Цитаты классической древнегреческой литературы о Артемиде

Содержание
  1. РОЖДЕНИЕ АРТЕМИДЫ
  2. ДЕТСВО АРТЕМИДЫ (В ГИМНАХ КАЛИМАХА)
  3. I. АРТЕМИДА ПРОСИТ У ЗЕВСА ДАРЫ
  4. II. АРТЕМИДА ПОЛУЧАЕТ НИМФ
  5. III. АРТЕМИДА ПОЛУЧАЕТ ЛУК И СТРЕЛЫ ИЗ КИКЛОПОВ
  6. IV. АРТЕМИДА ПОЛУЧАЕТ ОХОТНИЧЬИХ СОБАК У ПАНА
  7. V. АРТЕМИДА ЗАПРЯГАЕТ ЗЛОТОРОГИХ ЛАНЕЙ В СВОЮ КОЛЕСНИЦУ
  8. VI. АРТЕМИДА ИСПОЛЬЗУЕТ СВОИ НАВЫКИ
  9. VII. АРТЕМИДА ПОДНИМАЕТСЯ НА ОЛИМП
  10. ЧИСТОТА (ДЕВСТВЕННОСТЬ) АРТЕМИДЫ
  11. АРТЕ­МИ­ДА, ЗАНЯВ­ШИСЬ ОХОТОЙ, ОСТА­ВА­ЛАСЬ ДЕВОЙ
  12. АРТЕМИДА И ПОХИЩЕНИЕ ПЕРСЕФОНЫ
  13. АРТЕМИДА И ВОЙНА ТИТАНОВ
  14. АРТЕМИДА И ВОЙНА ГИГАНТОВ
  15. АРТЕМИДА И ГИГАНТ ТИФЕЙ
  16. АРТЕМИДА У РЕКИ АЛФЕЯ
  17. АРТЕМИДА И ЖИЗНЬ БОГОВ
  18. АРТЕМИДА И ПОДВИГИ ГЕРАКЛА
  19. I. БОРЬБА ГЕРАКЛА И АПОЛЛОНА ЗА ТРЕНОЖНИК
  20. II. ГЕРАКЛ И КЕРИНЕЙСКАЯ ЛАНЬ
  21. III. ГЕРАКЛ И СТИМФАЛИЙСКИЕ ПТИЦЫ
  22. IV ГЕРАКЛ И ЭРИМАНФСКИЙ ВЕПРЬ
  23. V. АРТЕМИДА И ОСВОБОЖДЕНИЕ ПРОМЕТЕЯ
  24. АРТЕМИДА И ТРОЯНСКАЯ ВОЙНА
  25. I. ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ ИФИГЕНИИ
  26. II. АРТЕМИДА ИСЦЕЛЯЕТ РАНЕННОГО ЭНЕЯ
  27. III. АРТЕМИДА СРАЖАЕТСЯ С ГЕРОЙ
  28. АРТЕМИДА И ИНДИЙСКАЯ ВОЙНА ДИОНИСА
  29. АРТЕМИДА И РОЖДЕНИЕ ИАКХА
  30. БОГИНЯ ЧЕГО АРТЕМИДА
  31. ДИКОЙ ПРИРОДЫ, ОХОТЫ И ЖИВОТНЫХ
  32. I. ДИКОЙ ПРИРОДЫ
  33. II. ДИКИХ ЗВЕРЕЙ И ОХОТЫ
  34. III. БОГИНЯ ЛЕСНЫХ ПОЖАРОВ
  35. IV. БОГИНЯ ОЗЕР И ИСТОЧНИКОВ
  36. V. БОГИНЯ РЫБАЛКИ
  37. VI. БОГИНЯ ДОРОГ И ГАВАНЕЙ
  38. БОГИНЯ РАССВЕТА И МОРОЗА
  39. БОГИНЯ РОЖДЕНИЯ МЛАДЕНЦЕВ И ДЕТЕЙ
  40. I. БОГИНЯ РОЖДЕНИЯ
  41. II. БОГИНЯ-ЗАЩИТНИЦА МЛАДЕНЕВ
  42. III. БОГИНЯ-ЗАЩИТНИЦА НОВОРОЖДЕННЫХ ДЕВОЧЕК
  43. БОГИНЯ ДЕВСТВЕННОСТИ И БРАКА
  44. БОГИНЯ ПЕСЕН И ТАНЦЕВ
  45. БОГИНЯ БОЛЕЗНЕЙ И ВНЕЗАПНОЙ СМЕРТИ
  46. I. БОГИНЯ БОЛЕЗНЕЙ И ВНЕЗАПНОЙ СМЕРТИ
  47. II. БОГИНЯ БЕЗБОЛЕЗНЕННОЙ СМЕРТИ ЖЕНЩИН
  48. III. БОГИНЯ СОБАЧЬЕГО БЕШЕНСТВА
  49. БОГИНЯ ИСЦЕЛЕНИЯ И ХОРОШЕГО ЗДОРОВЬЯ
  50. БОГИНЯ РИТУАЛЬНОГО ОЧИЩЕНИЯ
  51. БОГИНЯ ЗАЩИТНИЦА ГОРОДОВ (РОДИНЫ)
  52. БОГИНЯ АМАЗОНК
  53. БОГИНЯ ГИПЕРБОРЕЕВ
  54. АРТЕМИДА ОТОЖДЕСТВЛЯЕТСЯ С СЕЛЕНОЙ
  55. ТРИАДА ГЕКАТА–АРТЕМИДА–СЕЛЕНА
  56. АРТЕМИДА ОТОЖДЕСТВЛЯЕТСЯ С ЕГИПЕТСКОЙ БАСТЕТ
  57. ГНЕВ АРТЕМИДЫ — 1
  58. ГНЕВ АРТЕМИДЫ: НИОБА
  59. ГНЕВ АРТЕМИДЫ: ГИГАНТ ТИТИЙ
  60. ГНЕВ АРТЕМИДЫ: ДРАКОН ПИФОН
  61. ГНЕВ АРТЕМИДЫ: ГИГАНТЫ АЛОАДЫ
  62. ГНЕВ АРТЕМИДЫ: АКТЕОН
  63. ГНЕВ АРТЕМИДЫ: ЛЕЙМОН
  64. ГНЕВ АРТЕМИДЫ: БУФАГ
  65. ГНЕВ АРТЕМИДЫ: ГИГАНТ ОРИОН
  66. ВЕРСИЯ 1 (убит Артемидой в гневе)
  67. ВЕРСИЯ 2 (друг Артемиды, убитый Геей)
  68. ВЕРСИЯ 3 (возлюбленная Артемиды, богиня, которую Аполлон обманом заставил убить его)
  69. ГНЕВ АРТЕМИДЫ: СИПРЕТ
  70. ГНЕВ АРТЕМИДЫ — 2
  71. ГНЕВ АРТЕМИДЫ: АВРА
  72. ГНЕВ АРТЕМИДЫ: БИССА
  73. ГНЕВ АРТЕМИДЫ: ЕФИМИЯ
  74. ГНЕВ АРТЕМИДЫ: КАЛЛИСТО
  75. ГНЕВ АРТЕМИДЫ: ХИОНА
  76. ГНЕВ АРТЕМИДЫ: КОРОНИДА
  77. ГНЕВ АРТЕМИДЫ: ГИППА
  78. ГНЕВ АРТЕМИДЫ: ПОЛИФОНТА
  79. ГНЕВ АРТЕМИДЫ: АРИСТОМЕЛИД
  80. ГНЕВ АРТЕМИДЫ: АСТРАБАК и АЛОПЕК
  81. ГНЕВ АРТЕМИДЫ: ЛИГДАМИД
  82. ГНЕВ АРТЕМИДЫ: МЕЛАНИПП & КОМЕТО
  83. ГИМНЫ К АРТЕМИДЕ
  84. I. ГОМЕРОВСКИЕ ГИМНЫ
  85. II. ЭЛЛИНИСТИЧЕСКИЕ ГИМНЫ
  86. III. ОРФИЧЕСКИЕ ГИМНЫ
  87. ОПИСАНИЕ ВНЕШНОСТИ АРТЕМИДЫ
  88. ДРУГОЕ

РОЖДЕНИЕ АРТЕМИДЫ

Гесиод. Теогония. 918. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 38-39) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

С Зевсом эгидодержавным в любви и Лето сочеталась.
Феба она родила с Артемидою стрелолюбивой;

Всех эти двое прелестней меж славных потомков Урана.

 

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга 1. 21. (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 51) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

 

Из дочерей Кея Астерия, приняв образ перепелки, кинулась в море, чтобы избежать преследований Зевса, хотевшего с ней сойтись (ее именем вначале был назван город Астерия, который позднее стал именоваться Делос). Богиню же Лето, сошедшуюся с Зевсом, Гера преследовала по всей Земле, пока та, придя на остров Делос, не родила вначале Артемиду, а с помощью Артемиды она затем родила Аполлона

 

Гомеровские гимны. IX. К Артемиде. 14 (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 168) (греческий эпос 7-4 вв. до н. э.):

И пеньем бессмертным богини
Славят честную Лето, как детей родила [Артемида и Аполлон] она на свет,
Между бессмертными всеми отличных умом и делами.

 

Пиндар. Отрывки. II. Гимны. 29-35. Гимн Зевсу для фиванцев. (Источник: Пиндар, Вакхилид. Оды. Фрагменты / Издание подготовил М. Л. Гаспаров. – М.:Наука, 1980. – С. 184-185) (греческая лирика 5 в. до н. э.):

 

Радуйся, богозданный остров,
Поросль, желанная для детей Латоны [Артемида и Аполлон], в чьих косах — блеск,
Порождение моря,
Недвижимое чудо широкой земли,
От людей именуемое Делосом,
А от блаженных олимпийцев — Звездою,
Далеко сияющей по синей земле…

…Некогда носимый
Валами и вихрями ото всех сторон,
Принял он дочь Кея,
Гонимую подступающими муками родов.
Четыре столпа
Воздвиглись тогда от земных корней,
Упираясь адамантовыми подошвами,
Чтобы теменем своим удержать скалу.
Там и явилось ей
Благодатное ее порождение [Артемида и Аполлон]…

 

 

Гимны Каллимаха. 3. К Артемиде. 22 (из греческих гимнов 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.) (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 221/ Перевод С. С. Аверинцева. – С. 168, 170-171 ) (греческий поэт 3 в. до н. э.):

 

Только по зову рожающих жен, что в пронзительных муках
Станут ко мне вопиять, мне в удел сужденные первый
Мойрою; им я должна помогать и нести избавленье,
Ибо не ведала мук, нося меня и рождая,

Мать, но безбольно на свет из родимой явила утробы

[Артемида через свою помощницу (ранее — свою ипостась) Илифию помогает роженицам и, только что появившись на свет, помогает матери принять родившегося вслед за ней Аполлона, сказываются рудименты архаической богини.]

 

Орфический гимн 35. Лето. (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 235) (греческие гимны 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.):

 

В пеплосе черном Лето, породившая двойню богиня!
О Коантида[515], могучая духом, молимая всеми,
Ты, кто Зевесово семя благим обратила потомством,
Феба на свет породив с Артемидою, лучницей славной —
5
Дочь на Ортигии ты родила, а на Делосе — сына

 

ДЕТСВО АРТЕМИДЫ (В ГИМНАХ КАЛИМАХА)

I. АРТЕМИДА ПРОСИТ У ЗЕВСА ДАРЫ

Артемиду, ту, что забыть песнопевец не смеет,
Мы воспоем, возлюбившую лук, и охоты, и травли,
И хоровод круговой, и пляски на горных высотах;
Петь же начнем от времен, когда еще девочкой малой,

Сидя на отчих коленях, она лепетала умильно:
«Батюшка, ты удели мне дар вековечного девства,
Много имен подари, чтобы Феб не спорил со мною!
Дай мне стрелы и лук — или нет, отец, не пекися
Ты о луке и стрелах: скуют мне проворно киклопы

Множество стрел и гибкою лук наделят тетивою.
Ты же мне светочи даруй в удел и хитон, до колена
Лишь доходящий, дабы нагнать мне зверя лесного;
Дай шестьдесят дочерей Океановых, резвых плясуний —
Каждой по девять годов, и каждая в детском хитоне;

Дай в прислужницы мне два десятка нимф амннсийских —
Пусть пекутся они у меня о сапожках и гончих
Псах, когда мне случится сражать оленей и рысей.

Горы мне все подари, а вот город — какой пожелаешь
Мне уделить; не часто его посетит Артемида.

Жить на высях я буду, людей, города навещая
Только по зову рожающих жен, что в пронзительных муках
Станут ко мне вопиять, мне в удел сужденные первый
Мойрою; им я должна помогать и нести избавленье,
Ибо не ведала мук, нося меня и рождая,

Мать, но безбольно на свет из родимой явила утробы».
Гак говорила она и силилась тронуть с мольбою
Подбородок отца, но долго ручки тянула
Прежде, чем дотянулась. Отец же кивнул ей приветно
И, улыбаясь, сказал: «Когда бы таких мне рождали

Чаще богини детей, о гневе ревнующей Геры
Я бы и думать не стзл. Прими же, дитя, в обладанье
Все, что сама пожелала! Но больше отец твой прибавит.
Тридцать дам городов, а к ним — укреплений немало,
Тридцать дам городов, из которых’вовек ни единый

Бога иного не станет хвалить, по тебе именуясь;
Много притом городов Артемида разделит с другими,
На островах и на суше; и в каждом городе будут
Роща у ней и алтарь. И еще — все дороги отходят.
Гавани все под руку твою». Закончивши слово,

Он головою кивнул. И в путь отправилась дева,

II. АРТЕМИДА ПОЛУЧАЕТ НИМФ

Критской взыскуя горы, ища лесокудрого Левка;
После пошла к Океану и нимф получила избранных —
Каждой по девять годов, и каждая в детском хитоне.
Много ликуй, о Кэрата поток, и ты, о Тефиса,

Ибо своих дочерей Летоиде вы дали в подруги!

III. АРТЕМИДА ПОЛУЧАЕТ ЛУК И СТРЕЛЫ ИЗ КИКЛОПОВ

о оттоль поспешила к киклопам она, обрела же
Их на острове том, что зовется Липарой, — Липарой
Ныне зовем мы его, но тогда он был Мелигунис, —
У наковальни Гефеста, великое дело свершавших[227]:
50
Чашу ковали они, водопой Посейдоновым коням.
Как устрашилися нимфы, ужасных узрев исполинов,
Высям Оссы[228] подобных! У каждого яро глядело
Из-под бровей единое око, огромностью схоже
С четверокожным щитом; к тому же звон наковален
55
В уши нимф ударял, и кузнечных мехов воздыхавших
Свист громогласный, и тяжкие стоны; охала Этна,
Охала с ней Тринакрия[229], жилище сиканов, а дале
Ахал Италии край[230], и эхом Кирн ему вторил;
Между тем ковачи, вознося над плечами с размаху
60
Молоты, мощно в расплавленный ком железа иль меди
В лад ударяли и ухали шумно сквозь сжатые зубы.
Вот потому-то без слез не могли Океановы дщери
Ни на вид их глядеть, ни шума кузнечного слышать.
Немудрено: всегда ведь дрожат, киклопов завидев,
65
Дщери блаженных, даже и те, кому лет уж немало.
Ежели матери дочка не хочет слушать, бывает,
Мать в подмогу себе для острастки кличет киклопов —
Арга или Стеропа; тогда из укромного места
Кто выходит? Гермес, обличье вымазав сажей.
70
Живо он страх нагоняет на девочку; та, присмиревши,
Льнет к материнской груди, глаза покрывая руками.
Ты же, о Дева, и прежде, трехлетней еще, не страшилась
Было: Лето на руках принесла тебя в гости к Гефесту,
Что тебя пожелал повидать, одарив для знакомства.
75
Здесь на крепких тебя Бронтей[231] лелеял коленях,
Ты же с пространной груди густые власы ухватила
Крепко и дернула с силой… Досель у него безволоса
Вся середина груди, как бывает, когда заведется
У мужчины в висках, оголяя кожу, лисица.
80
Так и на этот раз ты речь повела без смущенья:
«Эм, киклопы! Живей снарядите мне лук кидонийский,
Стрелы в придачу к нему и для стрел вместительный короб
Ведь не один Аполлон — и я Лето порожденье!
Если же мне придется добыть стрелою иль вепря,
85
Или зверя иного, то будет пир для киклопов».
Молвила: сделано дело — и ты получила доспехи.

IV. АРТЕМИДА ПОЛУЧАЕТ ОХОТНИЧЬИХ СОБАК У ПАНА

После направилась ты за сворой в Аркадию, к Пану
В сельский приют, и его ты нашла; он резал на доли
Меналийскую рысь, плодовитых сук насыщая.

Он, брадатый, тебе подарил двух псов черно-белой
Масти, а трех — огневой, одного ж пятнистого; хваткой
Крепкой впившись в загривок, хотя бы и льва они в силах
Довлачить живого на двор; а к ним он добавил
Семь собак киносурских, что вихря быстрее и могут

Лучше всех затравить и лань, и бессонного зайца,
Без промедленья сыскать оленя иль дикобраза
Логово и, не сбиваясь, вести по следу косули.

 

V. АРТЕМИДА ЗАПРЯГАЕТ ЗЛОТОРОГИХ ЛАНЕЙ В СВОЮ КОЛЕСНИЦУ

Вспять от Пана пойдя (а псы за тобою спешили!),
Ты повстречала на высях, в предгорьях горы Паррасийской,

Скачуших ланей, дивное диво! Паслися на бреге
Чернокремпистоя реки Анавра
они неизменно, —
Ростом больше быков, а рога их златом блистали.
Ты изумилась и молвила тотчас милому сердцу:
«Вот пристойная дичь Артемиде для первой охоты!»

Было всего их пять; четырех ты настигла немедля,
Псами их не травя, и в свою запрягла колесницу.
Но убежала одна, пересекши поток Келадона[235],
По замышлению Геры, готовившей подвиг последний
В ней для Геракла; и скрыл беглянку холм Керинейскиь

О Артемида, о Дева, убийца Тития[236]! Златом
Блещут доспехи твои, колесница твоя золотая,
И золотые уздечки, богиня, вложила ты ланям.
Но куда ты свою погнала впервые упряжку?
К Тему, Фракийской горе, отколе порывы Борея

Веют, стужей дыша на тех, кто плащом не укутан.

 

VI. АРТЕМИДА ИСПОЛЬЗУЕТ СВОИ НАВЫКИ

Где же ты светоч смолистый срубила и где запалила?
На Олимпе мисийском срубила; а неугасимый
Пламень, пылающий в нем, взяла от перунов отцовских.
Сколько раз ты, богиня, серебряный лук испытала?
120
Первый выстрел был в улем, второй в дубовое древо,
Третий зверя лесного добыл; но четвертый не древо —
Град нечестивых мужей поразил, которые много
И над пришельцами зла совершали и над своими.
Горе тем, кого посетишь ты яростным гневом!
125
Сгинет скот их от язвы, и сгинут посевы от града;
Старцы власы остригут, хороня сыновей; роженицы
Будут, стрелой сражены, умирать, а ежели горькой
Смерти избегнут, так явят на свет недостойное жизни.
Но у тех, на кого ты с улыбчивой милостью взглянешь,
130
Нивы злаком обильным кипят, отменно плодится
Стадо, и счастлив их дом; притом и в могилу не сходят
Прежде они, чем успеют сполна вкусить долголетья.
Распри семейной не знают они, той распри, что часто
Даже и сильные домы губила; но ставят согласно
135
Рядом сиденья свои за столом золовки и снохи.
К ним же да сопричтется и друг мой, кто друг мне по правде^
Да сопричтусь я и сам, госпожа! Тебя воспевая,
В песнях славя и брак Лето, и тебя неустанно,
И Аполлона, и все деянья твои, о богиня,
140
Также и псов, и колчан, и ту колесницу, на коей
Ты возносишься быстро в небесные домы Зевеса.

VII. АРТЕМИДА ПОДНИМАЕТСЯ НА ОЛИМП

Там встречает тебя у ворот Гермес Акакесий
И принимает доспех; а добычу Феб принимает.
Впрочем, было так прежде — покуда еще не явился
145
Мощный Алкид. Когда ж он пришел, Аполлон распростился
С этой заботой; тиринфянин сам теперь неустанно
Подле ворот сторожит, смотря еще издали, нет ли
Тучной снеди с тобой для него. Несказанный подъемлют
Смех блаженные боги, и теща сама особливо,
150
Видя, как он из твоей колесницы огромного тура
Иль клыкозубого вепря влачит, ухвативши за ногу,
Небескорыстные -речи меж тем к тебе обращая.
«Ты поражай вредоносных зверей, дабы человеки
Помощь узрели в тебе, как во мне; а ланям и зайцам
155
Мирно пастись разреши. Ну, что тебе лани и зайцы
Сделали? Нет, кабаны, кабаны — вот пажитей гибель!
Да и в быках для людей — немалое зло. Не жалей их!» —
Молвит, а после спешит разделаться с тушей великой.
Если и богом он стал через дуб фригийский, однако
160
Та же прожорливость в нем, и тот же остался желудок,
С коим он встарь повстречался пахавшему Феодаманту.
Амнисиады меж тем от упряжки твоей отрешают
Ланей усталых, скребницей их чешут и корм задают им,
С луга Геры собрав траву, растущую быстро, —
165
Клевер трилистный, которым и Зевсовы кормятся кони;
Доверху чаны златые спешат они после наполнить
Чистою влагой, дабы водопой был ланям приятен.
Ты же вступаешь в отцовский чертог; там все тебя кличут
Рядом с собою воссесть; но ты к Аполлону садишься.

