Цитаты классической древнегреческой литературы о Афине

 

Содержание
  1. РОЖДЕНИЕ АФИНЫ
  2. I. ДОЧ ЗЕВСА
  3. II. ДОЧЬ ПОСЕЙДОНА
  4. ДЕТСТВО АФИНЫ
  5. ДЕВСТВЕННОСТЬ АФИНЫ
  6. АФИНА И ВОЙНА ТИТАНОВ
  7. АФИНА И ВОЙНА ГИГИНТОВ
  8. АФИНА И ГИГАНТ ТИФОН
  9. АФИНА И ПОХИЩЕНИЕ ПЕРСЕФОНЫ
  10. АФИНА И СОЗДАНИЕ ПАНДОРЫ
  11. АФИНА И ПОСЕЙДОН БОРЮТСЯ ЗА ТРЕЗЕН
  12. АФИНА И ПОСЕЙДОН БОРЮТСЯ ЗА АФИНЫ
  13. АФИНА И ОСНОВАНИЕ АКРОПОЛЯ
  14. АФИНА И РОЖДЕНИЕ ЭРИХТОНИЯ
  15. АФИНА, МАРСИЙ И ФЛЕЙТА
  16. ПОСЛЕ ГОМЕРА
  17. «ПОСЛЕ ГОМЕРА»: БИТВА ПЕНТЕСИЛЕИ
  18. «ПОСЛЕ ГОМЕРА»: СМЕРТЬ АХИЛЛЕСА
  19. «ПОСЛЕ ГОМЕРА»: БЕЗУМИЕ АЯКСА
  20. «ПОСЛЕ ГОМЕРА»: БИТВА ЭВРИПИЛА
  21. «ПОСЛЕ ГОМЕРА»: ВОЗВРАЩЕНИЕ ФИЛОКТЕТА
  22. «ПОСЛЕ ГОМЕРА»: ПОХИЩЕНИЕ ПАЛЛАДИЯ
  23. «ПОСЛЕ ГОМЕРА»: ПОСЛЕДНИЕ БИТВЫ
  24. «ПОСЛЕ ГОМЕРА»: ТРОЯНСКИЙ КОНЬ
  25. «ПОСЛЕ ГОМЕРА»: СМЕРТЬ ЛАОКООНА
  26. «ПОСЛЕ ГОМЕРА»: КОРАБЛЕКРУШЕНИЕ И ГИБЕЛЬ АЯКСА (ЭАНТА)
  27. ГНЕВ АФИНЫ
  28. ГНЕВ АФИНЫ: КЕКРОПИДЫ & ВОРОНА
  29. ВЕРСИЯ 1
  30. ВЕРСИЯ 2
  31. ГНЕВ АФИНЫ: МЕДУЗА
  32. I. ПРЕВРАЩЕНИЕ
  33. II. ОБЕЗГЛАВЛИВАНИЕ
  34. ГНЕВ АФИНЫ: АВГА
  35. ГНЕВ АФИНЫ: АРАХНА
  36. ГНЕВ АФИНЫ: ГАРМОНИЯ
  37. ГНЕВ АФИНЫ: ТЕВФИД
  38. ГНЕВ АФИНЫ: ИЛ
  39. ГНЕВ АФИНЫ: ЛОКРИЙЦЫ
  40. ГНЕВ АФИНЫ: ИОДАМА
  41. ГНЕВ АФИНЫ: АЛКИНОЯ
  42. БОГИНЯ ЧЕГО АФИНА
  43. БОГИНЯ МУДРОСТИ
  44. БОГИНЯ ИСКУСТВ И РЕМЕСЕЛ
  45. РЕМЕСЕЛ
  46. СТРОИТЕЛЬСТВА КОРАБЛЕЙ
  47. БОГИНЯ ТРУДА
  48. МУЗЫКИ
  49. БОГИНЯ ТАНЦЕВ
  50. БОГИНЯ ОЛИВКОВОГО ДЕРЕВА
  51. БОГИНЯ ЗДОРОВЬЯ
  52. БОГИНЯ СОЦИАЛЬНОГО СТРОЯ
  53. ПОКРОВИТЕЛЬНИЦА ЗМЕЙ
  54. БОГИНЯ ВОЙНЫ
  55. ХРАНИТЕЛЬНИЦА ПЕРУНОВ ЗЕВСА
  56. БОГИНЯ ВЕЛИКАЯ МАТЬ
  57. БОГИНЯ РОДОВ
  58. БОГИНЯ СЕМЬИ
  59. БОГИНЯ КРАСОТЫ
  60. БОГИНЯ ЗАЩИТНИЦА ГОРОДОВ
  61. БОГИНЯ ЧИСТОТЫ (ДЕВСТВЕННОСТИ)
  62. АФИНА И ВОЙНА ТИТАНОВ
  63. ГИМНЫ К АФИНЕ
  64. I. ГОМЕРОВСКИЕ ГИМНЫ
  65. II. ОРФИЧЕСКИЕ ГИМНЫ
  66. ОПИСАНИЕ АФИНЫ
  67. ДРУГОЕ

РОЖДЕНИЕ АФИНЫ

I. ДОЧ ЗЕВСА

Гесиод. Теогония. 886. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 38-39) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

Сде­ла­лась пер­вою Зев­са супру­гой Мети­да-Пре­муд­рость;
Боль­ше все­го она зна­ет меж все­ми людь­ми и бога­ми.
Но лишь пора ей при­шла сине­окую деву-Афи­ну
На свет родить, как хит­ро и искус­но ей ум зату­ма­нил

Льсти­вою речью Кро­нид и себе ее в чре­во отпра­вил,
Сле­дуя хит­рым Зем­ли уго­во­рам и Неба-Ура­на.
Так они сде­лать его научи­ли, чтоб меж­ду бес­смерт­ных
Цар­ская власть не доста­лась дру­го­му кому вме­сто Зев­са.
Ибо пре­муд­рых детей пред­на­зна­че­но было родить ей —

Деву-Афи­ну спер­ва, сине­окую Три­то­ге­нею,
Рав­ную силой и муд­рым сове­том отцу Гро­мо­верж­цу;
После ж Афи­ны еще пред­сто­я­ло родить ей и сына —
С серд­цем сверх­мощ­ным, вла­ды­ку богов и мужей земно­род­ных.
Рань­ше, одна­ко, себе ее в чре­во Кро­ни­он отпра­вил,

Дабы ему сооб­ща­ла она, что зло и что бла­го.

 

 

Гесиод. Теогония. 929. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 38-39) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

 

Сам он родил из гла­вы сине­окую Три­то­ге­нею [Афину],

Неодо­ли­мую, страш­ную, в бит­вы веду­щую рати,
Чести достой­ную, — милы ей вой­ны и гро­хот сра­же­ний.
В гне­ве вели­ком на это поссо­ри­лась Гера с супру­гом
И, не познав­ши любов­ных объ­я­тий, роди­ла Гефе­ста.
Меж­ду потом­ков Ура­на в худо­же­ствах всех он искус­ней.

 

Пиндар. Олимпийские песни. 7. 33. <«Острова Блаженных»> Ферону Акрагантскому, сыну Энесидама, на победу в колесничном беге. Год – 476. (Источник: Пиндар, Вакхилид. Оды. Фрагменты / Издание подготовил М. Л. Гаспаров. – М.:Наука, 1980. – С. 15) (греческая лирика 5 в. до н. э.):

 

От лернейского берега к той земле среди морей,
Где великий властитель богов
Пролил на город золотые снега,
Когда умением Гефеста о медном топоре
Из отчего темени вырвалась Афина
С бескрайним криком,
И дрогнули перед нею Небо и мать Земля;
А сияющий смертным сын Гипериона
Повелел своим милым сынам
Блюсти ближний долг,
Чтобы первыми воздвигнуть богине светлый алтарь
И жертвенным чином
Возвеселить и отца, и деву, гремящую копьем.
Доблесть и радость
Входят в смертных, чтящих Предведенье, —
Но туча забвения обстигает врасплох,
Отстраняя ум с прямого пути вещей:
Жгучего семени огня
Не взнесли они на городскую высь,
Для беспламенных жертв66
Оградивши свое святилище.
И Зевс
Желтую тучу свел к ним дождем щедрого золота,
А совоокая [Афина]
Дала им сноровку превзойти всех смертных трудами искусных рук.
Подобные живым, шагнули по дорогам их творения, —
И слава их была глубока;
В искусившемся и великое умение безобманно.

 

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга 1. 20. (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 51) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

 

Зевс сошел­ся с Мети­дой, при­ни­мав­шей раз­лич­ные обра­зы, чтобы избе­жать его люб­ви. Когда она ока­за­лась бере­мен­ной, Зевс про­гло­тил ее преж­де, чем она роди­ла, ибо она обе­ща­ла, после того как вна­ча­ле родит деву, про­из­ве­сти на свет сына, кото­рый станет вла­сти­те­лем неба. Испу­гав­шись это­го, Зевс и пожрал ее. Когда же насту­пи­ло вре­мя родов, Про­ме­тей уда­рил Зев­са по голо­ве топо­ром (неко­то­рые назы­ва­ют и Гефе­ста). Из голо­вы выско­чи­ла в пол­ном воору­же­нии Афи­на, и это про­изо­шло у реки Три­то­на.

 

Страбон. География. Книга 14. 2. 10. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 611-612) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

Гомер, по-види­мо­му, так­же свиде­тель­ст­ву­ет о про­цве­та­нии родо­с­цев с древ­них вре­мен тот­час после осно­ва­ния 3 горо­дов:

Там посе­ли­лись при­шель­цы тре­мя пле­ме­на­ми, и были
Зев­сом люби­мы, вла­ды­кой богов и отцом чело­ве­ков:
Он им богат­ства несмет­ные свы­ше излил, олим­пи­ец.
(Ил. II, 668)

Дру­гие писа­те­ли отно­си­ли эти сти­хи к обла­сти мифа и гово­ри­ли, что при рож­де­нии Афи­ны из голо­вы Зев­са, соглас­но Пин­да­ру, на ост­ро­ве про­лил­ся золо­той дождь.

 

Страбон. География. Книга 9. 2. 36. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 611-612) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

Об Алал­ко­ме­нах поэт упо­ми­на­ет, но не в «Спис­ке кораб­лей»:

Гера Арги­в­ская и Алал­ко­ме­на Афи­на.
(Ил. IV, 8)

В горо­де нахо­дит­ся древ­нее высо­ко­чти­мое свя­ти­ли­ще Афи­ны; гово­рят даже, что боги­ня роди­лась имен­но здесь, так же как Гера в Арго­се, поэто­му-то поэт так и назвал их, как бы по их род­ным горо­дам.

 

II. ДОЧЬ ПОСЕЙДОНА

Павсаний. Описание Эллады (Греции). Книга 1. 14. 6. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

Глядя на эту ста­тую Афи­ны, име­ю­щую голу­бые гла­за, я нашел, что тако­во было ска­за­ние и ливий­цев. У них гово­рит­ся, что она дочь Посей­до­на и озе­ра Три­то­ниды и поэто­му у нее голу­бые гла­за, как у Посей­до­на.

 

ДЕТСТВО АФИНЫ

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга 3. 144. (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 51) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

 

Рас­ска­зы­ва­ют, что Афи­на после ее рож­де­ния вос­пи­ты­ва­лась у Три­то­на152, у кото­ро­го была дочь Пал­ла­да. Так как обе они зани­ма­лись воин­ски­ми упраж­не­ни­я­ми, они одна­жды всту­пи­ли в состя­за­ние друг с дру­гом. Когда Пал­ла­да соби­ра­лась нане­сти удар, Зевс, испу­гав­шись за свою дочь, протя­нул перед ней Эгиду. Пал­ла­да с опас­кой ста­ла ее раз­гляды­вать и в это вре­мя пала жерт­вой уда­ра, нане­сен­но­го ей Афи­ной. Афи­на чрез­вы­чай­но огор­чи­лась этим и изгото­ви­ла ста­тую, похо­жую на Пал­ла­ду, и наде­ла этой ста­туе на грудь ту самую Эгиду, кото­рой она испу­га­лась. Эту ста­тую Афи­на поста­ви­ла рядом со ста­ту­ей Зев­са и ока­зы­ва­ла ей почи­та­ние. Позд­нее, когда Элек­тра, под­вер­га­ясь наси­лию, при­бег­ну­ла к защи­те это­го Пал­ла­дия, Зевс низ­верг Пал­ла­дий вме­сте с Ате153 на зем­лю Или­о­на.

 

Павсаний. Описание Эллады (Греции). Книга 9. 33. 5. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

Алал­ко­ме­ны — неболь­шой посе­лок, лежа­щий у самой подош­вы не очень высо­кой горы. Назва­ние ему, гово­рят одни, дано от автох­то­на, мест­но­го мужа, Алал­ко­ме­на, кото­рым, по пре­да­нию, была выкорм­ле­на Афи­на, дру­гие же гово­рят, что в чис­ле доче­рей Оги­га была и Алал­ко­ме­ния[3]. В сто­роне от это­го посел­ка на ров­ном месте постро­ен храм Афи­ны, с древ­ней ста­ту­ей ее из сло­но­вой кости…

…Течет здесь неболь­шая гор­ная реч­ка, назы­ва­ют ее Три­то­ном. Есть ска­за­ние, что Афи­на была вос­пи­та­на у реки Три­то­на и что это и есть тот самый Три­тон, а вовсе не ливий­ский, кото­рый, выте­кая из озе­ра Три­то­ниды, впа­да­ет в Ливий­ское море.

ДЕВСТВЕННОСТЬ АФИНЫ

Гомеровские гимны. IV. К Афродите. 6-35 / Перевод В. В. Вересаева. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 149-150) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

 

«…Всем одинаково близко сердцам, что творит Киферея [Афродита]

[то есть сексуальное влечение],

Только троих ни склонить, ни увлечь Афродита не в силах:

Дочери Зевса-владыки, сиятельноокой Афины, –

Мало лежит ее сердце к делам многозлатной Киприды.

Любит она только войны и грозное Ареса дело,

Схватки жестокие, битвы, заботы о подвигах славных.

Плотников, смертных мужей, обучила впервые богиня

Сооружать для боев колесницы, пестрящие медью.

Девушек с кожею нежной она обучила в чертогах

Славным работам, вложив понимание каждой в рассудок.

Дел Афродиты не любит и скромная дева-Гестия

Этих троих ни склонить, ни увлечь Афродита не в силах.

Из остальных же избегнуть ее никому невозможно,

Будь то блаженные боги иль смертнорожденные люди».

 

Телест. Арго. 1(1a) / Перевод М. Гаспарова. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Пер. М. Гаспарова. – М.: Ладомир, 1999. – С. 389) (греческий поэт 4 в. до н. э.):

«Статочно ли жалиться

Страстью о стройной красоте

Той [Афине], кому от Клофо [одной из Судеб] велено быть

В девстве, безбрачном и бездетном?..»

 

Овидий. Метаморфозы. Книга пятая. 375-376. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«[Афродита жалуется Эросу на богинь-девственниц:]

Разве не видишь: от нас и Паллада [Афина] теперь и Диана

Лучница [Артемида] прочь отошли?»

Про МИФЫ о неудачливых поклонниках Афины см.:

(1) Афина и рождение Эрихтония (и насилие со стороны Гефеста).

