепенел, ведь с восторгом соседствует пламень любовный!»

 

III. ЛЮБОВЬ АФРОДИТЫ

Овидий. Метаморфозы. Книга десятая. 525. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«Мать как-то раз целовал мальчуган, опоясанный тулом,

И выступавшей стрелой ей нечаянно грудь поцарапал.

Ранена, сына рукой отстранила богиня: однако

Рана была глубока, обманулась сначала Венера».

[И она была восхищена красотой Адониса].

 

IV. ЛЮБОВЬ АПОЛЛОНА

Филострат Младший. Картины. 15. Гиацинт. (Источник: Филострат (старший и младший). Картины. Каллистрат. Описание статуй. – Томск: «Водолей», 1996) (греческий ритор 3 в. н. э.):

«[Из описания греческой картины, изображающей смерть Гиацинта – возлюбленного Аполлона:]

В ногах у него диск, и смотри, возле него стоит Эрот [Любовь], очень веселый, но вместе с тем и печальный, а далее из засады подглядывает Зефир [западный ветер] с жестоким лицом. Всем этим художник заставляет нас догадаться о предстоящей гибели юноши: когда Аполлон бросает диск, то Зефир, дуя в сторону, направит его на Гиацинта».

 

Овидий. Метаморфозы. Книга первая. 452-474. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«Первая Феба [Аполлона] любовь – Пенеева Дафна; послал же

Деву не случай слепой, а гнев Купидона [Эроса] жестокий.

Как-то Делиец, тогда над змеем победою гордый,

Видел, как мальчик свой лук, тетиву натянув, выгибает.

«Что тебе, резвый шалун, с могучим оружием делать? –

Молвил. – Нашим плечам пристала подобная ноша,

Ибо мы можем врага уверенно ранить и зверя;

Гибельным брюхом своим недавно давившего столько

Места тысячью стрел уложили мы тело Пифона.

Будь же доволен и тем, что какие-то нежные страсти

Может твой факел разжечь; не присваивай подвигов наших!»

Сын же Венерин ему: «Пусть лук твой все поражает,

Мой же тебя да пронзит! Насколько тебе уступают

Твари, настолько меня ты все-таки славою ниже».

Молвил и, взмахом крыла скользнув по воздуху, быстрый,

Остановился, слетев, на тенистой твердыне Парнаса.

Две он пернатых достал из стрелоносящего тула,

Разных: одна прогоняет любовь, другая внушает.

Та, что внушает, с крючком, – сверкает концом она острым;

Та, что гонит, – тупа, и свинец у нее под тростинкой.

Эту он в нимфу вонзил, в Пенееву дочь; а другою,

Ранив до мозга костей, уязвил Аполлона, и тотчас

Он полюбил, а она избегает возлюбленной зваться».

 

V. ЛЮБОВЬ АИДА

Овидий. Метаморфозы. Книга пятая. 363-???. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«Царь [Аид], той напасти страшась, из хором своих сумрачных вышел,

На колесницу ступил и, черными мчимый конями,

Тщательно стал объезжать основанья земли Сицилийской.

Все осмотрев, убедясь, что ничто не грозит обвалиться,

Страх отложил он. Меж тем Эрикина [Венера (Афродита)] его увидала

С ей посвященной горы. И, обняв крылатого сына, –

«Сын мой, оружье мое, и рука, и могущество! – молвит, –

Лук свой возьми, Купидон [Эрос], которым ты всех поражаешь,

Быстрые стрелы направь в грудь бога, которому жребий

Выпал последний, когда триединое царство делили.

Горние все и Юпитер [Зевс] отец, и боги морские

Власть твою знают, и тот [Посейдон], в чьей власти боги морские.

Тартару что ж отставать? Что власти своей и моей ты

Не расширяешь? Идет ведь дело о трети вселенной!

Даже и в небе у нас – каково же терпение наше! –

Презрены мы; уменьшается власть и моя и Амура [Эроса],

Разве не видишь: от нас и Паллада [Афина] теперь и Диана [Артемида]

Лучница прочь отошли? И девствовать будет Цереры [Деметры]

Дочь, коль допустим: она и сама этой участи хочет.

Ежели к просьбе моей ты не глух – ради общего царства

С дядей [Аидом] богиню сведи». Сказала Венера. И тотчас

Взялся Амур за колчан и стрелу, как мать повелела,

Выбрал из тысячи стрел одну, но острее которой

Не было и ни одной, что лучше бы слушалась лука.

Вот свой податливый рог изогнул, подставив колено,

Мальчик и Диту пронзил искривленной тростинкою сердце».