 

ЧИСТОТА (ДЕВСТВЕННОСТЬ) АРТЕМИДЫ

Гомеровские гимны. IV. К Афродите. 6. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 149, 155) (греческий эпос 7-4 вв. до н. э.):

 

Сладкое в душах богов вожделенье она пробудила,
Власти своей племена подчинила людей земнородных…
… Только троих ни склонить, .ни увлечь Афродита не в силах:
Дочери Зевса-владыки, сиятельноокой Афины, —
Мало лежит ее сердце к делам многозлатной Киприды.
10
Любит она только войны и грозное Ареса дело,
Схватки жестокие, битвы, заботы о подвигах славных.
Плотников, смертных мужей, обучила впервые богиня
Сооружать для боев колесницы, пестрящие медью.
Девушек с кожею нежной она обучила в чертогах
15
Славным работам, вложив понимание каждой в рассудок.
Также не в силах Килрида улыбколюбивая страстью
Жаркой и грудь Артемиды зажечь златострельной и шумной:
Любит она только луки, охоту в горах за зверями,
Звяканье лир, хороводы, далеко звучащие клики,
20
Рощи, богатые тенью, и город мужей справедливых.
Дел Афродиты не любит и скромная дева Гестия[96],
Перворожденная дочь хитроумного Крона-владыки,
Снова ж потом и последнерожденная, волею Зевса[97].
Феб-Аполлон добивался ее, Посейдон-земледержец, —
25
Не пожелала она и сурово обоих отвергла.
Клятвой она поклялася великой — и клятву сдержала,
До головы прикоснувшись эгидодержавного Зевса,
Что навсегда она в девах пребудет, честная богиня.
Дал ей отличье прекрасное Зевс в возмещенье безбрачья:
30
Жертвенный тук принимая, средь дома она восседает;
С благоговеньем богине во всех поклоняются храмах,
Смертными чтится она как первейшая между богами.
Этих троих ни склонить, ни увлечь Афродита не в силах.
Из остальных же избегнуть ее никому невозможно

 

 

АРТЕ­МИ­ДА, ЗАНЯВ­ШИСЬ ОХОТОЙ, ОСТА­ВА­ЛАСЬ ДЕВОЙ

Гимны Каллимаха. 3. К Артемиде (из греческих гимнов 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.) (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 221/ Перевод С. С. Аверинцева. – С. 168, 170-171 ) (греческий поэт 3 в. до н. э.):

 

Сидя на отчих [Зевса] коленях, она лепетала умильно:
«Батюшка, ты удели мне дар вековечного девства…
… Отец же кивнул ей приветно

 

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга 5. 2. 3. (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

 

Миф гла­сит, что вме­сте с Корой рос­ли здесь удо­сто­ив­ши­е­ся наряду с ней сохра­нить дев­ст­вен­ность Афи­на и Арте­ми­да

 

АРТЕМИДА И ПОХИЩЕНИЕ ПЕРСЕФОНЫ

Гомеровские гимны. Гимн V. К Деметре. 415. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Художественная литература, 1963. – С. 155, 165) (греческий эпос 7-6 вв. до н. э.):

 

[Персефона рассказывает историю Деметре]
Я расскажу, без ответа вопросов твоих не оставив.
Все мы, собравшись на мягком лугу, беззаботно играли.
Было нас много: Левкиппа, Ианфа, Файно и Электра,
Также Мелита и Яхе, Родеия и Каллироя,
420
Тиха, Мелобосис и цветколицая с ней Окироя.
И Хрисеида с Акастой, Адмета с Янирою вместе,
Также Родопа, Плуто и прелестная видом Калипсо,
С ними Урания, Стикс и приятная всем Галаксавра,
Дева Паллада, к сраженьям зовущая, и Артемида
425
Стрелолюбивая — все мы играли, цветы собирали,
Ирисы рвали с шафраном приветливым и гиацинты,
Роз благовонных бутоны и лилии, дивные видом,
Также нарциссы, коварно землею рожденные черной.
[О ее похищении Аидом]

 

Павсаний. Описание Эллады (Греции). Книга 8. 31. 2. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

[Изображено в храме Деметры и Персефоны в Мегаполисе в Аркадии:]
Эти ста­туи и нахо­дя­щи­е­ся перед ними ста­туи малень­ких дево­чек в хито­нах, дохо­дя­щих до пят, из кото­рых каж­дая дер­жит на голо­ве кор­зи­ну, напол­нен­ную цве­та­ми, изва­ял <Дамо­фонт>, гово­рят, что эти девоч­ки — доче­ри Дамо­фон­та; тем же, кото­рые более склон­ны к боже­ст­вен­ным тол­ко­ва­ни­ям, кажет­ся, что это Афи­на и Арте­ми­да, соби­раю­щие цве­ты с Пер­се­фо­ной.

 

АРТЕМИДА И ВОЙНА ТИТАНОВ

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Мифы. 150. Гекуба. (Источник: Гигин. Мифы. / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. — 2-е изд., испр. — СПб.: Алетейя, 2000. – С. 242):

 

Когда Юнона [Гера] увидела, что Эпаф, рожденный от наложницы, владеет таким могущественным царством, она позаботилась, чтобы он был убит на охоте, и побудила титанов свергнуть Юпитера и вернуть царство Сатурну [Кроносу]. Когда они попытались подняться на небо, Юпитер [Зевс] вместе с Минервой [Афиной], Аполлоном и Дианой [Артемидой] сбросил их вниз головой в Тартар. Атланту же, который был их вождем, он бросил на плечи небесный свод и тот, как говорят, до сих пор поддерживает небо.

 

АРТЕМИДА И ВОЙНА ГИГАНТОВ

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга 1. 38. (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 51) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

 

[В войне богов и гигантов]
Арте­ми­да уни­что­жи­ла Ало­адов

АРТЕМИДА И ГИГАНТ ТИФЕЙ

Антонин Либерал. Метаморфозы. 28. Метиоха и Мениппа [Рассказывает Никандр в книге IV «Превращений» и Коринна в книге I «Героев»]. (Источник: Антонин Либерал. Метаморфозы / Перевод с древнегреческого, вступительная статья и комментарии В. Н. Ярхо // ВДИ, 1997, № 3-4) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

 

Тифон, сын Геи, был богом непомерной силы и чудовищной внешности, ибо выросло у него множество голов, рук и крыльев, а с боков выступали страшными извивами змеи; он кричал на разные голоса, и никто не мог противостоять его силе. (2) Тифон возжелал захватить власть Зевса, и его натиску не мог противостоять никто из богов, но в страхе все бежали в Египет, остались только Афина и Зевс. Тифон преследовал богов по пятам, они же из предосторожности во время бегства изменили свою внешность в образы животных. (3) И Аполлон стал коршуном [то есть формой египетского Гора], Гермес — ибисом [Тот]… Артемида — кошкой [то есть формой египетской Баст]

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Астрономия. Книга 2. 28. (Источник: Гигин. Астрономия / Перевод и комментарии А. И. Рубана. СПб., Изд-во «Алетейя», 1997):

Когда Юпитер сражался с Титанами, который назвали паническим. По этой причине и внутренняя часть его фигуры предстает в виде рыбы, потому что он бросал во врагов раковины вместо камней. Египетские же жрецы и некоторые поэты рассказывают, что в то время, когда почти все боги собрались в Египте, туда внезапно явился Тифон, чудовищный гигант и смертельный враг богов. От страха они приняли разные обличья: Меркурий превратился в ибиса [Бог Тот], Аполлон — в птицу, называемую фракийской [Гор], а Диана [Артемида] обратилась в кошку [Баст]. Рассказывают, что это событие послужило основанием того, что египтяне не дозволяют причинять вред этим видам животных, ибо они суть обличья богов. В то же самое время, говорят, Пан бросился в реку и задней части тела придал рыбье обличье, а всему остальному телу — козлиное, и таким образом спасся от Тифона. Юпитер, дивясь его хитроумию, поместил его изображение среди созвездий.

АРТЕМИДА У РЕКИ АЛФЕЯ

Павсаний. Описание Эллады (Греции). Книга 6. 22. 8. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

В преж­ние вре­ме­на Летри­ны были город­ком, и их осно­ва­те­лем был Летрей, сын Пело­па. В мое вре­мя зда­ний тут оста­лось мало; но в хра­ме сохра­ни­лась ста­туя Арте­ми­ды Алфе­еи. Гово­рят, что такое наиме­но­ва­ние дано богине по сле­дую­ще­му пово­ду: Алфей влю­бил­ся в Арте­ми­ду, но, влю­бив­шись и поняв, что ни убеж­де­ни­я­ми, ни прось­ба­ми ему не скло­нить ее на брак, он решил­ся овла­деть боги­ней наси­ли­ем; он явил­ся в Летри­ны на ноч­ной празд­ник, справ­ля­е­мый самой Арте­ми­дой и ним­фа­ми, кото­рые, весе­лясь, при­со­еди­ни­лись к ней и сопро­вож­да­ли ее на празд­ни­ке121; но Арте­ми­да, подо­зре­вая Алфея в злом умыс­ле, выма­за­ла лицо гря­зью и илом как у себя, так и у тех нимф, кото­рые тут были; и когда при­шел Алфей, он не мог отли­чить Арте­ми­ду от дру­гих и вер­нул­ся, не выпол­нив сво­его наме­ре­ния, так как он так и не узнал Арте­ми­ды.

 

АРТЕМИДА И ЖИЗНЬ БОГОВ

Гомеровские гимны. II. К Аполлону Пифийскому. 11-25 / Перевод В. В. Вересаева. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 129-130) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

«[В доме Зевса на Олимпе]

Сменными хорами песнь начинают прекрасные Музы…

Пышноволосые девы Хариты [Грации], веселые Оры [Времена года],

Зевсова дочь Афродита, Гармония, юная Геба,

За руки взявшись, водить хоровод начинают веселый.

Не безобразная с ними танцует, не малая с виду, –

Ростом великая, видом дивящая всех Артемида,

Стрелолюбивая дева, родная сестра Аполлона.

С ними же здесь веселятся и Apec могучий, и зоркий

Аргоубийца [Гермес]. А Феб-Аполлон на кифаре играет,

Дивно, высоко шагая. Вокруг него блещет сиянье,

Быстрые ноги мелькают, и пышные вьются одежды».

 

Гомеровские гимны. XXVII. К Артемиде. 13-19 / Перевод В. В. Вересаева. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 173) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

«… [Артемида] направляется к дому великому милого брата

Феба, царя-дальновержца, в богатой округе дельфийской.

Чтобы из Муз и Харит хоровод устроить прекрасный.

Там она вешает лук свой с концами загнутыми, стрелы,

Тело приятно украсив, вперед выступает пред всеми

И хоровод зачинает. И пеньем бессмертным богини

Славят честную Лето…»

 

Пиндар. Дифирамбы. IV. 70b=79. Дифирамб фиванцам. «Нисхождение Геракла, или Кербер». (Источник: Пиндар, Вакхилид. Оды. Фрагменты / Издание подготовил М. Л. Гаспаров. – М.: Наука, 1980. – С. 200) (греческая лирика 5 в. до н. э.):

«Ныне же новые врата

Раскрыты священным хороводам…

…Зная,

Что за праздник готовят Бромию [Дионису]

Под скиптром Зевса

Ураниды [небесные богини] в небесном дворце,

Пред державной Матерью богов

Первыми грянут тимпаны…

Быстрая приспеет Артемида из уединений своих,

Львиный род

Приводя к вакхическому неистовству,

Ибо и звериным стаям в хоровом кругу

Радуется Бромий [Дионис]».

АРТЕМИДА И ПОДВИГИ ГЕРАКЛА

I. БОРЬБА ГЕРАКЛА И АПОЛЛОНА ЗА ТРЕНОЖНИК

Павсаний. Описание Эллады. Книга X. Фокида. XIII. 7. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«Есть тут [в Дельфах скульптурная] группа: Геракл и Аполлон держатся за треножник и готовы вступить в борьбу из-за него. Латона и Артемида успокаивают гнев Аполлона, Афина удерживает Геракла».

II. ГЕРАКЛ И КЕРИНЕЙСКАЯ ЛАНЬ

Гомер. Одиссея. Песнь шестая. 102-104. (Источник: Гомер. Илиада. Одиссея / Перевод с древнегреческого Н. Гнедича. – М.: Художественная литература, 1967. – С. 486) (греческий эпос 8 в. до н. э.):

«Так стрелоносная, ловлей в горах, веселясь, Артемида

Многовершинный Тайгет [в Лакедемонии, где обитает керинейская лань] и крутой Эримант [в Аркадии, где обитает эриманфский вепрь] обегает.

Смерть нанося кабанам и лесным легконогим оленям…»

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга II. V. (3). (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 34) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«Третьим подвигом Эврисфей назначил Гераклу принести живой в Микены Керинейскую лань. Обитала эта лань в Ойное: была она золоторогой и принадлежала богине Артемиде. Поэтому Геракл, не желая ее поранить или убить, преследовал ее целый год, пока преследуемое животное, изнемогая от усталости, не взбежало на гору, так называемый Артемисий, и оттуда спустилось к реке Ладону. Когда лань уже была готова переправиться через реку, Геракл захватил ее, ранив выстрелом из лука. Взвалив ее на плечи, Геракл со своей ношей поспешил через Аркадию. Артемида вместе с Аполлоном встретилась ему на пути и, отбирая лань, стала бранить его за то, что он убил посвященное ей животное. Геракл же сослался на необходимость, говоря, что виновником всему является Эврисфей. Смягчив гнев богини, Геракл принес животное еще живым в Микены».

Для получения дополнительной информации об этом животном см. КЕРИНЕЙСКАЯ ЛАНЬ

III. ГЕРАКЛ И СТИМФАЛИЙСКИЕ ПТИЦЫ

Одним из подвигов Геракла было изгнание птиц-людоедов с озера Стимфал. Похоже, они были священными для богини озера Артемиды.

Павсаний. Описание Эллады. Книга VIII. Аркадия. XXII. 5. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«В Стимфале есть древний храм Артемиды Стимфалийской; ее статуя – деревянная, большая часть которой вызолочена. На вершине храма изображены птицы стимфалиды…»

Для получения дополнительной информации см. СТИМФАЛИЙСКИЕ ПТИЦЫ

IV ГЕРАКЛ И ЭРИМАНФСКИЙ ВЕПРЬ

Еще одним подвигом Геракла стала поимка вепря (кабана), разорявшего сельские угодья Эриманфа в Аркадии. Очевидно, вепрь, как керинейская лань и стимфалийские птицы, был одним из священных животных Артемиды.

Гомер. Одиссея. Песнь шестая. 102-104. (Источник: Гомер. Илиада. Одиссея / Перевод с древнегреческого Н. Гнедича. – М.: Художественная литература, 1967. – С. 486) (греческий эпос 8 в. до н. э.):

«Так стрелоносная, ловлей в горах, веселясь, Артемида

Многовершинный Тайгет [в Лакедемонии, где обитает керинейская лань] и крутой Эримант [в Аркадии, где обитает эриманфский вепрь] обегает.

Смерть нанося кабанам и лесным легконогим оленям…»

Для получения дополнительной информации об этом кабане см. ЭРИМАНФСКИЙ ВЕПРЬ

V. АРТЕМИДА И ОСВОБОЖДЕНИЕ ПРОМЕТЕЯ

Лето и ее дети Аполлон и Диана [Артемида] обратились к Зевсу с просьбой позволить Гераклу освободить Прометея из его долгой неволи.

Для получения дополнительной информации об этом титане см. ПРОМЕТЕЙ

АРТЕМИДА И ТРОЯНСКАЯ ВОЙНА

I. ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ ИФИГЕНИИ

Когда царь Агамемнон собрал в Авлиде греческий флот, Артемида наслала на море безветрие, не позволяя грекам отправиться к Трое. Прорицатель Калхант сказал, что богиня разгневалась на Агмемнона и требует принести ей в жертву Ифигению – старшую дочь царя.

Про МИФ об Артемиде, Агамемноне и Ифигении см.:

(1) Гнев Артемиды: Агамемнон

(2) Благосклонность Артемиды: Ифигения

II. АРТЕМИДА ИСЦЕЛЯЕТ РАНЕННОГО ЭНЕЯ

В «Илиаде» троянский герой Эней был ранен Диомедом. Аполлон вытащил его с поля боя и доставил в свой храм, где Артемида и Лето ухаживали за ним.

Гомер. Илиада. Песнь пятая. Подвиги Диомеда. 445-448. (Источник: Гомер. Илиада. Одиссея / Перевод с древнегреческого Н. Гнедича. – М.: Художественная литература, 1967. – С. 97) (греческий эпос 8 в. до н. э.):

«Феб же, Энея похитив из толпищ, его полагает

В собственном храме своем, на вершине святого Пергама [в Трое],

Там Анхизиду [Энею] и Лета и стрелолюбивая Феба [Артемида]

Сами в великом святилище мощь и красу возвращали».

 

III. АРТЕМИДА СРАЖАЕТСЯ С ГЕРОЙ

После гибели Патрокла Ахиллес вернулся на войну. Зевс снова позволил богам вернуться в Трою, чтобы поддерживать смертных. Затем началась схватка между разными богами. Артемида выступила против Геры и была ею побита.

Гомер. Илиада. Песнь двадцатая. Битва богов. 23-40. (Источник: Гомер. Илиада. Одиссея / Перевод с древнегреческого Н. Гнедича. – М.: Художественная литература, 1967. – С. 334) (греческий эпос 8 в. до н. э.):

«[Зевс говорит богам:]

Вы же, о боги,

Ныне шествуйте все к ополченьям троян и ахеян;

Тем и другим поборайте, которым желаете каждый.

Так он вещал – и возжег неизбежную брань меж богами,

К брани, душой несогласные, боги с небес понеслися.

К ратям троян устремился Арей, шеломом блестящий,

Феб, не стригущий власов, Артемида, гордая луком,

Лета, стремительный Ксанф [речной бог] и с улыбкой прелестной Киприда [Афродита]».

 

Гомер. Илиада. Песнь двадцать первая. Приречная битва. 470-513. (Источник: Гомер. Илиада. Одиссея / Перевод с древнегреческого Н. Гнедича. – М.: Художественная литература, 1967. – С. 357-358) (греческий эпос 8 в. до н. э.):

 

«[В схватке богов у Трои Аполлон отказался сражаться с Посейдоном:]

«Тут Аполлона сестра, Артемида, зверей господыня,

Шумом ловитв веселящаясь, гневно его укоряла:

«Ты убегаешь, стрелец! и царю Посейдону победу

Всю оставляешь, даешь ненаказанно славой гордиться?

Что ж, малодушный, ты носишь сей лук, для тебя бесполезный?

С сей я поры чтоб твоих не слыхала в чертогах Кронида

Гордых похвал, как, бывало, ты хвалишься между богами

С Энносигеем, земли колебателем, выйти на битву».

Так говорила; сестре не ответствовал Феб сребролукий

Но раздражилася Гера, супруга почтенная Зевса,

И словами жестокими так Артемиду язвила:

«Как, бесстыдная псица, и мне уже ныне ты смеешь

Противостать? Но тебе я тяжелой противницей буду,

Гордая луком! Тебя лишь над смертными женами львицей

Зевс поставил, над ними свирепствовать дал тебе волю.

Лучше и легче тебе поражать по горам и долинам

Ланей и диких зверей, чем с сильнейшими в крепости спорить.

Если ж ты хочешь изведать и брани, теперь же узнаешь,

Сколько тебя я сильнее, когда на меня ты дерзаешь!»

Так лишь сказала и руки богини своею рукою

Левой хватает, а правою, лук за плечами сорвавши,

Луком, с усмешкою горькою, бьет вкруг ушей Артемиду:

Быстро она отвращаясь, рассыпала звонкие стрелы

И, наконец, убежала в слезах.

…Лета сбирала и лук и из тула

Врознь по песчаным зыбям разлетевшиесь легкие стрелы.

Все их собравши, богиня пошла за печальною дщерью.

Та же взошла на Олимп, в меднозданный чертог громовержца;

Села, слезы лия, на колени родителя дева;

Риза на ней благовонная вся трепетала. Кронион [Зевс]

К сердцу дочерь прижал и вещал к ней с приятной усмешкой:

«Дочь моя милая! кто из бессмертных тебя дерзновенно

Так оскорбил, как бы явное ты сотворила злодейство?»

Зевсу прекрасновенчанная ловли царица вещала:

«Гера, твоя супруга, родитель, меня оскорбила,

Гера, от коей и распря и брань меж богами пылает».

АРТЕМИДА И ИНДИЙСКАЯ ВОЙНА ДИОНИСА

Когда боги восстали друг против друга из-за индийской войны Диониса, Артемида выступила в битве против Геры и потерпела поражение.

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XXXII. 99-113. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. – СПб: Алетейя, 1997. – С. 307) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Дева ж Эриния, скрыта под чуждым обличьем, по знаку

Геры с отрогов спустилась, чтоб выйти с Вакхом на битву

[по приказу Геры, которая свела Диониса (Вакха) с ума].

Приступом злого безумья охваченного Диониса

Артемида узрела – безумье прогнать возжелала:

Но с высоты поднебесной, гневом ее устрашая,

Гера взгремела громами».

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XXXVI. 27-45. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. – СПб: Алетейя, 1997. – С. 338-339) (греческий эпос 5 в. н. э.):

 

«Вот на Геру напала союзница горного Вакха

[когда боги ополчились друг против друга во время войны Диониса с индийцами],

Горная Артемида, лук напрягла огромный,

Выстрелить в цель готова – но нападенье предвидя,

Гера облако Зевса схватила и быстро прикрылась

Им как будто щитом. Меча стрелу за стрелою,

Свищущую сквозь воздух по направлению к цели,

Не попала в богиню Лучница, опустошивши

Тул: под облаком скрылась неуязвимым другая!

Как разъяренная стая журавлиная, бились

Жала снарядов воздушных один за другим об округлый

Щит, ударяясь безвредно в облак темный, безвидный;

И не единой раны укрытая не получила!

Вот подняла она вихорь воздуха ледяного,

Длани подъявши, метнула глыбу замерзшую Гера

И Артемиду сразила сим ледяным снарядом!