 

АФИНА И ВОЙНА ТИТАНОВ

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Мифы. 150. Титаномахия. (Источник: Гигин. Мифы. / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. – 2-е изд., испр. – СПб.: Алетейя, 2000. – С. 181-182):

«Когда Юнона [Гера] увидела, что Эпаф, рожденный от наложницы, владеет таким могущественным царством, она позаботилась, чтобы он был убит на охоте, и побудила титанов свергнуть Юпитера [Зевса] и вернуть царство Сатурну [Кроносу]. Когда они попытались подняться на небо, Юпитер [Зевс] вместе с Минервой [Афиной], Аполлоном и Дианой [Артемидой] сбросил их вниз головой в Тартар. Атланту же, который был их вождем, он бросил на плечи небесный свод и тот, как говорят, до сих пор поддерживает небо».

Для получения дополнительной информации о войне титанов см. ТИТАНЫ.

 

АФИНА И ВОЙНА ГИГИНТОВ

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга I. VI. (1-2). (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 9) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«Богам рок судил, что они не смогут уничтожить никого из гигантов, но если в помощь богам выступит какой-либо смертный, то они сумеют взять верх над ними… По совету Афины он [Зевс] призвал в союзники Геракла. Геракл вначале сразил стрелой Алкионея, но, как только тот касался земли, к нему вновь возвращалась жизнь. По совету Афины Геракл стащил Алкионея с земли Паллены, и таким образом Алкионей был убит. [Во время войны богов и гигантов] Афина, преследуя бегущего Энкелада, обрушила на него остров Сицилию; она же содрала с Палланта кожу и покрывала ею свое тело во время сражения».

 

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга II. VII. (2). (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 42) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«Опустошив остров Кос, Геракл по указанию богини Афины пришел на равнину Флегры, где он вместе с богами стал сражаться с гигантами».

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга VIII. Аркадия. XLVII. 1. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«Та статуя Афины, которая теперь находится в Тегее, перенесена сюда из дема (округа) Мантуреи и у его жителей носит название Гиппия (Конная); по их сказаниям, во время битвы богов против гигантов она (Афина) погнала колесницу, запряженную парой коней, против Энкелада».

 

Квинт Смирнский. После Гомера. Книга первая. 179. (Источник: Квинт Смирнский. После Гомера / Вступ. ст., пер. с др. греч. яз., прим. А. П. Большакова. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. – 320 c. – С. 37) (греческий эпос 4 в. н. э.):

«И как сама Тритонида [Афина], что вышла Гигантам навстречу…»

 

Квинт Смирнский. После Гомера. Книга четырнадцатая. 582-585. (Источник: Квинт Смирнский. После Гомера / Вступ. ст., пер. с др. греч. яз., прим. А. П. Большакова. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. – 320 c. – С. 268) (греческий эпос 4 в. н. э.):

«Некогда на Энкелада отважная духом Афина

так же Сицилии остров, подняв его ввысь, опустила,

в коем огонь продолжает с тех пор бушевать от дыханья

в недрах земли навсегда заключённого ныне Гиганта».

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Астрономия. Книга вторая. Дракон. 3.1. (Источник: Гигин. Астрономия / Перевод и комментарии А. И. Рубана. СПб., Изд-во «Алетейя», 1997. – С. 37):

«Некоторые также говорят, что это [созвездие Дракона] – тот дракон, которого Гиганты послали против Минервы [Афины], когда она вступила с ними в сражение. Минерва, схватив извивавшегося дракона, забросила его на небо и пригвоздила к самой небесной оси. Поэтому взору представляется, что он до сих пор извивает кольцами свое тело, словно недавно оказавшись среди созвездий».

Для получения дополнительной информации о войне гигантов см. ГИГАНТЫ.

 

АФИНА И ГИГАНТ ТИФОН

Антонин Либерал. Метаморфозы. XXVIII. Тифон [Рассказывает Никандр в книге IV «Превращений»]. (Источник: Антонин Либерал. Метаморфозы / Перевод с древнегреческого, вступительная статья и комментарии В. Н. Ярхо // ВДИ, 1997, № 3-4) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

 

«Тифон, сын Геи [Земли], был богом непомерной силы и чудовищной внешности, ибо выросло у него множество голов, рук и крыльев, а с боков выступали страшными извивами змеи; он кричал на разные голоса, и никто не мог противостоять его силе. Тифон возжелал захватить власть Зевса, и его натиску не мог противостоять никто из богов, но в страхе все бежали в Египет, остались только Афина и Зевс. Тифон преследовал богов по пятам, они же из предосторожности во время бегства изменили свою внешность в образы животных».

Для получения дополнительной информации об этом чудовище-гиганте см. ТИФОН.

 

АФИНА И ПОХИЩЕНИЕ ПЕРСЕФОНЫ

Гомеровские гимны. V. К Деметре. 417-427 / Перевод В. В. Вересаева. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 164) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

 

«[Персефона рассказывает Деметре, как ее похитил Аид:]

Все мы, собравшись на мягком лугу, беззаботно играли.

Было нас много: Левкиппа, Ианфа, Фэно [и другие океаниды]…

С ними…

Дева-Паллада, к сраженьям зовущая, и Артемида

Стрелолюбивая – все мы играли, цветы собирали,

Ирисы рвали с шафраном приветливым и гиацинты,

Роз благовонных бутоны и лилии, дивные видом,

Также нарциссы, коварно землею рожденные черной».

[Но тут Персефона была выхвачена из общества богинь и похищена Аидом.]

 

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга V. 3. (4-5). (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

 

«Миф гласит, что вместе с Корой [Персефоной] росли здесь удостоившиеся наряду с ней сохранить девственность Афина и Артемида, и все вместе богини собирали цветы [на острове Сицилия] и ткали пеплос для своего отца Зевса. Из-за совместного времяпровождения и дружбы все они особенно полюбили этот остров, и каждая получила здесь отдельную область: Афина – у Гимера… Артемида же получила от богов остров в Сиракузах…»

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга VIII. Аркадия. XXXI. 2. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«Эти статуи [Деметры и Коры (Персефоны) в храме Мегалополя, Аркадия] и находящиеся перед ними статуи маленьких девочек в хитонах, доходящих до пят, из которых каждая держит на голове корзину, наполненную цветами, изваял (Дамофонт), говорят, что эти девочки – дочери Дамофонта; тем же, которые более склонны к божественным толкованиям, кажется, что это Афина и Артемида, собирающие цветы с Персефоной».

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Мифы. 146. Прозерпина. (Источник: Гигин. Мифы. / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. – 2-е изд., испр. – СПб.: Алетейя, 2000. – С. 177-178):

«Юпитер [Зевс] сказал [Плутону (Аиду)], что Церера не потерпит, чтоб ее дочь была в сумрачном Тартаре, и велел похитить ее, когда она будет собирать цветы на горе Этне, которая находится в Сицилии. Когда Прозерпина собирала там цветы вместе с Венерой [Афродитой], Дианой [Артемидой] и Минервой [Афиной], появился Плутон [Аид] на упряжке из четырех коней и похитил ее».

Для получения дополнительной информации об этом похищении см. ПОХИЩЕНИЕ ПЕРСЕФОНЫ.

 

АФИНА И СОЗДАНИЕ ПАНДОРЫ

Гесиод. Теогония. 568-589. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 41) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

 

«Разгневался милым он [Зевс] сердцем,

Как увидал у людей свой огонь, издалека заметный.

Чтоб отплатить за него, изобрел для людей он несчастье:

Тотчас слепил из земли знаменитый Хромец обеногий [Гефест],

Зевсов приказ исполняя, подобие девы стыдливой;

Пояс на ней застегнула Афина, в сребристое платье

Деву облекши; руками держала она покрывало

Ткани тончайшей, с главы ниспадавшее – диво для взоров:

Голову девы венцом золотым увенчала богиня.

Сделал венец этот сам знаменитый Хромец обеногий

Ловкой рукою своей, угождая родителю Зевсу…

После того как создал он прекрасное зло вместо блага,

Деву привел он, где боги другие с людьми находились, –

Гордую блеском нарядов Афины могучеотцовной.

Диву бессмертные боги далися и смертные люди,

Как увидали приманку искусную, гибель для смертных».

 

Гесиод. Труды и дни. 60-82 / Перевод В. Вересаева. (Источник: Гесиод. Полное собрание текстов / Вступительная статья В. Н. Ярхо. Комментарии О. П. Цыбенко и В. Н. Ярхо. – М.: Лабиринт, 2001. – С. 53-54) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

 

«Славному отдал приказ он [Зевс] Гефесту как можно скорее

Землю с водою смешать, человеческий голос и силу

Внутрь заложить и обличье прелестное девы прекрасной

[то есть первой женщины – Пандоры],

Схожее с вечной богиней, придать изваянью. Афине

Он приказал обучить ее ткать превосходные ткани,

А золотой Афродите – обвеять ей голову дивной

Прелестью, мучащей страстью, грызущею члены заботой.

Аргоубийце ж Гермесу, вожатаю, разум собачий

Внутрь ей вложить приказал и двуличную, лживую душу.

Так он сказал. И Кронида-владыки послушались боги.

Зевсов приказ исполняя, подобие девы стыдливой

Тотчас слепил из земли знаменитый Хромец обеногий.

Пояс надела, оправив одежды, богиня Афина.

Девы-Хариты [Грации] с царицей Пейфо [Богиней убеждения] золотым ожерельем

Нежную шею обвили. Прекрасноволосые Оры [Часы]

Пышные кудри цветами весенними ей увенчали.

Все украшенья на теле оправила дева Афина.

Женщину эту глашатай бессмертных Пандорою [«Вседающей»] назвал,

Ибо из вечных богов, населяющих домы Олимпа,

Каждый свой дар приложил, хлебоядным мужам на погибель».

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Мифы. 142. Пандора. (Источник: Гигин. Мифы. / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. – 2-е изд., испр. – СПб.: Алетейя, 2000. – С. 174):

«Прометей, сын Иапета, первым слепил людей из глины. Потом Вулкан [Гефест] по приказу Юпитера [Зевса] сделал из глины изображение женщины, а Минерва [Афина] дала ей душу и каждый из прочих богов подарил по подарку. За это ее назвали Пандорой. Ее отдали в жены брату <Прометея> Эпиметею. От них родилась Пирра [Огонь], которая, как говорят, была первой из смертных».

 

АФИНА И ПОСЕЙДОН БОРЮТСЯ ЗА ТРЕЗЕН

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга II. Коринфика. XXX. 6. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«Во время его [Алфепа] царствования Афина и Посейдон, по их словам, вступили в спор за обладание этой страной [Трезена в Арголиде], но, несмотря на спор, владеют ею сообща: так им приказал Зевс. Поэтому они чтут Афину под именем Полиады (Градохранительницы) и Сфениады (Могучей), а Посейдона под названием «Царя». И на древних монетах у них стоит изображение: трезубец и голова Афины».

 

АФИНА И ПОСЕЙДОН БОРЮТСЯ ЗА АФИНЫ

 

Платон. Менексен. 237c-d / Пер. С. Я. Шейнман-Топштейн. (Источник: Платон. Собрание сочинений в 4 т.: Т. 1 /Общ. ред. А. Ф. Лосева и др.; Авт. вступит. статьи А. Ф. Лосев; Примеч. А. А. Тахо-Годи; Пер. с древнегреч. – М.: Мысль, 1994. – С. 145) (греческий философ 4 в. до н. э.):

«Земля наша [Афины] достойна хвалы от всех людей, не только от нас самих, по многим разнообразным причинам, но прежде и больше всего потому, что ее любят боги. Свидетельство этих наших слов – раздор и решение богов [т. е. Афины и Посейдона], оспаривавших ее друг у друга».

 

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга III. XIV. (1). (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 8) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«Кекропс был автохтоном, тело у него было сросшееся из тела человека и дракона. Он стал первым царем в Аттике, и эту страну, прежде называвшуюся Актой, назвал по своему имени Кекропией. При нем, как говорят, боги решили поделить между собой города, где бы каждый из них пользовался только ему одному принадлежащими почестями. В Аттику первым пришел Посейдон и, ударив трезубцем о землю посреди акрополя, явил источник морской воды, который ныне называют Эрехтеидой. После него пришла Афина и в присутствии Кекропса вырастила оливу, которую теперь показывают в Пандросии. Когда после этого между этими двумя богами начался спор из-за обладания Аттикой, Зевс разрешил его, дав им в качестве судей не Кекропса и Краная, как говорят некоторые, и не Эрисихтона, а двенадцать олимпийских богов. Эти боги изрекли приговор, согласно которому эта страна должна была принадлежать Афине, так как Кекропс засвидетельствовал, что Афина первой вырастила там оливу. Афина назвала город по своему имени Афинами, Посейдон же, разгневавшись, затопил Триасийскую равнину и двинул море на Аттику».

 

Каллимах. Гекала. 25-28. / Пер. О. Смыки. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. – М.: Ладомир, 1999. – С. 211) (греческий поэт 3 в. до н. э.):

«После Афина в Пеллену ахейскую путь направляет.

Ей [Афине] укрепленье хотелось поставить, прикрыть свою землю,

Что получила недавно она по воле Зевеса,

Равно двенадцати прочих богов, змея же свидетель [Кекропс]».

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга I. Аттика. XXIV. 3. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«[На акрополе] Группу [статуй] Прокны… посвятил сюда Алкамен. Здесь же Афина создает росток оливы, а Посейдон вызывает наверх волну источника».

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга I. Аттика. XXIV. 5. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«При входе в храм [Афины на акрополе], который называют Парфеноном (Храмом девы), все, что изображено на фронтонах… – все относится к рождению Афины (Партенос); задняя же сторона изображает спор Посейдона с Афиной из за этой земли».

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга I. Аттика. XXVII. 2. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

«[Рядом с храмом Афины на акрополисе в Афинах:]

Относительно масличного дерева афиняне ничего другого не рассказывают, кроме того, что оно было свидетельством права богини в ее споре (с Посейдоном) из за этой страны. Они также рассказывают, что эта маслина сгорела, когда мидийцы сожгли города (у) афинян, но, сожженная, она в тот же день дала росток в два локтя».

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Мифы. 164. Афины. (Источник: Гигин. Мифы. / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. – 2-е изд., испр. – СПб.: Алетейя, 2000. – С. 196-197):

 

«Нептун [Посейдон] и Минерва [Афина] спорили друг с другом, кто из них первым построит город в Аттике. Они взяли себе судьей Юпитера [Зевса]. Поскольку Минерва первой посадила в этой стране оливу, которая, как говорят, до сих пор стоит, он рассудил в ее пользу. А разгневанный Нептун собирался затопить эту землю морем, но Меркурий [Гермес] по приказу Юпитера запретил ему это делать. Тогда Минерва основала и назвала своим именем Афины, и этот город, как говорят, был построен первым на земле».

 

Овидий. Метаморфозы. Книга шестая. 70-82. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«Марсов [Ареса] Тритония [Афина] холм на Кекроповой крепости нитью

Изображает и спор, как этой земле нарекаться.

Вот и двенадцать богов с Юпитером [Зевсом] посередине

В креслах высоких сидят, в величавом покое. Любого

Можно по виду признать. Юпитера царственен образ.

Бога морей [Нептуна (Посейдона)] явила она, как длинным трезубцем

Он ударяет скалу, и уж льется из каменной раны

Ток водяной: этим даром хотел он город присвоить.

Тут, же являет себя – со щитом и копьем заостренным;

Шлем покрывает главу; эгида ей грудь защищает.

Изображает она, как из почвы, копьем прободенной,

Был извлечен урожай плодоносной сребристой оливы.

Боги дивятся труду. Окончанье работы – победа».

Для получения дополнительной информации об этом боги. см. ПОСЕЙДОН.

 

АФИНА И ОСНОВАНИЕ АКРОПОЛЯ

Каллимах. Гекала. 25-28. / Пер. О. Смыки. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. – М.: Ладомир, 1999. – С. 211) (греческий поэт 3 в. до н. э.):

«После Афина в Пеллену ахейскую путь направляет.