 

VI. ЛЮБОВЬ АИДА

«[После смерти возлюбленного Диониса Ампелоса:]

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XI. 349-491. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 119-122) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«[После смерти возлюбленного Диониса Ампелоса]

Эрос же рядом явился,

Облик приняв Силена косматого с жезлом во длани,

С рожками небольшими во лбу. Обвил он вкруг чресел

Мех звериный, и, старец, на жезл суковатый оперся.

Бромия, льющего слезы, стал утешать понемногу:

«Новой страсти пыланьем смири пылание прежней,

И над другим любимым томись и мучайся сладко,

А о мертвом не мысли! Ведь исцеленьем от страсти

Новая страсть и бывает! Любви ты не одолеешь,

Вечно сердце тая, увы, не убьет ее время!

Коли желаешь защиты от сердце терзающей боли,

Мальчика заведи: желаньем уймется желанье!

[Затем он рассказывает историю о влюбенных Каламосе и Карпосе]

Мягкой участливой речью тронут неистовый Эрос

И восхотел он умерить сладкую скорбь Диониса…»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XVI. 1-11. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 166) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Но не осталась без мести злосчастного пастыря [Химноса, убитого Никайей] гибель!

Взяв и лук свой, и стрелы, таящие жала желанья,

Эрос невидимый, быстрый направился к Дионису,

Что отдыхал на гальке песчаного брега речного.

Ловкая Никайя после охоты, привычного дела,

Грязью и потом покрывшись от блужданья по скалам,

Тело омыть возжелала в струях горных потоков.

Не терял ни мгновенья Эрос далекоразящий, –

На тетиву налагает стрелку с зазубренным жалом

Быструю, лук натянувши, шлет ее в сердце Лиэю [Дионису]!

По оперение стрелка в грудь погрузилась, и в струях

Дионис вдруг увидел плывущую деву нагую…

Сладостное возгорелось в нем желанье от дрота!»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XVI. 258-262. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 171) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Эрос дикарку увидел и показал Дионису,

Гипносу помогая, Немесида смеется!

И Дионис хитроумный на бесшумных котурнах

Осторожно ступает, к возлюбленной приближаясь.

К отроковице подходит…»

[В наказание Никайи за смерть Химноса она будет изнасилована богом Дионисом].

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XLI. 399-426; песнь XLII. 1-31. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 406-408) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«[Афродита просит Эроса заставить Диониса и Посейдона

влюбиться в ее дочь Берою:]

Вот богиня, изведав оракул офионейский,

В собственное жилище возвращается. Рядом

С сыном [Эросом] своим садится на троне златоискусном,

Обвивает рукою она за пояс малютку,

Радуясь в сердце великой радостью, ликом лучится,

На колена сажает милое бремя и сразу

Детку в уста и очи целует, безумящий после

Лук его поднимает с колчаном, дротами полным,

И говорить начинает хитрольстивые речи:

«Жизни нашей опора, услада Пеннорожденной,

Угнетает Кронион жестоко мое потомство!

После того, как девять кругов свершила Селена,

Мучаясь мукой жестокой родов, я разродилась

Гармонией, страдала я от болей ужасных,

А ведь Лето уж явила деву в мир Илифию,

Артемиду, помощницу женщин, тех, кто рожает!

Единоутробный брат Амимоны, сразу навряд ли

Ты поймешь, как из пены и неба родятся… Желаю

Я деяний великих, хочу небесный порядок

Тут явить у прибрежья, у пены волн материнских!

Зачаруй ты Блаженных, одной и той же стрелою

Бога уметь Посейдона и виноградного Вакха,

Сих блаженных Бессмертных! Даром достойным тебя я

Отдарю за труды по сей стрельбе дальновержной!

Дам тебе лиру златую, которую Феб [Аполлон] Гармонии

Древле дарил, па память во длани свои получишь

Лиру сию о граде, ведь ты, мой мальчик, не только

Дальновержец, как Феб, но также играешь на лире!»

Сына она убедила — и в одночасие прянул

Пылкий Эрос и грозный, перебирая стопами

В воздухе, пролагая пернатыми путь в поднебесье,

Огненный лук сжимая в ладонях. А за плечами

Пламенеющий, полный дротов, колчан находился!

Точно звезда, помчался в безоблачные просторы,

Вычертив след за собою звездно-искристым мерцаньем,

Знаменование словно неся мореходцу иль вою,

Путь отмечая по краю неба огнем целокупным.

Так необорный Эрос мчался стремительно в небе,

Воздух крылами взбивая, плещущий за спиною

С шумом глухим: у пределов ассирийского края

На тетиве единой расположил он две стрелки,

Дабы две раны подобные, страсть будящие к деве [Берое],

Он нанес двум Бессмертным, пожелавшим бы брака,

Пенного моря владыке [Посейдону] и божеству винограда [Дионису]!