Крепкозданный сей дрот преломил ее лук с тетивою,

Битвы не прекратила Дия-супруга, в средину

Прямо груди Артемиду уметила, тул покатился

Прочь по земле от удара этого мощного дрота…»

АРТЕМИДА И РОЖДЕНИЕ ИАКХА

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XLVIII. 849-944. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. – СПб: Алетейя, 1997. – С. 489-491) (греческий эпос 5 в. н. э.):

 

«Вот появился младенец первый [Иакх] на свет

[рожденный Аврой – спутницей Артемиды], ибо речи

Артемиды родящим в схватках всегда помогают,

Вот уж двоим подарила жизнь упорная Авра…

Вспрыгнула дочерь Леланта [Авра] на резвые ноги мгновенно,

Гневом ярым пылая, словно косматая львица

Неумолимая, в воздух подбросила, ветрам добычу

Вырвав из пастей звериных, единого из младенцев

[рожденных в результате ее изнасилования]!

Грянулся новорожденный оземь, упав головою

На основанье скалистое, прах вкруг себя воздымая.

После схватила тельце, и, разорвавши, сожрала

Плоть, которую должно любить материнской любовью!

Устрашившись деянья матери бессердечной,

Лучница Артемида схватила другого ребенка

И устремилася в чащу с бременем непривычным!

Лучница [Артемида] гнев свой смирила, кинулася по дебрям

В поисках следа Лиэя [Диониса], любившего горные чащи,

Новорожденное чадо Авры к груди прижимая,

Странное бремя во дланях неся… И вот уж стыдливо

Передает младенца сородичу Дионису».

 

 

БОГИНЯ ЧЕГО АРТЕМИДА

ДИКОЙ ПРИРОДЫ, ОХОТЫ И ЖИВОТНЫХ

I. ДИКОЙ ПРИРОДЫ

Гомер. Илиада. Песнь 21. 470 (Источник: Гомер. Илиада. Одиссея / Перевод с древнегреческого Н. Гнедича. – М.: Художественная литература, 1967. – С. 325) (греческий эпос 8 в. до н. э.):

 

Тут Апол­ло­на сест­ра, Арте­ми­да, зве­рей гос­поды­ня,

Тешась охотой, она на вершинах, открытых для ветра,

И на тенистых отрогах свой лук всезлатои напрягает,
Стрелы в зверей посылая стенящие. В страхе трепещут
Главы высоких гор. Густотенные чащи лесные
Стонут ужасно от рева зверей. Содрогаются суша

 

Гимны Каллимаха. III. К Артемиде. 18 (из греческих гимнов 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.)/ (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 221/ Перевод С. С. Аверинцева. – С. 149-155) (греческий поэт 3 в. до н. э.):

 

[Артемида просит Зевса] Горы мне все подари…Жить на высях я буду

 

II. ДИКИХ ЗВЕРЕЙ И ОХОТЫ

Артемида была богиней диких зверей и охоты. Кроме того, помимо того, что она была богиней-защитницей детей, она также считалась защитницей молодых животных.

Гомер. Илиада. Песнь 21. (Источник: Гомер. Илиада. Одиссея / Перевод с древнегреческого Н. Гнедича. – М.: Художественная литература, 1967. – С. 325) (греческий эпос 8 в. до н. э.):

Тут Апол­ло­на сест­ра, Арте­ми­да, зве­рей гос­поды­ня

 

Гомер. Илиада. Песнь 21. 470 & 483. (Источник: Гомер. Илиада. Одиссея / Перевод с древнегреческого Н. Гнедича. – М.: Художественная литература, 1967. – С. 325) (греческий эпос 8 в. до н. э.):

Тебя [Артемиду] лишь над смерт­ны­ми жена­ми льви­цей
Зевс поста­вил, над ними сви­реп­ст­во­вать дал тебе волю.

Луч­ше и лег­че тебе пора­жать по горам и доли­нам
Ланей и диких зве­рей, чем с силь­ней­ши­ми в кре­по­сти спо­рить.

 

Гомер. Илиада. Песнь 5. 51. (Источник: Гомер. Илиада. Одиссея / Перевод с древнегреческого Н. Гнедича. – М.: Художественная литература, 1967. – С. 325) (греческий эпос 8 в. до н. э.):

 

Там же Ска­мандрий Стро­фид, моло­дой зве­ро­ло­вец искус­ный,
Пал, Мене­лая Атрида повер­жен­ный ясен­ной пикой,
Слав­ный стре­лец; изу­че́нный самою боги­нею Фебой [Артемидой],
Всех он зве­рей пора­жал, и хол­мов и дуб­ра­вы питом­цев;
Но его не спас­ла ни стрель­бой весе­ля­ща­ясь Феба,
Ни искус­ство, каким он, стре­лец даль­но­мет­кий, гор­дил­ся:
[В охотничьем мастерстве не было никакой пользы на поле битвы]

 

Гомер. Одиссея. Песнь 6. 102. (Источник: Гомер. Илиада. Одиссея / Перевод с древнегреческого Н. Гнедича. – М.: Художественная литература, 1967. – С. 496) (греческий эпос 8 в. до н. э.):

 

Как стре­ло­нос­ная, лов­лей в горах весе­лясь, Арте­ми­да
Мчит­ся по длин­ным хреб­там Ери­ман­фа-горы иль Тай­ге­та,
Раду­ясь серд­цем на веп­рей лес­ных и на быст­рых оле­ней;

Там же и ним­фы полей, пре­крас­ные доче­ри Зев­са,
Сле­дом за нею несут­ся. И серд­цем Лето весе­лит­ся:

 

Гомеровские гимны. XXVII. К Артемиде. 1-3, 486-494 (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 168) (греческий эпос 7-4 вв. до н. э.):

 

Тешась охотой, она на вершинах, открытых для ветра,
5
И на тенистых отрогах свой лук всезлатои напрягает,
Стрелы в зверей посылая стенящие. В страхе трепещут
Главы высоких гор. Густотенные чащи лесные
Стонут ужасно от рева зверей. Содрогаются суша
И многорыбное море. Она же с бестрепетным сердцем
10
Племя зверей избивает, туда и сюда обращаясь.
После того как натешится сердцем охотница-дева,
Лук свой красиво согнутый она наконец ослабляет

 

III. БОГИНЯ ЛЕСНЫХ ПОЖАРОВ

Гимны Каллимаха. 3. К Артемиде. 115 (из греческих гимнов 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.)/ (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 221/ Перевод С. С. Аверинцева. – С. 149-155) (греческий поэт 3 в. до н. э.):

 

Где же ты светоч смолистый срубила и где запалила?
На Олимпе мисийском[238] срубила; а неугасимый
Пламень, пылающий в нем, взяла от перунов отцовских.

IV. БОГИНЯ ОЗЕР И ИСТОЧНИКОВ

Артемида обычно ассоциировалась с озерами и источниками, особенно в культе, где ее часто называли Лимная, Владычицей озера.

Павсаний. Описание Эллады. Книга 8. 22. 7. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

При про­веде­нии празд­ни­ка в Стим­фа­ле в честь Арте­ми­ды Стим­фа­лий­ской ста­ли не всё совер­шать с над­ле­жа­щей тща­тель­но­стью, опус­кая мно­гие из обрядов, уста­нов­лен­ных для это­го празд­ни­ка. И вот лес, упав­ший и сне­сен­ный к устью той пучи­ны, по кото­рой река Стим­фал ухо­дит под зем­лю, заго­ро­дил доступ воде в это отвер­стие, и от это­го, гово­рят, обра­зо­ва­лось озе­ро вме­сто доли­ны, пло­ща­дью в 400(4) ста­ди­ев. [9] Гово­рят так­же, что в это вре­мя охот­ник пре­сле­до­вал убе­гаю­щую от него лань, что она бро­си­лась от него в эту сто­я­чую воду и что охот­ник в пылу пре­сле­до­ва­ния после­до­вал за ней и поплыл. И вот пучи­на погло­ти­ла сна­ча­ла лань, а потом и охот­ни­ка. Гово­рят, что за ними после­до­ва­ла под зем­лю и вода реки, так что вся стим­фа­лий­ская рав­ни­на в один день осво­бо­ди­лась от сто­я­чей воды. И с тех пор они справ­ля­ют празд­ник в честь Арте­ми­ды с боль­шим усер­ди­ем.

 

V. БОГИНЯ РЫБАЛКИ

Гомеровские гимны. XXVII. К Артемиде. 1-3, 486-494 (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 168) (греческий эпос 7-4 вв. до н. э.):

И на тенистых отрогах свой лук всезлатои напрягает,
Стрелы в зверей посылая стенящие. В страхе трепещут
Главы высоких гор. Густотенные чащи лесные
Стонут ужасно от рева зверей. Содрогаются суша
И многорыбное море.

[Артемиду также иногда отождествляли с Диктиной, Владычицей сетей.]

VI. БОГИНЯ ДОРОГ И ГАВАНЕЙ

Артемида также была богиней пустынных дорог и гаваней. Это было продолжением ее роли богини дикой природы и рыбалки.

Гимны Каллимаха. 3. К Артемиде. 38 (из греческих гимнов 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.)/ (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 221/ Перевод С. С. Аверинцева. – С. 149-155) (греческий поэт 3 в. до н. э.):

 

[Зевс наделяет Артемиду ее божественными привилегиями:]
И еще — все дороги отходят.
Гавани все под руку твою

БОГИНЯ РАССВЕТА И МОРОЗА

Артемида была богиней рассвета, несущей свет и убивающим урожай морозом. Позже эта роль была передана Эос (олицетворение рассвета, богиня из Гомеровского эпоса).

Гимны Каллимаха. 3. К Артемиде. 10 (из греческих гимнов 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.)/ (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 221/ Перевод С. С. Аверинцева. – С. 149-155) (греческий поэт 3 в. до н. э.):

 

[Дитя Артемида просит божественных привилегий у своего отца Зевса:] Ты же мне светочи даруй

 

Гимны Каллимаха. 3. К Артемиде. 122 (из греческих гимнов 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.)/ (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 221/ Перевод С. С. Аверинцева. – С. 149-155) (греческий поэт 3 в. до н. э.):

 

Но куда ты свою погнала впервые упряжку?
К Тему, Фракийской горе, отколе порывы Борея

Веют, стужей дыша на тех, кто плащом не укутан.
Где же ты светоч смолистый срубила и где запалила?
На Олимпе мисийском[238] срубила; а неугасимый
Пламень, пылающий в нем, взяла от перунов отцовских.
Сколько раз ты, богиня, серебряный лук испытала?

Первый выстрел был в улем[239], второй в дубовое древо,
Третий зверя лесного добыл; но четвертый не древо —
Град нечестивых мужей поразил, которые много
И над пришельцами зла совершали и над своими.
Горе тем, кого посетишь ты яростным гневом!

Сгинет скот их от язвы, и сгинут посевы от града [Стужи];

 

Гимны Каллимаха. 3. К Артемиде. 18 (из греческих гимнов 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.)/ (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 221/ Перевод С. С. Аверинцева. – С. 149-155) (греческий поэт 3 в. до н. э.):

 

Светоченосная Упис [Имя Артемиды как помощницы при родах] , владычица

 

БОГИНЯ РОЖДЕНИЯ МЛАДЕНЦЕВ И ДЕТЕЙ

Артемида и Аполлон были защитниками детей. Согласно Гесиоду, в этой роли им помогали Океаниды (Облака) и Потамои (Реки). Девочки посвящают себя первому, а мальчики — второму.
Только Артемида была защитником младенца-младенца от его рождения до отлучение от груди, и точно так же была защитником детенышей животных.

 

I. БОГИНЯ РОЖДЕНИЯ

Артемида была богиней деторождения. Она была ghbpdfyyf во время родов вместе с Герой-Илифией, богиней-защитницей женщин и родов. В то время как Гера-ИЛИФИЯ была покровительницей рожениц, Артемида была покровителем-защитницей младенца. Говорят, что в детстве Артемида помогла своей матери родить ее брата-близнеца Аполлона.

Эсхил. Просительницы. 674. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод А. И. Пиотровского. – М.: Наука, 1989. – С. 199) (греческая трагедия 5 в. до н. э.):

Госте­при­им­ца-бога чтит,
Древ­них зако­нов отца и стра­жа.
Пусть пло­да­ми зем­ны­ми
Этот край не скуде­ет
И на помощь роже­ни­цам
Арте­ми­да при­хо­дит!

 

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга 1. 43. (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 51) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

[Лето] при­дя на ост­ров Делос, не роди­ла вна­ча­ле Арте­ми­ду, а с помо­щью Арте­ми­ды она затем роди­ла Апол­ло­на43.
Арте­ми­да, заняв­шись охотой, оста­ва­лась девой

 

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга 1. 43. (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 51) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

Миф о том, что Арте­ми­да ока­за­ла помощь Лето при рож­де­нии Апол­ло­на, свя­зан с куль­том Арте­ми­ды — покро­ви­тель­ни­цы родов (Эйли­тии). После бла­го­по­луч­но­го раз­ре­ше­ния от бре­ме­ни жен­щи­ны посвя­ща­ли Арте­ми­де локон сво­их волос или лос­кут одеж­ды, употреб­ляв­ши­е­ся для укра­ше­ния хра­ма.

 

Орфический гимн 2. Илифии . (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. – М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 216) (греческие гимны 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.):

Внемли, богиня почтенная, демон об имени светлом,
В родах помощница, радостно видеть тебя роженицам,
Жен ты спасенье, одна лишь ты любишь, о добрая, деток,
Быстрые роды неся, являешься там, где страданье.

Ты, Профирея [Артемида], о добрая ключница, пестовать любишь,
Радостно домам людским тебе посылать процветание,
Рвущая пояс, невидима ты, но дела твои зримы.
Ты сострадаешь родящим, коль роды легки — веселишься.
Ты, Илифия, снимаешь страдание в миг тяжелейший,

Только тебя, облегченье душе, и зовут роженицы,
Только в тебе забывают страдания болей родильных.
О Артемида, Илифия, о Профирея честная!
Внемли, блаженная, роды пошли и пребудь на подмоге,
Будь мне спасеньем, раз все упасать ты на свет уродилась!

 

Орфический гимн XXXVI. Артемиде (фимиам, манна). (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. – М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 216) (греческие гимны 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.):

 

[Артемида] Муки родильной не зная, несущая в родах подмогу,
Поясоснятица, страстью ты жалишь

 

Платон. Теэтет. 149b-d / Пер. Т. В. Васильевой. (Источник: Платон. Собрание сочинений в 4 т.: Т. II /Общ. ред. А. Ф. Лосева и др.; Авт. вступит. статьи А. Ф. Лосев; Примеч. А. А. Тахо-Годи; Пер. с древнегреч. – М.: Мысль, 1994. – С. 204) (греческий философ 4 в. до н. э.):

 

Сократ. Поразмысли-ка, в чем состоит ремесло повитухи, и тогда скорее постигнешь, чего я добиваюсь. Ты ведь знаешь, что ни одна из них не принимает у других, пока сама еще способна беременеть и рожать, а берется за это дело лишь тогда, когда сама рожать уже не в силах.

Теэтет. Конечно.

Сократ. А виновницей этого называют Артемиду [10], поскольку она, сама не рожая, стала помощницей родов. cОднако нерожавшим она не позволила принимать, ибо человеку не под силу преуспеть в искусстве, которое ему чуждо. Поэтому повитухами она сделала женщин, неплодных уже по возрасту, почтив таким образом в них свое подобие.

Теэтет. Это правильно.

Сократ. А разве не правильно, что распознавать беременных тоже должны не кто иные, как повитухи?

Теэтет. Разумеется, правильно.

Сократ. Притом повитухи дают зелья и знают заговоры, могут возбуждать родовые муки или по желанию смягчать их, а ту, что с трудом рожает, заставить родить, а или если найдут нужным, то выкинуть.

 

II. БОГИНЯ-ЗАЩИТНИЦА МЛАДЕНЕВ

Артемида была богиней-защитницей грудных детей. В то время как Гера руководила материнским молоком, Артемида была защитницей самого младенца.

Орфический гимн 2. Илифии (фимиам, манна). (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. – М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 216) (греческие гимны 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.):

Жен ты [Артемила Илифия] спасенье, одна лишь ты любишь, о добрая, деток

 

Орфический гимн XXXVI. Артемиде (фимиам, манна). (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. – М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 216) (греческие гимны 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.):

Несущая в родах подмогу

III. БОГИНЯ-ЗАЩИТНИЦА НОВОРОЖДЕННЫХ ДЕВОЧЕК

После того, как девочка была отлучена из материнского молока, до ее посвящения в женщину она оставалась под защитой Артемиды. Мальчик-ребенок, напротив, находился под защитой брата-близнеца Артемиды Аполлона.

В качестве защитников детей Артемиде помогали Океаниды (Облака), а Аполлону — Потамои (Реки). Девушки посвящали прядь волос Океанидам, а мальчики — местному богу-речке на церемонии достижения совершеннолетия, проводимой в честь Аполлона и Артемиды.

Гомер. Одиссея. Песнь 6. 151. (Источник: Гомер. Илиада. Одиссея / Перевод с древнегреческого Н. Гнедича. – М.: Художественная литература, 1967. – С. 496) (греческий эпос 8 в. до н. э.):

 

[Одиссей делает комплимент девушке Нав­си­кая]
Я бы ска­зал: с Арте­ми­дой, вели­кою доче­рью Зев­са,
Боль­ше все­го ты сход­на и ликом, и видом, и ростом.

 

Гомер. Одиссея. Песнь 20. 71. (Источник: Гомер. Илиада. Одиссея / Перевод с древнегреческого Н. Гнедича. – М.: Художественная литература, 1967. – С. 496) (греческий эпос 8 в. до н. э.):

 

Ведь унес­ла ж доче­рей Пан­да­ре­евых неко­гда буря.
Боги роди­те­лей их истре­би­ли, они сирота­ми
В доме оста­лись. Вскор­ми­ла детей Афро­ди­та боги­ня
Сыром, сла­дост­ным крас­ным вином и медом слад­чай­шим.

Гера дев ода­ри­ла умом, кра­сотой, Арте­ми­да
Чистая — строй­но­стью ста­на, боги­ня Пал­ла­да Афи­на
Их обу­чи­ла искус­ству во вся­че­ских жен­ских работах.

 

БОГИНЯ ДЕВСТВЕННОСТИ И БРАКА

Достигнув зрелости, девушка вступила в брак, перейдя от защиты Артемиды к богиням женственности Афродите и Гере. Перед церемонией бракосочетания Артемида была умилостивлена девушкой в благодарность за защиту, которую богиня оказывала ей в детстве.

Эсхил. Просительницы. 1030. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод А. И. Пиотровского. – М.: Наука, 1989. – С. 199) (греческая трагедия 5 в. до н. э.):

Защи­ти нас, Арте­ми­да,
Непо­роч­ная боги­ня! Пусть нево­ли
Не гото­вит нам Кифе­ра!
Стра­шен брак по при­нуж­де­нью.

 

Платон. Кратил. 400d & 406a Пер. Т. В. Васильевой. (Источник: Платон. Собрание сочинений в 4 т.: Т. 1 /Общ. ред. А. Ф. Лосева и др.; Авт. вступит. статьи А. Ф. Лосев; Примеч. А. А. Тахо-Годи; Пер. с древнегреч. – М.: Мысль, 1994. – С. 634-635) (греческий философ 4 в. до н. э.):

 

Сократ: Давайте спросим, что думали люди, давая им [богам] свои имена. . .
Первые люди, давшие имена [богам], были не обычными людьми, а высокими мыслителями и великими ораторами. . .

Артемида, мне кажется, названа так за нетронутую чистоту и скромность и еще за привязанность к девичеству. А может быть, назвавший ее так особо подчеркнул ее испытанную добродетель или то, что она как бы этой добродетели страж. Наконец, возможно, он подчеркнул и то, что она возненавидела в женщине пашню мужа. Либо за что-нибудь одно из этого, либо за все вместе присвоил это имя богине присвоитель имен.

БОГИНЯ ПЕСЕН И ТАНЦЕВ

Гомер. Илиада. Песнь 16. 181 (Источник: Гомер. Илиада. Одиссея / Перевод с древнегреческого Н. Гнедича. – М.: Художественная литература, 1967. – С. 188) (греческий эпос 8 в. до н. э.):

Гер­мес бес­смерт­ный, увидев­ший в хоре ее слад­ко­глас­ном
Пля­шу­щей в празд­ник Фебеи [Артемиды], боги­ни ловитв зла­то­стре­лой;

 

Гомеровские гимны. 5. К Афродите. 20 (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 168) (греческий эпос 7-4 вв. до н. э.):

 

Жаркой и грудь Артемиды зажечь златострельной и шумной:
Любит она только луки, охоту в горах за зверями,
Звяканье лир, хороводы, далеко звучащие клики,
Рощи, богатые тенью, и город мужей справедливых.

 

БОГИНЯ БОЛЕЗНЕЙ И ВНЕЗАПНОЙ СМЕРТИ

Артемида была богиней, принесшей внезапную смерть младенцам, девочкам и женщинам, поскольку она была не только защитницей девочек, но и, напротив, их убийцей.

Аполлон обладал вспомогательной ролью, принося внезапную смерть, болезни и болезни мальчикам и мужчинам.

 

I. БОГИНЯ БОЛЕЗНЕЙ И ВНЕЗАПНОЙ СМЕРТИ

Гомер. Илиада. Песнь 21. 470 (Источник: Гомер. Илиада. Одиссея / Перевод с древнегреческого Н. Гнедича. – М.: Художественная литература, 1967. – С. 188) (греческий эпос 8 в. до н. э.):

Гор­дая луком [Артемида]! Тебя лишь над смерт­ны­ми жена­ми льви­цей
Зевс поста­вил, над ними сви­реп­ст­во­вать дал тебе волю.

 

Гомер. Илиада. Песнь 6. 205 (Источник: Гомер. Илиада. Одиссея / Перевод с древнегреческого Н. Гнедича. – М.: Художественная литература, 1967. – С. 188) (греческий эпос 8 в. до н. э.):

 

Дочь у него — зла­тоб­раздая гнев­ная Феба [Артемиды] сра­зи­ла.

 

Гомер. Одиссея. Песнь 11. 172. (Источник: Гомер. Илиада. Одиссея / Перевод с древнегреческого Н. Гнедича. – М.: Художественная литература, 1967. – С. 496) (греческий эпос 8 в. до н. э.):

 

[Одиссей обращается к призраку своей матери Антиклеи:]
Что за Кера [Смерть] тебя всех печа­ля­щей смер­ти сми­ри­ла?
Дол­гой болез­нью ль была ты настиг­ну­та, иль Арте­ми­да
Неж­ной стре­лою сво­ею, при­бли­зясь, тебя умерт­ви­ла?