Ей [Афине] укрепленье хотелось поставить, прикрыть свою землю,

Что получила недавно она по воле Зевеса,

Равно двенадцати прочих богов, змея же свидетель [Кекропс]».

 

АФИНА И РОЖДЕНИЕ ЭРИХТОНИЯ

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга III. XIV. (6). (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 71-72) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

 

«Об Эрихтонии одни говорят, что он был сыном Гефеста и дочери Краная Аттиды, другие же сообщают, что он был сыном Гефеста и Афины. Рассказывают об этом так. Афина пришла к Гефесту, желая изготовить себе оружие. Гефест, отвергнутый Афродитой, проникся страстью к Афине и стал ее преследовать, та же стала убегать от него. Когда Гефест с большим трудом (ведь он был хромым) догнал ее, то попытался с ней сойтись. Афина, будучи целомудренной девой, не допустила его до себя, и тот пролил семя на ногу богини. С отвращением Афина шерстью вытерла это семя и бросила на землю. После того как она убежала, из этого брошенного в землю семени родился Эрихтоний. Афина тайно от всех богов воспитала его, желая сделать бессмертным. Положив Эрихтония в ларец, она отдала его Пандросе, дочери Кекропса, на сохранение, запретив ей открывать этот ларец. Но сестры Пандросы, движимые любопытством, открыли его и увидели дитя, вокруг тела которого обвился дракон. Как рассказывают некоторые, они были убиты этим драконом. Другие же сообщают, что разгневанная Афина ввергла их в безумие и они кинулись с вершины акрополя в пропасть.

Эрихтоний был воспитан в храме самой богиней Афиной. Когда он вырос, то изгнал Амфиктиона и сам воцарился в Афинах. Эрихтоний воздвиг на акрополе деревянную статую богини Афины и учредил также Панафинейские празднества».

 

Каллимах. Гекала. 18-24. / Пер. О. Смыки. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. – М.: Ладомир, 1999. – С. 210-211) (греческий поэт 3 в. до н. э.):

«…Однако Паллада

Семя Гефеста надолго сокрыла…

И до поры, пока Кекропиды…

Камень тот потайной, запретный…

Только откуда он [Эрихтоний] родом – не ведаю я и не знаю,

Птицы же древние встарь говорили [дочерям Кекропса], что якобы был он

Сыном Земли [Геи], и она родила его будто Гефесту».

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга I. Аттика. XIV. 5. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«[В Афинах]… находится храм Гефеста. Что рядом с ним стоит изображение Афины, я этому ничуть не удивляюсь, зная сказание об Эрихтонии».

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга III. Лаконика. XVIII. 7. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«[Среди сцен, изображенных на троне Аполлона в Амиклах близ Спарты]… Афина убегает от преследующего ее Гефеста».

 

Флавий Филострат. Жизнь Аполлония Тианского. Книга седьмая. 24. (Источник: Флавий Филострат. Жизнь Аполлония Тианского / Изд. подг. Е. Г. Рабинович; Отв. М. Л. Гаспаров. – М.: «Наука», 1985. – С. 158) (греческая биография 1-2 вв. н. э.):

«Другой узник… в общей молитве не помянул-де он [римского императора] Домициана отпрыском Афины. «Ты-то, видно, думал, что у Афины детей нет из-за вековечного ее девства, – отвечал Аполлоний, – однако же совершенно упустил из виду, что сия богиня некогда родила афинянам дракона [Эрихтония]!»

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Мифы. 166. Эрихтоний. (Источник: Гигин. Мифы. / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. – 2-е изд., испр. – СПб.: Алетейя, 2000. – С. 199-200):

«Когда Вулкан [Гефест] сделал Юпитеру [Зевсу] и другим богам золотые престолы из адаманта, Юнона [Гера], сев свой престол, вдруг повисла в воздухе. Когда послали к Вулкану, чтобы он развязал скованную им мать, он, гневаясь на нее за то, что она сбросила его с неба, сказал, что у него нет никакой матери. <Но> когда Отец Либер [Дионис] привел его пьяным в собрание богов, он не смог противиться уговорам. Тогда Юпитер дал ему возможность получить все, что бы он ни попросил у них. Тогда Нептун [Посейдон], будучи враждебен Минерве [Афине], стал подстрекать Вулкана просить ее себе в жены. Когда ему позволили это и он пришел в спальню, Минерва по совету Юпитера стала защищать свою девственность оружием, и из семени Вулкана, которое в схватке упало на землю, родился мальчик, у которого нижняя часть была как у дракона. Поэтому его назвали Эрихтонием, потому что эрис по-гречески раздор, а хтон – земля. Минерва тайно воспитывала его и в ларце отдала на хранение Аглавре, Пандросе и Герсе, дочерям Кекропа. Когда они открыли ларец, ворона рассказала об этом Минерве, та наслала на них безумие, и они бросились в море».

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Астрономия. Книга вторая. Возничий. 13.1. (Источник: Гигин. Астрономия / Перевод и комментарии А. И. Рубана. СПб., Изд-во «Алетейя», 1997. – С. 50):

«О его [Эрихтонея] происхождении Еврипид рассказывает следующее: Вулкан [Гефест], плененный пригожестью Минервы [Афины], страстно хотел взять ее в жены, но получил отказ. Минерва укрылась в некоем месте, которое, из-за Вулкановой любви, получило имя Гефестий. Рассказывают, что там-то ее и настиг Вулкан, попытавшись сойтись с нею против ее воли. Когда же он, пылая вожделением, приблизился к ней раскрыв объятия, она оттолкнула его, и он пустил семя в землю. Минерва, оскорбленная в своей невинности, ногой набросала на то место земли. Из нее и родился змей Эрихтоний, который получил имя от земли и их раздора».

 

Овидий. Метаморфозы. Книга вторая. 553-557. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«Когда-то

Был Эрихтоний, – дитя, не имевшее матери вовсе, –

Девой Палладою [Афиной] в кош из актейской заперт лозины.

Спрятав, девушкам трем, от двойного Кекропа рожденным,

Строгий приказ отдала ее не подсматривать тайны».

 

Овидий. Метаморфозы. Книга вторая. 749-758. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«Взглядом таким же глядит на него Аглав­ра, кото­рым

Только что тайны она блюла белокурой Минервы [Афины].

Мало того что грудь, но эгида и та у богини

Заколыхалась; в ней мысль промелькнула: как тайну Аглавра

Дерзкой раскрыла рукой, как рожденный без матери отпрыск [Эрихтоний] –

Бога Лемносца [Гефеста] – она увидала, нарушив условье…»

 

Цицерон. О природе богов. Книга III. XXII (55). (Источник: Цицерон. Философские трактаты. / Пер. М. И. Рижского. Отв. ред., сост. и вступ. ст. Г. Г. Майорова. (Серия «Памятники философской мысли»). – М.: Наука, 1985. – 384 стр.) (римский ритор 1 в. до н. э.):

«И Вулканов тоже много. Первый родился от Неба. От этого Вулкана [Гефеста] Минерва родила того Аполлона [Эрихтония], которого древние писатели (historici) считают покровителем Афин».

ОКОНЧАНИЕ этой истории см.: Гнев Афины: Кекропс и ворона.

АФИНА, МАРСИЙ И ФЛЕЙТА

Пиндар. Пифийские песни. 12. <«Горгона»> Мидасу Акрагантскому, победителю на флейте. Год – 490. 7-23. (Источник: Пиндар, Вакхилид. Оды. Фрагменты / Издание подготовил М. Л. Гаспаров. – М.:Наука, 1980. – С. 114-115) (греческая лирика 5 в. до н. э.):

 

«В том умении [флейта],

которое выплела некогда [Афина] Паллада

Из смертного стона дерзостных Горгон,

Слыша, как изливался он

В страдной муке

От девичьих уст и змеиных неподступных уст

В час, когда Персей

Повершил третью из сестер [Медузу],

Чтобы роком настичь приморский Сериф и народ

Серифа.

Да: ослепил он

Божественную породу Форка,

На погибель обернул он Полидекту пир его,

И тесное рабство, и насильное ложе матери,

Ибо взял он голову Медузы с прекрасными щеками,

Сын Данаи,

Рожденный от льющегося золота,

И тогда-то, отведя от трудов

Дорогого ей витязя,

Девственница выстроила флейту, разноголосую

снасть,

Выведя орудием стон

Скрежещущий, вырванный из быстрых челюстей

Евриалы.

Что далось богине, то дала она людям,

Запечатлевши именем: многоглавая песнь».

 

Телест. Арго. 1(1a) / Перевод М. Гаспарова. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Пер. М. Гаспарова. – М.: Ладомир, 1999. – С. 389) (греческий поэт 4 в. до н. э.):

 

«[Я не верю, что]

…Мудрую снасть

Взявши Афина в руки,

В страхе стыда за неладный облик

Бросила прочь,

В славу рукоплескателю Марсию,

Нимфорожденной твари, –

Этого не приемлет мой ум!

Статочно ли жалиться

Страстью о стройной красоте

Той, кому от Клофо велено быть

В девстве, безбрачном и бездетном?..»

 

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга I. IV. (2). (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 8) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«Марсий, найдя свирель, которую бросила Афина вследствие того, что игра на ней искажала ее лицо, отважился состязаться с Аполлоном в мусическом искусстве».

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга I. Аттика. XXIV. 1. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«Тут дальше [на акрополе в Афинах] изображена Афина, бьющая силена Марсия за то, что он поднял флейты, хотя богиня хотела их забросить».

 

Плутарх. Алкивиад. 2. / Перевод С. П. Маркиша. (Источник: Плутарх .Сравнительные жизнеописания / Пер. С. П. Маркиша, М. Е. Грабарь-Пассек, С. И. Соболевского. – Т. I. – М., 1994) (греческий историк 2-3 вв. н. э.):

«А потому, – заключал Алкивиад, – пусть уж играют на флейте дети фиванцев. Говорить они все равно не умеют. Нами же, афинянами, как говорят наши отцы, предводительствует Афина, и покровитель наш – Аполлон; но первая бросила флейту, а второй содрал с флейтиста [Марсия] кожу».

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Мифы. 165. Марсий. (Источник: Гигин. Мифы. / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. – 2-е изд., испр. – СПб.: Алетейя, 2000. – С. 198):

«Минерва [Афина], как говорят, первой сделала из оленьей кости флейты и пришла играть на них на трапезу богов. Когда Юнона [Гера] и Венера [Афродита] стали смеяться над ней, что и глаза у нее серые, и щеки надутые, она, выставив себя безобразной, осмеянная за игру, пришла к источнику в Идейском лесу и там, играя, увидела себя в воде и поняла, что ее осмеяли по заслугам. Тогда она бросила флейты и пожелала, чтобы тот, кто поднимет их, был тяжко наказан. Марсий, сын Эагра, один из сатиров, пастух, нашел их и, непрестанно упражняясь, с каждым днем делал звуки все более сладостными, так что наконец вызвал на состязание Аполлона, игравшего на кифаре».

 

Овидий. Метаморфозы. Книга шестая. 383-384. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«…Другой о Сатире [Марсии] припомнил, который,

Сыном Латоны [Аполлоном] в игре побежден на Палладиной [Афины] флейте…»

 

Овидий. Фасты. Книга шестая. 695-708. (Источник: Овидий. Элегии и малые поэмы / Перевод с латинского. Сост. и предисл. М. Гаспарова. Коммент. и ред. переводов М. Гаспарова и С. Ошерова. – М.: Художественная литература, 1973. – 528 с.) (римская поэзия 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«[Минерва (Афина) рассказывает:]

В марте, – сказала она, – точно так же мой праздник зовется,

Да ведь флейтисты и все главным обязаны мне.

Несколько дырочек я пробуравила первая в дудке,

Чтобы звучала она всею своею длиной.

Звук был хорош, но увидела я в отражении водном,

Как искажает дутье девичьи щеки мои.

«Эта игра не по мне, – я сказала, – прощай, моя дудка!»

И на прибрежный я дерн бросила флейту назад.

Тут ее поднял сатир [Марсий], подивился, как с ней обращаться,

А как подул, то узнал, что она звук издает.

Пальцами то зажимал он отверстия, то открывал их,

И среди нимф он прослыл как несравненный игрец,

Феба [Аполлона] он вызвал на бой. Победил его Феб и, повесив,

Тело ему обнажил, кожу содравши с него».

 

Стаций. Сильвы. Книга V. 3. Утешение о своем отце. 85-88. (Источник: Стаций, Публий Папиний. Сильвы / Пер. Т. Л. Александровой. – СПб.: Алетейя, 2019. – С. 196):

«Кто еще…

поведал,

о том, кто [Марсий] посмел состязаться

С Фебом [Аполлоном] самим, и о буксовой флейте – печали

Паллады [Афины]?»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь X. 232-234. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. – СПб: Алетейя, 1997. – С. 107) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«…Вакху тут виделся Марсий, родил которого дивный

Хиагнис, Марсий мигдонский, что на беду свою с Фебом

Состязался, на флейте двойной играя Афины».

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XXIV. 34-37. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. – СПб: Алетейя, 1997. – С. 235) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Не из тростинок ли ладят стволы мигдонийских авлосов?

Так смотри, не печаль песнолюбицу, деву Афину,

Это она в подражанье змеиным жалам Горгоны,

Изобрела ливийский авлос двойной для веселья!»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XL. 226-232. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. – СПб: Алетейя, 1997. – С. 390) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«…Клеоха авлос двойной берекинтский

Причитаньем ливийским стенал – [горгоны] Стенно́ с Эвриалой

Некогда так разразились плачем многоголосым,

Обезглавленную Медусу оплакав в стенаньях,

Вместе с ними и змеи бесчисленные вопили –

Вот от них-то, шипящих и плачущих над погибшей

Девой Медусой, и лад зовется теперь «многоглавый»!»

 

ПОСЛЕ ГОМЕРА

«ПОСЛЕ ГОМЕРА»: БИТВА ПЕНТЕСИЛЕИ

Афина заставила амазонку Пентесилею, прибывшую в Трою, вступить в единоборство с Ахиллесом. Богиня наблюдала также за общими сражениями.

 

Квинт Смирнский. После Гомера. Книга первая. 123-137. (Источник: Квинт Смирнский. После Гомера / Вступ. ст., пер. с др. греч. яз., прим. А. П. Большакова. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. – 320 c. – С. 36) (греческий эпос 4 в. н. э.):

 

«Та же [амазонка Пентесилея] отправилась спать, и, подкравшись, смежил её очи

сладостный Сон. По веленью [Афины] Паллады ниспослано было

с неба высокого тут сновиденье обманное спящей,

дабы она, его видя, погибелью стала троянцев,

как и своей, пожелав, чтобы к битве готовились рати.

Вот, как задумала то Тритогения [Афина] грозная сердцем,

гибельный сон обволок её полностью, словно родитель [Арес],

и побуждает сразиться скорей с быстроногим Ахиллом

без опасений и страха. Она же, услышавши это,

возликовала в душе, ибо чаяла дело большое

в день наступавший свершить с приближением битвы ужасной:

тот неразумен, кто верит закатному мороку злому,

многострадальных людей поколенья какой обольщает

с дней стародавних на ложах, насмешкою муча жестокой, –

так и её обманул он, подвигнув к опасному делу».

 

Квинт Смирнский. После Гомера. Книга первая. 287-290. (Источник: Квинт Смирнский. После Гомера / Вступ. ст., пер. с др. греч. яз., прим. А. П. Большакова. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. – 320 c. – С. 40) (греческий эпос 4 в. н. э.):

«И не двоих лишь врагов поразил в том побоище Мегес [предводитель греков из Дулихия]:

все, кого чёрным настиг он копьем своим, с жизнью расстались.

