Цитаты классической древнегреческой литературы о Аиде

РОЖДЕНИЕ АИДА

Гесиод. Теогония. 453-497. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Художественная литература, 1963. – С. 38-39) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

«Рея, поятая Кроном, детей родила ему светлых –

Деву-Гестию, Деметру и златообутую Геру,

Славного мощью Аида, который живет под землею…

Жалости в сердце не зная, и шумного Энносигея [Посейдона],

И промыслителя Зевса, отца и бессмертных и смертных,

Громы которого в трепет приводят широкую землю.

Каждого Крон пожирал, лишь к нему попадал на колени

Новорожденный младенец из матери чрева святого…

Вечно на страже, ребенка, едва только на свет являлся,

Тотчас глотал он.

Промчались года за годами.

Перехитрил он [Зевс] отца, предписаний послушавшись Геи:

Крон хитроумный обратно, великий, извергнул потомков,

Хитростью сына родного и силой его побежденный.

Первым извергнул он камень, который последним пожрал он».

 

Псевдо-Апполодор. Мифологическая библиотека. Книга I. I (5) – II (1). (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 5) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«Крон женился на сестре Рее и, так как Гея [Земля] и Уран [Небо] предрекли ему, что власть у него отнимет его собственный сын, стал пожирать рождавшихся у него детей. И первой он проглотил родившуюся Гестию, затем Деметру и Геру, вслед за ними Плутона [Аида] и Посейдона.

Став взрослым, Зевс призвал на помощь Метиду, дочь Океана, и она дала Крону выпить зелье, которое заставило его изрыгнуть вначале камень, а затем и детей, которых он проглотил».

 

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга V. Глава LXVIII.(1). (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

«Рассказывают, что у Крона и Реи были дети Гестия, Деметра и Гера, а также Зевс, Посейдон и Аид».

 

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга V. Глава LXX.(1). (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

«Другие же сообщают миф, будто Крон получил прорицание о рождении Зевса, согласно которому родившийся сын должен силой лишить его власти. Поэтому Крон и подвергал неоднократно исчезновению рождавшихся детей, пока возмущенная Рея, не в силах воспрепятствовать решению мужа, родила Зевса, которого спрятала на горе Иде…»

 

Гигин. Мифы. 13. <Введение.> Генеалогии. (Источник: Гигин. Мифы / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. — 2-е изд., испр. — СПб.: Алетейя, 2000. – С. 5):

«От Сатурна [Кроноса] и Опс [Реи] [родились] – Веста [Гестия], Церера [Деметра], Юнона [Гера], Юпитер [Зевс], Плутон [Аид], Нептун [Посейдон]».

 

Гигин. Мифы. 139. Куреты. (Источник: Гигин. Мифы / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. — 2-е изд., испр. — СПб.: Алетейя, 2000. – С. 170-171):

«Когда Опс родила от Сатурна Юпитера, Юнона попросила, чтобы она отдала его ей, потому что Сатурн сбросил Орка в Тартар, а Нептуна в море, зная, что тот, кто родится у него, лишит его царства».

 

Овидий. Фасты. Книга четвертая. 197-202. (Источник: Овидий. Элегии и малые поэмы / Перевод с латинского. Сост. и предисл. М. Гаспарова. Коммент. и ред. переводов М. Гаспарова и С. Ошерова. – М.: Художественная литература, 1973. – 528 с.) (римская поэзия 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«Было Сатурну дано предсказание: лучший властитель,

Скипетра будешь лишен будущим сыном своим.

Он же, страшась своего, рожденного им же потомства,

Чревом безмерным своим всех поглощает сынов.

Горестна Рея была, что в своей плодовитости слезной,

Выносив столько детей, матерью быть не могла».

 

Цицерон. О природе богов. Книга III. XVII (43). (Источник: Цицерон. Философские трактаты. / Пер. М. И. Рижского. Отв. ред., сост. и вступ. ст. Г. Г. Майорова. (Серия «Памятники философской мысли»). — М.: Наука, 1985. — 384 стр.) (римский ритор 1 в. до н. э.):

«…Ты причисляешь к богам Юпитера [Зевса] и Нептуна [Посейдона], значит, и брат их Орк [Аид] тоже бог?»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XXVII. 50. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 266) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«… Крон, пожиратель детей своих новорожденных…»

 

АИД И ВОЙНА ТИТАНОВ

Аид и его братья Зевс и Посейдон воевали с Титанами за власть над космосом.

Псевдо-Апполодор. Мифологическая библиотека. Книга I.II). (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 5-6) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«Став взрослым, Зевс призвал на помощь Метиду, дочь Океана, и она дала Крону выпить зелье, которое заставило его изрыгнуть вначале камень, а затем и детей, которых он проглотил. В союзе с ними Зевс начал войну с Кроном и титанами. После того как они сражались десять лет, Гея [Земля] предсказала Зевсу победу, если он привлечет в качестве союзников тех, кто был низвергнут в Тартар. Тогда Зевс, убив сторожившую их Кампу, освободил их от оков. Киклопы [циклопы] дали Зевсу гром, молнию и перун, Плутону [Аиду] шлем, а Посейдону трезубец. Вооружившись, они одержали победу над титанами и, заключив побежденных в Тартар, поставили над ними в качестве стражей гекатонхейров. Сами же они, метнув жребий, разделили власть: Зевсу выпало господство на небе, Посейдону – на море, Плутону – в Аиде».

 

АИД И РАЗДЕЛ ВСЕЛЕННОЙ

После того, как Титаны были побеждены, три брата – Зевс, Аид и Посейдон – бросили жребий, желая разделить Вселенную. Аиду достался подземный мир.