Вот тем временем первый оставил соленые глуби,

Край тирийский оставил, у ливанских отрогов

Оба встретились бога. От колесницы ужасной

Леопардов уставших прочь отпускает Марон;

Прах со шкур отряхая, поит влагой прохладной,

Остужает их, потных, в водах источников горных.

Эрос же необоримый подкрался к деве поближе

И оттуда уметил богов двумя остриями:

Эрос вселил в Диониса стремленье страстное к деве,

Дабы он предложил ей и сердце, и винные грозди!

Пыл любви разжигает в груди владыки трезубца,

Дабы он предложил двойной ей брачный подарок:

Страсть сражаться на море и яства отведать морские!

Вакх пылает сильнее — ведь разум вино распаляет,

Много сильнее жало безумное жалит желанья

Вакха, горячего нравом и более юного телом!»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XLII. 337-340. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 415) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Плакал над увяданьем бог [Дионис] безмолвно, молился

Гипносу с Эросом, даже звезде, Афродите вечерней [Венере],

Чтоб насладиться ему любовью в таком сновиденье

С призраком зыбким любимой…»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XLIII. 416-437. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 429) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«[После того как Дионис проигрывает битву за Берою,

Эрос обещает ему другую любовь].

К опечаленному Дионису

Эрос-кровник явился и молвил такое ревнивцу:

«Что, Дионис, яришься на жало брачных желаний?

Не для Бромия вовсе Бероя, но для морского

Бога назначена, дабы дитя морской Афродиты

Сочеталася браком с владыкою пенной пучины!

Я для тебя приготовил сладостную Ариадну,

Нежную Миноса дочерь! Оставь бессмысленной пене

Моря сродницу пены, прекрасную Амимону,

Должен ты горы и долы Ливана, Адониса струи

Ныне покинуть Фригии ради, отчизны красавиц,

Ждет тебя Титанида Авра, из Гелия рода,

Там венец за победу в битве тебя ожидает,

Там, в отчизне невесты, во Фракии, также Паллена

Призывает тебя копьеносная, ложем юницы

Вознагражу за отвагу, увенчаю любовью,

Ибо ты выиграл битву на состязаньях Киприды!»

Молвил такое Вакху, скорбящему в страсти, сородич

Эрос, бог всемогущий. Крылья с шумом расправил

Пламени треску подобно, и в выси небес устремился,

В горние домы Зевса».

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XLIII. 429-432. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 461) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«[Ариадна жалуется после того, как Тесей ее покинул:]

Я пробудилась — со мной нет желания сердца!

Мнимые лики эротов являлися предо мною,

Видела я обманный сон о свадьбе счастливой,

Не состоявшейся, милый Тесей меня бросил навеки!»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XLVIII. 106-178. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 473-474) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«[Дионис боролся с Паленной в состязании за ее руку:]

Тут на арену явилась Киприда [Афродита], нагой в середине

Эрос встал, показавши брачный венец Дионису.

Лишь с победой в сраженье получали невесту.

Нимфа Пейто одела девы нежное тело

В серебристое платье, победу суля Дионису…

После единоборства победного и с одобренья

Дня, сородича Эрос тут же венком и венчает,

Тем завершив испытанье, выдержанное Лиэем!»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XLVIII. 260-286. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 476-477) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Там она [титанида Авра] в полдень заснула и о брачных грядущих

Празднествах было знаменье сладостное в сей дреме:

Явится бог огнепылкий и жгучее жало на жилу

Лука наложит, и станет зайцев стрелять по чащобам,

Уязвляя стрелою легкою множество зверя;

Будто придет и Киприда [Афродита] вместе с отпрыском Мирры [Адонисом]

Сразу за ловчим малюткой, окажется, будто бы дева

Рядом и Авра, не лук Артемиды неся за плечами,

А охотника Эроса тул, пернатыми полный!

Вот он зверя уметил, но, утомившись охотой,

Мстительно-злобной на разных медведиц и леопардов,

Поясом страсти любовной львицу вдруг заарканил,

И по земле волоча, показал ее матери милой;

После увидела дева во тьме, как ее подхватил он,

Злобный, как, умоляя, к Адонису и Афродите

Длани она простирала, а бешеный Эрос глумился,

Отроковицу представив добычею, львицею в путах,

Как кричал, похваляясь: «Благовенчанная матерь!

Вот привожу со склоненной главою к тебе я девицу!

Вы же, девы-плясуньи изнеженного Орхомена,

Пояс сей возложите на чресла Авры для брака,

Дабы возмог он упорство львицы непобедимой!»

Вот предсказанье какое дикая Авра узнала.

Были сны неразумны – разве не эти эроты

Ловят и жен, и мужей, загоняя их в ловчие сети?