В грудь поместила ему Тритогения [Афина] доблесть такую,

что для противников всех этот день превратил он в день смерти».

 

Квинт Смирнский. После Гомера. Книга первая. 510-514. (Источник: Квинт Смирнский. После Гомера / Вступ. ст., пер. с др. греч. яз., прим. А. П. Большакова. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. – 320 c. – С. 46) (греческий эпос 4 в. н. э.):

«Тут же к доспехам сверкающим быстро они [Ахиллес и Аякс] устремились

и, облачившись для боя, навстречу двум воинствам вышли:

славное громко звенело оружье, в груди же обоих

равный Арееву буйствовал дух – столь великую силу

в битву спешащим дала щитодержица-дева Афина».

 

«ПОСЛЕ ГОМЕРА»: СМЕРТЬ АХИЛЛЕСА

После смерти Ахиллеса Афина умастила его тело амброзией.

Квинт Смирнский. После Гомера. Книга третья. 531-543. (Источник: Квинт Смирнский. После Гомера / Вступ. ст., пер. с др. греч. яз., прим. А. П. Большакова. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. – 320 c. – С. 87) (греческий эпос 4 в. н. э.):

«…Скоро

в центре шатра поместили лишённого жизни Пелида [Ахиллеса].

Мудрая сжалилась тут Тритогения [Афина], павшего видя.

И умастила амбросией голову, что, как считают,

долго хранит без ущерба расставшихся с жизнью останки.

Сделала тело нетленным и словно способным к дыханью.

Облик суровый бровям придала, какой в оную пору

как из-за смерти Патрокла жестоким он гневом терзался,

часто они принимали на грозном лице Эакида.

Торс укрепила, заставив подобьем Ареса казаться.

И поражались весьма аргивяне, всем воинством видя

сына Пелея, обличьем живому подобного мужу,

что вознесённый на ложе похож был на спящего крепко».

 

«ПОСЛЕ ГОМЕРА»: БЕЗУМИЕ АЯКСА

В схватке Одиссея и Аякса за оружие Ахиллеса Афина выступила на стороне Одиссея. Когда Аякс убил его, Афина свела Аякса с ума.

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Эпитома. Глава V. (6). (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 87) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«Было решено все вооружение Ахиллеса отдать в награду самому доблестному, и из-за него вступили в спор Эант [Аякс] и Одиссей. В качестве судей выступили троянцы, а по иным сообщениям – союзники, и предпочтение было отдано Одиссею. Обиженный Эант задумал ночью напасть на свое войско, но Афина, вселив в него безумие, направила его, уже поднявшего меч, на стада скота. В своем безумии он стал убивать животных и пастухов, принимая их за ахейцев. Позднее к нему вернулся рассудок, и он покончил самоубийством».

 

Квинт Смирнский. После Гомера. Книга пятая. 449-469. (Источник: Квинт Смирнский. После Гомера / Вступ. ст., пер. с др. греч. яз., прим. А. П. Большакова. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. – 320 c. – С. 121-122) (греческий эпос 4 в. н. э.):

[Аякс был сведен с ума после того, как убил стада греков, принятых им за врагов]

«Так восклицал он [Аякс], считая, что между убитых коварный

отпрыск Лаэрта лежит, тёмно-алою кровью покрытый.

Но сорвала в этот миг Тритогения [Афина] с глаз и рассудка

Теламонида покров приносящего гибель Безумья.

Оное тотчас к стигийским ужасным брегам отлетело…

Толпы овец увидав, на земле содрогавшихся в корчах,

замер Аякс потрясённый и понял блаженных уловку.

…Горестными воплем зашёлся и резкое вымолвил слово:

«Из-за чего меня так ненавидят бессмертные ныне,

что помутили рассудок и в тяжком безумии этих

жизни лишить беспощадно невинных овец побудили?

О если б руки мои Одиссея жестокое сердце

каре достойной подвергли…»

[После этого Аякс от стыда покончил с собой.]

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Мифы. 107. Суд об оружии. (Источник: Гигин. Мифы. / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. – 2-е изд., испр. – СПб.: Алетейя, 2000. – С. 133):

«Когда Ахилл был убит и похоронен, Аякс Теламонид, будучи его двоюродным братом по отцу, потребовал у данайцев, чтобы ему отдали оружие Ахилла. Но из-за гнева Минервы [Афины] Агамемнон и Менелай с бранью отказали ему и отдали оружие Улиссу. Аякс, впав в ярость и безумие, перерезал свой скот и убил себя самого тем мечом, который получил в дар от Гектора, когда сражался с ним».

 

«ПОСЛЕ ГОМЕРА»: БИТВА ЭВРИПИЛА

Когда мисийский царевич Эврипил прибыл в Трою, чтобы выступить на стороне троянцев, Афина вернулась, чтобы поддержать греков на поле брани.

 

Квинт Смирнский. После Гомера. Книга седьмая. 140-146. (Источник: Квинт Смирнский. После Гомера / Вступ. ст., пер. с др. греч. яз., прим. А. П. Большакова. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. – 320 c. – С. 149) (греческий эпос 4 в. н. э.):

«Так и данайцы, за башнями в лагере собственном прячась,

грозного сына Телефа [Эврипила] с тревогой пришествия ждали.

Сжег бы легко корабли и предал истреблению войско

мощной рукой Эврипил, неприступную стену разрушив,

если бы мужество вновь не вдохнула Афина в ахейцев.

Без перерыва они во врагов с укреплённого вала

гибель несущие копья и страшные стрелы пускали,

метко разя нападавших».

 

Квинт Смирнский. После Гомера. Книга седьмая. 556-566. (Источник: Квинт Смирнский. После Гомера / Вступ. ст., пер. с др. греч. яз., прим. А. П. Большакова. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. – 320 c. – С. 160-161) (греческий эпос 4 в. н. э.):

«Видя жестокую сечу [когда Эврипил осадил греков], оставила быстро Афина

благоуханного ныне Олимпа высокие кровли

и над вершинами гор к Илиона стенам устремилась.

Дола стопой не касаясь, по небу священному дева,

обликом тучам подобная, легче, чем ветер, ступала.

Трои немедля достигнув, на ветреном мысе Сигейском

остановила стопы она, на поражавших друг друга

взгляд устремила мужей и судила победу ахейцам.

Между сынов аргивян выделялся Ахилла наследник [Неоптолем]

силой и дерзостью духа, что тем, в ком встречаются, дарят

вечную славу…»

 

Квинт Смирнский. После Гомера. Книга восьмая. 329-361. (Источник: Квинт Смирнский. После Гомера / Вступ. ст., пер. с др. греч. яз., прим. А. П. Большакова. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. – 320 c. – С. 174-175) (греческий эпос 4 в. н. э.):

«Но не испытывал страха Ахилла наследник могучий,

стойко держась и врагов одного за другим поражая.

Грозного отпрыск Пелида [Неоптолем] не меньше доволен был в сердце,

стоя меж павших врагов, и о гневе Ареса не думал,

чад илионских опоры, но мстил наседавшим троянцам,

снова и снова разя их.

В гневе великом Арес был готов на него ополчиться,

сумрак священный прогнавши, когда бы с Олимпа Афина

не устремилась поспешно в тот миг на тенистую Иду.

Тяжко земля задрожала и Ксанфа поток полнозвучный

при нисхождении девы. Окрестными нимфами ужас

в тот же момент овладел и всем градом Приама высоким.

Молнии, очи слепя, со священных доспехов слетали.

Ярый на прочном щите две змеи, вызывавшие трепет,

пастью огонь выдыхали. И туч поднебесных касался

гривою дивный шелом. Непременно с Аресом сошлась бы

в битве богиня, когда бы обоих в тот миг не сдержала

Зевса великого воля, метнувшего молнию с неба.

Сразу жестокую битву Арес кровожадный покинул.

Ибо могучий явил ему ярость свою Громовержец.

В стылую Фракии землю отправился бог, о троянцах

в сердце неистовом больше забот не имея, и также

славная дева Паллада у Трои одна не осталась,

но поспешила в страну афинян богоданную тотчас.

Рати борьбу продолжали. У чад Илиона немного

сил оставалось в руках. Аргивяне же, в битву бросаясь,

гнали бегущих назад…»

 

«ПОСЛЕ ГОМЕРА»: ВОЗВРАЩЕНИЕ ФИЛОКТЕТА

Греки получили пророчество Гелена, согласно которому Троя не могла пасть без помощи Филоктета. Тот получил страшную рану и после этого был брошен греками на острове Лемнос. Афина помогла примирению Филоктета с греками, исцелив его.

Квинт Смирнский. После Гомера. Книга девятая. 398-485. (Источник: Квинт Смирнский. После Гомера / Вступ. ст., пер. с др. греч. яз., прим. А. П. Большакова. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. – 320 c. – С. 190-192) (греческий эпос 4 в. н. э.):

 

«[Греки прибыли на Лемнос, чтобы забрать Филоктета:]

«Шедших к пещере широкой посланцев ахейских увидев,

в оных стрелу смертоносную отпрыск Пеанта [Филоктет] собрался

без промедленья направить, жестоким терзаемый гневом

против друзей, что когда-то его, несмотря на все просьбы,

бросили здесь одного на пустынном морском побережье.

Сердца желанье немедля исполнил бы муж злополучный,

коли б Афина, пока на гонцов богоравных глядел он,

гибельный гнев позабыть не заставила сына Пеанта [Филоктета].

Одиссея реченьям внимая

с равным богам Диомедом, в душе Филоктет облегчённо

гнев бесполезный на бывших соратников тут же оставил,

прежде Пеантова сына неистово сердце терзавший.

До зари оставались у брега

морем любимого Лемноса чада ахейцев, а утром

спешно, канат отвязавши, изогнутый подняли якорь.

Ветер попутный сейчас же вослед длинноносому судну

поторопилась послать светлоокая дева Афина.

Парус за оба конца укрепили тогда мореходы,

ладно построенный к Трое умело корабль направляя.

Раньше, чем мог бы подумать, однако, здоровье и силу

равный богам Подалирий тогда возвратил Филоктету,

страшную рану его исцеляющей мазью обильно

поверху смазав и громко на помощь отца призывая.

Всех аргивян охватила в тот миг величайшая радость

и ещё долго они прославляли Асклепия сына.

А Филоктета, с готовностью воина тело омывши,

маслом затем умастили. Несчастья, по воле бессмертных,

мужа оставили разом и боль отпустила.

Видя от смерти восставшего мужа, дивились ахейцы

и говорили друг другу, что всё это дело бессмертных.

Так и доподлинно было, как в сердце они полагали.

Ибо сама Тритогения [Афина] мужу красу и величье

вновь возвратила, и стал он казаться таким же, как прежде,

чем приключилась беда с ним на долгом пути к Илиону».

 

«ПОСЛЕ ГОМЕРА»: ПОХИЩЕНИЕ ПАЛЛАДИЯ

Прорицатель Гелен сделал еще одно предсказание: Троя не падет до тех пор, пока Палладий (маленькая статуя Афины) будет оставаться внутри цитадели города.

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга III. XII. (3). (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 66) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

 

«Ил основал здесь город и, назвав его Илионом [Троя], взмолился Зевсу, чтобы тот явил ему некое знамение. На следующий день он увидел лежащий перед палаткой Палладий, который упал с неба. Этот Палладий величиной с три локтя, представлял собой фигуру, стоящую на сомкнутых ногах. В правой руке фигура держала копье, а в левой – прялку и веретено… Когда Электра [прародительница Трои], подвергаясь насилию, прибегнула к защите этого Палладия, Зевс низверг Палладий вместе с Ате на землю Илиона. Ил воздвиг для Палладия храм и стал его почитать. Вот что рассказывают о Палладии».

 

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Эпитома. Глава V. (10, 13). (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 87) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«Здесь Гелена заставили рассказать, как можно взять Илион, и он сообщил следующее:.. в-третьих, если будет выкраден из города упавший с неба Палладий, при нахождении которого в городе взять Трою невозможно… Одиссей же вместе с Диомедом ночью отправился к городу и оставил здесь Диомеда, сам же обезобразил себя и надел нищенский наряд: не узнанный никем, он вошел в город под видом нищего. После того как Елена его узнала, он с ее помощью выкрал Палладий… и вместе с Диомедом доставил Палладий к кораблям».

 

Квинт Смирнский. После Гомера. Книга десятая. 350-360. (Источник: Квинт Смирнский. После Гомера / Вступ. ст., пер. с др. греч. яз., прим. А. П. Большакова. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. – 320 c. – С. 204) (греческий эпос 4 в. н. э.):

«…Тидея наследник могучий [Диомед],

через высокую стену вдвоем с Одиссеем пробравшись,

смерти обречь Алкафоя и выкрасть священное будет

изображенье Паллады с согласья богини обязан,

бывшее граду Приама [Трое] и чадам троянским защитой,

ибо никто, даже бог, бесконечною яростью полный,

город троянцев счастливый дотла был не в силах разрушить,

если внутри в безопасности образ Афины хранился:

оный из древа железом не вырезал смертный искусник –

сам повелитель-Кронид [Зевс] с олимпийской вершины на землю

в город Приама его, изукрашенный золотом, сбросил».

 

Птолемей Хенн (Гефестион). Новая история (в 7 книгах). III. (Перевод: Мещанский Д. В). (Источник: Латышев В. В. Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе // Вестник древней истории. — 1947. — №№ 1—4; 1948. — №№ 1—4; 1949. — №№ 1—4) (греческий мифограф 1-2 вв. н. э.):

«[Гефестион говорит] О Палладии, который украли Диомед и Одиссей».

 

Овидий. Метаморфозы. Книга тринадцатая. 334-381. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«…И, коли даст мне [Одиссею] судьба, овладею твоими стрелами,

Как овладел, захватив, прорицателем я дарданейцем,

Как я ответы богов и троянские судьбы проведал,

Как потаенный кумир похитил фригийской Минервы [Афины]

Прямо из гущи врагов… И со мною Аянт поравнялся?

Рок не позволил того, чтоб без них пленена была Троя…

Где же был храбрый Аянт? Где великого мужа реченья

Пышные? Страх почему? Улисс [Одиссей] почему же решился

Мимо дозора идти, вручая судьбу свою ночи?

Мимо свирепых мечей, не на стены троянские только.

В самую крепость, наверх взойти и похитить богиню

Прямо из храма, ее унесть через вражьи заставы?

Не соверши я того, вотще Теламоном рожденный

Семь шкур бычьих тогда в руке своей левой держал бы!

В эту глубокую ночь родил я над Троей победу,

Пергам я тем победил, что сделал возможной победу.

Именем общих надежд, стен Трои, упасть обреченных,

Именем оных богов, у врагов отнятых, умоляю;

Всем, что еще совершить премудрого мне остается;

Всем, что отважного мне предстоит иль опасного сделать.

Если вы мните еще, что троянцы надеяться могут, –

Не позабудьте меня! Если ж мне [Одиссею] не дадите доспехов,

Дайте вот ей!» – И клятву скрепил обращеньем к Минерве [Афине]».

См. другие мифы о троянском Палладии:

1) Детство Афины и ее подруги Паллады

2) Гнев Афины: Ил

 

«ПОСЛЕ ГОМЕРА»: ПОСЛЕДНИЕ БИТВЫ

Афина присутствовала на последних битвах Троянской войны.

Квинт Смирнский. После Гомера. Книга одиннадцатая. 283-301. (Источник: Квинт Смирнский. После Гомера / Вступ. ст., пер. с др. греч. яз., прим. А. П. Большакова. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. – 320 c. – С. 215-216) (греческий эпос 4 в. н. э.):

 

«Только когда без движенья немало в пыли распростерлось

павших с обеих сторон, одолела ахейская доблесть

Трои защитников силу по воле Паллады премудрой,

что устремилась в сражение, помощь подать аргивянам

и разорению город Приамов подвергнуть желая.