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга 10. 35. 7. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

Они говорят [Жители Фокиды], что какое бы из животных ни было посвящено Артемиде, оно вырастает в стаде без всяких болезней и более жирным, чем другие.

II. БОГИНЯ БЕЗБОЛЕЗНЕННОЙ СМЕРТИ ЖЕНЩИН

Соглас­но гре­че­ским пред­став­ле­ни­ям, ско­ро­по­стиж­ная смерть чело­ве­ка в рас­цве­те сил нано­сит­ся стре­ла­ми Апол­ло­на и Арте­ми­ды; пер­вый губит муж­чин, вто­рая — жен­щин.

Гомер. Одиссея. Песнь пятнадцатая. (Источник: Гомер. Илиада. Одиссея / Перевод с древнегреческого Н. Гнедича. – М.: Художественная литература, 1967. – С. 496) (греческий эпос 8 в. до н. э.):

 

Ост­ров есть, по назва­нью Сири́я, — ты, может быть, слы­шал? —
Выше Орти­гии, где пово­рот совер­ша­ет свой солн­це.

Он не чрез­мер­но людь­ми насе­лен, но удо­бен для жиз­ни,
Тучен, при­во­лен для стад, богат вино­гра­дом, пше­ни­цей.
Голо­да в этом краю нико­гда не быва­ет. Не зна­ют
Там нена­вист­ных болез­ней бес­счаст­ные люди. Когда там
Горь­кая ста­рость при­хо­дит к како­му-нибудь поко­ле­нью,

Лук свой сереб­ря­ный взяв, Апол­лон с Арте­ми­дой нис­хо­дят
Тай­но, чтоб тихой стре­лой без­бо­лез­нен­но смерть посы­лать им

III. БОГИНЯ СОБАЧЬЕГО БЕШЕНСТВА

Клавдий Элиан. О мире животных. Книга 12. 22. / Переводчик: Агностик. (Источник: Симпосий, сайт об античной литературе, античной истории и людях античности — дата обращения 13 июля 2021):

На Крите есть храм Артемиды Роккаи[23], как ее называют. Собаки здесь приходят в безумие. И когда их поражает эта болезнь, они бросаются с мыса в море головой вниз.

 

Клавдий Элиан. О мире животных. Книга 14. 20. / Переводчик: Агностик. (Источник: Симпосий, сайт об античной литературе, античной истории и людях античности — дата обращения 13 июля 2021):

 

Так случилось… и что мальчики были укушены бешеной собакой: когда был укушен первый, остальные пришли ему на помощь и их постигла та же участь. Так они и лежали на пляже возле Рифимны на Крите (так называлась эта деревня), тем временем свидетели сочувствовали их бедственному положению и отдали приказ убить собаку и ее печень дать съесть мальчикам как противоядие. Другие настаивали, что их нужно передать храму Артемиды Роккской, и что следует молить богиню исцелить их.

 

БОГИНЯ ИСЦЕЛЕНИЯ И ХОРОШЕГО ЗДОРОВЬЯ

Артемида, как и ее брат Аполлон, считалась богиами исцеления. Это была роль, которая противоречила ее положению богини внезапной смерти и болезней.

Гомер. Илиада. Песнь 5. 447 (Источник: Гомер. Илиада. Одиссея / Перевод с древнегреческого Н. Гнедича. – М.: Художественная литература, 1967. – С. 188) (греческий эпос 8 в. до н. э.):

 

Феб же, Энея похи­тив из тол­пищ, его пола­га­ет
В соб­ст­вен­ном хра­ме сво­ем, на вер­шине свя­то­го Пер­га­ма.
Там Анхи­зиду и Лета и стре­ло­лю­би­вая Феба [Артемида]
Сами в вели­ком свя­ти­ли­ще мощь и кра­су воз­вра­ща­ли.

 

Гимны Каллимаха. 3. К Артемиде. 128 (из греческих гимнов 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.)/ (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 221/ Перевод С. С. Аверинцева. – С. 143-144) (греческий поэт 3 в. до н. э.):

 

Но у тех, на кого ты с улыбчивой милостью взглянешь,
Нивы злаком обильным кипят, отменно плодится
Стадо, и счастлив их дом; притом и в могилу не сходят
Прежде они, чем успеют сполна вкусить долголетья.

 

Орфический гимн 36. Артемиде. (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 235) (греческие гимны 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.):

 

Милый нам мир приведи с Гигиеей прекраснокудрявой,
Горе и злые болезни прогнав за далекие горы!

 

Страбон. География. Книга 14. 1. 6. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 611-612) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

Милет­цы и делос­цы назы­ва­ют Апол­ло­на Úlios, как бы богом здо­ро­вья и исце­ле­ния, ведь гла­гол ūlein озна­ча­ет «быть здо­ро­вым», откуда и сло­во ūlē6, и при­вет­ст­вие «здрав­ст­вуй (ūlē), радуй­ся». Ведь Апол­лон — бог-цели­тель, как с.595 и Арте­ми­да, полу­чил свое имя от того, что дела­ет людей здра­вы­ми и невреди­мы­ми7. Гелиос и Селе­на тес­но соеди­не­ны с этим поня­ти­ем, так как они явля­ют­ся при­чи­ной здо­ро­во­го сме­ше­ния возду­ха. Впро­чем, губи­тель­ные болез­ни и вне­зап­ную смерть так­же при­пи­сы­ва­ют этим богам.

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга 10. 35. 7. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

Они говорят [Жители Фокиды], что какое бы из животных ни было посвящено Артемиде, оно вырастает в стаде без всяких болезней и более жирным, чем другие.

 

Клавдий Элиан. О мире животных. Книга 14. 20. / Переводчик: Агностик. (Источник: Симпосий, сайт об античной литературе, античной истории и людях античности — дата обращения 13 июля 2021):

 

Так случилось… и что мальчики были укушены бешеной собакой: когда был укушен первый, остальные пришли ему на помощь и их постигла та же участь. Так они и лежали на пляже возле Рифимны на Крите (так называлась эта деревня), тем временем свидетели сочувствовали их бедственному положению и отдали приказ убить собаку и ее печень дать съесть мальчикам как противоядие. Другие настаивали, что их нужно передать храму Артемиды Роккской, и что следует молить богиню исцелить их.

БОГИНЯ РИТУАЛЬНОГО ОЧИЩЕНИЯ

Артемида и ее брат Аполлон были богами ритуального очищения — очищения от нечистот непредумышленного убийства.

Павсаний. Описание Эллады. Книга 2. 7. 6. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

Убив Пифо­на, Апол­лон и Арте­ми­да при­бы­ли в Эги­а­лею, чтобы полу­чить очи­ще­ние. Тут их охва­ти­ло чув­ство стра­ха — это место и теперь назы­ва­ет­ся Фобосом (Ужа­сом), — и тогда они напра­ви­лись на Крит к Кар­ма­но­ру

 

БОГИНЯ ЗАЩИТНИЦА ГОРОДОВ (РОДИНЫ)

Родовыми богами государства были те, кого традиционно почитали раньше всех. В этом качестве Артемиде поклонялись в ряде древних городов-государств. Во время войны эти боги предков были призваны встать на защиту нации. Артемида исполняет эту роль в «Илиаде» как один из защитников Трои.
В следующем отрывке фиванские женщины взывают к Артемиде, наряду с Зевсом, Афиной, Посейдоном, Аресом, Афродитой, Аполлоном и Герой, как к своим родовым богам.

Эсхил. Семеро против Фив. 400. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод А. И. Пиотровского. – М.: Наука, 1989. – С. 229-230) (греческая трагедия 5 в. до н. э.):

О боги, молю, о боги­ни, молю,
Беду про­го­ни­те!
Шумит за сте­на­ми рать.
Свер­кая щита­ми, на при­ступ идут…

И ты, о луч­ни­ца, дочь Лето́,
Лук под­ни­ми для боя!

Беда, беда!
Гро­хот сто­ит кру­гом. Слы­шу пово­зок стук,
Гера-боги­ня,
Скре­жет груз­ных осей, скре­жет и скрип сту­пиц.
О Арте­ми­да,
Копья­ми рас­се­чен, воздух сви­стит в ушах.

Все­силь­ных зову богов,
Все­силь­ных богинь зову, что хра­нят
Эти баш­ни и зем­лю:
Не отда­вай­те город в бою

Чуже­языч­ным пол­кам!
Слы­ши­те, руки воздев, девуш­ки молят вас,
Молят по пра­ву.

 

Эсхил. Семеро против Фив. 448. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод А. И. Пиотровского. – М.: Наука, 1989. – С. 229-230) (греческая трагедия 5 в. до н. э.):

Отва­гою горя­щий Поли­фонт-силач,
Твер­ды­ня наша, — с мило­сти­вой помо­щью
Боги­ни Арте­ми­ды и дру­гих богов

БОГИНЯ АМАЗОНК

Артемида была одним из богов-покровителей мифических воинственных амазонок с луками. Считалось, что амазонки основали несколько знаменитых святынь богини, включая ее культовый центр Эфес.

Павсаний. Описание Эллады. Книга 7. 2. 6. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

Свя­ти­ли­ще Апол­ло­на в Диди­мах и его ора­кул были древ­нее, чем посе­ле­ние здесь ионян; но еще гораздо рань­ше, чем посе­ли­лись здесь ионяне, совер­ша­лось покло­не­ние Арте­ми­де Эфес­ской. [7] По мое­му, по край­ней мере, мне­нию, Пин­дар не все точ­но знал, что каса­ет­ся слу­же­ния богине, так как он утвер­ждал, что ее храм осно­ва­ли ама­зон­ки, отправ­ля­ясь похо­дом на Афи­ны и на Тесея. Прав­да, что уже тогда жен­щи­ны с Фер­мо­дон­та при­нес­ли жерт­вы эфес­ской богине, как в этом слу­чае издав­на зная это свя­ти­ли­ще, так рав­ным обра­зом и тогда, когда они бежа­ли от Герак­ла; еще в более ран­ние вре­ме­на неко­то­рые из них, убе­гая от Дио­ни­са, при­шли сюда в каче­стве моля­щих о защи­те.

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга 3. 25. 3. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

В самом Пирри­хе есть на пло­ща­ди коло­дец; они счи­та­ют, что он дан им Силе­ном. Они были бы совсем лише­ны воды, если бы этот коло­дец у них иссяк. Из богов в их зем­ле име­ют свя­ти­ли­ща Арте­ми­да, име­ну­е­мая Астра­те­ей, пото­му что ама­зон­ки пре­кра­ти­ли здесь свой даль­ней­ший поход (стра­тею), и Апол­лон Ама­зо­ний; обе ста­туи дере­вян­ные и постав­ле­ны, гово­рят, фер­мо­донт­ски­ми жен­щи­на­ми

 

БОГИНЯ ГИПЕРБОРЕЕВ

Артемида и Аполлон были богами-покровителями мифических Гипербореев — расы людей-долгожителей, обитавших в далеком северном царстве вечной весны. Гипербореи были известны тем, что отправляли подношения в святая святых Аполлона и Артемиды, которые лежали на острове Делос.

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга 4. 50. 6. (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

 

Рас­ска­зав геро­ям подроб­но о том, как она наме­ре­ва­ет­ся дей­ст­во­вать, Медея обе­ща­ла подать из цар­ско­го двор­ца знак в днев­ное вре­мя дымом, а в ноч­ное — огнем, кото­рый будет вид­но из воз­вы­шаю­ще­го­ся над морем дозор­но­го места.

Изгото­вив полое изва­я­ние Арте­ми­ды, Медея спря­та­ла внут­ри него все­воз­мож­ные зелья, сама же с помо­щью каких-то силь­но дей­ст­ву­ю­щих мазей выкра­си­ла себе воло­сы в цвет седи­ны, а лицо и тело сде­ла­ла мор­щи­ни­сты­ми, так что всем, кто видел ее, она каза­лась совсем ста­ру­хой. После это­го, взяв изва­я­ние боги­ни, кото­рое было изготов­ле­но с таким рас­че­том, чтобы повер­гать тол­пу в бла­го­го­вей­ный тре­пет, Медея на рас­све­те вошла в город. (2) Пред­став­ля­ясь одер­жи­мой боже­ст­вом, Медея при боль­шом сте­че­нии наро­да на ули­цах веле­ла всем с бла­го­го­ве­ни­ем при­нять боги­ню, кото­рая яко­бы при­бы­ла из стра­ны гипер­бо­ре­ев, чтобы ока­зать боже­ст­вен­ное покро­ви­тель­ство и все­му горо­ду и его царю.

 

АРТЕМИДА ОТОЖДЕСТВЛЯЕТСЯ С СЕЛЕНОЙ

Иногда Артемиду отождествляли с Селеной-Луной. Особенно это было свойственно римским поэтам – Овидию, Вергилию, Стацию. Сегодня эта связь более популярна, чем во времена античности. См. также следующий раздел о триаде Селена-Артемида-Геката.

Страбон. География. Книга XIV (Иония, Кария, Памфилия, Киликия). I. 6. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 595) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«Гелиос и Селена тесно соединены с этим понятием [Аполлоном и Артемидой], так как они являются причиной здорового смешения воздуха. Впрочем, губительные болезни и внезапную смерть также приписывают этим богам [Аполлону и Артемиде]».

 

Цицерон. О природе богов. Книга II. XXVII (68-69). (Источник: Цицерон. Философские трактаты. / Пер. М. И. Рижского. Отв. ред., сост. и вступ. ст. Г. Г. Майорова. (Серия «Памятники философской мысли»). — М.: Наука, 1985. — 384 стр.) (римский ритор 1 в. до н. э.):

 

«И имя Аполлона тоже греческое, в нем хотят видеть Солнце. А Диану [Артемиду] считают той же Луной…

Луна (luna) названа так от lucere (светить), другое ее имя Люцина, и вот, как у греков при родах взывают к Диане, называя ее также другим именем – Светоносная, так у наших призывают Юнону – Люцину. Та же Диана зовется «Всюдубродящая», но не оттого, что, охотясь, бродит повсюду, а потому что она считается одной из семи как бы «блуждающих» звезд. Дианой же [Луна] зовется потому, что ночь она как бы обращает в день (dies). А обращаются к ней при родах потому, что беременность длится иногда семь, а по большей части девять лунных оборотов, которые называются menses (месяцы), так как совершаются в измеренные промежутки времени».

 

Цицерон. О природе богов. Книга III. XX. (51). (Источник: Цицерон. Философские трактаты. / Пер. М. И. Рижского. Отв. ред., сост. и вступ. ст. Г. Г. Майорова. (Серия «Памятники философской мысли»). — М.: Наука, 1985. — 384 стр.) (римский ритор 1 в. до н. э.):

 

«Разве ты… не видишь, как далеко заводит сказанное тобой о небе и звездах? Богами стали Солнце [Гелиос] и Луна [Селена], в первом греки видят Аполлона, во второй – Диану [Артемиду]».

 

ТРИАДА ГЕКАТА–АРТЕМИДА–СЕЛЕНА

Триада Геката-Артемида-Селена встречается в поэзии римской эпохи.

Сенека. Федра. 403-423. (Источник: Луций Анней Сенека. Федра / Перевод С. А. Ошерова / Луций Анней Сенека. Трагедии. — М.: Наука, 1983. — С. 45-46) (римская трагедия 1 в. н. э.):

«[Федра молится Диане-Гекате-Луне-Артемиде-Селене:]

Царица рощ, высоких гор пустынница,

В пустынных высях гор одна лишь чтимая,

Приметы отврати от нас грозящие!

Богиня, средь лесных урочищ властная,

Ночных небес краса, светило славное,

Чьих перемен чредою озарен весь мир,

Трехликая Геката, снизойди к мольбам.

Смягчи упорный, мрачный Ипполита дух, –

Пусть выслушает нас, пусть сам научится

Любить, пусть загорится сердце дикое.

Опутай душу: пусть угрюмый, яростный

Признает власть Венеры. Ради этого

Все силы приложи – и пусть засветится

Твой ярче лик, пусть тучу разорвут рога,

И пусть коней твоих с пути эфирного

Не совлекут заклятья фессалийские;

Пусть ни один пастух не похваляется

Твоей любовью. Внемли, снизойди к мольбам!»

 

Сенека. Троянки. 386-390. (Источник: Луций Анней Сенека. Медея / Перевод С. А. Ошерова / Луций Анней Сенека. Трагедии. — М.: Наука, 1983. — С. 243) (римская трагедия 1 в. н. э.):

«Так же, как дважды шесть бурно несется звезд,

Как столетних кругов бег ускоряет сам

Повелитель светил [Гелиос-Солнце], как ускоряет ход

По извитым путям светлая Тривия [Даина-Артемида-Селена-Геката],

К смерти мчимся мы все».

 

Стаций. Фиваида. Книга десятая. 368-373. (Источник: Публий Папиний Стаций. Фиваида / В переводе Ю. А. Шичалина. – М.: «Наука», 1991. – С. 174) (римский эпос 1 в. н. э.):

«[В следующем отрывке Стаций описывает Диану-Артемиду как тройную богиню, которая включает в себя свойства Дианы, Луны, Гекаты (Артемиды, Селены, Гекаты):]

Повелительница сокровенной, о Кинфия, ночи!

ежели верно, что ты – божество, чей трижды изменчив

образ, и ты же к лесам в ином обличий сходишь, –

сей – недавний еще – сопутник, сей редкий питомец

рощ, сей юноша – твой, о Диана, откликнись же ныне! –

нами не найден». – Склонив колесницу, богиня низводит

светоч благой и тела указует направленным рогом.

Явственны стали поля…»

 

Стаций. Фиваида. Книга четвертая. 419-483. (Источник: Публий Папиний Стаций. Фиваида / В переводе Ю. А. Шичалина. – М.: «Наука», 1991. – С. 63-64) (римский эпос 1 в. н. э.):

«[Провидец Тересий совершает обряд в роще Дианы (Артемиды)-Гекаты:]

Лес в умудренных летах, согбенный старостью мощной,

с неопадавшей листвой стоял, недоступный от века

солнца лучам…

Тишь гробовая в лесу: принуждал безотчетный к молчанью

ужас, а свет, заключенный, бледнел, на свет непохожий.

Тьма не пуста божеством: Латонию [Артемиду-Гекату], рощ опекуншу,

в каждом дуба стволе и в каждом кедре смолистом

запечатленную, лес священным окутывал мраком.

В чаще звеня, летят незримые стрелы богини,

псы завывают [как Геката] в ночи, когда, чертоги покинув

дядины [Аида], облик она обретает новой Дианы;

но, притомясь на хребтах, – когда высочайшее солнце

шлет сладчайшие сны, – здесь, кругом широким повсюду

стрелы вонзив и склонясь на исчерпанный тул, засыпает.

[Тиресий восклицает, вызывая призраков:]

«Тартара грозный предел, и ненасыщаемой Смерти

страшное царство, и ты, о самый свирепый из братьев,

коему подчинены и души, и вечные грешных

вопли, и служат кому глубинного мира чертоги, –

дайте открыться немым укрытиям и Персефоны

строгой бесплотный народ отпустите, направив в просторы

ночи, и челн через Стикс пусть полным назад возвратится.

Пусть устремляют свой шаг к обители света не только

маны, – и ты, Персеид [Геката], повели благочестный Элисий

толпам покинуть своим, и сумрачный пусть их Аркадец [Гермес]

мощною ветвью ведет…»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XLIV. 189-197. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 434) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«[Нонн описывает Артемиду-Гекату-Селену как тройную богиню:]

Гелия [Солнца] дочерь, матерь всего, круговратная Мена [Луна],

Правящая повозкой серебряной в небе Селена,

Если ты вправду Геката многоименная, если

Светочем ты помаваешь в руке огненосной все ночи,

Снизойди, о ночная владычица…

Если ты Артемида далекоразящая, в скалах

На охоту спешащая с ланеубийцей Лиэем –

Брату приди на подмогу!»

АРТЕМИДА ОТОЖДЕСТВЛЯЕТСЯ С ЕГИПЕТСКОЙ БАСТЕТ

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Астрономия. Книга 2. 28. (Источник: Гигин. Астрономия / Перевод и комментарии А. И. Рубана. СПб., Изд-во «Алетейя», 1997):

 

Когда Юпитер сражался с Титанами, который назвали паническим. По этой причине и внутренняя часть его фигуры предстает в виде рыбы, потому что он бросал во врагов раковины вместо камней. Египетские же жрецы и некоторые поэты рассказывают, что в то время, когда почти все боги собрались в Египте, туда внезапно явился Тифон, чудовищный гигант и смертельный враг богов. От страха они приняли разные обличья: Меркурий превратился в ибиса [Бог Тот], Аполлон — в птицу, называемую фракийской [Гор], а Диана [Артемида] обратилась в кошку [Баст]. Рассказывают, что это событие послужило основанием того, что египтяне не дозволяют причинять вред этим видам животных, ибо они суть обличья богов. В то же самое время, говорят, Пан бросился в реку и задней части тела придал рыбье обличье, а всему остальному телу — козлиное, и таким образом спасся от Тифона. Юпитер, дивясь его хитроумию, поместил его изображение среди созвездий.

 

Геродот. История. Книга II. Евтерпа. (Источник: Геродот. История в девяти книгах. / Пер. и прим. Г. А. Стратановского. Статья В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 195) (греческий историк 5 в. до н. э.):

 

Все­на­род­ные празд­не­ства егип­тяне справ­ля­ют не один раз в году, а весь­ма часто. Чаще же все­го и с наи­боль­шей охотой егип­тяне соби­ра­ют­ся в горо­де Буба­сти­се на празд­ник в честь Арте­ми­ды [Бастет] и затем в Буси­ри­се в честь Иси­ды.