Пробудилася дева, гневалась против лавра,

Эроса и Киприду [Афродиту] бранила…»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XLVIII. 470-477. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 481) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Эрос тем временем жалом

Сладостного желанья уязвил Диониса,

После взмыв на огромных крылах под своды Олимпа!

Вот уж бродящего в долах Вакха страсть поражает,

Места себе не находит бог, уже не надеясь

На благосклонность девичью — но нет от любви исцеленья!

Эрос его сжигает пламенем, жалящим разум,

Бромия подвигая на насилье над Аврой!»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XLVIII. 612-619. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 484) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Тут огнепылкий Эрос сломленную увидел

Деву, с небес спустился с ликом улыбчиво-ясным,

Молвив такие речи радостному Дионису:

«Как, Дионис, охота? Авра тебя поджидает?»

Так он сказал и к Олимпу взлетел, крылом помавая,

Только на листьях весенних цветов начертал он сначала:

«Ложе твое готово, пока забылась невеста

Сном, о жених, смотри же, не пробуди столь желанной!»

 

ЭРОС И ЛЮБОВЬ ГЕРОЕВ

I. ЛЮБОВЬ ПЕРСЕЯ И АНДРОМЕДЫ

Филострат Старший. Картины. Книга I. 29. Персей. (Источник: Филострат (старший и младший). Картины. Каллистрат. Описание статуй. – Томск: «Водолей», 1996) (греческий ритор 3 в. н. э.):

«[Из описания греческой картины в Неаполе:]

…Это тот знаменитый подвиг Персея; говорят, что в Эфиопии он убил чудовище, порожденье моря Атланта… Художник решил на картине изобразить этот подвиг Персея, в тот момент его, когда он был уже закончен. Чудовище лежит распростертым у берега, заливая все потоками крови, от которых и море становится красным. Андромеду ж Эрот освобождает от оков; нарисован он как обычно крылатым, но в виде взрослого юноши, что необычно; дышит он тяжело и трудится не без усилия. Перед подвигом Персей обратился к Эроту с мольбой притти и помочь ему в этой борьбе с диким чудовищем; и Эрот пришел, услыхав мольбу эллина».

 

II. ЛЮБОВЬ ГЕРАКЛА И АБДЕРА

Филострат Старший. Картины. Книга II. 25. Похороны Абдера. (Источник: Филострат (старший и младший). Картины. Каллистрат. Описание статуй. – Томск: «Водолей», 1996) (греческий ритор 3 в. н. э.):

«[Из описания греческой живописи в Неаполе:]

Этот подвиг [связанный с укрощением Гераклом коней-людоедов] надо считать более трудным потому, что сверх многих других Эрот возложил его на Геракла, что для него было тяжким несчастьем. Абдера, полусожранным, отняв его у кобыл, выносит Геракл; они сожрали его еще нежного, более юного, чем Ифит; это можно судить по останкам его: до сих пор они еще остаются прекрасными, лежа на львиной шкуре. Пусть другой влюбленный проливает слезы над ними, их обнимает, говорит жалкие речи с грустным от горя лицом; пусть другому ставят погребальную доску как дар на могилу прекрасного [но Геракл основал город в честь своего возлюбленного Абдера]».

 

III. ЛЮБОВЬ ПЕЛОПСА И ГИППОДАМИИ

Филострат Младший. Картины. 10. Пелопс. / Переводчик Кондратьев С. П. (Источник: Филострат (старший и младший). Картины. Каллистрат. Описание статуй. – Томск: «Водолей», 1996) (греческий ритор 3 в. н. э.):

«[Эномай] торопится принести жертву Аресу, отцу своему; вид его дик, в глазах – жажда убийства [Пелопса]; он торопит Миртила. А Эрот сконфуженно подпиливает ось колесницы, тем указывая на два момента: во-первых, что влюбленная дева [Гипподамия] вместе с влюбленным в нее [Пелопсом] составляет против отца [Эномая] заговор…»

 

IV. ЛЮБОВЬ ГЕРО И ЛЕАНДРА

Мусей. Геро и Леандр. 18-21. / Пер. М. Дриневич под ред. Μ. Е. Грабарь-Пассек (Источник: Памятники поздней античной поэзии и прозы. – М.: Наука, 1964. – С. 77):

«Эрот же, свой лук натянувши,

В каждый из тех городов послав по стреле заостренной,

Деву и юношу ранил. По имени их называли:

Милым Леандром – его, а Геро – прекрасную деву».

 

V. ЛЮБОВЬ СКИЛЛЫ, ДОЧЕРИ НИСА

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XXV. 150-???. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. ???) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«[Минос выиграл сражение против царя Мегар Нисоса.