Гомер. Илиада. Песнь пятнадцатая. Оттеснение от кораблей.одвиги Диомеда. 187-231, 247-261. (Источник: Гомер. Илиада. Одиссея / Перевод с древнегреческого Н. Гнедича. – М.: Художественная литература, 1967. – С. 252) (греческий эпос 8 в. до н. э.):

«Три нас родилося брата от древнего Крона и Реи:

Он [Зевс] – громовержец, и я [Посейдон], и Аид, преисподних владыка;

Натрое всё делено, и досталося каждому царство:

Жребий бросившим нам, в обладание вечное пало

Мне [Посейдону] волношумное море, Аиду подземные мраки,

Зевсу досталось меж туч и эфира пространное небо;

Общею всем остается земля и Олимп многохолмный».

 

Платон. Горгий. 523. (Источник: Платон. Собрание сочинений в 4 т.: Т. I /Общ. ред. А. Ф. Лосева и др.; Авт. вступит. статьи А. Ф. Лосев; Примеч. А. А. Тахо-Годи; Пер. с древнегреч. – М.: Мысль, 1994. – С. 570) (греческий философ 4 в. до н. э.):

«Гомер сообщает, что Зевс, Посейдон и Плутон [Аид] поделили власть, которую приняли в наследство от отца [Кроноса]».

 

Псевдо-Апполодор. Мифологическая библиотека. Книга I. II (1). (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 5) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«Вооружившись, они [боги Зевс, Посейдон и Аид] одержали победу над титанами и, заключив побежденных в Тартар, поставили над ними в качестве стражей гекатонхейров. Сами же они, метнув жребий, разделили власть: Зевсу выпало господство на небе,

Посейдону – на море, Плутону – в Аиде».

 

Сенека. Геркулес в безумье. 833. (Источник: Луций Анней Сенека. Геркулес в безумье / Перевод С. А. Ошерова / Луций Анней Сенека. Трагедии. — М.: Наука, 1983. — С. 137):

«…В третьем одолеть властелина царстве».

 

Сенека. Федра. 1211. (Источник: Луций Анней Сенека. Федра / Перевод С. А. Ошерова / Луций Анней Сенека. Трагедии. — М.: Наука, 1983. — С. 66):

«… Звезды, маны, Океан.

Нет четвертого удела; трем известен царствам я».

 

Стаций. Фиваида. Книга восьмая. 38-39. (Источник: Публий Папиний Стаций. Фиваида / В переводе Ю. А. Шичалина. – М.: «Наука», 1991. – С. 130):

«Побежденного, с горнего свода

сверг меня третий удел блюсти подземное царство».

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XXXI. 55-57. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 299) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Зевс на Олимпе владычит, в доме, полном созвездий,

Брату власть над простором соленым, морским, предоставил,

Твой же супруг во мраке бездны земной пребывает!»

 

АИД И ГИГАНТ ТИФОН

Когда великан Тифон сражался с Зевсом за небеса, Аид остался в подземном мире.

Гесиод. Теогония. 843-850. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Художественная литература, 1963. – С. 46) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

«Только лишь с места Кронид [Зевс] поднялся. И земля застонала.

Жаром сплошным отовсюду и молния с громом, и пламя

Чудища злого объяли фиалково-темное море.

Все вкруг бойцов закипело — и почва, и море, и небо.

С ревом огромные волны от яростной схватки бессмертных

Бились вокруг берегов, и тряслася земля непрерывно.

В страхе Аид задрожал, повелитель ушедших из жизни…»

 

АИД И НАЗНАЧЕНИЕ СУДЕЙ МЕРТВЫХ

Платон. Горгий. 523-524. (Источник: Платон. Собрание сочинений в 4 т.: Т. I /Общ. ред. А. Ф. Лосева и др.; Авт. вступит. статьи А. Ф. Лосев; Примеч. А. А. Тахо-Годи; Пер. с древнегреч. – М.: Мысль, 1994. – С. 570-571) (греческий философ 4 в. до н. э.):

«Сократ. Тогда внемли, как говорится, прекрасному преданию, которое ты, верно, сочтешь сказкою, а я полагаю истиной, а потому и рассказывать буду так, как рассказывают про истинные события.

Гомер сообщает, что Зевс, Посейдон и Плутон [Аид] поделили власть, которую приняли в наследство от отца [Крона]. А при Кроне был закон – он сохраняется у богов и до сего дня, – чтобы тот из людей, кто проживет жизнь в справедливости и благочестии, удалялся после смерти на Острова блаженных и там обитал, неизменно счастливый, вдали от всех зол, а кто жил несправедливо и безбожно, чтобы уходил в место кары и возмездия, в темницу, которую называют Тартаром. Во времена Крона и в начале царства Зевса суд вершили живые над живыми, разбирая дело в тот самый день, когда подсудимому предстояло скончаться. Плохо выносились эти приговоры, и вот Плутон [Аид] и правители с Островов блаженных пришли и пожаловались Зевсу, что и в Тартар, и на их Острова являются люди, которым там не место. А Зевс им отвечает: «Я решительно это прекращу! Сейчас, – говорит он, – приговоры выносят плохо, но отчего? Оттого, что подсудимых судят одетыми. Оттого, что их судят живыми. Многие скверны душой, но одеты в красивое тело, в благородство происхождения, в богатство, и, когда открывается суд, вокруг них толпятся многочисленные свидетели, заверяя, что они жили в согласии со справедливостью. Судей это приводит в смущение, да вдобавок и они одеты – душа их заслонена глазами, ушами и

вообще телом от головы до пят. Все это для них помеха – и собственные одежды, и одежды тех, кого они судят. Первым делом, – продолжает Зевс, – люди не должны больше знать дня своей смерти наперед, как теперь. Это надо прекратить, и Прометею уже сказано, чтобы он лишил их дара предвидения. Затем надо, чтобы всех их судили нагими, а для этого пусть их судят после смерти. И судья пусть будет нагой, и мертвый, и пусть одною лишь душою

взирает на душу – только на душу! – неожиданно умершего, который разом лишился всех родичей и оставил на земле все блестящее свое убранство – лишь тогда суд будет справедлив.