Славного сына Анхиса [Энея] тогда Афродита поспешно,

об Александре [Парисе] погибшем доселе в душе сокрушаясь,

прочь от войны унесла и страданий губительной сечи…

Бури безжалостной битвы не в силах выдерживать больше

прочь со смятенной душой отступили поспешно троянцы.

И, словно хищные звери, неслись аргивяне за ними,

дикую ярость почуяв на пире Ареса кровавом».

 

«ПОСЛЕ ГОМЕРА»: ТРОЯНСКИЙ КОНЬ

Провидец Калхас получил от богов знак, согласно которому Троя никогда не могла быть взята силой оружия. Затем Афина вдохновила Одиссея и Эпея на создание троянского коня, при помощи которого они смогли пробраться в город. Богиня также вмешалась, когда боги вместе с троянцами сговорились уничтожить коня.

Квинт Смирнский. После Гомера. Книга двенадцатая. 19-38. (Источник: Квинт Смирнский. После Гомера / Вступ. ст., пер. с др. греч. яз., прим. А. П. Большакова. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. – 320 c. – С. 222-223) (греческий эпос 4 в. н. э.):

 

«…Мы не сподобимся взять крепкостенную Трою,

если какую-то хитрость и план не придумаем лучший».

Так говорил он [провидец Калхас], но некому было спасенье измыслить

от бесконечной войны: колебались властители рати

в поисках верного средства, пока хитроумный Лаэрта

отпрыск [Одиссей] его не нашёл, убеждая собравшихся словом:

«Должно, друзья, нам бессмертным богам оказать уваженье!

Коль суждено аргивянам при помощи хитрой уловки

город разрушить Приама, давайте коня изготовим,

самых достойных для битвы мужей поместив в него скрытно.

Войску же следует тотчас к Тенедосу путь свой направить,

жаркому пламени прежде предавши шатры и палатки,

чтобы троянцы, из града уход неприятеля видя,

смело могли выходить на равнину. Но некий отважный

подле коня деревянного муж должен будет остаться

сердцем бестрепетен, Трои доселе сынам не известный,

дабы ответить умел на вопрос их, что войско ахейцев

к дому направило путь и, желая несчастий избегнуть,

изображенье коня изготовило дивное в страхе

перед обидой Паллады за Трои копейщиков славных».

 

Квинт Смирнский. После Гомера. Книга двенадцатая. 80-83. (Источник: Квинт Смирнский. После Гомера / Вступ. ст., пер. с др. греч. яз., прим. А. П. Большакова. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. – 320 c. – С. 224) (греческий эпос 4 в. н. э.):

«Прочь, по совету Калханта, суда быстролетные [мы, греки,] вышлем,

длани искусной Эпея доверив коня изготовить:

между других аргивян он в работе по дереву лучший,

ведь мастерству его прежде Афина сама научила!»

 

Квинт Смирнский. После Гомера. Книга двенадцатая. 104-156. (Источник: Квинт Смирнский. После Гомера / Вступ. ст., пер. с др. греч. яз., прим. А. П. Большакова. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. – 320 c. – С. 224-226) (греческий эпос 4 в. н. э.):

 

«Только лишь на небе светлом зажглись восходящие звезды,

и от трудов своих отдых найти довелось человеку,

горний блаженных чертог поспешила оставить Афина

и под обличием девы, забот не имеющей, быстро

к рати сошла и судам [греков]. В изголовье отважного сердцем

встала Эпея она и, велев в сновидении мужу

сделать коня деревянного, быть рядом с ним обещала,

дабы работе помочь, при творце находясь неотлучно

и вдохновляя на труд его. Слово богини услышав,

с радостным сердцем Эпей от беспечного сна пробудился.

Понял герой, что бессмертного речи внимал и, заботы

большей не зная в душе, весь свой ум на творенье направил.

В мыслях его лишь одно вдохновенное было искусство.

Только взошедшая Эос в Эреб прогнала с небосклона

благостный сумрак и яркое в небе разлилось сиянье,

о сновидении вещем Эпей рассказал аргивянам,

всё, что он видел и слышал, внимающим точно поведав.

Те же, услышав рассказ его, возликовали безмерно.

Чада Атрея немедля послали мужей быстроногих

к Иды отрогам священным, густыми лесами поросшей.

И между елей могучих всех выше стоящие выбрав,

вмиг отряжённые к делу свалили на землю деревья.

Много деревьев срубили секирами чада ахейцев,

к берегу их Геллеспонта с вершины лесистой доставив.

Труд этот вместе сильнейшие между мужей исполняли

и крепконогие мулы. Всё воинство – каждый в черед свой –

общее дело вершило, веленьям Эпея послушно.

Грозным железом одни разрубали огромные бревна,

тщательно меряя доски, другие – секирой от сучьев

те очищали стволы, что ещё не распилены были.

Всякий над делом своим, напрягая все силы, трудился.

Прежде всего изготовил Эпей деревянные ноги,

чрево коня и крестец, а над ними – могучую спину.

Длинную шею затем и высокий затылок приладил –

как настоящая, грива волною до плеч развивалась –

вырезал голову, хвост изготовил творению пышный,

острые уши добавил и свет пропускавшие очи,

всё как у скачущей лошади. Словно живое, стояло

в стане данайцев творенье, как будто блаженные боги

смертным его даровали. Весь труд за три дня совершен был

по изволенью Паллады, и радостно всё ликовало

войско ахейцев, дивясь деревянному зверю, что душу

передавал двойника, быстроту, и, как чудилось, – ржанье.

Над исполинским конём к Тритониде тогда простирая,

труд завершившие руки, взмолился Эпей богоравный:

«Слух свой, богиня, склони, защитив и меня, и творенье!»

Речь услыхала его многомудрая дева Афина

и совершила всё так, чтобы конь этот чудом казался

всем населяющим землю, кто зрел или слышал об оном».

 

Квинт Смирнский. После Гомера. Книга двенадцатая. 160-218. (Источник: Квинт Смирнский. После Гомера / Вступ. ст., пер. с др. греч. яз., прим. А. П. Большакова. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. – 320 c. – С. 226-227) (греческий эпос 4 в. н. э.):

 

«…В час, когда Зевс-повелитель в широкий поток океанский

к вещей Тефиды пещерам отдельно от прочих спустился,

вспыхнула между бессмертных жестокая распря: сердца их

надвое вновь разделились. Ветров оседлавши потоки,

с неба на землю они понеслись, и гудел беспрестанно

ими тревожимый воздух. Достигнув священного Ксанфа,

встали напротив друг друга, одни – за данайцев отважных,

Трои оплотом – другие, в неистовой жажде сраженья.

Тотчас же здесь и владыки широкого моря собрались.

Часть из богов прогневлённых коня уничтожить желала

вместе с судами ахейцев, другая же – Трою разрушить.

Но переменчивый Рок побудил их к сраженью друг с другом.

Первым Арес на Афину, начавши борьбу, устремился.

Следом же прочие боги в кровавую схватку вступили.

Громко на теле бегущих златые гремели доспехи.

И необъятное море вокруг рокотало протяжно.

Чёрная в страхе земля под стопою бессмертных дрожала.

Боги же, в сече схватившись, воинственный клич издавали.

Ужас вселяющий вопль достигал бесконечного неба

и далеко отстоящих Аидова царства пределов,

так что, заслышав его, содрогались Титаны от страха.

А на земле отзывались на крик тот высокая Ида,

вечно бегущих потоков немолчно шумящие воды,

камни ущелий, ахейских борта кораблей и Приама

город хранящие стены. Лишь смертные страха не знали,

ибо по воле блаженных о битве не ведали этой.

Боги, от склонов идейский гору за горой отрывая,

скалы друг в друга метали, но точно песок бесполезный

оные вмиг разлетались, о крепость их членов разбившись.

Зевс у пределов земли между тем всеобъемлющей мыслью

битву богов охватил и, брега Океана оставив,

в небо направил свой путь, четырьмя возносимый ветрами…

Так на высокий Олимп Громовержец взошёл. Сотрясался

воздух от гнева Кронида. Одна за другой ударяли

молнии с громом свирепым. Из дланей перуны на землю

снова и снова неслись. Полыхало широкое небо.

Души богов охватил тут лишающий мужества трепет:

хоть и бессмертные, оных дрожали тела пред владыкой.

В страхе за них устремилась достойная славы Фемида,

мысли подобна, сквозь тучи и быстро предстала пред сонмом.

Только она в стороне оставалась от гибельной сечи

и, разделивши бойцов, обратила к ним мудрое слово:

«Битву оставьте свою! Не престало, гневя Громовержца,

ради недолго живущих бессмертным друг с другом сражаться,

или исчезнуть заставит вас Зевса великого ярость.

Горы высокие вырвав, на вас их владыка обрушит

и, не давая ни сыну, ни дочери милой пощады,

всех под бескрайней землею навеки сокроет надежно.

И не удастся тогда никому к животворному свету

сызнова путь обрести, ненавистною тьмою пленённым».

Гнева Кронида страшась, увещаний послушались боги,

бой прекратили поспешно, и, злость друг на друга оставив,

единомыслие в сонме и дружбу опять учредили.

Часть их вернулась на небо, другая – в пучине исчезла

иль на земле задержалась».

 

Квинт Смирнский. После Гомера. Книга двенадцатая. 377-386. (Источник: Квинт Смирнский. После Гомера / Вступ. ст., пер. с др. греч. яз., прим. А. П. Большакова. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. – 320 c. – С. 231-232) (греческий эпос 4 в. н. э.):

 

«[Грек Синон вводит троянцев в заблуждение, рассказывая им придуманную историю деревянного коня:]

Конь этот сделан был ими по воле провидца Калханта

для Тритогении мудрой, чтоб ярость богини от войска

даром таким отвратить, из-за Трои защитников гневной.

Я ж Одиссеем был избран помочь возвращению прочих:

в жертву владыкам подводным близ вечно шумящего моря

мнили меня принести. Но намеренье это раскрыл я,

тщетными жертвенный сделав ячмень и вина возлиянья.

Волей бессмертных припал я к ногам деревянного чуда.

И против воли оставили здесь меня чада ахейцев,

Зевса великого чтя не доступную жалости дочерь».

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Мифы. 108. Троянский конь. (Источник: Гигин. Мифы. / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. – 2-е изд., испр. – СПб.: Алетейя, 2000. – С. 133-134):

«Когда ахейцы на протяжении десяти лет не могли взять Трою, Эпей, наученный Минервой, сделал деревянного коня необыкновенной величины, в которого собрались [греческие воины и их предводители]… На коне написали ДАНАЙЦЫ ДАЮТ В ДАР МИНЕРВЕ и перенесли лагерь на Тенедос. Когда троянцы увидели это, они решили, что враги ушли. Приам приказал ввести коня в крепость, посвященную Минерве, и устроить большой праздник».

 

«ПОСЛЕ ГОМЕРА»: СМЕРТЬ ЛАОКООНА

Когда Лаокоон, троянский жрец Посейдона, предупредил троянцев, что деревянный конь – это уловка, Афина (по другой версии Посейдон) послала двух змей, чтобы они убили Лаокоона и его детей.

Квинт Смирнский. После Гомера. Книга двенадцатая. 389-482. (Источник: Квинт Смирнский. После Гомера / Вступ. ст., пер. с др. греч. яз., прим. А. П. Большакова. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. – 320 c. – С. 232-234) (греческий эпос 4 в. н. э.):

«Часть из троянцев поверила вымыслу [Синона], все остальные

хитрым лжецом называли страдальца, таким по душе был

Лаокоонта совет, говорившего воинству мудро,

что по внушенью ахейцев ловушку беглец им готовит,

и призывавшего всех деревянного сжечь исполина,

дабы открылось глазам их во чреве сокрытое конском.

Вняли бы, верно, ему и кончины избегли троянцы,

если бы в гневе на город, на них и на ведшего речь ту

не колыхнула сама Тритогения [Афина] вдруг под ногами

дерзкого Лаокоонта Троады священную землю.

Ужас того охватил, подкосились немедля колени

полного гордости мужа, вокруг головы беспросветный

сумрак разлился, жестокой наполнились резью глазницы.

Выпятил из-под кустистых бровей он несчастные очи.

Страшной исполнены муки расширились дальше предела

Лаокоонта зрачки и всё время вращались, ужасной

сильно терзаемы болью, что сквозь оболочку немедля

до основания мозга дорогу себе проложила.

Миг представали глаза его полными крови, а следом,

как у смертельно больного, слепящими яростным блеском.

Влага из оных текла беспрестанно, как льется, бывает,

с горной вершины вода, из-под снега бегущая долу.

Обликом диким своим одержимому был он подобен.

Вещи двоились пред взором ужасно стонавшего мужа,

но через боль продолжал убеждать он троянцев, покуда

света очей не лишила богиня несчастного вовсе.

Блеклыми стали от крови глаза его. Плакало войско

в скорби о друге и страхе пред бранной добычи хозяйкой,

ибо боялось свершить преступление против бессмертной.

Гибели жуткой предвестьем сочли тогда в сердце троянцы

то, что несчастного тело они истязали Синона,

чая всю правду в душе от попавшего в руки их вызнать.

И о свершенном жалея, с готовностью в город Приама

ныне его проводили, а сами, у брега собравшись,

прочные вмиг на коня исполинского бросили путы,

накрепко их привязав. Под ногами же оного бревна,

чтобы катился легко, установлены были Эпеем.

Так предстояло в твердыню творенью чудесному въехать,

следуя длани троянцев.

Войны пред собою злосчастный

видя конец, веселилась в душе Энио, ликовали

грозная Гера с Афиной. При входе в священную Трою

стен неприступных троянцам пришлось повредить ожерелье,

чтобы погибель несущий протиснулся конь. Удивлялись

жены троянские, видя великое это творенье,

в коем всего их народа грядущая смерть укрывалась.

Лаокоонт, между тем, продолжал убеждать несогласных

бросить коня того в пламя, но в страхе пред горнюю казнью

мудрым провидца словам не внимали защитники Трои.

В гневе тогда ещё более страшную кару наслала

на сыновей злополучных несчастного мужа Афина.

Тёмная под недоступной для смертных скалой находилась

с берегом рядом пещера, которую жуткие твари,

злое Тифона отродье, с далеких времен населяли, –

между ущельями острова, что называют согласно

люди Калидной, напротив Троады лежащего в море.

В ярость тех змей приведя, призвала их ко граду богиня.

И подчиняясь приказу, заставили оные тотчас

вздрогнуть весь остров. Ревела под тяжкою ношей пучина.

Волны вокруг расступились. Они же с мелькающим в пасти

взад и вперед языком продвигались, собой устрашая

даже чудовищ морских.

Явившись туда, куда воля

их привела божества, на злосчастных детей поспешили

зубы направить убийцы. Троянцы же, видя во граде

столь исполинских чудовищ, пустились в постыдное бегство.

И ни один из героев, какой бы бесстрашной доселе

ни обладал он душой, устоять был на месте не в силах.

Всех нестерпимый объял перед тварями грозными ужас.

Жены с пронзительным воплем, в испуге детей позабывши,

сами от участи жуткой спасения в бегстве искали.

В крике вся Троя зашлась. Беглецов исцарапаны сильно

сделались скоро тела. И от жаждущих спрятаться стали

улицы града тесны. Так поспешно покинули люди

Лаокоонта с сынами, которым жестокая Кера

ноги связала. А змеи обоих детей трепетавших

смерти предали тогда, разрывая их пастью ужасной.