Ему помог бог любви, который заставил дочь царя влюбиться

в Миноса и предать отца, срезав у него волос:]

…Пятясь шагом постыдным, медный Арей удалился,

На щитоносную деву Афродиту взирая,

На копьеносную Похоть… У меднодоспешного воя

Эрос в легкой тунике прекраснокудрявый победу

Вырвал… Ведь Скилла из кудрей отца уснувшего тут же

Срезала рыжий волос, что был у него от рожденья…»

 

VI. ЛЮБОВЬ ХАЛКОМЕДЕИ И МОРРЕЯ

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XXXIII. 24-199. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 312-316) (греческий эпос 5 в. н. э.):

[Во время войны Диониса с индийцами Эрос заставляет индийского

воина Моррея влюбиться в Халкомедею и тем самым помогает богу.]

«Афродита

Обратилася к деве [харите], в печали ее утешая,

Паситеи [хариты Пасифеи] беду поняв по безмолвному лику:

«Милая дева, что страждешь — ты ликом переменилась!

… Ужель и тебя уметил

Сын мой [бог любви Эрос], ужели влюбилась, по долинам блуждая,

В пастуха как Селена? Ужель как Эригенейю

И тебя мой Эрос жалом жгучим изранил?

Так рекла, а Харита заплакала и сказала:

«Сеятельница живого, матерь сладких томлений…

Скорбь меня охватила по родителю Вакху [Дионису],

Ибо Эринии разум его поразили – о, если б

Защитила ты брата кровного, Диониса!»

Побледнела внезапно, ликом переменилась,

Смех оставила звонкий улыбчивая Афродита!

Вестницу кличет Аглаю, чтоб призвала она сына,

Ярого Эроса, мощным крылом секущего небо,

Первопричину продленья племени человеков.

Тронулась в путь Харита, пред собой озирая

Небо и море с землею, не сыщется ль где-нибудь в мире

Эроса след незаметный, ведь может крылья раскинуть

Он в четырех пределах этого круга земного [возможно, это земля, море, небо и преисподняя].

И отыскала бога на высях златого Олимпа:

В коттаб играл он, капли нектара в чаши роняя.

Рядом стоял ровесник, товарищ по милым забавам,

Гименей благовласый…

Встала рядом [с Эросом] Аглая, из дланей прияла награду

Сладких томлений владыки, после отводит в сторонку,

И призывая к молчанью, Эросу молвит на ушко

То, что сказать повелела словом лукавым хозяйка:

«Всеукрощающий! Неукротимый! О, жизни податель!

Поторопись! Киферейя просит! Одна ведь осталась,

Ныне богиня — Харита ушла, Пейто (Соблазнение) убежала,

Потос (Сексуальное влечение) непостоянный исчез, только я и осталась,

Дабы, владыка, явиться к тебе за стрелой всепобедной!»

Молвила только, а Эрос уразумел уж посланье!

Ибо понятлива юность, и не окончены речи,

А она уже начало, конца не дослушав, познала!

Так он, вспыхнув, воскликнул, и гневная речь полилася:

«Кто же обидел Пафийку? На всех и на всё ополчуся

За нее! Коли матерь будет в печали и в страхе,

Непобедимой стрелою я и Зевеса умечу!

Так что в неистовой страсти взмоет орлом в поднебесье

Снова иль кинется в море быком, разрезающим зыби!

Если обидела дева Паллада [Афина] иль Хромоногий [Гефест],

Кекропийское пламя снова на матерь подвигнув,

Стану с обоими биться, с Афиною и Гефестом!

Ежели Лучница [Артемида] снова, Звероубийца, вспылила –

Горний меч Ориона высмотрю в поднебесье,

На Артемиду направлю, на землю повергну богиню!

Резвоплесничного Майи отпрыска унесу я

Вдаль на крылах, пусть кличет Пейто свою [жену] понапрасну!

Я и без стрел всемогущих, лука с колчаном не тронув,

Усмирю Аполлона лавром густоветвистым

И свяжу говорящим венчиком гиацинта!

Не трепещу я пред мощью Эниалия-бога [Ареса] –

Сладостным поясом страсти опутаю руки и ноги,

Двух божеств лучезарных совлеку я на землю

И отправлю на Пафос, в спутники к матери милой,

Фаэтонта [Гелиоса, Солнце] с Клименой [его женой], Эндимиона с Селеной [женой Эндимиона],

Дабы и боги узнали, что всех я в мире могучей!»

Молвил и быстрой стопою прянул в высокое небо,

И быстрее гораздо Аглаи с парою крыльев

Он оказался в жилище разгневанной Афродиты.