 

Антонин Либерал. Метаморфозы. 28. Метиоха и Мениппа [Рассказывает Никандр в книге IV «Превращений» и Коринна в книге I «Героев»]. (Источник: Антонин Либерал. Метаморфозы / Перевод с древнегреческого, вступительная статья и комментарии В. Н. Ярхо // ВДИ, 1997, № 3-4) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

 

Тифон, сын Геи, был богом непомерной силы и чудовищной внешности, ибо выросло у него множество голов, рук и крыльев, а с боков выступали страшными извивами змеи; он кричал на разные голоса, и никто не мог противостоять его силе. Тифон возжелал захватить власть Зевса, и его натиску не мог противостоять никто из богов, но в страхе все бежали в Египет, остались только Афина и Зевс. Тифон преследовал богов по пятам, они же из предосторожности во время бегства изменили свою внешность в образы животных. И Аполлон стал коршуном [то есть формой египетского Гора], Гермес — Ибисом [Тот]… Артемида — кошкой [то есть формой египетской Баст].

 

Плутарх. Об Исиде и Осирисе. (Перевод и примечания Н. Н. Трухиной) (Древнегреческий писатель. до 50 — после 120 н.э. )

 

На дуге систра, сверху, высекают кота с человеческим лицом [Бастет], а внизу, под тем, что сотрясается, в одном месте — лицо Исиды, в другом — лицо Нефтиды, обозначая ликами рождение и смерть, ведь именно они суть перемещение и движение элементов. [На египетских систрах обычно дважды изображалось лицо Хатхор и голова кошачьей богини Бастет.]

ГНЕВ АРТЕМИДЫ — 1

Каллимах объясняет причины гнева Артемиды в своем гимне богине.

Гимны Каллимаха. III. К Артемиде. 260-267. / Перевод С. С. Аверинцева. / (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 154-155) (греческий поэт 3 в. до н. э.):

«В почести да не откажет никто Артемиде, затем что

Даже Ойнею пришлось не к добру созывать зверобоев;

Пусть не желает никто с Охотницей спорить в искусстве –

За похвальбу и Атрид [сын Атрея Агамемнон] расплатился пеней немалой;

Девственной да не дерзнет никто домогаться – как Отос,

Так Оарион желаньем пылали себе не во благо;

Плясок пусть никто не бежит ежегодных – отвергнув

Танец пред алтарем, и Гиппо [царица амазонок] вкусила возмездье».

 

ГНЕВ АРТЕМИДЫ: НИОБА

МЕСТО: Фивы, Беотия (Центральная Греция)

Гомер. Илиада. Песнь двадцать четвертая. Выкуп Гектора. 602-617. (Источник: Гомер. Илиада. Одиссея / Перевод с древнегреческого Н. Гнедича. – М.: Художественная литература, 1967. – С. 411-412) (греческий эпос 8 в. до н. э.):

«…Несчастная матерь Ниоба,

Матерь, которая разом двенадцать детей потеряла,

Милых шесть дочерей и шесть сыновей расцветавших.

Юношей Феб поразил из блестящего лука стрелами,

Мстящий Ниобе, а дев – Артемида, гордая луком.

Мать их дерзала равняться с румяноланитою Летой:

Лета двоих, говорила, а я многочисленных матерь!

Двое сии у гордившейся матери всех погубили.

Девять дней валялися трупы; и не было мужа

Гробу предать их: в камень людей превратил громовержец [Зевс].

Мертвых в десятый день погребли милосердые боги.

Плачем по них истомяся, и мать вспомянула о пище.

Ныне та мать на скалах, на пустынных горах Сипилийских,

Где, повествуют, богини покоиться любят в пещерах,

Нимфы, которые часто у вод Ахелоевых пляшут, –

Там, от богов превращенная в камень, страдает Ниоба».

 

Фрагменты не сохранившихся трагедий Эсхила. 27. Ниоба. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод М. Л. Гаспарова. – М.: Наука, 1989. – С. 281) (греческая трагедия начала 5 в. до н. э.):

[Текст редакции издания:]

«Дочь Тантала и жена фиванского царя Амфиона Ниоба возгордилась перед богами тем, что у нее шесть сыновей и шесть дочерей (впоследствии назывались и другие цифры), а у Лето от Зевса только двое: Аполлон и Артемида. За это Аполлон и Артемида из серебряных луков перебили всех ее детей (у Эсхила – и мужа)».

 

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга III. V. (6). (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 54) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«…Амфион женился на Ниобе, дочери Тантала, которая родила ему семь сыновей… и столько же дочерей… Ниоба стала говорить, что она плодовитее богини Лето, и та, воспылав гневом, направила Аполлона и Артемиду против детей Ниобы. Артемида выстрелами из лука умертвила всех дочерей Ниобы в ее собственном доме; сыновей же, которые охотились на склонах горы Киферона, убил Аполлон. Из юношей спасся только Амфион, а из девушек – старшая Хлорида, которая потом стала женой Нелея. Но согласно Телесилле, спаслись Амикл и Мелибея. От стрел богов пал и сам Амфион. Ниоба же, оставив Фивы, пришла к своему отцу Танталу в Сипил и там, взмолившись богам, превратилась в камень: и камень этот струит слезы днем и ночью».

 

Квинт Смирнский. После Гомера. Книга первая. 293-306. (Источник: Квинт Смирнский. После Гомера / Вступ. ст., пер. с др. греч. яз., прим. А. П. Большакова. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. – 320 c. – С. 40-41) (греческий эпос 4 в. н. э.):

«…Близ покрытого снегом Сипила,

где поместили Ниобу, в скалу обращенную, боги:

часто слеза из скалы на суровые камни струится,

плачут тогда с нею вместе и воды шумливого Герма,

и достающие близкого неба Сипила вершины,

скрытые вечною мглой, пастухов постоянной докукой.

Кажется чудом скала та идущим поблизости смертным,

ибо подобна она по обличью жене несчастливой,

в тяжкой печали на землю роняющей скорбные слезы

[по своим детям, убитым Аполлоном и Артемидой].

Издали глядя, решишь: так и есть, но когда подойдешь к ней,

тут же становится ясно, что это один только камень,

склонов Сипила высоких природная часть небольшая;

та же, что вызвала гибель несущую ярость блаженных,

плачет внутри тех камней, со скорбящую сходных женою».

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга II. Коринфика. XXI. 10. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«Когда Аполлон и Артемида убивали детей Амфиона, то из всех сестер уцелела только она одна [Мелибоя (Хлорида»] да (ее брат) Амикл, они уцелели потому, что взмолились Латоне».

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга IX. Беотия. V. 4. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«Говорят, что Амфион [муж Ниобы] несет в Аиде наказание за то, что и он, (как Ниоба), бросил насмешливое слово против Латоны и ее детей».

 

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга IV. LXXIV. (3). (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

«У Ниобы же было семь сыновей и столько же дочерей, [отличавшихся необычайной красотой]. Премного возгордившись из-за большого числа рожденных ею детей, Ниоба зачастую вела себя надменно, заявляя, что она – более счастливая мать, чем Лето. Тогда, как гласит миф, рaзгнeвaннaя Лето велела Аполлону убить сыновей Ниобы, а Артемиде – ее дочерей. Повинуясь матери, боги одновременно застрелили из лука детей Ниобы, и таким образом та в кратчайший срок оказалась одновременно и многодетной и бездетной».

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Мифы. 9. Ниоба. (Источник: Гигин. Мифы. / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. – 2-е изд., испр. – СПб.: Алетейя, 2000. – С. 18):

«Амфион получил в супруги Ниобу, дочь Тантала и Дионы, с которой произвел на свет семь сыновей и столько же дочерей. Это потомство Ниоба считала лучше Латониного и очень надменно говорила про Аполлона и про Диану, что та подпоясана мужским кушаком, а у Аполлона одежда донизу и длинные волосы, и что числом детей она тоже превзошла Латону. За это Аполлон убил стрелами ее сыновей, когда они охотились в лесу на горе Сипиле, а Диана перебила стрелами во дворце всех дочерей, кроме Хлориды».

 

Овидий. Метаморфозы. Книга шестая. 182-303. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«[Ниоба хвастается, унижая Лето (Латону):]

Семерых дочерей ты причисли,

Юношей столько ж, а там и зятьев и невесток не меньше.

Так вопрошайте ж, на чем моя утверждается гордость!

Не понимаю, как вы порожденную Кеем титаном

Смеете мне предпочесть – Латону, которой для родов

Даже великой землей в ничтожном отказано месте.

Небо, земля и вода – всё вашу отвергло богиню.

В мире скиталась, пока над блуждавшей не сжалился Делос:…

Представьте,

Что из толпы своих чад [у Ниобы было четырнадцать детей] кого-нибудь я и лишилась;

Но, обездолена так, до двоих я не снижусь, – а двое –

Вся у Латоны толпа; не почти ли бездетна Латона?

Прочь разойдитесь! Алтарь покиньте! С волос поснимайте

Лавры!» Снимают венки, покидают жертвы, не кончив,

И – то дозволено им! – небожителей шепотом славят.

Возмущена тут богиня [Лето] была и с высокой вершины

Кинфской с речью такой к своим близнецам обратилась:

«Вот я, родившая вас, появлением гордая вашим, –

Кроме Юноны [Геры], других не ниже богиня, – сомненье

Вижу, богиня ли я?! Алтари у меня отнимают,

Чтимые веки веков, – от вас жду помощи, дети!

Это не все еще зло. Танталида [Ниоба, дочь Тантала] к печальному делу

Брань добавила: вас поставить осмелилась ниже

Собственных чад; и меня – то с нею да будет! – бездетной

Смела назвать, – ведь язык у нее от отца негодяя!»

Намеревалась мольбы тут добавить Латона, но молвил

Феб [Аполлон]: «Перестань говорить! замедляешь ты жалобой кару».

То же и Феба [Артемида] рекла, и, быстро по воздуху спрянув,

Кадмова града [Фив] они, под облаком скрыты, достигли.

[Там Аполлон поразил своими стрелами семерых сыновей Ниобы.]

[Ниоба] К небу от них подняла посиневшие руки и молвит:

«Горем питайся и гнев насыщай слезами моими.

Зверское сердце насыть! И меня на семи погребеньях

Мертвой несут. Победив, торжествуй надо мною, врагиня!

Но почему – победив? У несчастной больше осталось,

Чем у счастливой тебя. Семерых схоронив – побеждаю»

[так Ниоба напоминает о своих семерых дочерях].

Молвила, но уж звенит тетива на натянутом луке:

Кроме Ниобы одной, окружающих всех устрашила.

Та же от горя смела. Стояли в одеждах печали

Около братских одров распустившие волосы сестры,

Вот из толпы их одна, стрелу извлекая из тела,

К брату своим побледневшим лицом, умирая, склонилась.

Вот, несчастливицу мать пытаясь утешить, другая

Смолкла внезапно и смерть приняла от невидимой раны,

Губы тогда лишь сомкнув, когда испустила дыханье.

Эта, пытаясь спастись, вдруг падает; та умирает,

Пав на сестру; та бежит, а эта стоит и трепещет.

Смерть шестерых отняла, – от разных погибли ранений,

Лишь оставалась одна: и мать, ее всем своим телом,

Всею одеждой прикрыв, – «Одну лишь оставь мне, меньшую!

Только меньшую из всех прошу! – восклицает. – Одну лишь!»

Молит она: а уж та, о ком она молит, – погибла…

Сирой сидит, между тел сыновей, дочерей и супруга,

Оцепенев от бед [т. е. Ниоба превратилась в плачущий камень]».

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XLVIII. 405-428. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. – СПб: Алетейя, 1997. – С. 479-480) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«[Немезида, богиня возмездия, обращается к Артемиде:]

Коль многоплодная матерь снова, Лето, оскорбляет –

Каменною Ниобой плачущей женщину сделай!

Радостно я на Сипиле новый камень поставлю!

Если как некогда матерь Лето тебя ревностью гонят,

Стану мстительницей за поруганную Артемиду!»

Так рекла. Не дослушав, богиня ее прерывает,

Слово псолюбивая Лучница [Артемида] и молвит во гневе великом:

«…Как моя матерь и я поруганы! Ведь во фригийских

Землях хвалилась Ниоба перед Лето детородством,

И во фригийских пределах хвалится Авра красою!

Но заплатила Ниоба, в камень за то обратившись,

Танталида, и слезы льют и поныне обильно

Окаменелые очи…»

 

ГНЕВ АРТЕМИДЫ: ГИГАНТ ТИТИЙ

МЕСТО: Панопея, Фокида (Центральная Греция)

Пиндар. Пифийские песни. 4. <«Аргонавты»> Аркесилаю Киренскому. 4э. (Источник: Пиндар, Вакхилид. Оды. Фрагменты / Издание подготовил М. Л. Гаспаров. – М.:Наука, 1980. – С. 79) (греческая лирика 5 в. до н. э.):

«…Разве из победного колчана Артемиды не

догнала быстрая стрела

Тития [за попытку изнасиловать ее мать],

Чтобы лишь посильных ласк желал человек?»

 

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга I. IV. (1). (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 8) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«Титий же, прибыв в Пифо и увидев богиню Лето, охваченный страстью, стал тянуть ее к себе. Богиня позвала на помощь детей [Аполлона и Артемиду], и те расстреляли его из лука. Тития постигло наказание и после смерти: коршуны в Аиде клюют его сердце».

 

Гимны Каллимаха. III. К Артемиде. 110. / Перевод С. С. Аверинцева. / (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 151) (греческий поэт 3 в. до н. э.):

«О Артемида, о Дева, убийца Тития!»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XLVIII. 392-396. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. – СПб: Алетейя, 1997. – С. 479) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«[Немезида обращается к Артемиде:]

Кто из сынов Аруры [Геи (Земли)] тебя оскорбил и унизил?

Тития взоры неужто бесстыдные снова открылись?

И с родительницы твоей он срывает одежды?

Где же твой лук, Артемида? Где жала стрел Аполлона?»

Для получения дополнительной информации об этот гиганте см. ТИТИЙ

 

ГНЕВ АРТЕМИДЫ: ДРАКОН ПИФОН

МЕСТО: Дельфы, Фокида (Центральная Греция)

Павсаний. Описание Эллады. Книга II. Коринфика. VII. 7. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«…Убив Пифона, Аполлон и Артемида прибыли в Эгиалею [Коринф], чтобы получить очищение. Тут их охватило чувство страха – это место и теперь называется Фобосом (Ужасом), – и тогда они направились на Крит к Карманору…»

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Мифы. 140. Пифон. (Источник: Гигин. Мифы. / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. – 2-е изд., испр. – СПб.: Алетейя, 2000. – С. 172):

«Когда Пифон узнал, что Латона [Лето] беременна от Юпитера [Зевса], он стал преследовать ее, чтоб убить [по настоянию Геры]. А Латону по велению Юпитера ветер Аквилон [Борей] поднял и принес к Нептуну. Тот охранял ее и… перенес на остров Ортигию… На нем Латона, держась за оливу, родила Аполлона и Диану, которым Вулкан [Гефест] принес в подарок стрелы. На четвертый день после того, как они родились, Аполлон отомстил за мать: он пришел на Парнас, убил стрелами Пифона…»

Для получения дополнительной информации об этом драконе-змее см. ПИФОН

 

ГНЕВ АРТЕМИДЫ: ГИГАНТЫ АЛОАДЫ

МЕСТО: Наксос (греческий остров в Эгейском море) или Фессалия (Северная Греция)

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга I. VII. (4). (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 11-12) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«Сошедшийся с ней [Ифимедеей] Посейдон произвел на свет двух сыновей, Ота и Эфиальта, называемых Алоадами. Эти Алоады каждый год вырастали в ширину на локоть, а в высоту – на сажень, В возрасте девяти лет, имея в ширину девять локтей и рост в девять саженей, Алоады отважились сразиться с божеством и взгромоздили гору Оссу на Олимп, а на Оссу еще нагромоздили гору Пелион: они стали угрожать, что с высоты этих гор взберутся на небо… Эфиальт стал свататься к Гере, а От – к Артемиде… Артемида уничтожила Алоадов на острове Наксосе, прибегнув к обману. Приняв образ оленя, она прыгнула и встала между ними: Алоады же, пытаясь поразить животное дротиками, пронзили друг друга».

 

Гимны Каллимаха. III. К Артемиде. 264-265. / Перевод С. С. Аверинцева. / (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 155) (греческий поэт 3 в. до н. э.):

«…Девственной [Артемидой] да не дерзнет никто домогаться – как Отос,

Так Оарион желаньем пылали себе не во благо…»

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Мифы. 28. От и Эфиальт. (Источник: Гигин. Мифы. / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. – 2-е изд., испр. – СПб.: Алетейя, 2000. – С. 50):

«Другие же писавшие говорят, что они [гиганты От и Эфиальт] были сыновьями Нептуна [Посейдона] и Ифимедеи и что они были неуязвимы. Когда они хотели изнасиловать Диану [Артемиду] и она не могла сопротивляться их силе, Аполлон пустил между ними лань. Загоревшись гневом, они пытались убить ее копьями и убили друг друга. В подземном царстве они терпят такое наказание: они привязаны змеями к столбу лицом в противоположную сторону друг от друга; между ними сова [которая, предположительно, пила кровь], сидящая на столбе, к которому они привязаны».

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XLVIII. 392-404. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. – СПб: Алетейя, 1997. – С. 479) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«[Немезида обращается к Артемиде:]

Кто из сынов Аруры [Геи (Земли)] тебя оскорбил и унизил?

Ежели От надменный иль Эфиальт бесстыдный

Принуждают насильно тебя к утехам эротов,

То оскорбителя девства, богиня, убей на месте!»

Для получения дополнительной информации об этих гигантах см. АЛОАДЫ

 

ГНЕВ АРТЕМИДЫ: АКТЕОН

МЕСТО: гора Китерон, Беотия (Центральная Греция)

Фрагменты не сохранившихся трагедий Эсхила. 18. Лучницы. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод М. Л. Гаспарова. – М.: Наука, 1989. – С. 276) (греческая трагедия начала 5 в. до н. э.):

[Текст редакции издания:]

«Предмет трагедии – наказание охотника Актеона, который был ею превращен в оленя и растерзан своими же псами. По наиболее распространенной (позднейшей) версии, вина его состояла в том, что он увидел нагую Артемиду во время купания. В V в. до н. э. его виной считали то, что он объявил себя охотником лучше самой Артемиды или что стал соперничать с Зевсом за любовь Семелы».

 

Фрагменты не сохранившихся трагедий Эсхила. 18. Лучницы. 57 (244). [Гибель Актеона].

(Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод М. Л. Гаспарова. – М.: Наука, 1989. – С. 276) (греческая трагедия начала 5 в. до н. э.):

«Псы растерзали своего властителя [Актеона]».

 

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга III. IV. (4). (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 52) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«У Автонои и Аристея родился сын Актеон. Его стал воспитывать кентавр Хирон, учивший его охоте. Позднее, однако, Актеона растерзали собственные псы на склонах горы Киферон. … Большинство же авторов рассказывает, будто Актеон погиб из-за того, что он увидел Артемиду купающейся. Рассказывают также, что Артемида мгновенно преобразила его в оленя и вселила ярость в сопровождавших его собак, которых было пятьдесят. Не узнав своего хозяина, собаки его растерзали. После того как Актеон погиб, собаки с громким лаем бросились искать своего хозяина. В поисках его они прибежали к пещере кентавра Хирона. Тогда последний изваял статую Актеона, и это утешило собак…»

 

Гимны Каллимаха. V. На омовение Паллады. 107-116. / Перевод С. С. Аверинцева. / (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 166) (греческий поэт 3 в. до н. э.):

«Сколько жертв принести пожелает в свой час Кадмеида,

Сколько, увы, Аристей, если бы только могли

Вымолить этой ценой они хоть слепцом Актеона!

Ведь Артемидиных он спутником будет охот,

Но ни охоты, ни травли, ни стрелы, что вместе с богиней

Станет метать он в горах, все не помогут ему,

Стоит ему увидать не по воле своей омовенье

Дивной богини; свои псы господина пожрут,

Яростный пир у чинив; а кости сыновние матерь

Будет сбирать, обходя заросли скорбной стопой».

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга IX. Беотия. II. 3. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«Если же идти (в Платеи) из Мегар, то направо будет источник, а если пройти немного дальше, то встретится и скала. Ее называют Актеоновым ложем, рассказывая, что на этой скале спал Актеон, когда он устал от охоты, и что здесь он увидел купавшуюся в этом источнике Артемиду. Стесихор из Гимеры написал, что богиня накинула на Актеона шкуру оленя, готовя ему смерть от зубов собак, с той целью, чтобы он не взял себе в жены Семелу. Я же думаю, что и без вмешательства богини на собак Актеона напала болезнь бешенства; взбесившись и не узнавая уже никого, они готовы были загрызть всякого, с кем бы они ни встретились».

 

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга IV. LXXXI. (3-5). (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

«Аристей женился на Автоное, одной из дочерей Кадма, и та родила Актеона, которого, согласно мифу, разорвали его собственные собаки. Причиной этого несчастья одни считают то, что будто посвящая в святилище Артемиды лучшую часть охотничьей добычи, он замыслил вступить в брак с богиней, а другие – будто он заявил, что превосходит Артемиду в искусстве охоты. Вовсе не удивительно, что богиня рaзгнeвaлaсь и за то и за другое: пытался ли Актеон удовлетворить свое желание, преподнося добычу богине, чуждой брачным узам, дерзнул ли он заявить, что превосходит в охоте ту, которой сами боги уступили первенство в этом подвизании, в любом случае гнев богини был обоснован и справедлив. Вполне вероятно, что, приняв облик одного из зверей, на которых он охотился,

прeвpaщeнный Актеон был рaстepзaн собаками, обученными нападать на зверей».

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Мифы. 180. Актеон. (Источник: Гигин. Мифы. / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. – 2-е изд., испр. – СПб.: Алетейя, 2000. – С. 215):

«Актеон, сын Аристея и Автонои, пастух, увидел купавшуюся Диану [Артемиду] и хотел ее изнасиловать. За это разгневанная Диана сделала, чтобы у него на голове выросли рога и его сожрали собственные собаки».