Тщетно к отцу своему простирали несчастные руки.

Быть их защитой не мог он. Троянцы же, издали глядя,

слезы по ним проливали, в душе потрясённые видом.

Змеи, исполнив, меж тем, повеленье Афины, троянцам

верной грозящее смертью, исчезли в земле. И сегодня

можно увидеть то место при входе во храм Аполлона

в богом хранимом Пергаме».

 

«ПОСЛЕ ГОМЕРА»: КОРАБЛЕКРУШЕНИЕ И ГИБЕЛЬ АЯКСА (ЭАНТА)

При разграблении Трои Аякс из Локриды изнасиловал Кассандру в храме Афины. Поскольку греки не смогли его наказать, Афина вызвала бурю, чтобы утопить их флот и уничтожить Аякса.

Эсхил. Орестея. Агамемнон. 634-660. (Источник: Эсхил. Трагедии /Перевод Вячеслава Иванова. – М.: Наука, 1989. – С. 93-94) (греческая трагедия начала 5 в. до н. э.):

«Предводитель хора

Скажи, как буря грянула, и как прошла

Над вашими [войска греков на кораблях] главами сила грозная?

Вестник

Но я спасенья жданный вестник, радости

Глашатай вам, прибыток благоденствия,

И милость вышних петь скончав, зачну ли быль

О каре, коей боги посетили нас?..

Огонь и Море, древние враги, в союз

Вступили и держали клятву крепкую –

Усильем дружным мощь сломить аргивскую.

В ночи беда нагрянула. Фракийский ветр

Громил и бил с налета о корабль корабль

И, как быков, бодаться нудил. Вихрь, крутясь,

Метал их, буйных, рвал и гнал. И спутников

Мгла поглотила… Злобный пастырь стадо пас:

Когда же встало солнце над пучиной вод,

Глядим, все море зацвело Эгейское

Мужей телами, кузовов останками».

 

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Эпитома. Главы V (22, 23) – VI (1, 5, 6). (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 88-89) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«[Во время разграбления Трои греками] Кассандра искала защиту, охватив деревянную статую Афины, но подверглась насилию локрийца Эанта [Аякса]. По этой причине, говорят, эта статуя имеет глаза, обращенные к небу.

Когда эллины, опустошив Трою, уже собирались отплыть, их задержал Калхант, сказавший, что Афина разгневана на них вследствие святотатства Эанта. Они едва не убили Эанта, но он прибегнул к защите алтаря, и его пощадили.

После всего этого было созвано собрание, на котором вступили в спор Агамемнон и Менелай. Менелай требовал немедленного отплытия, тогда как Агамемнон настаивал на том, чтобы остаться и принести жертву богине Афине.

Диомед, Нестор и Менелай вместе выплыли в открытое море. Плавание Нестора и Диомеда было счастливым, Менелай же попал в бурю…

Агамемнон, принеся жертву, отплыл и причалил к Тенедосу; Неоптолема же появившаяся Фетида убедила подождать еще два дня и принести жертву, и тот остался. Другие, выплыв в открытое море, попали в бурю у Теноса, ибо Афина упросила Зевса наслать бурю на эллинов. Многие корабли эллинов пошли ко дну.

Афина метнула перун в корабль Эанта. Судно разрушилось, сам же Эант спасся, уцепившись за скалу. При этом Эант сказал, что спасение пришло к нему против воли Афины. Тогда Посейдон ударил трезубцем в скалу и расколол ее, Эант же упал в море и погиб».

 

Квинт Смирнский. После Гомера. Книга тринадцатая. 415-429. (Источник: Квинт Смирнский. После Гомера / Вступ. ст., пер. с др. греч. яз., прим. А. П. Большакова. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. – 320 c. – С. 248-249) (греческий эпос 4 в. н. э.):

«…Бессмертные боги, укрывшись

тёмными тучами, слезы о Трои судьбе проливали,

кроме лишь Геры одной с Тритонидой [Афиной] прекрасноволосой,

гордостью в сердце ревнивом от зрелища страшного полных

гибели славного града потомка блаженных Приама.

Но Тритогения мудрая и для печали, однако,

повод весомый имела: в святилище оной Кассандру

чести девичьей лишил Оилея могучий наследник [Аякс],

сердце и разум утратив. Жестокую кару богиня,

мстя за бесчестие, позже злосчастному мужу послала.

На непотребство не стала смотреть она, полная гнева

в сердце своем и стыда, обратив на святилища крышу

грозные очи. И сразу же изображенье богини

начало шум издавать, а земля затряслась. Но Киприды

жар ощущая, герой беззаконное дело не бросил».

 

Квинт Смирнский. После Гомера. Книга четырнадцатая. 360-631. (Источник: Квинт Смирнский. После Гомера / Вступ. ст., пер. с др. греч. яз., прим. А. П. Большакова. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. – 320 c. – С. 262-269) (греческий эпос 4 в. н. э.):

«Один лишь Калхант [греческий провидец] с остальными

в путь не пустился по морю и прочих героев напрасно

тщился сдержать нетерпенье, предвидя, что страшная гибель

около скал Каферейских данайцев суда поджидает.

Слов его слушать не стали: судьба, беспощадная к смертным,

разум мужей помрачила.

Ныне же все отвязали канаты ахейцы и камни

подняли вверх якорей.

Тёмное всюду владыки

в море вино проливали, блаженных богов умоляя,

чтоб безопасную войску послали до дома дорогу.

Но с кораблей поднимаясь, мешались с ветрами мольбы их

и в облаках и бескрайнем напрасно терялись эфире.

Так без помех и достигли бы брега Эллады священной,

море пройдя, аргивяне, когда бы Афины на оных

гнев не обрушился, дочери тяжко гремящего Зевса.

В пору, когда у Эвбеи, открытой ветрам, они плыли,

страшную гибель послать пожелала немедля богиня

локров царю, на Аякса исполнена гневом жестоким.

Став пред владыкой богов, в стороне от иных олимпийцев,

молвила слово ему она, ярость в душе не сдержавши:

«Зевс, наш отец, нестерпимо на козни людей закрывать нам

снова и снова глаза, ни тебя, ни иных из блаженных

в сердце не чтящих своем, коли кара не следует сразу

за преступленьем негодных, а мужа достойного часто

сопровождают несчастья, и нету конца его бедам.

Не почитают уже справедливость, стыда не имеют

смертные перед богами. И мне не бывать на Олимпе,

дщерью не зваться твоей, если я за бесчестье ахейцам

даже теперь не воздам, ибо в храме моем злодеянье

сын Оилея свершил, отказавши в пощаде Кассандре,

руки в напрасной мольбе то и дело ко мне простиравшей.

Гнева в душе моего не страшась, никого из бессмертных

не устыдившись нимало, ужасное дело свершил он.

В сердце великом своем потому не раздумывай ныне,

как бы меня удержать от того, к чему дух мой стремится,

дабы иные богов прогневить опасались герои».

Молвившей слово такое ответил отец благосклонно:

«Из-за ахейцев не буду с тобой, мое чадо, рядиться,

наоборот – всё оружие, кое мне в давние годы

неутомимые длани киклопов могучих сковали,

ныне тебе передам, чтобы ты, не смягчаясь душою,

страшную бурю скорей на суда аргивян устремила».

С речью такой положил в тот же миг пред бестрепетной девой

быструю молнию с громом и грозный перун повелитель.

Дщери же оного сердце великая радость согрела.

Тотчас надела Афина эгиду, слепящую взоры,

несокрушимую, что и богов в изумленье приводит.

с жуткой Медузы главою, умело на ней закреплённой,

чьи исполинские змеи неистово вместе с дыханьем

неугасимый из пастей разверстых огонь извергают.

Громко на теле богини доспех зазвенел тот ужасный,

как от стрелы громовой бесконечное небо грохочет.

Дева ж отцово оружие, что, кроме Зевса, не может

взять ни один из богов, подняла, весь Олимп сотрясая,

туч нагнала отовсюду и мглой небосвод затянула.

Ночь разлилась на земле и в тумане пучина сокрылась,

взор услаждая Кронида. А высь под стопою богини

горняя вся содрогалась, и воздух звенел, словно это

сам Громовержец могучий спешит на желанную битву.

Следом к владыке ветров над туманом окутанным морем

тотчас Ириду Афина с высокого неба послала,

дабы все разом ветра, устремившись в дорогу немедля,

скал Каферейских достигли и там, на утесы крутые

снова и снова бросаясь, волненье на море подняли

в яростном натиске общем. Ирида, приказу послушна,

быстро отправилась в путь, облака по пути огибая:

ты бы сказал, что на небе лишь пламя и воды остались.

Брега достигнув Эолии, где расположена в скалах

веющих бурно ветров с нестихающих эхом пещера

подле чертогов просторных Эола, Гиппотова чада,

и обнаружив хозяина вместе с женой и сынами,

коих двенадцать числом, обо всем, что Афина данайцам

мыслит послать на пути их, Ирида ему рассказала.

Ей не ответил отказом Эол, но покинув чертог свой,

неутомимыми дланями в гору высокую тотчас

грозный трезубец направил, ветров обиталище шумных:

вечно в пещерах сокрытых горы той их рёв раздается,

страшно рычащих кругом. От удара скала раскололась.

И устремились наружу ветра. Приказал повелитель

мрачную вызвать им бурю, чтоб поднятой с моря волною

полностью скал Каферейских немедля вершины закрыло.

Тотчас задули ветра, повеленье владыки услышав.

И под напором их вмиг застонало широкое море.

Неодолимым подобны вершинам одна за другою

на море волны вставали. В груди у ахейцев ужасным

страхом наполнилось сердце, ведь их корабли в поднебесье

сквозь непроглядную темень крутые валы поднимали,

а через миг, как упавших с горы непреступно высокой,

в тёмные глуби несли. Из разверстых пучин же повсюду

сила стихии без меры придонный песок извергала.

В страшной нужде не могли ни весло ухватить мореходы

дланью могучей теперь, удивлением полны, ни парус,

сколь не желали того, прикрепить к преломившейся мачте,

гневом ветров сокрушённой, и в плаванье вновь устремиться.

Ярость неистовых вихрей кругом кораблей бушевала.

Кормчие были бессильны умелой рукой на кормиле

в море бушующем этом суда направлять по желанью:

всюду ветра, не стихая, с пронзительным рёвом носились.

Не было больше у них на спасенье надежды: одна лишь

буря, да тёмная ночь, да богов негодующих ярость.

Неукротимое море потряс Посейдон повсеместно,

дочери брата великий почёт оказать пожелавши.

Та же, неистовым гневом всё так же кипя на данайцев,

молнии с неба метала. И громом с вершины Олимпа

вторил родитель ей Зевс, прославляя любимое чадо.

Все берега с островами затоплены морем лежали

рядом с Эвбеей скалистой, где боги одну за другою

неотвратимую слали во гневе беду аргивянам.

Крики и стон умирающих прочь с кораблей уносились.

Громко стенали, ломаясь, судов деревянные брусья,

ибо друг в друга врезались ахейцев суда беспрестанно.

Труд бесполезные свершая, за вёсла брались мореходы

в тщетной попытке суда от несущихся оным навстречу

прочь увести кораблей и с разбитыми досками вместе

падали в бездну морскую, ужасную смерть обретая.

Всюду мужей настигали разбитых судов их обломки,

без исключенья ахейцев тела сокрушавшие ныне.

Часть аргивян в кораблях неподвижно всё время лежала

жизни лишённым подобно, другие во власти судьбы их

прочь отгрести торопились при помощи вёсел надежных,

третьи на разных обломках по морю широкому плыли.

Громко ревела пучина от самых глубин и казалось,

будто с землёй необъятною море и небо смешались.

А на Олимпе родителя не опозорила силу

неодолимая дева, и тяжко эфир содрогался.

Кару и гибель Аяксу послать полагая немедля,

грозный перун она в судно правителя локров метнула.

И через миг обречённый на части корабль развалился:

вскрикнули воздух с землею, и море вокруг забурлило.

За борт посыпались люди, и волны с собой унесли их.

От посылаемых с неба великой владычицей молний

блеск исходил негасимый, дорогу сквозь тьму пролагая.

В море немолчно шумящем, солёной водой захлебнувшись,

дух испускали герои, носимые волнами всюду.

Толпы невольниц же с радостью гибель в пучине встречали:

часть злополучных на дно уходила, к себе прижимая

малых руками детей, а другие, врагов ненавистных

дланью за шею обвив, вместе с оными в бездну бросались,

тем за насилье послать торопясь воздаянье данайцам.

Славная между богами, на это с Олимпа взирая,

радостью бурной согрела себе Тритогения сердце.

Лишь Оилея наследник, сперва на доске корабельной,

после же с помощью рук сквозь пучину солёную выплыл,

с неутомимым Титаном великою силою сходен.

Крепкою дланью себе через горькие волны проложен

мужем бесстрашным был путь. И на оного сверху взирая,

мощи и доблести сильно Аяксовым боги дивились.

То поднимала волна, как на горную кручу, героя

через прозрачный эфир, то с высот, как в глубокую пропасть,

снова поспешно скрывала. И он, утомленья не зная,

труд свой руками вершил. А вокруг его с громом ужасным

горние всюду перуны в пучине разверзшейся гасли.

Ибо ещё не решила отдать его Кере ужасной

тяжкогремящего Зевса в душе прогневлённая дочерь,

дабы мученья принять и страдание мог он изведать.

Из-за того и терпел он в пучине великие муки,

всюду бедой удручен. Окружал несчастливого мужа

Кер торжествующих сонм. В Оилида отчаянье вдохнуло

ярость тогда, и вскричал он, что если б все боги с Олимпа

в гневе сошли, возбудив против дерзкого смертного море,

выплыл бы он всё равно. Но не спасся от гнева блаженных

славный Аякс. Оскорблен был могучий Земли Колебатель

и обнаружив героя, что дланью за выступ схватился

тщетно Гирейской скалы, на него свою ярость обрушил,

чёрное море смешав и безмерно широкую землю.

Всюду вокруг содрогнулись тогда Каферейские мысы.

Грозную встретив волну, застонали брега под ударом –

столь сокрушительным гневом охвачен был моря владыка.

И раскололась скала, за какую цеплялся надменный,

острые камни ободранной крепко рукою сжимая,

из-под ногтей отчего уже алая кровь выступала.

Часто с неистовым шумом на мыс тот волна устремлялась,

голову пеною белой и бороду мужу покрывши,

что избежал бы кончины, когда бы морей повелитель,

сушу разъяв, на героя во гневе скалу ни обрушил.

Вот и владыку злосчастного локров скала придавила,

сверху упав – для могучего бременем став непосильным.

Чёрная гибель немедля тогда Оилида настигла,

разом принявшего смерть от земли и пустынного моря.

Прочие также ахейцы над бездной великой носились…

Немногие смерти избегли

из олимпийцев кого иль иною божественной волей.

Славной Афины меж тем ликованием вместе с печалью

было охвачено сердце, ведь Рок присудил Одиссею

вынести многие беды от гнева морского владыки».

 

Страбон. География. Книга XIII. I. 40. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. – М.: Наука, 1964. – С. 563) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«Он [Гомер] не упоминает ни о насилии над Кассандрой, ни о гибели Эанта при кораблекрушении из-за гнева Афины или по какой-либо причине в этом роде. Напротив, поэт говорит, что хотя Эант был ненавистен Афине, равно как и все остальные (ведь они все осквернили ее храм и богиня была разгневана на всех), но погубил героя Посидон за его хвастовство».

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга V. Элида (А). XIX. . (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«[В числе изображений на ларце Кипсела в Олимпии:]

Есть тут изображение и того, как Аякс оттаскивает Кассандру от статуи Афины; при нем есть надпись:

Локров владыка Аякс Кассандру влечет от Афины».