Я знал это раньше вашего и потому уже назначил судьями собственных сыновей: двоих от Азии – Миноса и Радаманта, и одного от Европы – Эака. Когда они умрут, то будут вершить суд на лугу, у распутья, от которого уходят две дороги: одна – к Островам блаженных, другая – в Тартар. Умерших из Азии будет судить Радамант, из Европы – Эак, а Миносу я дам почетное право быть третейским судьею, когда те не смогут решить сами, и приговор, каким путем следовать каждому из умерших, будет безупречно справедливым».

 

ПОТОМСТВО АИДА

Обычно Аида считали бесплодным богом, поскольку бог мертвых по самой своей природе не мог иметь детей.

В орфическом мифе именно небесный Зевс, а не Аид оплодотворяет Персефону – иногда в облике земного дракона, иногда в образе ее собственного мужа.

I. ЭРИНИИ

Трех богинь гнева иногда считали дочерями Аида. Однако обычно их описывают как рожденных на земле.

Орфический гимн LXX. Евменидам (фимиам, ароматы). (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 250 (греческие гимны 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.):

«О Евмениды…

Чистые дщери Хтонийского Зевса, великого бога,

И Персефоны, прельстительной девы прекраснокудрявой!»

 

II. ЗАГРЕЙ

Эсхил. Сизиф-беглец (сатировская драма) / Перевод М. Л. Гаспарова. (Источник: Эсхил. Трагедии. – М.: Наука, 1989. – С. 280) (греческая трагедия 5 в. до н. э.):

«Теперь прощай, Загрей и всеприемлющий

Отец Загреев [Аид]!..»

[В этом фрагменте Сизиф рассказывает о своем побеге из подземного мира. Аид, «хозяин

мертвых», – муж Персефоны, а следовательно, отец Загрея. Однако его предполагаемым отцом был Зевс].

 

III. МЕЛИНОЯ

Мелиноя была хтонической богиней, которую отождествляли с Гекатой. Согласно орфическому мифу, она родилась после того, как Зевс соблазнил Персефону, приняв облик ее мужа Аида.

 

Орфический гимн LXXI. Мелиное (фимиам, ароматы). (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 251) (греческие гимны 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.):

«Я Мелиною зову, облаченную в пеплос шафранный,

Нимфу подземного царства – ее от священного ложа

Зевса на свет родила Ферсефона у глубей Кокита, –

Ту, что с Плутоном [Аидом] обманным путем сошлась, расколовшись

Надвое кожей двутелой, – то замысел был Ферсефоны.

Ты, Мелиноя, как призрак туманный, морочишь и манишь

Смертных, являясь их взорам в бесчисленном множестве видов

То ты вполне различима, а то затемняешься мраком,

То возникаешь с одной стороны, то с другой, среди ночи.

Ныне молю, о богиня, царица подземного царства,

Жала страстей от души отгони за пределы земные,

Мистам же лик свой священный яви благосклонно и кротко!»

 

ВОЗЛЮБЛЕННАЯ АИДА МИНФА

Страбон. География. Книга VIII. III. 14. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 327) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«Вблизи Пилоса на востоке находится гора, названная по имени Минфы, которая, как рассказывают мифы, сделалась наложницей Аида и была растоптана Корой [Персефоной], а затем превращена в садовую мяту, которую некоторые называют «душистой мятой». Кроме того, вблизи горы находятся священный участок Аида…»

 

Овидий. Метаморфозы. Книга десятая. 728-730. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«Тебе, Персефона,

Не было ль тоже дано обратить в духовитую мяту

Женщины тело?»

 

ВОЗЛЮБЛЕННАЯ АИДА ЛЕВКА

Р. Э. Белл. Женщины классической мифологии:

«Левка была нимфой, дочерью Океана, которую унес Аид. После смерти она превратилась в белый тополь в Элизиуме. Белый тополь был святыней Аида. Когда Геракл вернулся из подземного мира, он был увенчан листьями тополя».

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга V. Элида (А). XIV. 3. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«Геракл нашел его [белый тополь] растущим у реки Ахеронта в стране феспротов.. Так что нет ничего удивительного, что белый тополь прежде всего вырос у Ахеронта…»

 

АИД И ОРФЕЙ

Когда Орфей спустился в подземный мир, чтобы вернуть свою умершую возлюбленную Эвридику, Аид и Персефона были тронуты его мольбой и согласились отпустить ее.

Псевдо-Апполодор. Мифологическая библиотека. Книга I. III. (2) (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 6-7) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«Когда жена его, Эвридика, умерла от укуса змеи, он спустился в Аид с целью увести ее оттуда и стал просить Плутона вернуть ее на землю. Плутон обещал Орфею исполнить его просьбу, если он, ведя свою супругу на землю, не взглянет на нее прежде, чем придет в свой дом. Орфей же, не послушавшись, обернулся и взглянул на супругу, и та вновь вернулась в Аид».

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Астрономия. Книга вторая. ЛИРА 7.1. (Источник: Гигин. Астрономия / Перевод и комментарии А. И. Рубана. СПб., Изд-во «Алетейя», 1997):

«… Его [Орфея] искусная игра привлекала даже диких зверей, которые приходили его слушать. Оплакивая смерть своей супруги Эвридики, он, как считают, сошел в царство мертвых и там восхвалил в своей песне поколение богов…»

 

Овидий. Метаморфозы. Книга десятая. 8-76. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«Жена молодая [Эвридика],

В сопровожденье наяд по зеленому лугу блуждая, –

Мертвою пала, в пяту уязвленная зубом змеиным.