Встретила мальчика тут же, радуясь сердцем, богиня,

Заключила в объятья, приподняла, посадила

Эроса на колени, милое бремя, и сладко

Целовала его в уста и в очи, ласкала

Дланию лук и стрелы, дотрагивалась до колчана,

И говорила будто во гневе хитрые речи:

«Ах, дитя, ты забыл Фаэтонта [Гелиоса, Солнце] и Киферейю [Цитерию, Афродиту]:

Пасифая не хочет с быком любовного ложа,

Надо мною смеется Гелий! Астридово семя,

Внука, Дериадея в сражение ополчает

На погибель вакханкам женолюбивого Вакха!

Сатиров Бромия страстных хочет сгубить, уничтожить!

Боле всего тревожит, что в облике смертного мужа

Бурного в битве Арея и Энио ополчает,

Невзирая на прежний пыл его к Афродите,

По наущениям Геры против идет Диониса,

Индов царю поборая… Что ж, коль Арей пособляет

Дериадею, сражайся ты за бога Лиэя [Диониса]!

Дрот у него – но лук твой сильнее гораздо, пред ним же

Зевс всевышний склонялся, Арей могучий, Гермеса

Сила, и Стреловержец сам сего лука страшится!

Милый мой мальчик, ах если б Пеннорожденной помог ты,

За бассарид [вакханок] сражаясь, за нашего Диониса!

Поспеши же к эойским пределам земли поскорее,

К индов просторной равнине, где есть служанка Лиэя

Среди войска вакханок, сияющая красотою,

Именем – Халкомеда; ведь если деву эту поставить

С Афродитою рядом на отрогах Либана [Ливана],

То не смогут, мой мальчик, выделить Афродиту!

Так ступай же туда и безумному Дионису

Помоги, и Моррея срази красой Халкомеды!

Дам я тебе награду благую за выстрел из лука,

Скованный богом лемнийским венок, сияньем подобный

Гелия жаркому свету! Сладкое жало метнувши,

Ты угодишь обоим, Киприде и Дионису!

Так почти нашу птицу, вестницу сладких желаний,

Знак сочетания в счастье, счастливого сердца во браке!»

Молвила – Эрос от лона матери спрыгнул мгновенно,

Лук сжимая покрепче, колчан закинув за плечи,

В коем стрелы теснились всеукрощающей страсти!

Прянул пернатый мальчик в неба просторы, близ Керны

Развернул он крылья против Эос искристой,

Улыбаясь тому, что лучистого в небе возницу

Некогда он спалил огнем своей крохотной стрелки,

Так что сияние страсти затмило сияние Солнца!

Вскоре он оказался в средине индского войска,

Лук опирая о выю прекрасной Халкомедейи

И овевая ланиты оперением жала,

В сердце уметил Моррея стрелою… После, взбивая

Воздух своими крылами, прянул обратно он в небо,

Прямо к воротам отчим [Урана, Небо – отца Афродиты, которая родилась взрослой и беременной Эросом из пены, возникшей от кастрации Урана], мерцающим средь созвездий,

Инд оставив горящим пламенем пылким любовным!

Сладкотомное пламя тело его охватило –

Бросился вслед за девой Моррей, злосчастный влюбленный,

Меч уже не вздымая, вращая копьем понапрасну.

Жалило буйное сердце только одно лишь желанье,

Сделался хмелен от страсти, взоры по кругу блуждали,

Лишь о Киприде и думал в неукротимом томленье!»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XXXIII. 236-244. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 317) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Голос его [Моррея] прерывался в безумье Кипридиной страсти,

Ибо ночные стрелы томлений сердце язвили:

«Прочь, о луки и стрелы Арея, могучей оружье

Сердце мое пронзило! Прочь, щиты и колчаны,

Сладкое жало желанья меча и дрота сильнее!

Не ополчусь против войска вакханок неистовых боле,

Отчего бога и землю, и влагу родную оставив,

Жертвенник я воздвигну Киприде и Дионису,

Бросив медный дрот Эниалия и Афины!»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XXXIV. 33-34. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 321) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«[Влюбленный Моррей:]

Может, всеукротитель Химерос (Желание) ополчился

Против тебя стрелою пламенной из колчана?»

 

ЭРОС, АФРОДИТА И ЛЮБОВЬ МЕДЕИ

После прибытия аргонавтов в Колхиду богиня Гера решила влюбить Медею в Ясона, чтобы помочь ему найти золотое руно. Для этого она попросила Афродиту, чтобы ее сын Эрос выстрелил в Медею своей стрелой.

Аполлоний Родосский. Аргонавтика. Третья книга. 25-35. (Источник: Аполлоний Родосский. Аргонавтика / Перевод Н. А. Чистяковой. – М.: НИЦ «Ладомир», 2001. – С. 65) (греческий эпос 3 в до. н. э.):

«[Гера обращается к Афине:]

Сходим к Киприде! Давай вдвоем попросим, пусть сыну,

Если он ей послушен, прикажет искусную в зельях

Дочь Эета к Ясону склонить, стрелой своей ранив.