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Мифы. 116. Навплий. (Источник: Гигин. Мифы. / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. – 2-е изд., испр. – СПб.: Алетейя, 2000. – С. 140-141):

«Когда данайцы, взяв Трою и разделив добычу, плыли домой, боги гневались из-за того, что они разграбили святилища и что Аякс Локрийский оторвал Кассандру от Палладия [статуи Афины]. Поэтому из-за бури и противоположных ветров они потерпели крушение у Кафарейских скал. В этой буре Аякса Локрийского поразила молнией Минерва [Афина], и волны прибили его тело к скалам, которые стали называться скалы Аякса».

 

Овидий. Метаморфозы. Книга тринадцатая. 408-411. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«Ярко пылал Илион. Не стихало еще полыханье.

…Тащат враги за волосы Фебову [Аполлона] жрицу [Кассандру],

И понапрасну она простирает молящие руки».

 

Овидий. Метаморфозы. Книга четырнадцатая. 466-474. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«…В пепле погибла

Троя, и Пергам стал данайского пламени пищей,

Тут нарикийский герой [Аякс] похитил деву [Кассандру] у Девы [Афины],

Кару на всех [греков] наложил, что ему одному полагалась.

Все мы [греки] раскиданы, мчат нас в море враждебные ветры,

Молнии, ливень и мрак, неистовство неба и моря, –

Всё мы, данайцы, снесли; Кафарей был вершиною бедствий.

Грекам казалось тогда, что готов и Приам [отец Кассандры] их оплакать».

О ПОСЛЕДСТВИЯХ этой истории см. «Гнев Афины: Локры»

ГНЕВ АФИНЫ

ГНЕВ АФИНЫ: КЕКРОПИДЫ & ВОРОНА

МЕСТО: Афины, Аттика (Южная Греция)

ВЕРСИЯ 1

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга 3. 14. 6. (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 51) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

 

«Афи­на тай­но от всех богов вос­пи­та­ла его [Эрих­то­ния], желая сде­лать бес­смерт­ным. Поло­жив Эрих­то­ния в ларец, она отда­ла его Пан­д­ро­се, доче­ри Кек­ро­п­са, на сохра­не­ние, запре­тив ей откры­вать этот ларец. Но сест­ры Пан­д­ро­сы, дви­жи­мые любо­пыт­ст­вом, откры­ли его и увиде­ли дитя, вокруг тела кото­ро­го обвил­ся дра­кон2. Как рас­ска­зы­ва­ют неко­то­рые, они были уби­ты этим дра­ко­ном. Дру­гие же сооб­ща­ют, что раз­гне­ван­ная Афи­на вверг­ла их в безу­мие и они кину­лись с вер­ши­ны акро­по­ля в про­пасть»

 

Каллимах. Гекала. 1.2. / Пер. О. Смыки. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. – М.: Ладомир, 1999. – С. 211) (греческий поэт 3 в. до н. э.):

«…я своим бы крылом защитила — однако Паллада
Семя Гефеста [Эрих­то­ния] надолго сокрыла…
И до поры, пока Кекропиды…
Камень тот потайной, запретный…

Только откуда он родом — не ведаю я и не знаю,
Птицы же древние встарь говорили, что якобы был он
Сыном Земли, и она родила его будто Гефесту.
После Афина в Пеллену ахейскую путь направляет.
Ей укрепленье хотелось поставить, прикрыть свою землю,
Что получила недавно она по воле Зевеса,
Равно двенадцати прочих богов, змея же свидетель.
Девы, ларца сторожа, на отвратное дело решились,
Скрепы замков отомкнули…
[остальная часть текста папируса отсутствует].»

 

Каллимах. Гекала. 1.3. / Пер. О. Смыки. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. – М.: Ладомир, 1999. – С. 211) (греческий поэт 3 в. до н. э.):

«Вот и отвергла Афина наш род. — О, если бы только
Не попадать нам в немилость — ведь гнев у Паллады тяжелый.»

 

Павсаний. Описание Эллады (Греции). Книга 1. 18. 2. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

«Гово­рят, что Аглав­ре и ее сест­рам, Гер­се и Пан­д­ро­се, Афи­на дала Эрих­то­ния, поло­жив его в ящик и запре­тив им любо­пыт­ст­во­вать, что там поло­же­но. Пан­д­ро­са, гово­рят, послу­ша­лась; ее же две сест­ры, открыв ящик, сошли с ума, увидав Эрих­то­ния, и бро­си­лись вниз с акро­по­ля, там, где он был осо­бен­но кру­тым.»

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Мифы. 166. (Источник: Гигин. Мифы. / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. – 2-е изд., испр. – СПб.: Алетейя, 2000. – С. 172):

 

«Минерва [Афина] тайно воспитывала его [Эрих­то­ния] и в ларце отдала на хранение Аглавре, Пандросе и Герсе, дочерям Кекропа. Когда они открыли ларец, ворона рассказала об этом Минерве [Афине], та наслала на них безумие, и они бросились в море.»

ВЕРСИЯ 2

Овидий. Метаморфозы. Книга 2. 550. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«Тот­час отпра­вил­ся в путь к гос­по­ди­ну. Кры­лья­ми машет,
Рядом летит — чтобы все раз­уз­нать — гово­ру­ха-воро­на [Аполлон]

Про путе­ше­ст­вия цель услы­хав, — «Ты, без­год­ный, пред­при­нял
Путь, — гово­рит, — мое­го язы­ка не отверг­ни веща­ний.
Чем я была, что теперь, погляди и суди, по заслу­ге ль.
Сам убедишь­ся ты, как повреди­ла мне вер­ность. Когда-то
Был Эрих­то­ний, — дитя, не имев­шее мате­ри вовсе, —

Девой Пал­ла­дою [Афиной] в кош из актей­ской заперт лози­ны.
Спря­тав, девуш­кам трем, от двой­но­го Кек­ро­па рож­ден­ным,
Стро­гий при­каз отда­ла ее не под­смат­ри­вать тай­ны.
Лег­кою скры­та лист­вой, смот­ре­ла с густо­го я вяза,
Что они дела­ли. Две без обма­на хра­ни­ли кор­зи­ну, —

Гер­са с Пан­д­ро­сой. Сестер нере­ши­тель­ных кли­чет Аглав­ра,
Третья, — рукою узлы раз­ре­ша­ет, и видят: в кор­зине
То ли ребе­нок лежит, то ль некий дра­кон рас­про­стер­ся.
Я обо всем доно­шу богине. За эту услу­гу
Мне бла­го­дар­ность была: я лиши­лась защи­ты Минер­вы.

Ниже теперь я и пти­цы ноч­ной. В моем нака­за­нье
Всем пер­на­тым при­мер, чтобы голо­сом бед не иска­ли.
А меж­ду тем не по воле моей — я ее не про­си­ла —
Та домо­га­лась меня! Спро­си у самой хоть Пал­ла­ды.
Пусть даже в гне­ве она, отри­цать и в гне­ве не станет…

Невин­ной дана я [Ворона] спут­ни­цей деве Минер­ве.
Толь­ко какой в том прок, когда, из-за чер­но­го дела
Пти­цею став, моей Ник­ти­ме­на [Сова] насле­ду­ет чести?»

 

Овидий. Метаморфозы. Книга шестая. 2. 748. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«Взглядом таким же глядит на него [Гермеса] Аглав­ра, кото­рым

Толь­ко что тай­ны она блю­ла бело­ку­рой Минер­вы [Афины].
И за услу­гу себе толи­ку нема­лую зла­та
Тре­бу­ет. А меж­ду тем поки­нуть дом понуж­да­ет.
Гроз­но боги­ня вой­ны поко­си­лась тогда на Аглав­ру
И из могу­чей груди, бес­смерт­ная, вздох испу­сти­ла:

Мало того что грудь, но эгида и та у боги­ни
Зако­лы­ха­лась; в ней мысль про­мельк­ну­ла: как тай­ну Аглав­ра
Дерз­кой рас­кры­ла рукой, как рож­ден­ный без мате­ри отпрыск [Эрих­то­ний] —
Бога Лем­нос­ца [Гефеста] — она увида­ла, нару­шив усло­вье [Открыла ящик];
Что уго­дит боже­ству, уго­дит и сест­ре, что бога­той

Станет, то золо­то взяв, кото­ро­го тре­бу­ет жад­но.
Тот­час же к Зави­сти в дом отправ­ля­ет­ся, гряз­ной от яда
Чер­но­го. Было ее в глу­бо­кой тес­нине жили­ще
Скры­то, без солн­ца совсем, ника­ким не доступ­ное вет­рам.
Чуж­дое вовсе огня, посто­ян­но обиль­ное мра­ком.

Гроз­ная дева вой­ны в то место при­шла и близ дома
Оста­но­ви­лась, вовнутрь вхо­дить не счи­та­ет при­стой­ным.
Ост­ро­ко­не­чьем копья уда­ря­ет в дверь запер­тую;
Вот сотря­сен­ная дверь отво­ри­лась. Увиде­ла дева
Евшую мясо гадюк — из поро­ков соб­ст­вен­ных пищу —

Зависть и взо­ры свои отвра­ти­ла от мер­зост­ной. Та же
Вста­ла лени­во с зем­ли и, змей полу­съе­ден­ных бро­сив,
Вон из пеще­ры сво­ей высту­па­ет мед­ли­тель­ным шагом.
Лишь увида­ла кра­су боги­ни самой и ору­жья,
Стон изда­ла, и лицо отра­зи­ло глу­бо­кие вздо­хи.

Блед­ность в лице раз­ли­та, худо­ба исто­щи­ла все тело,
Пря­мо не смот­рят гла­за, чер­не­ют­ся зубы гни­лые;
Желчь в груди у нее, и ядом язык ее облит.
Сме­ха не зна­ет, — под­час лишь сме­ет­ся, увидев стра­да­нья.
Нет ей и сна, отто­го что ее воз­буж­да­ют заботы.

Видит неми­лые ей дости­же­нья люд­ские и, видя,
Чахнет; мучит дру­гих, сама одно­вре­мен­но мучась, —
Пыт­ка сама для себя. Хоть богине она нена­вист­на,
Крат­ко Три­то­ния [Афина] все ж с такой обра­ти­лась к ней речью:
«Ядом сво­им отра­ви одну из рож­ден­ных Кек­ро­пом, —

Ту, что Аглав­рой зовут. Так долж­но».

Но лишь всту­пи­ла она [Зависть] к Кек­ро­по­вой доче­ри в спаль­ню,
Ста­ла при­каз выпол­нять: ей грудь заско­руз­лой рукою
Тро­га­ет, серд­це ее напол­ня­ет крюч­ка­ми колю­чек.
Сок вредо­нос­ный в нее вды­ха­ет ста­ру­ха и чер­ный
Яд раз­ли­ва­ет в костях и в самые лег­кие брыз­жет.

Села она нако­нец на поро­ге, гото­вая бога [Гермеса]»
[Но разгневанный бог превратил ее в камень]

ГНЕВ АФИНЫ: МЕДУЗА

МЕСТО: Kisthene Island (perhaps in the Red Sea)

I. ПРЕВРАЩЕНИЕ

Овидий. Метаморфозы. Книга 4. 790. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«Кра­сотою бли­стая [Медуза],
Мно­гих она жени­хов завид­ным была упо­ва­ньем.
В ней же все­го осталь­но­го сто­крат пре­крас­нее были
Воло­сы. Знал я людей, утвер­ждав­ших, что виде­ли сами.
Но гово­рят, что ее изна­си­ло­вал в хра­ме Минер­вы [Афины]
Царь зыбей [Поседон]. И Юпи­те­ра [Заевса] дщерь [Афина] отвер­ну­лась, эгидой
Скрыв цело­муд­рен­ный лик. Чтоб грех не остал­ся без кары,
В гидр ужас­ных она воло­са обра­ти­ла Гор­го­ны.
Ныне, чтоб ужа­сом тем устра­шать вра­гов оро­бев­ших,
Ею же создан­ных змей на груди сво­ей носит боги­ня.»

II. ОБЕЗГЛАВЛИВАНИЕ

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга 2. 46. (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 51) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«Дру­гие сооб­ща­ют, что Гор­го­на была обез­глав­ле­на ради Афи­ны: она, гово­рят, хоте­ла состя­зать­ся с Афи­ной в кра­со­те.»

 

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга 2. 37-41. (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 51) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

 

«[Персей] Взяв от Гер­ме­са кри­вой сталь­ной меч, он поле­тел над оке­а­ном и застал сестер Гор­гон спя­щи­ми…
Каж­дый, взгля­нув­ший на них, пре­вра­щал­ся в камень. Подой­дя близ­ко к спя­щим сест­рам, Пер­сей, руку кото­ро­го направ­ля­ла боги­ня Афи­на, отвер­нул­ся и, глядя в мед­ный щит, где видел отра­же­ние Гор­го­ны, обез­гла­вил Меду­су.»

ГНЕВ АФИНЫ: АВГА

Начало этой истории смотрите — Близкие Афины: Геракл и Спартанская война

МЕСТО: Тегея, Аркадия (Южная Греция)

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга 2. (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 51) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«Про­хо­дя через Тегею, Геракл соблаз­нил Авгу, дочь Алея, не зная, кто она. Авга тай­но роди­ла и под­ки­ну­ла дитя в свя­щен­ном участ­ке хра­ма боги­ни Афи­ны. Так как стра­ну ста­ла опу­сто­шать чума, Алей решил отыс­кать при­чи­ну и, зай­дя в храм Афи­ны, нашел рож­ден­ное доче­рью дитя. Его выбро­си­ли на Пар­те­ний­скую гору… Авгу Алей отдал Нав­плию, чтобы он про­дал ее за пре­де­лы стра­ны [В рабство]»

 

ГНЕВ АФИНЫ: АРАХНА

МЕСТО: Колофон, Лидия (Анатолия)

Овидий. Метаморфозы. Книга 6. 1 (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«К повест­во­ва­ньям таким Три­то­ния слух пре­кло­ни­ла,
Пес­ни сестер Аонид одоб­ря­ла и гнев спра­вед­ли­вый.
«Мало хва­лить, — поду­ма­лось ей, — и нас да похва­лят!
Без нака­за­нья пре­зреть не поз­во­лим боже­ст­вен­ность нашу».

В мыс­ли при­шла ей судь­ба мео­ний­ки Ара­х­ны. Боги­ня
Слы­ша­ла, что усту­пить ей сла­вы в прядиль­ном искус­стве
Та не хоте­ла. Была ж зна­ме­ни­та не местом, не родом —
Толь­ко искус­ст­вом сво­им. Роди­тель ее коло­фо­нец
Идмон напи­ты­вал шерсть фокей­ской пур­пур­ною крас­кой.

Мать же ее умер­ла, — а была из про­сто­го наро­да.
Ров­ня отцу ее. Дочь, одна­ко, по гра­дам лидий­ским
Слав­ное имя себе при­ле­жа­ньем стя­жа­ла, хоть тоже,
В доме ничтож­ном родясь, оби­та­ла в ничтож­ных Гипе­пах.
Чтобы самим увидать ее труд уди­ви­тель­ный, часто

Ним­фы схо­ди­ли­ся к ней из род­ных вино­град­ни­ков Тмо­ла,
Ним­фы схо­ди­ли­ся к ней от волн Пак­то­ла род­но­го.
Любо рас­смат­ри­вать им не толь­ко гото­вые тка­ни, —
Самое дела­нье их: тако­ва была пре­лесть искус­ства!
Как она гру­бую шерсть пона­ча­лу в клуб­ки соби­ра­ла,

Или же паль­ца­ми шерсть раз­ми­на­ла, работа­ла дол­го,
И ста­но­ви­лась пыш­на, напо­до­бие обла­ка, во́лна.
Как она паль­цем боль­шим кру­ти­ла свое вере­тен­це,
Как рисо­ва­ла иглой! — вид­на уче­ни­ца Пал­ла­ды.
Та отпи­ра­ет­ся, ей и такой настав­ни­цы стыд­но.