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Мифы. 181. Диана [Артемида]. (Источник: Гигин. Мифы. / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. – 2-е изд., испр. – СПб.: Алетейя, 2000. – С. 215-217):

«Когда Диана [Артемида] во время летней жары, устав от долгой охоты, в тенистой долине, которая называется Гаргафийской, омывалась у источника, который называется Парфением [«Девственный»], Актеон, внук Кадма, сын Аристея и Автонои, направлявшийся в то же место, чтобы освежиться, и гнавший перед собой собак, с которыми он охотился на диких зверей, нечаянно увидел богиню. Чтобы он не мог говорить, она превратила его в оленя. Его собаки приняли его за оленя и разорвали.

Их имена, кобелей:

Меламп

Ихнобат

Памфаг

Доркей

Орибас

Неброфон

Лайлапс

Терон

Птерелай

Гилаей

Напа

Ладон

Пойменида

Авра

Лакон

Гарпия

Аэлло

Дромант

Той

Канаха

Киприй

Стикта

Лабр

Аркад

Агриод

Тигр

Гилактор

Алка

Гарпал

Ликиска

Меланей

Лахна

Левкон

Еще среди тех, которые его сожрали, были три суки:

Меланхайт

Агра

Теридамант

Ореситроф

Еще другие писавшие передают такие имена:

Акамант

Сир

Леонт

Стильбон

Агрий

Хароп

Айтон

Кор

Борей

Дракон

Эвдром

Дромий

Зефир

Ламп

Гемон

Киллопод

Гарпалик

Махим

Ихней

Меламп

Окидром

Боракс

Окитой

Пахил

Обрим

Суки:

Арго

Аретуса

Урания

Териопа

Диномаха

Диоксиппа

Эхиона

Горго

Килло

Гарпия

Линкеста

Леайна

Лакайна

Окипета

Окидрома

Оксироя

Ориада

†Сагн

Терифона

†Волат

†Хедиетр»

 

Овидий. Метаморфозы. Книга третья. 138-255. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«Первым внук [охотник Актеон] тебе, Кадм, средь столь великого счастья,

Горя причиною стал, – рога на лбу появились

Чуждые, также и вы, псы, сытые кровью хозяйской!

Полюбопытствовав, в том ты судьбы лишь вину обнаружишь,

Не преступленье его; ибо в чем преступленье ошибки?

Было же то на горе, зверей оскверненной убийством.

Полдень как раз наступил, сокращающий тени предметов;

Солнце стояло равно от обоих далеко пределов;

И гиантийский юнец [Актеон] без дороги бродящих по логам

Голосом ласковым звал соучастников псовой охоты.

«Влажны тенета, друзья, и железо от крови звериной!

День благодатный судьбой нам дарован. Лишь только Аврора [Эос (Рассвет)]

Новый рассвет приведет, в колеснице взмывая багряной,

Сызнова дело начнем. Теперь в расстоянии равном

Феб [Гелиос (Солнце)] от обеих земель, и от зноя растрескалось поле.

Так завершайте труды, унесите плетеные сети!»

Те исполняют приказ и работу свою прерывают.

Был там дол, что сосной и острым порос кипарисом,

Звался Гаргафией он, – подпоясанной роща Дианы [Артемиды];

В самой его глубине скрывалась лесная пещера, –

Не достиженье искусств, но в ней подражала искусству

Дивно природа сама. Из турфов легких и пемзы,

Там находимой, она возвела этот свод первозданный,

Справа рокочет ручей, неглубокий, с прозрачной водою,

Свежей травой окаймлен по просторным краям водоема.

Там-то богиня лесов, утомясь от охоты, обычно

Девичье тело свое обливала текучею влагой.

Только в пещеру пришла, одной отдала она нимфе –

Оруженосице – дрот и колчан с ненатянутым луком;

Руки другая из них подставила снятой одежде,

Две разували ее; а, всех искусней, Крокала,

Дочь Исмена-реки, ей волосы, павшие вольно,

Вновь собирала узлом, – хоть сама волоса распустила.

Черпают воду меж тем Нефела, Гиала, Ранида,

Псека, Фиала и льют в большие и емкие урны.

Стала себя обливать привычной Титания [Артемида] влагой,

Кадма же внук [Актеон] между тем, труды вполовину покончив,

Шагом бесцельным бредя по ему незнакомой дубраве,

В кущу богини пришел: так судьбы его направляли.

Только вошел он под свод орошенной ручьями пещеры,

Нимфы, лишь их увидал мужчина, – как были нагими, –

Бить себя начали в грудь и своим неожиданным воплем

Рощу наполнили всю и, кругом столпившись, Диану [Артемиду]

Телом прикрыли своим. Однако же ростом богиня

Выше сопутниц была и меж них главой выступала, –

Отсвет бывает какой у облака, если, ударив,

Солнце окрасит его, какой у Авроры румянец, –

Цвет лица у застигнутой был без одежды Дианы.

Но хоть и тесно кругом ее нимф толпа обступала,

Боком, однако ж, она обратилась, назад отвернула

Лик; хотела сперва схватить свои быстрые стрелы,

Но почерпнула воды, что была под рукой, и мужское

Ею лицо обдала и, кропя ему влагой возмездья

Кудри, добавила так, предрекая грядущее горе:

«Ныне рассказывай, как ты меня без покрова увидел,

Ежели сможешь о том рассказать!» Ему окропила

Лоб и рога придала живущего долго оленя;

Шею вширь раздала, ушей заострила верхушки,

Кисти в копыта ему превратила, а руки – в оленьи

Длинные ноги, всего же покрыла пятнистою шерстью,

В нем возбудила и страх. Убегает герой Автоноин [Актеон]

И удивляется сам своему столь резвому бегу.

Только, однако, себя в отраженье с рогами увидел, –

«Горе мне!» – молвить хотел, но его не послушался голос.

Он застонал. Был голос как стон. Не его покатились

Слезы из глаз. Лишь одна оставалась душа его прежней!

Что было делать? Домой возвратиться под царскую кровлю?

Или скрываться в лесу? Там стыд, тут ужас помехой.

Он колебался, а псы увидали: Меламп [Черноногий] поначалу,

Чуткий с ним Ихнобат [Следопыт] знак первый подали лаем, –

Кносский пес Ихнобат и Меламп породы спартанской, –

Тотчас бросаются все, быстрей, чем порывистый ветер;

Памфаг [Обжора], за ним Орибаз [Бродяга] и Доркей [Взгляд], из Аркадии трое,

С ними силач Неброфон [Пират], и лютый с Лалапою [Бурей] Терон [Ловчий],

Резвостью ценный Петрел [Полёт] и чутьем своим ценная Агра [Охотник],

Также свирепый Гилей [Дровосек], недавно пораненным вепрем,

Напа [Качель], от волка приплод; за стадами идущая следом

Пемена [Рывок]; Гарпия [Улов] , двух имея щенят в провожатых,

И сикионский Ладон [Пастырь], у которого втянуто брюхо,

Тигрид [Тигрица] с Алкеей [Сильной], Дромад [Пятно], Канакея еще и Стиктея,

И белоснежный Левкон [Белый] и Асбол [Уголек] с черною шерстью,

И многосильный Лакон [Спартанец] и Аэлл [Шторм] , отличавшийся бегом:

Фей и рядом, резва, с ее кипрским братом Ликиска [Волчица],

И посредине, на лбу отмеченный белою меткой,

Гарпал [Ворс] и с ним Меланей [Черный]; косматая с ними Лахнея,

Также два пса, чья лаконянка мать, отец же – диктеец;

Лабр [Гнев] с Артиодом [Белозуб], потом с пронзительным лаем Гилактор [Крикун], –

Долго других исчислять. До добычи жадная стая

Через утесы, скалы и камней недоступные глыбы,

Путь хоть и труден, пути хоть и нет, преследуют зверя.

Он же бежит по местам, где сам преследовал часто,

Сам от своих же бежит прислужников! Крикнуть хотел он:

«Я Актеон! Своего признайте во мне господина!» –

Выразить мысли – нет слов. Оглашается лаяньем воздух.

Первый из псов Меланхет [Черная Шерсть] ему спину терзает, за ним же

Тотчас и Теридамад [Убийца]; висит на плече Орезитроф [Скалолаз].

Позже пустились они, но дорогу себе сократили;

Мча по горе напрямик. И пока господина держали,

Стая другая собралась и в тело зубы вонзает.

Нет уже места для ран. Несчастный стонет, и если

Не человеческий крик издает – то все ж не олений,

Жалобным воплем своим наполняя знакомые горы.

И на колени склонясь, как будто моля о пощаде,

Молча вращает лицо, простирая как будто бы руки.

Порском обычным меж тем натравляют злобную стаю

Спутники; им невдомек, Актеона всё ищут глазами,

Наперебой, будто нет его там, Актеона все кличут.

Вот обернулся на зов, они же скорбят, что не с ними

Он и не хочет следить за успешной поимкой добычи.

Здесь не присутствовать он бы желал, но присутствует; видеть,

Но не испытывать сам расправы своих же свирепых

Псов. Обступили кругом и, в тело зубами вгрызаясь,

В клочья хозяина рвут под обманным обличьем оленя.

И лишь когда его жизнь от ран столь многих пресеклась,

Молвят, – насыщен был гнев колчан носящей Дианы [Артемиды].

Разно судили о том; одни почитали богиню

Слишком жестокой, а кто и хвалил, почитая достойным

Девственной так поступать; по-своему все были правы».

 

Сенека. Эдип. 751-763. (Источник: Луций Анней Сенека. Эдип / Перевод С. А. Ошерова // Луций Анней Сенека. Трагедии. – М.: Наука, 1983. – С. 89) (римская трагедия 1 в. н. э.):

«А участь твоя, о Кадма внук,

Кто, оленем став, увидал на челе

Небывалый груз ветвистых рогов

И сворой своей затравлен был?

Без дорог, стремглав по лесам, по горам

Бег проворных копыт Актеон стремит,

Избирая глушь утесов и чащ:

Перья страшны ему, что колеблет Зефир,

И тенета, что он расставил сам.

Наконец увидал он в глади воды

И рога надо лбом, и звериный лик, –

Там, где девственный свой омывала стан

Богиня, чей стыд пощады не знал».

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь V. 478-491. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. – СПб: Алетейя, 1997. – С. 62) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«На побег я Паллады взобрался, чтоб Лучницы [Артемиды] прелесть

Подглядеть нечестиво – вот за что Актеона

Артемида с Афиной подвергли казни ужасной!

Ибо в это мгновенье она, томяся от зноя,

Дело охоты оставив, обычное дело богини,

Омовенье свершала во влаге прохладной и чистой.

Очи мои помутились от блеска белого тела,

Что испускало сиянье льдов в струистые волны.

Так, говорят, на зыбя́х Океана к истокам своим же

Льнущего, Мена сияет, матерь, в волнах на закате!

Спутницы, Мены, наяды, поют! Локсо, возопивши

Вместе с Упис, в водах недвижных остановила

Бег неспешный по глади сородницы Гекаэрги…»

Другие источники с описанием этого мифа, которые здесь не цитируются:

Еврипид. Вакханки. 230, 340;

Стаций. Фиваида, 4.573.

 

ГНЕВ АРТЕМИДЫ: ЛЕЙМОН

МЕСТО: Тегея, Аркадия (Южная Греция)

Павсаний. Описание Эллады. Книга VIII. Аркадия. LIII. 1. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«…Рассказывают, что Аполлон и Артемида ходили по всей стране и наказывали людей, которые не оказали никакого внимания Латоне в то время, когда она, беременная ими, блуждая по всей земле, пришла в эту страну. И вот, когда боги пришли в страну тегеатов, то сын Тегеата Скефр, подойдя к Аполлону, стал тайно разговаривать с ним. Тогда Леймон, другой из сыновей Тегеата, подумав, что Скефр говорит, жалуясь на него, напал на брата и убил его. Леймона тотчас же постигло возмездие за убийство: он был поражен стрелой Артемиды…»

 

ГНЕВ АРТЕМИДЫ: БУФАГ

Павсаний. Описание Эллады. Книга VIII. Аркадия. XXVII. 11. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«Говорят, что название этой реки [Буфаг около Мегалополя] дано по имени героя Буфага и что он был сыном Иапета и Форнак. Имя этой Форнак встречается и в Лаконике. Говорят, что Артемида поразила своей стрелой Буфага на горе Фолое, дерзнувшего посягнуть на богиню».

 

ГНЕВ АРТЕМИДЫ: ГИГАНТ ОРИОН

МЕСТО: Делос (греческий остров в Эгейском море) или Крит (остров в Средиземном море)

ВЕРСИЯ 1 (убит Артемидой в гневе)

Гомер. Одиссея. Песнь пятая. 118-124. (Источник: Гомер. Илиада. Одиссея / Перевод с древнегреческого Н. Гнедича. – М.: Художественная литература, 1967. – С. 474-475) (греческий эпос 8 в. до н. э.):

«[Калипсо оплакивает уход Одиссея:]

Боги ревнивые, сколь вы безжалостно к нам непреклонны!

Вас раздражает, когда мы, богини, приемлем на ложе

Смертного мужа и нам он становится милым супругом.

Так Орион светоносною Эос [Утренней зарей] был некогда избран;

Гнали его вы, живущие легкою жизнию боги,

Гнали до тех пор, пока златотронныя он Артемиды

Тихой стрелою в Ортигии не был внезапно застрелен».

 

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга I. IV. (3). (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 8) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«Артемида же убила Ориона на острове Делосе. Об Орионе говорят, что его родила земля [Гея] и он был огромного роста… Посейдон одарил его способностью ходить по морю… Влюбившаяся в Ориона Эос похитила его и доставила на остров Делос…Орион же, как говорят некоторые, погиб, когда приглашал Артемиду состязаться с ним в метании диска, но, по сведениям других, Орион был застрелен Артемидой из лука, когда пытался совершить насилие над Опидой, одной из дев, прибывших от гиперборейцев».

 

Гимны Каллимаха. III. К Артемиде. 264-265. / Перевод С. С. Аверинцева. / (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 155) (греческий поэт 3 в. до н. э.):

«…Девственной [Артемидой] да не дерзнет никто домогаться – как Отос,

Так Оарион [Орион] желаньем пылали себе не во благо…»

 

Антонин Либерал. Метаморфозы. XXV. Метиоха и Мениппа [Рассказывает Никандр в книге IV «Превращений» и Коринна в книге I «Героев»]. (Источник: Антонин Либерал. Метаморфозы / Перевод с древнегреческого, вступительная статья и комментарии В. Н. Ярхо // ВДИ, 1997, № 3-4) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«…Артемида скрыла Ориона от людских взоров…»

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Мифы. 195. Орион. (Источник: Гигин. Мифы. / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. – 2-е изд., испр. – СПб.: Алетейя, 2000. – С. 236):

«Когда он [Орион] хотел изнасиловать Диану [Артемиду], она убила его».

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Астрономия. Книга вторая. Орион. 34. 2. (Источник: Гигин. Астрономия / Перевод и комментарии А. И. Рубана. СПб., Изд-во «Алетейя», 1997. – С. 78):

«Орион отправился на остров Крит и там стал охотиться вместе с Дианой [Артемидой]. Он пообещал ей то, о чем мы сказали выше, и таким образом оказался среди созвездий. Некоторые же рассказывают, что Орион жил с Ойнопионом, будучи связан с ним чрезмерно близкой дружбой, и что он, желая доказать ему свою страсть к охоте, пообещал Диане то, о чем мы рассказали выше, и поэтому он был убит. Другие, с чем согласен и Каллимах [греческий (в Александрии) поэт 3 в. до н. э.], рассказывают, что, когда он захотел сойтись с Дианой против ее желания, она пронзила его стрелами, но за общую их страсть к охоте она поместила его среди созвездий».

 

Стаций. Фиваида. Книга седьмая. 256-258. (Источник: Публий Папиний Стаций. Фиваида / В переводе Ю. А. Шичалина. – М.: «Наука», 1991. – С. 116) (римский эпос 1 в. н. э.):

«…Ориона потомок,

доблестен он, но его да минует отчая доля

и да утихнет, молю, гнев давний безбрачной Дианы [Артемиды]».

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XLVIII. 392-400. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. – СПб: Алетейя, 1997. – С. 479) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«[Немезида обращается к Артемиде:]

Кто из сынов Аруры [Геи (Земли)] тебя оскорбил и унизил?

Снова какой притесняет тебя Орион? Нечестивец,

Раздиравший одежды твои, покоится ныне

В недрах земных, бездыханный, если снова какой-то

Муж, обуянный страстью, хватает тебя за пеплос,

Скорпиона другого пошли отомстить поруганье!»

 

ВЕРСИЯ 2 (друг Артемиды, убитый Геей)

Об этой версии см. «Близкие Артемиды: Орион»

ВЕРСИЯ 3 (возлюбленная Артемиды, богиня, которую Аполлон обманом заставил убить его)

Об этой версии см. «Близкие Артемиды: Орион»

Для получения дополнительной информации об этом гиганте см. ОРИОН

ГНЕВ АРТЕМИДЫ: СИПРЕТ

Цитаты по этой истории здесь пока не приводятся. О ней поведал Антонин Либерал в семнадцатой части своих «Метаморфоз».

 

ГНЕВ АРТЕМИДЫ — 2

ГНЕВ АРТЕМИДЫ: АВРА

МЕСТО: Фригия (в Малой Азии)

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. 48. 375. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. – СПб: Алетейя, 1997. – С. 483) (греческий эпос 5 в. н. э.):

 

«Эта история цитируется здесь лишь частично, см. Полную версию на странице Авра
[Артемида жалуется Немезиде, богине возмездия:]
Оскорбила словом обидным и нечестивым
Дочерь мужа Леланта, дева-бесстыдница, Авра!
Как же поведать об этом? Позор для меня и бесчестье —
Над красотою тела богини она надсмехалась
[Немезида отвечает:]
Дикая Авра
Девственность потеряет и боле чистой не будет!
Ты же ее увидишь у лона горных потоков
Плачущей по утрате невинности безутешно!»

 

ГНЕВ АРТЕМИДЫ: БИССА

МЕСТО: Кос (Греческий остров)

Антонин Либерал. Метаморфозы. 15 [Рассказывает Никандр в книге IV «Превращений»]. (Источник: Антонин Либерал. Метаморфозы / Перевод с древнегреческого, вступительная статья и комментарии В. Н. Ярхо // ВДИ, 1997, № 3-4) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

 

«У Евмела, сына Меропа, были надменные и наглые дети Бисса, Меропида и Агрон. Жили они в Меропиде на острове Косе, и Земля приносила им обильные плоды, так как они почитали одну эту богиню и заботливо за ней ухаживали. Они ни с кем не встречались, не ходили ни в город, ни на пиры, ни на праздники богов; больше того: когда кто-нибудь, принося жертвы Афине, звал девушек, брат отвергал приглашение. Он говорил, что не любит богиню со светлыми глазами, так как у его сестер глаза черные, и вообще ему неприятна птица сова. Если же их звали на праздник Артемиды, он говорил, что ненавидит богиню, бродящую по ночам76. Если же звали на возлияние Гермесу, то говорил, что он не почитает бога-вора. И так они очень часто оскорбляли богов. Тогда разгневанные Гермес, Афина и Артемида ночью предстали перед ними в их доме: Афина и Артемида — уподобившись девушкам, Гермес же — в пастушьей одежде. Обратившись к Евмелу и Агрону, он стал приглашать их принять участие в пирушке: он-де вместе с другими пастухами совершает жертвоприношение Гермесу. Что касается Биссы и Меропиды, то он пытался убедить <брата> отослать их к ровесницам в священную рощу Афины и Артемиды. Так им сказал Гермес. Но Меропида, когда это услышала, стала нагло насмехаться над именем Афины, и та превратила ее в совенка. Бисса же, говорят, под своим собственным именем является птицей Левкофеи, Агрона, который, увидев это, схватил вертел и выбежал наружу, Гермес превратил в ржанку. Евмел стал сильно бранить Гермеса за то, что он превратил в птицу его сына; тогда тот и из него сделал ночного ворона, вестника несчастий.»

 

ГНЕВ АРТЕМИДЫ: ЕФИМИЯ

МЕСТО: Кос (Греческий остров)

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Астрономия. Книга 2. 16 (Источник: Гигин. Астрономия / Перевод и комментарии А. И. Рубана. СПб., Изд-во «Алетейя», 1997):

«Некий Мероп, который царствовал на острове Кос, и который остров Кос назвал именем дочери, а тамошних жителей — меропами, по своему имени. Супругой его была некая Ефимия, из рода нимф. Она отказалась почитать Диану, и та стала пронзать ее стрелами. Наконец, Прозерпина живой унесла ее в царство мертвых. Неутешно горюя по жене, Мероп хотел лишить себя жизни, но Юнона сжалилась над ним, превратила его в орла»

 

ГНЕВ АРТЕМИДЫ: КАЛЛИСТО

МЕСТО: Нона­крис, Аркадия (Южная Греция)

Гесиод. Астрономия. Псевдо-Эратосфен, Звездные превращения, 1, с.1. Перевод В. Вересаева. (Источник: Гесиод. Полное собрание текстов / Вступительная статья В. Н. Ярхо. Комментарии О. П. Цыбенко и В. Н. Ярхо. – М.: Лабиринт, 2001. – С. 54-55) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

 

«Большая Медведица. Гесиод рассказывает, что это была дочь Ликаона [Каллисто],
которая жила в Аркадии и была взята Артемидой охотиться вместе с
богиней в горах. Совращенная Зевсом, она скрывала это от богини, но
затем Артемида изобличила ее, когла та была уже близка к родам, увидев
во время омовения. Разгневанная богиня превратила ее в зверя, и та уже
в образе медведицы родила сына по имени Аркад. Обитая в горах, она
была поймана козопасами и отдана вместе с младенцем Ликаону. Спустя
некоторое время она забрела в заповедную местность, посвященную Зевсу, нарушив тем самым запрет. Преследуемая аркадянами и собственным
сыном она вот уже должна была погибнуть за нарушение запрета, но
Зевс, помятуя об их связи, спас ее и поместил среди созвездий, назвав по
причине всего произошедшего Медведицей.»