По советам ее, полагаю, руно он сумеет

В землю Эллады назад привезти». Так Гера сказала.

Замысел этот разумный Афину обрадовал очень.

Сразу она отвечала Гере радостной речью:

«Гера, отец меня породил несведущей в стрелах

Этих, и мне никакие не нужны подобные чувства.

Если тебе по душе эта мысль, то я за тобою

Следом пойду, но с Кипридой сама заводи разговоры».

 

Аполлоний Родосский. Аргонавтика. Третья книга. 84-289. (Источник: Аполлоний Родосский. Аргонавтика / Перевод Н. А. Чистяковой. – М.: НИЦ «Ладомир», 2001. – С. 67-71) (греческий эпос 3 в до. н. э.):

«[Гера в присутствии Афины обращается к Афродите:]

«Мы пришли, не жалея ни силы, ни рук для деяний,

Сыну только отдай твоему приказание: деву,

Дочь Эета, увлечь любовью к герою Ясону.

А Киприда обеим богиням сказала:

«Гера, Афина! Вас он послушал бы много скорее,

Чем меня. Всегда со мною он только бесстыден,

А перед вами немного стыда в глазах он проявит.

Он меня совсем не боится и, споря, глумится.

Я рассердилась однажды и, вне себя от проделок,

Даже хотела лук разломать и противные стрелы

На виду у него. Так он пригрозил, обозленный,

Что хоть не держит он гнева пока, но ежели волю

Дам я своим рукам, то потом я могу поплатиться».

Молвила так. Улыбнулись богини, взглянув друг на друга.

Снова Киприда печальная с речью к ним обратилась:

«Муки мои другим лишь смех доставляют. Не должно

Всем о них говорить; пускай одной мне довлеют.

Ныне же, коль по душе вам это обеим придется,

Я постараюсь и буду просить у него послушанья».

Молвила так. А Гера руки ее нежно коснулась

И, с улыбкой взглянув, Киприде с любовью сказала:

«Как обещаешь теперь, Киферея, дело исполни!

А на сына сердясь, не гневись и не спорь понапрасну;

Время придет, подожди, и скоро станет он лучше!»

Молвила. Встала со стула, с ней поднялась и Афина.

Обе из дома неспешно пошли обратно. Киприда

Тоже пошла в закоулки Олимпа на поиски сына.

Вскоре нашла его далеко в винограднике Зевса,

Не одного, он был с Ганимедом, которого в небе

Некогда Зевс поселил у себя с бессмертными рядом.

Чары красы его Зевса пленили. Дети играли,

Как подобает их возрасту, в бабки свои золотые.

Встав во весь рост, Эрот пригоршню полную с верхом

Алчно левой рукой к груди прижимал, его щеки

Рдели жарким румянцем. А тот вблизи на коленях,

Очи потупив, стоял: у него лишь две бабки осталось.

В гневе на хохот соперника вновь он мечет их на кон,

Но немного спустя и их потерял с остальными.

Жалкий, с пустыми руками он прочь пошел, не заметив,

Как Киприда пришла. А та перед сыном явилась

И, по щеке потрепав, ему смеясь говорила:

«Что ты смеешься, горе мое несказанное? Или

Снова его обманул и провел неученого гнусно?

Ну, а теперь с удовольствием сделай мне то, что скажу я,

И тогда подарю игрушку чудесную Зевса –

Ту, что ему подарила нянька его Адрастея

В гроте Идейском, когда был он младенцем безгласным.

Это быстро вертящийся мяч. Другого такого

Ты бы не смог получить от искусника даже Гефеста.

Тесно прижаты ободья двойные со скрытыми швами,

Темный пояс кругом их всех огибает красиво.

Стоит тебе его кверху руками высоко подбросить,

Как звезда, он в воздухе след оставляет блестящий.

Дам тебе этот мяч, но сперва подстрели-ка из лука

Дочь Эета, любовь внуши ей к герою Ясону.

Медлить нельзя! Смотри, чтоб подарок не сделался меньше!»

Так говорила. Эрот был рад такое услышать.

Бабки он выбросил прочь и руками обеими начал

Дергать богини хитон, за него непрестанно хватаясь.

Он молил, чтобы сразу дала ему мяч, а богиня

В щеки его целовала, нежно обняв, и, умильной

Речью его убеждая, ответила сыну с улыбкой:

«Знает пусть голова твоя милая вместе с моею,

Что, конечно, подарок отдам я тебе без обмана,

Если ты только сумеешь попасть стрелою в Медею».

Молвила. Он же старательно бабки собрал, сосчитав их.

Спрятал за пазухой матери в яркие складки одежды.