Вещий родопский певец [Орфей], обращаясь к Всевышним, супругу

Долго оплакивал. Он обратиться пытался и к теням,

К Стиксу дерзнул он сойти, Тенарийскую щель миновал он,

Сонмы бесплотных теней, замогильные призраки мертвых,

И к Персефоне проник и к тому, кто в безрадостном царстве

Самодержавен, и так, для запева ударив по струнам,

Молвил: «О вы, божества, чья вовек под землею обитель,

Здесь, где окажемся все, сотворенные смертными! Если

Можно, отбросив речей извороты лукавых, сказать вам

Правду, дозвольте. Сюда я сошел не с тем, чтобы мрачный

Тартар увидеть, не с тем, чтоб чудовищу, внуку Медузы,

Шею тройную связать, с головами, где вьются гадюки.

Ради супруги пришел. Стопою придавлена, в жилы

Яд ей змея излила и похитила юные годы.

Горе хотел я стерпеть. Старался, но побежден был

Богом Любви: хорошо он в пределах известен наземных, –

Столь же ль и здесь – не скажу; уповаю, однако, что столь же.

Если не лжива молва о былом похищенье, – вас тоже

Соединила Любовь! Сей ужаса полной юдолью,

Хаоса бездной молю и безмолвьем пустынного царства:

Вновь Эвридики моей заплетите короткую участь!

Все мы у вас должники; помедлив недолгое время,

Раньше ли, позже ли – все в приют поспешаем единый.

Все мы стремимся сюда, здесь дом наш последний; вы двое

Рода людского отсель управляете царством обширным.

Так и она: лишь ее положённые годы созреют,

Будет под властью у вас: возвращенья прошу лишь на время.

Если же милость судеб в жене мне откажет, отсюда

Пусть я и сам не уйду: порадуйтесь смерти обоих».

Внемля, как он говорит, как струны в согласии зыблет,

Души бескровные слез проливали потоки. Сам Тантал

Тщетно воды не ловил. Колесо Иксионово стало.

Птицы печень клевать перестали; Белиды на урны

Облокотились; и сам, о Сизиф , ты уселся на камень!

Стали тогда Эвменид, побежденных пеньем, ланиты

Влажны впервые от слез, – и уже ни царица супруга,

Ни властелин преисподних мольбы не исполнить не могут.

Вот Эвридику зовут; меж недавних теней пребывала,

А выступала едва замедленным раною шагом.

Принял родопский герой нераздельно жену и условье:

Не обращать своих взоров назад, доколе не выйдет

Он из Авернских долин, – иль отымется дар обретенный.

Вот уж в молчанье немом по наклонной взбираются оба

Темной тропинке, крутой, густою укутанной мглою.

И уже были они от границы земной недалеко, –

Но, убоясь, чтоб она не отстала, и в жажде увидеть,

Полный любви, он взор обратил, и супруга – исчезла!

Руки простер он вперед, объятья взаимного ищет,

Но понапрасну – одно дуновенье хватает несчастный.

Смерть вторично познав, не пеняла она на супруга.

Да и на что ей пенять? Иль разве на то, что любима?

Голос последним «прости» прозвучал, но почти не достиг он

Слуха его; и она воротилась в обитель умерших.

Смертью двойною жены Орфей поражен был…

Он умолял и вотще переплыть порывался обратно, –

Лодочник [Харон] не разрешил; однако семь дней неотступно,

Грязью покрыт, он на бреге сидел без Церерина дара.

Горем, страданьем души и слезами несчастный питался.

И, бессердечьем богов попрекая подземных, ушел он…»

 

Сенека. Геркулес в безумье. 569-591. (Источник: Луций Анней Сенека. Геркулес в безумье / Перевод С. А. Ошерова / Луций Анней Сенека. Трагедии. — М.: Наука, 1983. — С. 131) (римская трагедия 1 в. н. э.):

«Мог однажды владык [Аида и Персефону] тронуть безжалостных

Слезной песней Орфей, просьбой смиренною,

Евридику свою вновь возвратить моля.

Та, что следом влекла скалы, леса и птиц,

Чей удерживал звук реки бегучие

И проворных зверей, сладкая музыка

Раздается слышней в царстве безмолвия,

И смягчает сердца струн небывалый звон.

По усопшей жене плачут фракиянки,

Плачут боги, слезам горестным чуждые,

И с угрюмым челом судьи [Эринии], что призваны

Все вины разбирать древних преступников,

Слезы вместе с певцом по Евридике льют.

Смерти сам властелин [Аид] «Ты победил, – сказал, –

К свету вновь возвратись, но под условием:

Ты за мужем вослед сзади иди одна,

Ты взглянуть на жену вправе не прежде, чем

Явит блещущий день вам небожителей

И спартанский Тенар дверь распахнет вблизи».

Ненавидит любовь медлить, не может ждать:

Дар увидеть спеша, дар потерял Орфей.

Если Дита чертог песня сломить могла,

Значит, Дита чертог сможет и мощь сломить».

 

Стаций. Фиваида. Книга восьмая. 52-61. (Источник: Публий Папиний Стаций. Фиваида / В переводе Ю. А. Шичалина. – М.: «Наука», 1991. – С. 130) (римский эпос 1 в. н. э.):

«И неужели [я, Аид, должен] терпеть, что Хаос не раз оскверняли

гости живые?

И одрисийским, о стыд, открылся жалобам Тартар:

видел я сам сей позор, как под звуки чарующей песни

слезы текли Эвменид и Сестры [Мойры или Судьбы] — урок повторили.

Также и я… – но лучше блюсти закон беспощадный».

 

АИД И ПОДВИГИ ГЕРАКЛА

Аид принял участие в нескольких подвигах Геракла.

ГЕРАКЛ И ЦЕРБЕР

По просьбе Геракла Аид позволил ему забрать Цербера из подземного мира.