 

Состязание Гомера и Гесиода (Источник simposium. Переводчик: Агностик)

 

«Гомер: «[Артемида] Убьет Каллисто выстрелом из серебряного лука.»

 

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга 3. 100. (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 51) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

 

«Эвмел [поэт 8-го века до нашей эры] же и неко­то­рые дру­гие гово­рят, что у Лика­о­на была так­же дочь Кал­ли­сто. Геси­од рас­ска­зы­ва­ет о ней, что Кал­ли­сто была одной из нимф, Асий же назы­ва­ет ее доче­рью Ник­тея, а Фере­кид — доче­рью Кетея. Кал­ли­сто сопро­вож­да­ла Арте­ми­ду на охо­те, носи­ла точ­но такой же наряд, как Арте­ми­да, и покля­лась богине навсе­гда остать­ся девуш­кой. Но Зевс, влю­бив­шись в нее, разде­лил с ней ложе про­тив ее воли, при­няв облик Арте­ми­ды, как сооб­ща­ют неко­то­рые; дру­гие же утвер­жда­ют, что он упо­до­бил­ся Апол­ло­ну. Чтобы скрыть это от Геры, Зевс пре­вра­тил Кал­ли­сто в мед­веди­цу, но Гера убеди­ла Арте­ми­ду застре­лить ее из лука, как дико­го зве­ря. Есть и такие, кото­рые утвер­жда­ют, буд­то Арте­ми­да застре­ли­ла ее за то, что она не сохра­ни­ла свою дев­ст­вен­ность. После гибе­ли Кал­ли­сто Зевс унес ее сына, назвав его Арка­дом, в Арка­дию и отдал на вос­пи­та­ние Майе; саму же Кал­ли­сто он поме­стил сре­ди звезд и назвал Мед­веди­цей.»

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга 8. 3. 6 (Источник: Павсаний. Описание Эллады. В 2 т. /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. – СПб.: Алетейя, 1996) (греческие записки путешественника 2 в. н. э.):

 

«Влюб­лен­ный в эту Кал­ли­сто́ — я пере­даю то, что рас­ска­зы­ва­ют элли­ны, — Зевс соче­тал­ся с нею. Когда Гера откры­ла этот обман, она обра­ти­ла Кал­ли­сто́ в мед­веди­цу, а Арте­ми­да в уго­ду Гере застре­ли­ла ее из лука.»

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга 8. 35. 8 (Источник: Павсаний. Описание Эллады. В 2 т. /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. – СПб.: Алетейя, 1996) (греческие записки путешественника 2 в. н. э.):

 

«Если дер­жать­ся из Три­ко­лон пря­мо­го пути, иду­ще­го напра­во, то преж­де все­го кру­тая доро­га при­ведет к источ­ни­ку, назы­вае­мо­му Кру­на­ми (Клю­ча­ми); спу­стив­шись же даль­ше ста­ди­ев на 30 от Крун, встре­тишь моги­лу Кал­ли­сто́. Это высо­кая зем­ля­ная насыпь, на кото­рой рас­тет мно­го дич­ков, но мно­го и пло­до­вых дере­вьев. На вер­шине это­го хол­ма нахо­дит­ся храм Арте­ми­ды, име­ну­е­мой Кал­ли­стой (Пре­крас­ней­шей).»

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Астрономия. Книга 2. 1. (Источник: Гигин. Астрономия / Перевод и комментарии А. И. Рубана. СПб., Изд-во «Алетейя», 1997. – С. 49):

«БОЛЬШАЯ МЕДВЕДИЦА 1.1. Итак, мы начинаем свой рассказ, как мы сказали выше, с Большой Медведицы. Это, согласно Гесиоду, — Каллисто, дочь Ликаона, который царствовал в Аркадии. Влекомая страстью к охоте, она последовала за Дианой, которая ее весьма возлюбила за сходство характеров. Спустя время Каллисто соблазнил Юпитер, и та не осмелилась рассказать Диане о случившемся. Но она не могла долго скрывать свое положение, так как выросший живот уже тяготил ее, и когда она незадолго до родов освежала в реке утомленное упражнениями тело, Диана увидела, что она не сохранила девственность. Богиня наложила на нее, соответственно тяжести преступления, нелегкое наказание. Лишив ее девичьей внешности, она превратила ее в медведицу (по-гречески Медведица зовется arctos). Будучи в этом обличье, Каллисто родила Аркада.

1.2. По свидетельству же комического поэта Амфия, Юпитер принял облик Дианы и сопровождал деву словно для того, чтобы прислуживать ей на охоте, и как только спутники выпустили их из виду, он сошелся с нею против ее воли. Когда Диана спросила ее, почему у нее вырос столь большой живот, Каллисто ответила, что произошло это по ее, Дианы, вине. За такой ответ Диана наградила ее вышеупомянутой наружностью. Когда она блуждала по лесу в зверином обличье, ее поймали некие этолийцы, привели в Аркадию и подарили вместе с сыном Ликаону. Говорят, что она, не зная тамошних обычаев, бросилась в святилище Юпитера Ликейского. Ее сын сразу же последовал за нею, и когда погнавшиеся за ними аркадцы попытались их убить, Юпитер, помня о содеянном, вознес Каллисто вместе с сыном на небо и поместил среди созвездий. Он назвал ее Медведицей, сына же — Арктофилаком, подробный рассказ о котором впереди.

1.3. Некоторые также говорят, что, когда Юпитер сошелся с Каллисто против ее желания, разгневанная Юнона превратила ее в медведицу. Она встретилась во время охоты Диане и была ею убита, а затем, будучи узнана, помещена среди небесных светил.

1.4. Другие же рассказывают так: когда Юпитер преследовал в лесу Каллисто, Юнона, догадавшись о том, что произошло, попыталась застать его на месте преступления. Юпитер же, чтобы легче скрыть свою вину, превратил Каллисто в медведицу и покинул ее, и Юнона обнаружила в том месте вместо девы медведицу. Она указала на нее Диане, которая в то время охотилась, и та ее убила. Чтобы не было сомнений в том, что он печалится о содеянном, Юпитер поместил на небосводе изображение медведицы, образовав звездами ее фигуру.

1.5. Это созвездие, по общему мнению, не заходит. Те, которые хотят дать этому какое-либо объяснение, утверждают, что Тефия, супруга Океана, не принимает его, когда прочие светила достигают заката, потому что Тефия была кормилицей Юноны, на ложе которой Каллисто была любовницей.

1.6. Арефий же, мифограф из Тегеи, говорит, что ее звали не Каллисто, а Мегисто, и что она была дочерью не Ликаона, а Кефея, и, таким образом, внучкой Ликаона. Кроме того, именно Кефея он называет Коленопреклоненным. Остальные сказания сходны с вышеизложенными. Все это, как указывают, произошло на аркадской горе Нонакрис.»

 

Овидий. Метаморфозы. Книга 2. 414. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«И вот [Зевс] пора­жен нона­к­рин­ской
Девуш­кой [Каллисто], встре­чен­ной им , — и огонь раз­го­ра­ет­ся в жилах.
Не зани­ма­лась она чеса­ни­ем шер­сти для тка­ней.
Раз­но­об­ра­зить сво­ей не уме­ла при­чес­ки. Одеж­ду
Пряж­ка дер­жа­ла на ней, а воло­сы — белая повязь.
Лег­кий дро­тик она иль лук с собою носи­ла;

Вои­ном Фебы [Артемиды] была. Не ходи­ла вовек по Мена­лу
Дева, Диане [Артемиде] милей Пере­крест­ной. Но все — мимо­лет­но!
Уж поло­ви­ну пути мино­ва­ло высо­кое солн­це, —
Девуш­ка в рощу вошла, что поруб­ле­на век не быва­ла.
Ски­ну­ла тот­час кол­чан с пле­ча и лук отло­жи­ла

Гиб­кий, сама же лег­ла на тра­вою покры­тую зем­лю;
Так, свой рас­пи­сан­ный тул под­ло­жив под заты­лок, дре­ма­ла.
Толь­ко Юпи­тер [Зевс] узрел отды­хав­шую, вовсе без стра­жа, —
«Эту про­дел­ку жена не узна­ет, навер­но, — про­мол­вил, —
Если ж узна­ет, о пусть! Это ль руга­ни жен­ской не сто­ит?»

Вмиг оде­я­ние он и лицо при­ни­ма­ет Диа­ны
И гово­рит: «Не одна ль ты из спут­ниц моих? На кото­рых,
Дева, охо­ти­лась ты пере­ва­лах?» И дева с лужай­ки
Вста­ла. «При­вет, — гово­рит, — боже­ству, что в моем рас­суж­де­нье
Боль­ше Юпи­те­ра, пусть хоть услы­шит!» Сме­ет­ся Юпи­тер,

Рад, что себе само­му пред­по­чтен, и дарит поце­луи;
Он неуме­рен, не так дру­гие целу­ют­ся девы.
В лес направ­ля­лась какой, рас­ска­зать гото­вую деву
Стис­нул в объ­я­ти­ях он, — и себя объ­явил не без­вин­но.
Сопро­тив­ля­ясь, она — насколь­ко жен­щи­на может
С ним всту­па­ет в борь­бу, но Юпи­те­ра дева какая
(Если бы виде­ла ты, о Сатур­ния, ты бы смяг­чи­лась!)
Может оси­лить и кто из богов? Победи­тель Юпи­тер
Взмыл в небе­са. Опо­сты­лел ей лес — досто­вер­ный свиде­тель, —
Чуть не забы­ла она, уда­ля­ясь оттуда, кол­чан свой

Взять и стре­лы и лук, на вет­ку пове­шен­ный рядом.
Вот с хоро­во­дом сво­им Дик­тин­на [Артемида] по высям Мена­ла
Шест­вуя, диких зве­рей удач­ным гор­да уби­е­ньем,
Видит ее и, увидев, зовет; но в испу­ге сна­ча­ла
Та убе­га­ет, боясь, не Юпи­тер ли вновь перед нею.

Но, увидав, что идут с ней вме­сте и ним­фы, реши­ла
Дева, что коз­ней тут нет, и к лег­кой тол­пе их при­мкну­ла.
Как пре­ступ­ле­нья — увы! — лицом не выка­зать труд­но!
Очи едва под­ня­ла, пошла, но не рядом с боги­ней,
Как то быва­ло: теперь из цело­го строя не пер­вой.

Мол­ча идет и свое выда­ет пору­га­нье румян­цем.
Девой когда б не была, мог­ла бы по тыся­че зна­ков
Видеть Диа­на вину; гово­рят, и увиде­ли ним­фы!
Лун­ные в небе рога воз­ни­ка­ли уж кру­гом девя­тым,
Как, от охоты устав, истом­лен­ная пла­ме­нем бра­та,

В све­жую рощу при­дя, откуда стру­ил­ся с жур­ча­ньем
Свет­лый ручей и катил вол­ною песок пере­тер­тый,
Мест­ность одоб­рив, к воде сто­пою она при­кос­ну­лась
И, похва­лив­ши ручей, — «Дале­ко, — гово­рит, — согляда­тай
Вся­кий; нагие тела стру­ею бегу­щей омо­ем!»

Бро­си­лась крас­ка в лицо Парра­сий­ки [Каллисто]. Все сня­ли одеж­ды,
Мед­лит она лишь одна. Со сму­тив­шей­ся пла­тье сни­ма­ют.
Толь­ко лишь спа­ло оно, наготою был грех обна­ру­жен.
Остол­бе­нев­шей, закрыть пытав­шей­ся лоно рука­ми, —
«Прочь, — ска­за­ла, — иди, род­ни­ка не сквер­ни мне свя­то­го!» —
Кин­тия и отой­ти от сво­их при­ка­за­ла ей спут­ниц.»

 

Овидий. Фасты. Книга 2. 155. (Источник: Овидий. Элегии и малые поэмы / Перевод с латинского. Сост. и предисл. М. Гаспарова. Коммент. и ред. переводов М. Гаспарова и С. Ошерова. – М.: Художественная литература, 1973. – 528 с.) (римская поэзия 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«Меж­ду гамад­ри­ад у Диа­ны-луч­ни­цы [Артемиды] в сон­ме
Хора свя­то­го ее ним­фа была Кал­ли­сто.
Лука боги­ни она, рукою кос­нув­шись, ска­за­ла:
«Дев­ст­вен­но­сти моей будь ты свиде­те­лем, лук».
Клят­ву одоб­рив ее, ска­за­ла Кин­фия: «Твер­до

Клят­вы дер­жись и моей глав­ною спут­ни­цей будь».
Клят­ву сдер­жа­ла б она, да была кра­сота ей поме­хой;
Смерт­ных не зна­ла — в соблазн вво­дит Юпи­тер ее.
Феба, на диких зве­рей нао­хотясь в лесу, воз­вра­ща­лась
В пору пол­днев­ной жары или уже вве­че­ру.

Толь­ко лишь в рощу вошла (а в роще под сенью дубо­вой
Был глу­бо­кий ручей, све­жей теку­щий водой), —
«Здесь, гово­рит, в лесу оку­нем­ся, Тегей­ская дева!»
Вспых­ну­ла тут Кал­ли­сто, девы назва­ние вняв.
Феба и нимф позва­ла, сни­ма­ют ним­фы одеж­ды,

Эта же ждет и сты­дом тай­ну свою выда­ет:
А как рубаш­ку сня­ла, пол­нота несо­мнен­ная чре­ва
Тот­час явля­ет сама тай­ное бре­мя свое.
«Клят­во­пре­ступ­ная дочь Лика­о­на! — ска­за­ла боги­ня, —
Прочь из сход­би­ща дев, чистой воды не сквер­ни!»

ГНЕВ АРТЕМИДЫ: ХИОНА

МЕСТО: Фокида (Центральная Греция)

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Мифы. 200. (Источник: Гигин. Мифы. / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. — 2-е изд., испр. — СПб.: Алетейя, 2000. – С. 242):

«С Хионой или, как говорят другие поэты, Филонидой, дочерью Дедалиона, в одну ночь возлегли Аполлон и Меркурий. Позже на охоте она надменно говорила о Диане. Поэтому та убила ее стрелой.»

 

Овидий. Метаморфозы. Книга 11. 321. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«Вправ­ду, сгу­би­ла ее [Хиону]. Пред Диа­ною [Артемида] пре­воз­но­сить­ся
Ста­ла она и в лицо поху­ли­ла боги­ню. И лютым
Гне­вом испол­ни­лась та. “Понрав­люсь дела­ми!” — ска­за­ла;
И не помед­ли­ла: лук напряг­ла, стре­лу нало­жи­ла
На тети­ву и, стрель­нув, про­ни­за­ла язык вино­ва­тый.
Смолк язык; не смог­ли раздать­ся ни голос, ни сло­во:
Хочет ска­зать, но уж с кро­вью и жизнь ее покида­ет.»

 

ГНЕВ АРТЕМИДЫ: КОРОНИДА

МЕСТО: Трикала, Фессалия (Северная Греция)

Пиндар. Пифийские песни. 3. (Источник: Пиндар, Вакхилид. Оды. Фрагменты / Издание подготовил М. Л. Гаспаров. – М.:Наука, 1980. – С. 105) (греческая лирика 5 в. до н. э.):

 

«Таков он некогда вскормил Асклепия,
Утолителя тел, пугателя недугов,
Доброго плотника безболья,
Которого еще и не родила
Вспомогаемая Илифией
Дочь конеборного Флегия [Коронида],
Как под золотыми стрелами Артемиды

Сошла она, правимая Фебом [Аполлоном],
Из опочивальни — в незрячий дом:
Не бессилен гнев Зевсова племени!
Пренебрегши богом, скривясь умом, не сказавшись отцу,
Иной она выбрала брак, —
А была уже смешана с неостриженным Аполлоном,
А несла уже в лоне чистый его посев.

И познав изменную неправду
Гостя-наложника, Исхия Элатида,
Он послал единокровную сестру свою
В полете неуемного гнева
К лакерийским обрывам Бебиады,
К дому девы. Там чуждый демон,
Совратитель, стал погубителем

И ее и ближних ее,
Ибо общей была их гибель:
Единое огненное семя
Выжгло нагорный лес.»

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга 2. 26. 6 (Источник: Павсаний. Описание Эллады. В 2 т. /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. – СПб.: Алетейя, 1996) (греческие записки путешественника 2 в. н. э.):

 

«Когда Коро­нида была уже бере­мен­ной Аскле­пи­ем, она соче­та­лась бра­ком с Исхи­ем, сыном Эла­та; и вот Арте­ми­да умерт­ви­ла ее, мстя за оскорб­ле­ние, нане­сен­ное ею Апол­ло­ну, и когда она уже лежа­ла на кост­ре, то Гер­мес, гово­рят, похи­тил ребен­ка из пла­ме­ни.»

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Астрономия. Книга 2. 34. (Источник: Гигин. Астрономия / Перевод и комментарии А. И. Рубана. СПб., Изд-во «Алетейя», 1997):

 

«Истр же рассказывает, что Орион был возлюбленным Дианы и едва не стал, как считают, ее супругом. Аполлон был этим очень недоволен и часто упрекал ее, ничего, однако, не добившись. Однажды он увидел далеко в море голову плывущего Ориона и поспорил с Дианой, что она не сможет метнуть стрелу до той черной точки, что виднеется в море. Желая подтвердить свою славу искуснейшей лучницы, она пустила стрелу и попала Ориону в голову. Волны прибили к берегу его мертвое тело, и Диана, неутешно горюя и укоряя себя за его смерть, оплакала его гибель горькими слезами и поместила, считают, его среди созвездий. Но что делала Диана после его смерти, о том мы расскажем в посвященных ей сказаниях. [Она отомстила, убив любовь Аполлона Корониду]»

 

ГНЕВ АРТЕМИДЫ: ГИППА

МЕСТО: Гора Пелион, Магнисия, Фессалия (Северная Греция)

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Астрономия. Книга 2. 18. (Источник: Гигин. Астрономия / Перевод и комментарии А. И. Рубана. СПб., Изд-во «Алетейя», 1997):

 

«Каллимах [александрийский поэт] же говорит, что она [Гиппа, доч Хирона] перестала охотиться и почитать Диану [Артемиду], и за это Диана наделила ее вышеупомянутой наружностью. Говорят также, что по этой причине она [когда впоследствии была превращенна в созвездие] находится вне поля зрения Кентавра, которого некоторые называют Хироном, и что она различима только наполовину, чтобы нельзя было распознать в ней женщину.»

 

ГНЕВ АРТЕМИДЫ: ПОЛИФОНТА

МЕСТО: Земля трибаллов, Фракия (Северная Греция)

Антонин Либерал. Метаморфозы. 21. [Рассказывает Никандр в книге IV «Превращений» и Коринна в книге I «Героев»]. (Источник: Антонин Либерал. Метаморфозы / Перевод с древнегреческого, вступительная статья и комментарии В. Н. Ярхо // ВДИ, 1997, № 3-4) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

 

«Она [Полифонта] презирала дела Афродиты, но, уйдя на гору, стала спутницей Артемиды и подругой в ее играх. (2) Афродита же, за то, что та не почитала ее дел, внушила ей любовь к медведю и лишила ее разума. И она, подстрекаемая богиней, совокупилась с медведем. Увидев ее, Артемида безмерно ее возненавидела и обратила против нее всех диких зверей. »

 

ГНЕВ АРТЕМИДЫ: АРИСТОМЕЛИД

МЕСТО: Тегея, Аркадия (Южная Греция)

Павсаний. Описание Эллады. Книга 8. 47. 6 (Источник: Павсаний. Описание Эллады. В 2 т. /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. – СПб.: Алетейя, 1996) (греческие записки путешественника 2 в. н. э.):

 

«Что же каса­ет­ся Арте­ми­ды Геге­мо­ны (Води­тель­ни­цы), то <теге­а­ты> пере­да­ют сле­дую­щий рас­сказ. Тира­ном в Орхо­мене был Ари­сто­ме­лид. Он влю­бил­ся в одну девуш­ку из Тегеи и, каким-то обра­зом завла­дев ею, пору­чил сто­ро­жить ее Хро­нию. Но преж­де чем ее при­ве­ли к тира­ну, она лиши­ла себя жиз­ни из-за стра­ха и сты­да, что же каса­ет­ся Хро­ния, то Арте­ми­да, явив­шись к нему в виде­нии, побуди­ла его на вос­ста­ние про­тив Ари­сто­ме­лида; убив его и убе­жав в Тегею, он выстро­ил здесь храм в честь Арте­ми­ды.»

 

ГНЕВ АРТЕМИДЫ: АСТРАБАК и АЛОПЕК

МЕСТО: Лакедомония (Южная Греция)

Павсаний. Описание Эллады. Книга 3. 16. 9 (Источник: Павсаний. Описание Эллады. В 2 т. /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. – СПб.: Алетейя, 1996) (греческие записки путешественника 2 в. н. э.):

 

«Дере­вян­ная ста­туя Арте­ми­ды Ортии (Пря­мо­сто­я­щей) в Лакеде­моне при­ве­зе­на от вар­ва­ров, свиде­тель­ст­вом мне слу­жит сле­дую­щее: во-пер­вых, нашед­шие эту ста­тую Аст­ра­бак и Ало­пек, дети Ирба, сына Амфи­сфе­на, вну­ка Амфи­клея, пра­вну­ка Аги­са, тот­час сошли с ума; во-вто­рых, когда спар­тан­цы-лим­на­ты, жите­ли Кино­сур, Месои и Пита­ны, ста­ли при­но­сить ей жерт­ву, они были доведе­ны до ссо­ры, а затем и до вза­им­ных убийств, и в то вре­мя, как мно­гие умер­ли у само­го алта­ря, осталь­ные погиб­ли от болез­ни. После это­го им было сооб­ще­но божье сло­во — оро­шать жерт­вен­ник чело­ве­че­ской кро­вью. Преж­де при­но­си­ли в жерт­ву того, на кото­ро­го ука­зы­вал жре­бий, но Ликург заме­нил это биче­ва­ни­ем эфе­бов, и алтарь стал таким обра­зом оро­шать­ся чело­ве­че­ской кро­вью.»