Тотчас колчан, прислоненный к пню, подхватил, перекинув

На золотом кушаке, воружился изогнутым луком,

Быстро пошел через сад плодоносный великого Зевса,

Скоро потом за ворота Олимпа небесного вышел.

Там наклонный путь с небес уходит на землю.

Гор высоких две оси, исходы земли, охраняют

Место, где первое солнце всю землю красит багрянцем.

Видны Эроту, летящему в беспредельном Эфире,

То внизу земля живоносная, грады людские,

То потоки священные рек и окружное море.

Между тем Эрот невидимкою в воздухе мчался.

Грозный овод на телок так молодых нападает.

Овод, кого пастухи именуют коровьим стрекалом.

Быстро Эрот в сенях за дверным косяком, перекинув

Лук, из колчана стрелу вынимает, полную стонов.

После, через порог перепрыгнув легко и незримо,

Зорко глядя, у ног завертелся возле Ясона.

Перья стрелы посреди тетивы удобно приладил

И, тетиву оттянув руками обоими, прямо

Цель поразил, в Медею попав. Она онемела.

Сам же Эрот обратно, чертог высокий покинув,

Громко смеясь, улетел. Стрела же в деве засела,

В сердце глубоко запавши огнем. Медея стояла,

Взоры кидая навстречу Ясону. Вдруг поневоле

Прочь улетели устало разумные мысли. Забыла

Дева про все, лишь душу томила сладостной болью».

 

Аполлоний Родосский. Аргонавтика. Четвертая книга. 63-66. (Источник: Аполлоний Родосский. Аргонавтика / Перевод Н. А. Чистяковой. – М.: НИЦ «Ладомир», 2001. – С. 98) (греческий эпос 3 в до. н. э.):

«[Селена (Луна) обращается к Медее:]

Бог жестокий тебе Ясона дал на страданье.

Ну, ступай же! все претерпи! И поскольку умна ты,

Бремя сумей поднять печали, рождающей стоны».

Так шептала она [Селена]».

 

Аполлоний Родосский. Аргонавтика. Четвертая книга. 445-449. (Источник: Аполлоний Родосский. Аргонавтика / Перевод Н. А. Чистяковой. – М.: НИЦ «Ладомир», 2001. – С. 107) (греческий эпос 3 в до. н. э.):

«Дерзкий Эрот! Зло большое! Беда превеликая смертным!

Не от тебя ли раздоры, вопли, стоны и плачи?

И остальные несчетные скорби, разящие смертных?

Злобный в оружии бог, ты на юных всегда нападаешь!

Вот таким ты вложил злое дело в сердце Медеи

[то есть убийство Медеей своего брата из любви к Ясону]».

 

Филострат Младший. Картины. 9. Играющие / Переводчик Кондратьев С. П. (Источник: Филострат (старший и младший). Картины. Каллистрат. Описание статуй. – Томск: «Водолей», 1996) (греческий ритор 3 в. н. э.):

«[Якобы описание греческой картины, изображающей сцену

из «Аргонавтики» Аполлония Родосского:]

[Афродита, Гера и Афина подходят к Эросу,

который играет с Ганимедом:]

Что им тут нужно и по какому неотложному делу они здесь собрались? А вот почему: корабль Арго, на котором плывут пятьдесят героев, причалил к Фазису, пройдя Босфор и Симплегадские скалы… Эти богини пришли с мольбою к Эроту: они просят содействия для спасения этих пловцов, просят привлечь на помощь дочь Ээта Медею и как плату за это мать уж вперед дает ему посмотреть на мячик, говоря, что он некогда был игрушкой для Зевса. Ты видишь, с каким искусством изображен он на картине: он весь золотой, шов на нем скорей можно лишь предполагать, чем увидеть; по нему идет темно-голубой развод; подброшенный кверху, он будет светиться подобно мерцающим звездам. И Эрот не глядит уже больше на кости, но бросивши их на землю, он держит за платье мать [Афродиту], настоятельно требуя, чтобы она непременно исполнила свое обещание, говоря что и сам он обязательно выполнит данное ему поручение».

 

Филострат Младший. Картины. 8. Медея в Колхиде / Переводчик Кондратьев С. П. (Источник: Филострат (старший и младший). Картины. Каллистрат. Описание статуй. – Томск: «Водолей», 1996) (греческий ритор 3 в. н. э.):

«[Из описания греческой картины, изображающей встречу Ясона и Медеи:]

Эрот [Любовь] хочет, чтобы все это стало его делом; опершись на свой лук и скрестивши ноги, он стоит, в ожиданьи опустивши к земле свой факел, так как дело любви находится еще в самом начале».

 

Оцените статью
Боги Греции
Добавить комментарий

16 − 16 =