Псевдо-Апполодор. Мифологическая библиотека. Книга II. V. (12). (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 40) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«Желая напитать души умерших кровью, Геракл заколол одну из коров, принадлежавших Аиду. Менет, сын Кевтонима, который пас этих коров, вызвал Геракла на единоборство, но Геракл так сжал его, что переломал ему ребра, однако отпустил его по просьбе Персефоны.

 

Когда Геракл стал просить Плутона [Аида] отдать ему Кербера, тот разрешил ему взять собаку, если он одолеет ее без помощи оружия, которое при нем было».

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) <Введение.> Генеалогии. (Источник: Гигин. Мифы / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. — 2-е изд., испр. — СПб.: Алетейя, 2000. – С. 99-100):

«79. Елена.

… Когда Геркулес пришел туда, чтобы увести трехглавого пса, они [Пирифой и Тесей] умоляли его о помощи. Он заступился перед Плутоном [Аидом] и вывел их невредимыми наверх».

 

Сенека. Геркулес в безумье. 46-59. (Источник: Луций Анней Сенека. Геркулес в безумье / Перевод С. А. Ошерова / Луций Анней Сенека. Трагедии. — М.: Наука, 1983. — С. 117) (римская трагедия 1 в. н. э.):

«[Юнона:] Ширь земли тесна ему [Геркулесу],

Взломав врата Юпитера [Аида] подземного,

Он с царскою добычей [Цербером] возвращается.

Но что он сам! Устав теней нарушился.

Я видела: подземный мрак рассеял он

Отцу [Зевсу] явил то, что у брата отчего

Отнять сумел. Так что ж в цепях не вывел он

Царя, уделом равного Юпитеру,

Не завладел Эребом, к Стиксу путь открыв?

От глубочайших манов путь назад открыт,

И всем видны проклятой смерти таинства,

А Геркулес, взломав теней узилище

И надо мною торжествуя, с гордостью

Ведет по городам аргивян Цербера».

 

Сенека. Геркулес в безумье. 760-806. (Источник: Луций Анней Сенека. Геркулес в безумье / Перевод С. А. Ошерова / Луций Анней Сенека. Трагедии. — М.: Наука, 1983. — С. 136-137) (римская трагедия 1 в. н. э.):

«Амфитрион

Скажи мне, добровольно ли племяннику [Гераклу]

Дит [Аид] отдал дар иль с бою сын добычу взял?

Тесей

… Дом завиднелся Дита [Аида] ненасытного,

Там царства сторож яростный, стигийский пес

Пугает тени лаем…

Сокрушенный [дубиной Геракла], сломленный,

Пес не грозит уж: головы повесивши,

В пещеру он забился. А властители [Аид и Персефона]

В испуге разрешили увести его

И в дар меня [Тесея] по просьбе друга [Геракла] отдали».

 

Сенека. Геркулес в безумье. 830-833. (Источник: Луций Анней Сенека. Геркулес в безумье / Перевод С. А. Ошерова / Луций Анней Сенека. Трагедии. — М.: Наука, 1983. — С. 137) (римская трагедия 1 в. н. э.):

«Еврисфей…

Приказал рабу [Гераклу] дна достичь вселенной;

Средь твоих трудов не хватало только

В третьем одолеть властелина [Аида] царстве».

 

Сенека. Геркулес в безумье. 885-891. (Источник: Луций Анней Сенека. Геркулес в безумье / Перевод С. А. Ошерова / Луций Анней Сенека. Трагедии. — М.: Наука, 1983. — С. 138) (римская трагедия 1 в. н. э.):

«Там, где долгий Тефии ток

Берега омывает, все

Укротил Геркулесов труд.

За Коцит и за Стикс проплыв,

Ярость Тартара он смирил;

Страх из мира теперь исчез:

Ниже Тартара нет пространства».

 

Сенека. Троянки. 721-724. (Источник: Луций Анней Сенека. Геркулес в безумье / Перевод С. А. Ошерова / Луций Анней Сенека. Трагедии. — М.: Наука, 1983. — С. 253) (римская трагедия 1 в. н. э.):

«… Тот, чья огромная мощь

Чудовищных всех одолела зверей,

Кто, Дита дверей запоры взломав,

Из мрака путь проложил назад…»

 

Стаций. Фиваида. Книга восьмая. 52-56. (Источник: Публий Папиний Стаций. Фиваида / В переводе Ю. А. Шичалина. – М.: «Наука», 1991. – С. 130) (римский эпос 1 в. н. э.):

«[Плутон (Аид)] И неужели терпеть, что Хаос не раз оскверняли

гости живые? Меня опрометчивый пыл Пирифоя

мучит, а также Тесей, присягнувший бесстрашному другу,

и беспощадный Алкид [Геракл], пред которым – смирителем стража –

смолк железный порог хранимого Кербером входа».

 

II. ГЕРАКЛ И АЛКЕСТИДА

Иногда Гераклу приписывали борьбу с Аидом за жизнь царицы Алкестиды, которая согласилась умереть вместо своего мужа Адмета.

Псевдо-Апполодор. Мифологическая библиотека. Книга I. IX (15). (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 18) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«Но Аполлон и тут пообещал умилостивить богиню и выпросил у Мойр [Судеб] следующее. Когда настанет для [царя] Адмета смертный час, он избавится от смерти, если кто-нибудь – отец или мать, или жена – добровольно согласится умереть вместо него. Когда настало время Адмету умереть, ни отец, ни мать не захотели отдать за него свою жизнь и только [его жена] Алкеста (Алкестида) согласилась умереть вместо своего мужа. Но Кора [Персефона] вновь вернула ее на землю; некоторые же говорят, что это сделал Геракл, сразившийся с Аидом».