 

ГНЕВ АРТЕМИДЫ: ЛИГДАМИД

МЕСТО: Эфес, Лидия (Малая Азия)

Гимны Каллимаха. III. К Артемиде. 252 / Перевод С. С. Аверинцева. / (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 150) (греческий поэт 3 в. до н. э.):

 

«Храм сей разрушить грозил Лигдамид [Царь киммерийцев], обуянный гордыней:
Дерзкий обидчик; привел он рать кормящихся млеком,
Словно песок, несчислимых с собой киммерийцев, живущих.
Подле пролива того, что зовется по древней телице [Керченский пролив].

Как помрачен был рассудок царя проклятого! Больше
Уж ни ему не пришлось увидеть Скифскую землю,
Ни другим, чьи повозки пестрели на бреге Каистра,
Путь возвратный найти; ибо лук твой [Артемида] — защита Эфесу [она навлекла чуму на армию].»

 

ГНЕВ АРТЕМИДЫ: МЕЛАНИПП & КОМЕТО

МЕСТО: Патры, Ахея (Южная Греция)

Павсаний. Описание Эллады. Книга 7. 19. 1 (Источник: Павсаний. Описание Эллады. В 2 т. /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. – СПб.: Алетейя, 1996) (греческие записки путешественника 2 в. н. э.):

«Гово­рят, как-то при­шлось выпол­нять обя­зан­ность жри­цы боги­ни Коме­то́, девуш­ке заме­ча­тель­ной кра­соты. Слу­чи­лось так, что в нее влю­бил­ся Мела­нипп, пре­вос­хо­див­ший сво­их сверст­ни­ков кра­сотой лица и дру­ги­ми каче­ства­ми. Когда он рав­ным обра­зом добил­ся люб­ви девуш­ки, Мела­нипп стал сва­тать ее у отца. Но обыч­но ста­ро­сти свой­ст­вен­но про­ти­вить­ся мно­гим жела­ни­ям юно­сти, а так­же осо­бен­но оста­вать­ся глу­хи­ми к стра­да­ни­ям их юной люб­ви. То же слу­чи­лось тогда и с Мела­нип­пом: пол­ный жела­нья женить­ся на желав­шей того же Коме­то́, он встре­тил холод­ный отказ в этом и со сто­ро­ны сво­их роди­те­лей и со сто­ро­ны роди­те­лей Коме­то́. Тогда в печаль­ном романе Мела­нип­па под­твер­ди­лось то, что под­твер­жда­лось мно­го раз и в дру­гих слу­ча­ях, а имен­но: что люб­ви свой­ст­вен­но нару­шать зако­ны люд­ские и попи­рать почте­ние к богам. Так и тогда Коме­то́ и Мела­нипп насла­ди­лись пол­но­стью в самом хра­ме Арте­ми­ды сво­ей страст­ной любо­вью. Они соби­ра­лись и в даль­ней­шем поль­зо­вать­ся хра­мом все так же, как сво­им брач­ным чер­то­гом, но вне­зап­но гнев Арте­ми­ды обру­шил­ся на людей: зем­ля пере­ста­ла при­но­сить пло­ды, их пора­зи­ли необыч­ные болез­ни со смерт­ны­ми слу­ча­я­ми, более часты­ми, чем преж­де. Когда при этих бед­ст­ви­ях они при­бег­ли к помо­щи боже­ст­вен­но­го откро­ве­ния в Дель­фах, то Пифия откры­ла пре­ступ­ле­ние Мела­нип­па и Коме­то́; и веле­ние бога было — их самих при­не­сти в жерт­ву Арте­ми­де и затем каж­дый год при­но­сить богине в жерт­ву девуш­ку и юно­шу, кото­рые были самы­ми кра­си­вы­ми. Из-за это­го жерт­во­при­но­ше­ния река у хра­ма Арте­ми­ды Три­кла­рии полу­чи­ла назва­ние Аме­ли­ха (Неми­ло­сти­вая), а рань­ше у нее не было ника­ко­го назва­ния. Достой­на сожа­ле­ния судь­ба юно­шей и деву­шек, кото­рые гиб­ли как жерт­вы богине из-за Мела­нип­па и Коме­то́, сами непо­вин­ные ни в чем, достой­ны сожа­ле­ния и их род­ст­вен­ни­ки; Мела­нип­па же и Коме­то́ я счи­таю не испы­тав­ши­ми тако­го чув­ства несча­стья: ведь для чело­ве­ка одно толь­ко рав­но­цен­но жиз­ни — испы­тать сча­стье в объ­я­ти­ях люби­мо­го суще­ства.»

 

ГИМНЫ К АРТЕМИДЕ

I. ГОМЕРОВСКИЕ ГИМНЫ

Гомеровские гимны. IX. К Артемиде. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 168) (греческий эпос 7-4 вв. до н. э.):

«Муза, воспой Артемиду, родную сестру Дальновержца,

Стрелолюбивую деву, совместно взращенную с Фебом!

Поит она лошадей в тростниках высоких Мелита [река в Лидии]

И через Смирну несется в своей всезлатой колеснице

В Кларос, богатый лозами, – туда, где сидит, дожидаясь

Стрелолюбивой сестры-дальновержицы, Феб сребролукий.

Радуйся ж песне и ты, и с тобой все другие богини!

Первая песня – тебе, с тебя свою песнь начинаю.

Славу ж воздавши тебе, приступаю к другому я гимну».

 

Гомеровские гимны. XXVII. К Артемиде. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 168) (греческий эпос 7-4 вв. до н. э.):

«Песня моя – к златострельной и любящей шум Артемиде,

Деве достойной, оленей гоняющей, стрелолюбивой,

Одноутробной сестре златолирного Феба-владыки.

Тешась охотой, она на вершинах, открытых для ветра,

И на тенистых отрогах свой лук всезлатой напрягает,

Стрелы в зверей посылая стенящие. В страхе трепещут

Главы высокие гор. Густотенные чащи лесные

Стонут ужасно от рева зверей. Содрогается суша

И многорыбное море. Она же с бестрепетным сердцем

Племя зверей избивает, туда и сюда обращаясь.

После того как натешится сердцем охотница-дева,

Лук свой красиво согнутый она наконец ослабляет

И направляется к дому великому милого брата

Феба, царя-дальновержца, в богатой округе дельфийской.

Чтобы из Муз и Харит хоровод устроить прекрасный.

Там она вешает лук свой с концами загнутыми, стрелы,

Тело приятно украсив, вперед выступает пред всеми

И хоровод зачинает. И пеньем бессмертным богини

Славят честную Лето, как детей родила она на свет,

Между бессмертными всеми отличных умом и делами.

Радуйтесь, дети Кронида-царя и Лето пышнокудрой!

Ныне же, вас помянув, я к песне другой приступаю».

 

Гомеровские гимны. IV. К Афродите. 18-20. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 149) (греческий эпос 7-4 вв. до н. э.):

«Любит она [Артемида] только луки, охоту в горах за зверями,

Звяканье лир, хороводы, далеко звучащие клики,

Рощи, богатые тенью, и город мужей справедливых».

II. ЭЛЛИНИСТИЧЕСКИЕ ГИМНЫ

Гимны Каллимаха. III. К Артемиде. 57-60 (из греческих гимнов 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.)/ (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 221/ Перевод С. С. Аверинцева. – С. 149-155) (греческий поэт 3 в. до н. э.):

«Артемиду, ту, что забыть песнопевец не смеет,

Мы воспоем, возлюбившую лук, и охоты, и травли,

И хоровод круговой, и пляски на горных высотах…

[Ниже описывается история рождения и детства Артемиды].

Четвертый [выстрел Артемиды из лука] не древо –

Град нечестивых мужей поразил, которые много

И над пришельцами зла совершали и над своими.

Горе тем, кого посетишь ты яростным гневом!

Сгинет скот их от язвы, и сгинут посевы от града;

Старцы власы остригут, хороня сыновей; роженицы

Будут, стрелой сражены, умирать, а ежели горькой

Смерти избегнут, так явят на свет недостойное жизни.

Но у тех, на кого ты с улыбчивой милостью взглянешь,

Нивы злаком обильным кипят, отменно плодится

Стадо, и счастлив их дом; притом и в могилу не сходят

Прежде они, чем успеют сполна вкусить долголетья.

Распри семейной не знают они, той распри, что часто

Даже и сильные домы губила; но ставят согласно

Рядом сиденья свои за столом золовки и снохи.

К ним же да сопричтется и друг мой, кто друг мне по правде

Да сопричтусь я и сам, госпожа! Тебя воспевая,

В песнях славя и брак Лето, и тебя неустанно,

И Аполлона, и все деянья твои, о богиня,

Также и псов, и колчан, и ту колесницу, на коей

Ты возносишься быстро в небесные домы Зевеса.

Если же нимфы ведут вокруг тебя хороводы,

Будь то подле истоков египетской влаги Инопа [на острове Дилос],

Иль у Питаны (затем, что твоя Питана!) и в Лимнах [в Лаконии],

Иль когда, о богиня, ты к Алам идешь Арафанским [Браурон в Аттике],

Бросив Скифский предел и обычаи тавров отринув, –

Пусть в это время мои быки не выходят на ниву

Чуждую труд свой дневной совершать за условную плату!

Верно, в хлев воротятся они, вконец изнемогши,

Крепость мышц потеряв, хотя бы стимфейской породы

Девятилетки то были, что роги влачат, рассекать же

Пашню оралом способней других. Ведь бог солнцезарный,

С неба такой хоровод приметив, коней остановит,

Залюбовавшись; а дня между тем теченье продлится.

Меж островами какой тебе мил, и какая вершина,

Град какой, и залив? И кого возлюбила особо

Ты среди нимф, и каких героинь принимала в подруги?

Мне открой, о богиня, а я поведаю людям.

Меж островами – Долиха [в Икарии], средь градов мила тебе Перга [в Памфилии],

Горы Тайгета [в Лакедемонии] милы, заливы же любы Еврипа [Эвбеи];

Но среди нимф возлюбила ты дивно гортинскую нимфу,

Зоркую Бритомартис-оленеубийцу, за коей

Гнался по критским горам Минос, язвимый желаньем.

То в укромах лесных от него таилася нимфа,

То в болотных лощинах; он девять месяцев кряду

По бездорожью блуждал, не желая погони оставить;

Но под конец, настигаема им, она ввергнулась в море,

Прянув с обрыва, а там ее удержали тенета

Спасших ее рыбарей. С тех пор кидонийцы «Диктиной»

Нимфу зовут самое, а утес, с которого нимфа

Прянула, кличут «Диктейским»; алтарь у брега воздвигнув,

Жертвы приносят они, венки же плетут из фисташек

Или сосновых ветвей, но мирт рукам их запретен,

Ибо веточка мирта, за пеплоса край зацепившись,

Девы замедлила бег; с той поры ей мирт ненавистен.

Светоченосная Упис, владычица, критяне даже

И тебя самое именуют прозванием нимфы.

Ты и Кирену дарила приязнью, ей уступивши

Двух охотничьих псов, из которых один Гипсеиде

После награду стяжал на играх при гробе Иолкском.

И супругу Кефала, Дейонова сына, избрала

Встарь белокурую ты, госпожа; а еще, по преданьям,

Больше света очей ты любила красу Антиклею [мать Одиссея].

Первыми эти двое и лук, и колчан стрелоемный

Стали носить у плеча, оставляя правое рамо

Неприкровенным и правый сосок всегда обнажая.

Также лелеяла встарь быстроногую ты Аталанту

Деву, Иасия дщерь аркадского, вепреубийцу,

Псов подстрекать научив и цель стрелою уметить.

Радуйся много, Хитона, держащая храмы и грады,

Ты что в Милете являешь себя! Ведь тобою ведомый

Некогда прибыл в тот край Нелей [основатель Милета] из Кекропова царства.

Первопрестольница ты хесийская! Царь Агамемнон

Дар во храме твоем принес тебе, путь умоляя

Вновь открыть кораблям (ибо ветры ты оковала),

В оное время, как плыли суда ахейцев на грады

Тевкров [в Трою], бранью грозя Рамнусийской ради Елены.

Также и Пройт два храма тебе, богиня, воздвигнул:

Первый «Девичьей», когда ему в дом ты дев воротила,

Что в Азанийских блуждали горах; второй же, на Лусах, –

«Кроткой», затем, что у чад его отняла ты свирепость.

И амазонок народ, возлюбивший брани, у брега,

Подле Эфеса поставил тебе кумир деревянный

В сень священного дуба, и жертвы Гиппо [царице амазонок] сотворила.

Но остальные плясали вокруг, о владычица Упис,

Бранную пляску сперва, щитами вращая, а после

Хоровод по кругу вели; пронзительный голос

Им подавала свирель, чтоб в лад они били стопами

(Ибо выдалбливать кость оленью [для изготовления флейты] тогда не навыкли,

Как то Паллада во вред оленям измыслила). Эхо

До Берекинфа [во Фригии] неслось и до Сард, как топотом шумным

Землю разили они, и вторили звоном колчаны.

После ж вокруг кумира того воздвигся пространный

Храм; святее его никогда не видело солнце,

Как и богатством обильней: легко и Пифо [Дельфы] превзойдет он.

Храм сей разрушить грозил Лигдамид, обуянный гордыней:

Дерзкий обидчик; привел он рать кормящихся млеком,

Словно песок, несчислимых с собой киммерийцев, живущих.

Подле пролива того, что зовется по древней телице.

Как помрачен был рассудок царя проклятого! Больше

Уж ни ему не пришлось увидеть Скифскую землю,

Ни другим, чьи повозки пестрели на бреге Каистра [Лидия],

Путь возвратный найти; ибо лук твой – защита Эфесу!

О Мунихия, ты заливами правишь, Ферея!

В почести да не откажет никто Артемиде, затем что

Даже Ойнею пришлось не к добру созывать зверобоев;

Пусть не желает никто с Охотницей спорить в искусстве –

За похвальбу и Атрид [Агамемнон] расплатился пеней немалой;

Девственной да не дерзнет никто домогаться – как Отос,

Так Оарион желаньем пылали себе не во благо;

Плясок пусть никто не бежит ежегодных – отвергнув

Танец пред алтарем, и Гиппо вкусила возмездье.

Радуйся много, Царица! И к песне будь благосклонна».

III. ОРФИЧЕСКИЕ ГИМНЫ

Орфический гимн II. Профирее (фимиам, стиракта). (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 182) (греческие гимны 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.):

«Внемли, богиня почтенная, демон об имени светлом,

В родах помощница, радостно видеть тебя роженицам,

Жен ты спасенье, одна лишь ты любишь, о добрая, деток,

Быстрые роды неся, являешься там, где страданье.

Ты, Профирея [Артемида], о добрая ключница, пестовать любишь,

Радостно домам людским тебе посылать процветание,

Рвущая пояс, невидима ты, но дела твои зримы.

Ты сострадаешь родящим, коль роды легки – веселишься.

Ты, Илифия, снимаешь страдание в миг тяжелейший,

Только тебя, облегченье душе, и зовут роженицы,

Только в тебе забывают страдания болей родильных.

О Артемида, Илифия, о Профирея честная!

Внемли, блаженная, роды пошли и пребудь на подмоге,

Будь мне спасеньем, раз все упасать ты на свет уродилась!»

 

Орфический гимн XXXVI. Артемиде (фимиам, манна). (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. – М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 216) (греческие гимны 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.):

«Многоименная Зевсова дщерь, внемли, о царица!

О титанида, Бромия, великая лучница дева,

Светоч несущая, явная всем, богиня Диктина,

Муки родильной не зная, несущая в родах подмогу,

Поясоснятица, страстью ты жалишь, охотишься с псами,

Быстрая в беге, забот разрешитель, ты бодрствовать любишь,

Ночью бродя, стреловержица, встреча с тобою – к удаче,

Статная, мужу подобна, даруешь недолгие роды,

Демон, что смертных потомство людей и растит, и питает!

Ты амвросийная, ты и подземная, звероубийца,

Горных хозяйка дубрав, оленей разишь, о честная,

Ты госпожа, всецарица, всегда в неизменном цветенье.

Псов ты, лесная, хранишь, кидониянка, светлая видом.

Ныне, богиня, гряди, о любезная, встречей благая,

К мистам ко всем благосклонна, щедра земными плодами!

Милый нам мир приведи с Гигиеей прекраснокудрявой,

Горе и злые болезни прогнав за далекие горы!»

 

ОПИСАНИЕ ВНЕШНОСТИ АРТЕМИДЫ

Классическая литература содержит лишь несколько кратких описаний внешности богов.

Гомер. Одиссея. Песнь шестая. 105-108. (Источник: Гомер. Илиада. Одиссея / Перевод с древнегреческого Н. Гнедича. – М.: Художественная литература, 1967. – С. 486) (греческий эпос 8 в. до н. э.):

«С нею [Артемидой]…

Бегают нимфы полей – и любуется ими Латона;

Всех превышает она [Артемида] головой, и легко между ними,

Сколь ни прекрасны они, распознать в ней богиню Олимпа».

 

Гомер. Одиссея. Песнь шестая. 150-153. (Источник: Гомер. Илиада. Одиссея / Перевод с древнегреческого Н. Гнедича. – М.: Художественная литература, 1967. – С. 487) (греческий эпос 8 в. до н. э.):

«[Одиссей обращается к царевне Навсикае:]

Если одна из богинь ты, владычиц пространного неба,

То с Артемидою только, великою дочерью Зевса,

Можешь сходна быть лица красотою и станом высоким…»

 

Гомер. Одиссея. Песни семнадцатая, 36-38 и девятнадцатая, 53-55. (Источник: Гомер. Илиада. Одиссея / Перевод с древнегреческого Н. Гнедича. – М.: Художественная литература, 1967. – С. 615, 640-641) (греческий эпос 8 в. до н. э.):

«Вышла разумная тут из покоев своих Пенелопа,

Светлым лицом с золотой Афродитой, с младой Артемидой

Сходная…»

 

Аполлоний Родосский. Аргонавтика. Третья книга. 872-880. (Источник: Аполлоний Родосский. Аргонавтика / Перевод Н. А. Чистяковой. – М.: НИЦ «Ладомир», 2001. – С. 84) (греческий эпос 3 в до. н. э.):

«Именно так Летоида [Артемида] богиня после купанья

В струях Амниса реки или в теплых Парфения водах,

На золотую свою взойдя колесницу, несется.

Мчат ее быстроногие лани по горным дорогам

Издалека, чтоб вкусить от жертвы, дымящейся жиром;

Следом мчатся спутницы нимфы; одни собираясь

От Амниса реки, другие – покинувши рощи,

Где под холмами плещут ключи, а дикие звери

С визгом машут хвостами, пугаясь ловчей богини».

 

Гимны Каллимаха. III. К Артемиде. 9-13 (из греческих гимнов 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.)/ (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 149/ Перевод С. С. Аверинцева. – С. 149 ) (греческий поэт 3 в. до н. э.):

«… Скуют мне проворно киклопы

Множество стрел и гибкою лук наделят тетивою.

Ты же мне светочи даруй в удел и хитон, до колена

Лишь доходящий, дабы нагнать мне зверя лесного…»

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга V. Элида (А). XIX. 1. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«[В изображении на ларце] Артемида представлена с крыльями на плечах; правой рукой она держит барса, а другой рукой – льва».

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга VIII. Аркадия. XXXVII. 2. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«[Из описания культовой статуи:]

Артемида, накинувшая на себя шкуру лани, с колчаном через плечо; в одной руке она держит светильник, а в другой – двух змей. У ног Артемиды лежит собака из породы охотничьих».

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XLVIII. 309-333. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 477-478) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«[Артимида и Авра взошли на колесницу Артемиды и та]

Передала и вожжи, и бич своей девственной Авре,

Та же рогатых ланей, быстрых как ветер, погнала.

Дщери нагие старца, извечного Океана,

Сопровождали богиню, служа ей и повинуясь –

Первая сильно и резво впереди поспешала,

Та, подвернув одежды, рядом бежала с повозкой,

Третья, за кузов схватившись повозки быстроколесной,

Вровень с нею летела вперед и не отставала.

Лучница же лучилась, свет на них изливая,

Ярче служанок красою сияла…

Вот на землю спустилась богиня [Артемида], Упис [Опис, Опида] снимает

Лук с богининых плеч, колчан берет Хекаэрга [Гекаэрга],

Дочери Океана снимают ловчие сети,

Псов сажают на сворку. Локсо богини плесницы

Развязала…»

 

ДРУГОЕ

Платон. Кратил. Пер. Т. В. Васильевой. (Источник: Платон. Собрание сочинений в 4 т.: Т. 1 /Общ. ред. А. Ф. Лосева и др.; Авт. вступит. статьи А. Ф. Лосев; Примеч. А. А. Тахо-Годи; Пер. с древнегреч. – М.: Мысль, 1994. – С. 634-635) (греческий философ 4 в. до н. э.):

«Сократ: … Будем рассуждать о людях и выяснять, какое представление о богах те имели, когда устанавливали для них имена.

…Первые учредители имен не были простаками, но были вдумчивыми наблюдателями небесных явлений и, я бы сказал, тонкими знатоками слова.

Артемида, мне кажется, названа так за нетронутую чистоту и скромность и еще за привязанность к девичеству. А может быть, назвавший ее так особо подчеркнул ее испытанную добродетель или то, что она как бы этой добродетели страж. Наконец, возможно, он подчеркнул и то, что она возненавидела в женщине пашню мужа. Либо за что-нибудь одно из этого, либо за все вместе присвоил это имя богине присвоитель имен.

 

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга 1. (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 51) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

Миф о том, что Артемида оказала помощь Лето при рождении Аполлона, связан с культом Артемиды — покровительницы родов (Эйлитии).

 

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга 1. 21 (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 51) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

Из дочерей Кея Астерия, приняв образ перепелки, кинулась в море, чтобы избежать преследований Зевса, хотевшего с ней сойтись (ее именем вначале был назван город Астерия, который позднее стал именоваться Делос). Богиню же Лето, сошедшуюся с Зевсом, Гера преследовала по всей Земле, пока та, придя на остров Делос, не родила вначале Артемиду, а с помощью Артемиды она затем родила Аполлона

Оцените статью
Боги Греции
Добавить комментарий

одиннадцать − 8 =