 

III. ГЕРАКЛ И ОСАДА ПИЛОСА

Во время осады города Пилос Геракл ранил Аида. Вероятно, изначально считалось, что бог собирает на поле битвы души погибших, хотя позднее он был изображен как защитник города.

Гомер. Илиада. Песнь пятая. Подвиги Диомеда. 381-404. (Источник: Гомер. Илиада. Одиссея / Перевод с древнегреческого Н. Гнедича. – М.: Художественная литература, 1967. – С. 96):

«Ей [своей дочери Афродите после ее ранения] богиня почтенная вновь говорила Диона:

«Милая дочь, ободрись, претерпи, как ни горестно сердцу.

Много уже от людей, на Олимпе живущие боги,

Мы пострадали, взаимно друг другу беды устрояя.

Гера подобно страдала, как сын Амфитриона мощный

В перси ее поразил треконечною горькой стрелою.

Лютая боль безотрадная Геру богиню терзала!

Сам Айдес, меж богами ужасный, страдал от пернатой.

Тот же погибельный муж, громовержцева отрасль, Айдеса,

Ранив у врат подле мертвых, в страдания горькие ввергнул.

Он в Эгиохов дом, на Олимп высокий вознесся,

Сердцем печален, болезнью терзаем; стрела роковая

В мощном Айдесовом раме стояла и мучила душу.

Бога Пеан врачевством, утоляющим боли, осыпав,

Скоро его исцелил, не для смертной рожденного жизни.

Дерзкий, неистовый! он не страшась совершал злодеянья:

Луком богов оскорблял, на Олимпе великом живущих!»

 

Пиндар. Олимпийские песни. 9. <«Потоп»> Эфармосту Опунтскому, брату Лампромаха, на победу в борьбе, чтобы петь в Опунте на празднике в честь Аянта Локрийского. Год – 466. 30-34. (Источник: Пиндар, Вакхилид. Оды. Фрагменты / Издание подготовил М. Л. Гаспаров. – М.:Наука, 1980. – С. 41) (греческая лирика 5 в. до н. э.):

«Мог ли Геракл

Палицею ударить на трезубец,

Когда над Пилосом теснил его Посидон,

И с серебряным луком теснил его Феб,

И не празден был посох Аида;

Которым гонимы смертные тела

К полым перепутьям

Умирающих».

 

Псевдо-Апполодор. Мифологическая библиотека. Книга II. VII (3). (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 42) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«Во время … сражения Геракл нанес рану и Аиду, сражавшемуся на стороне жителей Пилоса».

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга VI. Элида (B). XXV. 3. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«Когда Геракл шел походом против Пилоса, что в Элиде, говорят, помощницей ему была Афина; на помощь же пилосцам явился Аид из за ненависти к Гераклу. За это в Пилосе воздается Аиду поклонение. Они в подтверждение своего рассказа приводят слова Гомера, сказавшего в «Илиаде»:

Сам Аидес, меж богами ужасный, страдал от пернатой.

Тот же погибельный муж, громовержцева отрасль,

Аидеса,

В Пилосе ранив средь мертвых, в страдания

горькие ввергнул».

 

Сенека. Геркулес в безумье. 560-565. (Источник: Луций Анней Сенека. Геркулес в безумье / Перевод С. А. Ошерова / Луций Анней Сенека. Трагедии. — М.: Наука, 1983. — С. 131):

«Царь, несчетными здесь правящий толпами,

В дни, когда разоряя Несторов Пилос ты,

Сам схватился с тобой и трехконечное

Грозно поднял копье дланью губительной,

Но, когда ты нанес смерти властителю

Рану, он от тебя, смерти боясь, бежал».

 

БЛАГОСКЛОННОСТЬ И ГНЕВ АИДА: СИЗИФ

<М. Л. Гаспаров. Примечание к фрагментам не сохранившейся трагедии Эсхила «Сизиф-беглец»:> «Коринфский царь, хитрый Сизиф, выдал богу-реке Асопу, что Зевс похитил его дочь. Зевс за это велел низвергнуть его в преисподнюю. Богу Смерти это не удалось, пришлось вмешаться самому Аресу. Умирая, Сизиф тайно завещал жене, чтобы она не приносила над ним надгробных жертв. Когда боги забеспокоились, он попросил отпустить его на землю, чтобы навести порядок. Сбежав таким образом, он жил на земле до поздней старости». (Источник: Эсхил. Трагедии. / В переводе Вячеслава Иванова. – М.: Наука, 1989. – С. 280).

 

ГНЕВ АИДА: ПИРИФОЙ И ТЕСЕЙ

Пирифой пытался похитить невесту Аида Персефону. В наказание бог посадил его на каменный стул и подверг вечным мукам. Тесей, сопровождавший Пирифоя, был освобожден по просьбе Геракла.

Псевдо-Апполодор. Мифологическая библиотека. Эпитома. I. (23). (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 78-79) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«Вступив с Пиритоем в сговор о том, чтобы жениться на дочерях Зевса, Тесей с помощью Пиритоя похитил для себя из Спарты Елену, когда той было двенадцать лет; а для того, чтобы сосватать Пиритою Персефону, Тесей спустился в Аид. Но Диоскуры, действуя вместе с лакедемонянами и аркадянами, захватили Афидны и вернули обратно Елену. Вместе с Еленой они увели в плен Этру, дочь Питтея. Демофонт и Акамант спаслись бегством. Диоскуры также вернули Менестея и передали ему власть над афинянами. (24) Тесей же, прибыв с Пиритоем в Аид, был обманут: Аид, как будто намереваясь угостить, пригласил их сесть на трон Леты, и они к нему приросли: их удерживали своими кольцами обвившиеся вокруг них драконы. Пиритой остался там привязанным навечно, Тесея же вывел на землю Геракл…»

 

Псевдо-Апполодор. Мифологическая библиотека. Книга II. V (12). (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 40) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«Подойдя к самому входу в Аид [чтобы забрать Цербера], Геракл застал там Тесея и Пиритоя [], пришедшего сватать Персефону и за это привязанного к скале. Увидев Геракла, они оба стали протягивать к нему руки, чтобы тот вывел их на свет своей могучей силой. Геракл, взяв Тесея за руку, вывел его. Он захотел вывести также и Пиритоя, но земля затряслась, и Геракл его оставил».

 

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга IV. Глава LXIII.(4). (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

«Когда Пирифой решил жениться на Персефоне и просил Тесея отправиться вместе с ним, Тесей поначалу пытался отговорить его, считая такой поступок святотатством. Однако Пирифой настаивал, и, чтобы сдержать клятву, Тесей был вынужден принять участие в этом деле. Оказавшись, наконец, в аиде, оба они стали там узниками, однако Тесей был освобожден впоследствии благодаря Гераклу, а Пирифой из-за своего святотатства терпит в аиде вечную кару. Некоторые мифографы считают, что оба они остались там безвозвратно».

 

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга IV. Глава XXVI.(1). (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

«Согласно существующим мифам, Геракл спустился в аид, где Персефона приняла его как брата. Он вывел из аида Тесея и Пирифоя, освободив их по милости Коры от оков и, взяв связанного пса [Цербера], доставил его к людям ко всеобщему изумлению».

 

Плутарх. Сравнительные жизнеописания. Тесей. 31, 35. (Источник: Плутарх. Сравнительные жизнеописания в двух томах. – М.: «Наука», 1994. Издание второе, исправленное и дополненное. Т. I. Перевод С. П. Маркиша, обработка перевода для настоящего переиздания — С. С. Аверинцева, переработка комментария — М. Л. Гаспарова) (греческий историк 1-2 вв. н. э.):

«Тесей… платя Пирифою [который помог ему похитить Елену] услугою за услугу, отправился вместе с ним в Эпир добывать дочь Аидонея , царя молоссов. Дав жене имя Персефоны, дочери – Коры, а псу – Кербера, Аидоней предлагал биться с этим псом всякому, кто сватался к Коре, обещая, что победитель получит ее в жены. Но, узнав, что Пирифой с товарищем задумали не сватать девушку, а похитить ее, он велел схватить обоих, и Пирифоя тут же растерзал Кербер, а Тесея заперли в тюрьму.

Между тем Аидоней Молосский, принимая у себя в доме Геракла, случайно упомянул о Тесее и Пирифое – о том, зачем они пришли и как поплатились за свою дерзость, когда их изобличили, и Гераклу тяжко было услышать, что один бесславно погиб, а другому грозит гибель. Что до смерти Пирифоя, Геракл считал теперь все жалобы и упреки бесполезными, но за Тесея стал просить, убеждая царя, чтобы тот отпустил своего пленника из уважения к нему, Гераклу. Аидоней согласился, и Тесей [вышел на волю и вернулся] в Афины, где его сторонников еще не вполне одолели…»

 

Клавдий Элиан. Пёстрые рассказы. Книга IV. 5. (Источник: Элиан. Пестрые рассказы. — М.-Л.: Издательство Академии наук СССР, 1963) (древнеримский писатель и философ 2-3 вв. н. э.):

«Помнил добро и воздал за него благодарностью Тесей. Когда он был закован в оковы царем молоссов Аидонеем за то, что пришел с Пирифоем похитить его жену (Тесей заботился не о себе, а делал все ради Пирифоя), Геракл, придя в страну молоссов, освободил его; за это Тесей воздвиг в честь Геракла алтарь».

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) <Введение.> Генеалогии. (Источник: Гигин. Мифы / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. — 2-е изд., испр. — СПб.: Алетейя, 2000. – С. 99-100):

«79. Елена.

Когда Юпитер увидел, что они [Тесей и Пирифой] сами ищут опасности [похитив Елену], он приказал им во сне, чтобы они оба просили у Плутона Прозерпину [Персефону] в жены Пирифою. Когда через Тенар они спустились в подземное царство и объявили Плутону [Аиду], зачем пришли, Фурии повергли их и долго терзали. Когда Геркулес пришел туда, чтобы увести трехглавого пса, они [Пирифой и Тесей] умоляли его о помощи. Он заступился перед Плутоном [Аидом] и вывел их невредимыми наверх».

 

Сенека. Федра. 93-98. (Источник: Луций Анней Сенека. Федра / Перевод С. А. Ошерова / Луций Анней Сенека. Трагедии. — М.: Наука, 1983. — С. 37) (римская трагедия 1 в. н. э.):

«Во мраке, за непроходимым озером,—

Там бродит воин [Тесей] жениха спесивого [Пирифоя],

Царицы преисподней похитителя,

Служа безумью друга; и ни стыд, ни страх

Его не остановят: ложе блудное

За Стикс отца заманит Ипполитова».

 

Сенека. Федра. 147-148. (Источник: Луций Анней Сенека. Федра / Перевод С. А. Ошерова / Луций Анней Сенека. Трагедии. — М.: Наука, 1983. — С. 39) (римская трагедия 1 в. н. э.):

«Пусть в Летейской бездне сгинул он [Тесей]

Иль Стикса вечным унесен течением…»

 

Сенека. Федра. 222-224. (Источник: Луций Анней Сенека. Федра / Перевод С. А. Ошерова / Луций Анней Сенека. Трагедии. — М.: Наука, 1983. — С. 40) (римская трагедия 1 в. н. э.):

«Не верь Плутону [Аиду]. Царство пусть замкнет свое,

К вратам приставит стражем пса [Цербера] стигийского,—

Один Тесей отыщет заповедный путь».

 

Сенека. Федра. 625-628. (Источник: Луций Анней Сенека. Федра / Перевод С. А. Ошерова / Луций Анней Сенека. Трагедии. — М.: Наука, 1983. — С. 51) (римская трагедия 1 в. н. э.):

«Скупого царства царь пути обратного

Не открывал от Стикса молчаливого,—

Так похитителя [Тесея] жены отпустит он?

Иль сам Плутон [Аид] к влюбленным снисходителен?»

 

Сенека. Федра. 951-952. (Источник: Луций Анней Сенека. Федра / Перевод С. А. Ошерова / Луций Анней Сенека. Трагедии. — М.: Наука, 1983. — С. 60) (римская трагедия 1 в. н. э.):

«[Тесей был] Во мраке Дита [Аида], в страшной бездне Тартара,

Когда вблизи грозил мне преисподней царь [Аид]…»

 

Сенека. Федра. 1150-1153. (Источник: Луций Анней Сенека. Федра / Перевод С. А. Ошерова / Луций Анней Сенека. Трагедии. — М.: Наука, 1983. — С. 65) (римская трагедия 1 в. н. э.):

«Если твой Тесей небосвод увидел,

Если он бежал от болот стигийских,

У Плутона ты не в долгу за это:

Ведь остался счет в преисподней прежним».

 

Сенека. Федра. 1217-1220. (Источник: Луций Анней Сенека. Федра / Перевод С. А. Ошерова / Луций Анней Сенека. Трагедии. — М.: Наука, 1983. — С. 66) (римская трагедия 1 в. н. э.):

«[Тесей вернулся из подземного царства и оплакивает свою несчастную судьбу]

Алкид, мне возвративший горький свет дневной.

Верни Плутону [Аиду] дар его, к теням меня

Отправь знакомым. Нет, зову напрасно я

Покинутую смерть».

 

Стаций. Фиваида. Книга восьмая. 52-54. (Источник: Публий Папиний Стаций. Фиваида / В переводе Ю. А. Шичалина. – М.: «Наука», 1991. – С. 130) (римский эпос 1 в. н. э.):

«И неужели [я, Аид, должен] терпеть, что Хаос не раз оскверняли

гости живые? Меня опрометчивый пыл Пирифоя

мучит, а также Тесей, присягнувший бесстрашному другу…»

 

ГНЕВ АИДА: АСКЛЕПИЙ

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга IV. Глава LXXI. (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

«…Широко рaспpостpaнилось мнение, будто он даже возвращает к жизни мертвых. Миф гласит, что сам Аид выдвинул против Асклепия обвинение, заявив Зевсу, что власть его все уменьшается, поскольку умирающих становится все меньше, так как Асклепий исцеляет их. В гневе Зевс убил Асклепия, поразив его молнией…»

 

Эзоп. Басни, 133 (из Бабрия 75. Неумелый врач; Бабрий – древнегреческий баснописец 3 в. н. э.; в поэтической переработке Бабрия и дошли до нашего времени древнейшие басни Эзопа. Источник: Памятники поздней античной поэзии и прозы II—V века / Перевод М. Гаспарова. — М.: Наука, 1964. – С. 97):

«[Эта басня Эзопа содержит намек на историю Асклепия]

Жил-был на свете неумелый врач. Был он

К больному вызван. Ото всех больной слышал:

«Болезнь тяжка, но вылечить ее можно», –

А этот врач вошел и заявил мрачно:

«Готовься к наихудшему и жди смерти:

Не обману тебя, не утаю правды:

Тебе осталось жить всего одни сутки».

Сказал и вышел, и не приходил больше.

Поправился больной, уже гулять начал,

Но бледен был и еле волочил ноги.

Его однажды встретя, врач сказал: «Здравствуй!

Как поживают мертвецы на том свете?»

Больной ответил: «Пьющие струю Леты

Не ведают заботы. Но на днях Кора

И сам Плутон [Аид], преследуя врачей гневом

За то, что те мешают умирать смертным,

Всех поименно в грозный их внесли список.

Хотели и твое они вписать имя,

Но я к ним подошел, коснулся их скиптров

И побожился им, что ты не врач вовсе,

И что тебя оклеветали зря люди».

 

ГНЕВ АИДА: ФИВЫ И БЛАГОВОЛЕНИЕМ КРОНИДАМ

Аид и Персефона поразили Фивы чумой – вероятно, в наказание за отказ царя Креона похоронить мертвых воинов армии, которые воевали против Фив. Когда две девушки принесли себя в жертву, чтобы умилостивить богов, их пожалели и превратили в две кометы.

Антонин Либерал. Метаморфозы. XXV. Метиоха и Мениппа [Рассказывает Никандр в книге IV «Превращений» и Коринна в книге I «Героев»]. (Источник: Антонин Либерал. Метаморфозы / Перевод с древнегреческого, вступительная статья и комментарии В. Н. Ярхо // ВДИ, 1997, № 3-4) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«Когда всю Эонию [Беотию] охватила чума и многие стали умирать, оттуда отправили послов за советом к Гортинскому Аполлону, и бог им изрек, что нужно умилостивить двух подземных богов. Он сказал, что их гнев прекратится, если в жертву двум богам принесут себя добровольно две девушки. Но ни одна из девушек в городе не повиновалась этому прорицанию, пока некая служанка не сообщила предсказание дочерям Ориона. Когда они услышали это, сидя за ткацкими станками, они приняли смерть ради своих сограждан, прежде чем самим стать жертвой эпидемии и погибнуть. Итак, трижды воззвав к подземным богам, что они добровольно приносят себя в жертву, они вонзили сами себе челноки около ключиц и вскрыли себе горло. Обе они упали на землю, но Персефона и Гадес [Аид] сжалились над ними: тела девушек исчезли, а вместо них с земли поднялись две звезды. Появившись, они вознеслись на небо и люди назвали их кометами».

Оцените статью
Боги Греции
Добавить комментарий

17 − 6 =