«Пусть поспо­рит со мной! Про­иг­раю — отдам что угод­но».
Облик ста­ру­хи при­няв, вис­ки посреб­рив седи­ною
Лож­ной, Пал­ла­да берет, — в под­держ­ку сла­бо­го тела, —
Посох и гово­рит ей: «Не все пре­клон­но­го воз­рас­та свой­ства
Сле­ду­ет нам отвер­гать: с года­ми явля­ет­ся опыт.

Не отвер­гай мой совет. Ты в том домо­га­ешь­ся сла­вы,
Что обра­ба­ты­вать шерсть всех луч­ше уме­ешь из смерт­ных.
Перед боги­ней скло­нись и за то, что ска­за­ла, про­ще­нья,
Дерз­кая, слез­но моли. Про­стит она, если попро­сишь».
Иско­са гля­ну­ла та, остав­ля­ет нача­тые нити;

Руку едва удер­жав, раз­дра­же­нье лицом выра­жая,
Речью Арах­на такой отве­ти­ла скры­той Пал­ла­де:
«Глу­пая ты и к тому ж одрях­ле­ла от ста­ро­сти дол­гой!
Жить слиш­ком дол­го — во вред. Подоб­ные речи невест­ка
Слу­ша­ет пусть или дочь, — коль дочь у тебя иль невест­ка,

Мне же достанет ума сво­его. Не поду­май, сове­та
Я тво­е­го не при­му, — при сво­ем оста­юсь убеж­де­нье.
Что ж не при­хо­дит сама? Избе­га­ет зачем состя­за­нья?»
Ей же боги­ня, — «При­шла!» — гово­рит и, образ ста­ру­хи
Сбро­сив, яви­ла себя. Моло­ди­цы-мигдон­ки и ним­фы

Пали пред ней. Лишь одна не тре­пе­щет пред нею Арах­на.
Все же вско­чи­ла, на миг неволь­ным покры­лось румян­цем
Девы лицо и опять поблед­не­ло. Так утрен­ний воздух
Алым ста­но­вит­ся вдруг, едва лишь зай­мет­ся Авро­ра,
И чрез мгно­ве­ние вновь блед­не­ет при солн­ца вос­хо­де.

Не усту­па­ет она и жела­ньем сво­им без­рас­суд­ным
Гибель гото­вит себе. А Юпи­те­ра дочь, не про­ти­вясь
И уго­во­ры пре­рвав, отло­жить состя­за­нья не хочет.
И не замед­ли­ли: вот по раз­ные сто­ро­ны ста­ли,
Обе на лег­кий ста­нок для себя натя­ну­ли осно­ву.

Дер­жит осно­ву навой; ста­нок — разде­лен трост­ни­ко­вым
Бёр­дом; уток уж про­дет меж ост­ры­ми зубья­ми: паль­цы
Пере­би­ра­ют его. Про­во­дя меж­ду нитей осно­вы,
Зубья­ми бёр­да они при­би­ва­ют его, уда­ряя.
Обе спе­шат и, под грудь под­по­я­сав одеж­ду, рука­ми

Дви­га­ют лов­ко, забыв от ста­ра­ния труд­ность работы.
Ткет­ся пур­пур­ная ткань, кото­рая веда­ла чаны
Тир­ские; тон­ки у ней, едва раз­ли­чи­мы оттен­ки.
Так при дожде, от лучей пре­лом­лен­ных воз­ник­шая, мощ­ной
Раду­га аркой вста­ет и про­стран­ство небес укра­ша­ет.

Рядом сия­ют на ней раз­лич­ных тыся­чи кра­сок,
Самый же их пере­ход усколь­за­ет от взо­ра люд­ско­го.
Так же сли­ва­ют­ся здесь, — хоть край­ние цве­том отлич­ны.
Вот впле­та­ют­ся в ткань и тягу­че­го золота нити,
И ста­ро­дав­них вре­мен по тка­ни выво­дит­ся повесть.

Мар­сов Три­то­ния холм на Кек­ро­по­вой кре­по­сти нитью
Изо­бра­жа­ет и спор, как этой зем­ле наре­кать­ся.
Вот и две­на­дцать богов с Юпи­те­ром посе­редине
В крес­лах высо­ких сидят, в вели­ча­вом покое. Любо­го
Мож­но по виду при­знать. Юпи­те­ра цар­ст­ве­нен образ.

Бога морей яви­ла она, как длин­ным тре­зуб­цем
Он уда­ря­ет ска­лу, и уж льет­ся из камен­ной раны
Ток водя­ной: этим даром хотел он город при­сво­ить.
Тут же явля­ет себя — со щитом и копьем заост­рен­ным;
Шлем покры­ва­ет гла­ву; эгида ей грудь защи­ща­ет.

Изо­бра­жа­ет она, как из поч­вы, копьем про­бо­ден­ной,
Был извле­чен уро­жай пло­до­нос­ной среб­ри­стой оли­вы.
Боги дивят­ся тру­ду. Окон­ча­нье работы — победа.
А чтоб мог­ла увидать на при­ме­ре сопер­ни­ца сла­вы,
Что за награ­ду долж­на ожидать за безум­ную дер­зость, —

По четы­рем сто­ро­нам — состя­за­нья яви­ла четы­ре,
Див­ных по крас­кам сво­им, и фигу­ры людей поме­сти­ла.
Были в одном из углов фра­кий­цы Гем и Родо­па,
Снеж­ные горы теперь, а неко­гда смерт­ные люди, —
Про­зви­ща веч­ных богов они оба риск­ну­ли при­сво­ить.

Выткан с дру­гой сто­ро­ны был мате­ри жал­ких пиг­ме­ев
Жре­бий: Юно­на, ее победив в состя­за­нье, суди­ла
Сде­лать­ся ей журав­лем и вой­ну со сво­и­ми зате­ять.
Вытка­ла так­же она Анти­го­ну, дерз­нув­шую спо­рить
С выш­ней Юно­ной самой, — Анти­го­ну цари­ца Юно­на

Сде­ла­ла пти­цей; не впрок для нее Или­он ока­зал­ся
С Лао­медон­том отцом, и при­шлось в опе­ре­нии белом
Аисту — ей — вос­хи­щать­ся собой и посту­ки­вать клю­вом.
Угол остав­ший­ся был сиро­те­ю­щим занят Кини­ром.
Хра­ма сту­пе­ни обняв, — род­ных доче­рей сво­их чле­ны! —

Этот на камне лежит и как буд­то сле­за­ми исхо­дит.
Тка­ни края обве­ла миротвор­ной боги­ня оли­вой:
Как подо­ба­ло ей, труд сво­ею закон­чи­ла вет­вью.
А мео­ний­ки узор — Евро­па с быком, обма­нув­шим
Ним­фу: сочтешь насто­я­щим быка, насто­я­щим и море!

Вид­но, как смот­рит она на берег, поки­ну­тый ею,
Как она кли­чет подруг, как волн боит­ся кос­нуть­ся,
Вдруг под­сту­паю­щих к ней, и роб­ко ступ­ни под­жи­ма­ет.
Вытка­ла, как у орла в ког­тях Асте­рия бьет­ся;
Вытка­ла Леду она под кры­лом лебеди­ным лежа­щей.

Изо­бра­зи­ла еще, как, обли­чьем при­крыв­шись сати­ра,
Пар­ным Юпи­тер пло­дом Ник­те­иды утро­бу напол­нил;
Амфи­т­ри­о­ном явясь, как тобой овла­дел он, Алк­ме­на;
Как он Данаю дождем золотым, Асо­пиду — огня­ми,
Как Део­иду зме­ей обма­нул, пас­ту­хом — Мне­мо­зи­ну.

Изо­бра­зи­ла, как ты, о Неп­тун, в быка пре­вра­тив­шись,
Деву Эоло­ву взял, как, вид при­няв Эни­пея,
Двух Ало­идов родил, как баран — обма­нул Бизаль­ти­ду.
Крот­кая Матерь сама, с золоты­ми вла­са­ми из зла­ков,
Зна­ла тебя как коня; зме­евла­сая матерь Пега­са

Пти­цею зна­ла тебя, дель­фи­ном зна­ла Мелан­та;
Всем над­ле­жа­щий им вид при­да­ла, и мест­но­сти тоже.
Изо­бра­жен ею Феб в дере­вен­ском обли­чии; выткан
С перья­ми яст­ре­ба он и с гри­вою льва; пока­за­ла,
Как он, явясь пас­ту­хом, обма­нул Мака­ре­еву Иссу;

Как Эри­го­ну про­вел вино­гра­дом обман­чи­вым Либер,
И как Сатурн — жере­бец — поро­дил кен­тав­ра Хиро­на.
Край же тка­ни ее, кай­мой окру­жав­ший­ся узкой,
При­укра­ша­ли цве­ты, с плю­щем спле­тен­ные цеп­ким.
И ни Пал­ла­да сама не мог­ла опо­ро­чить, ни зависть

Дела ее. Но успех оскор­бил бело­ку­рую Деву:
Изо­рва­ла она ткань — обли­че­нье поро­ков небес­ных!
Быв­шим в руках у нее чел­но­ком из китор­ско­го бука
Три­жды, четы­ре­жды в лоб пора­зи­ла Арах­ну. Несча­стья
Бед­ная снесть не мог­ла и пет­лей отваж­но сда­ви­ла

Гор­ло. Но, сжа­лясь, ее извлек­ла из верев­ки Пал­ла­да,
Мол­вив: «Живи! Но и впредь — виси, него­дяй­ка! Воз­мез­дье
То же падет, — чтобы ты бес­по­ко­и­лась и о гряду­щем, —
И на потом­ство твое, на вну­ков тво­их отда­лен­ных».
И, уда­ля­ясь, ее окро­пи­ла Гека­ти­ных зелий

Соком, и в этот же миг, обрыз­га­ны сна­до­бьем страш­ным,
Воло­сы слез­ли ее, исчез­ли нозд­ри и уши,
Ста­ла мала голо­ва, и сде­ла­лось кро­хот­ным тело.
Нет уже ног, — по бокам топор­щат­ся тон­кие нож­ки;
Все осталь­ное — живот. Из него тем не менее тянет
Нит­ку Арах­на — паук про­дол­жа­ет пле­сти пау­ти­ну.

Лидия в тре­пе­те вся. О слу­чив­шем­ся слух по фри­гий­ским
Гра­дам идет, и широ­ко мол­ва раз­ли­ва­ет­ся всюду.»

 

Вергилий. Георгики. Книга 4. 246. (Источник: Вергилий. Буколики. Георгики. Энеида / Перевод с латинского С. А. Ошерова. (Серия «Библиотека всемирной литературы», т. 6). – М.: Художественная литература, 1971. – С. 65) (римский поэт 1 в. до н. э.):

 

«Ненавистный Минерве [Афине],
Редкие сети свои паук [Арахна] в сенях поразвесит.»

 

ГНЕВ АФИНЫ: ГАРМОНИЯ

МЕСТО: Фивы, Беотия (Центральная Греция)

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Мифы. 148. (Источник: Гигин. Мифы. / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. – 2-е изд., испр. – СПб.: Алетейя, 2000. – С. 27):

 

«От них [Связи Афродиты и Ареса] родилась Гармония, которой Минерва и Вулкан подарили одеяние, окрашенное преступными составами, поэтому ее потомство было преступным.»

 

ГНЕВ АФИНЫ: ТЕВФИД

МЕСТО: Авлида, Беотия (Центральная Греция) & Тевфида, Аркадия (Southern Greece)

Павсаний. Описание Эллады. Книга 8. 28. 5-6. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

«С Фей­сой­ской обла­стью гра­ни­чит посе­лок Тев­фида [В Аркадии]; в древ­но­сти эта Тев­фида была хоть и малень­ким, но горо­дом, и для вой­ны с Тро­ей ее жите­ли избра­ли соб­ст­вен­но­го вождя; имя ему было Тев­фид, дру­гие же назы­ва­ют его Орни­том. Когда для элли­нов, сто­яв­ших в Авлиде, не было попут­но­го вет­ра и силь­ная буря дол­гое вре­мя дер­жа­ла их здесь запер­ты­ми в гава­ни, то Тев­фид поссо­рил­ся с Ага­мем­но­ном и соби­рал­ся уве­сти назад сво­их арка­дян. Тогда, гово­рят, Афи­на в обра­зе Мела­на, сына Опса, ста­ла отго­ва­ри­вать Тев­фида от воз­вра­ще­ния домой; он же, пылая яро­стью, уда­рил боги­ню копьем в бед­ро и все-таки увел свое вой­ско назад домой из-под Авлиды. Когда он вер­нул­ся домой, то ему пока­за­лось, что яви­лась перед ним боги­ня с раной в бед­ре. И с это­го вре­ме­ни Тев­фида пора­зи­ла исто­щаю­щая болезнь, а жите­лям Тев­фиды, одним из всех арка­дян, зем­ля не при­но­си­ла пло­дов. Впо­след­ст­вии они полу­чи­ли веща­ние из Додо­ны, чем они могут уми­ло­сти­вить боги­ню, и, кро­ме всех дру­гих при­но­ше­ний, им было при­ка­за­но воз­двиг­нуть ста­тую Афи­ны, име­ю­щей рану в бед­ре. Эту ста­тую я видел сам; у нее бед­ро пере­вя­за­но пур­пур­ной повяз­кой.»

 

ГНЕВ АФИНЫ: ИЛ

МЕСТО: Троя, Троада (Анатолия)

Псевдо-Плутарх. Собрание параллельных греческих и римских историй. 17. / Переводчик Васильева Н. В. (Источник: Вестник древней истории, 1980, № 2; цитируется по: (анонимные авторы 2 в. н. э.):

 

«В Илионе загорелся храм Афины. Ил же, подоспев, похитил упавший с неба палладий [54] и ослеп, ибо не дозволено мужчине видеть это изображение. Впоследствии, когда божество смилостивилось над ним, он вновь обрел зрение. Так повествует Деркилл в первой книге сочинения «Об основании городов.»

 

ГНЕВ АФИНЫ: ЛОКРИЙЦЫ

МЕСТО: Опунтская Локрида (Центральная Греция) & Троя, Троада (Анатолия)

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. E6. 20-22 (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 51) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

 

«Кас­сандра иска­ла защи­ту, охва­тив дере­вян­ную ста­тую Афи­ны, но под­верг­лась наси­лию локрий­ца Эан­та… Афи­на раз­гне­ва­на на них вслед­ст­вие свя­тотат­ства Эан­та [и уничтожила его корабль]. Лок­ры с трудом отво­е­ва­ли свою зем­лю, но через три года стра­ну пора­зи­ла чума. Ора­кул сооб­щил им, что они долж­ны уми­ло­сти­вить боги­ню Афи­ну в Или­оне, посы­лая туда двух дев в каче­стве про­си­тель­ниц в тече­ние тыся­чи лет. Пер­вы­ми по жре­бию были избра­ны Пери­бея и Клео­пат­ра. Когда они при­бы­ли в Трою, мест­ные жите­ли ста­ли их пре­сле­до­вать и девы укры­лись в хра­ме. Они там не сме­ли при­бли­зить­ся к богине и толь­ко обрыз­ги­ва­ли и под­ме­та­ли пол. Поме­ще­ния хра­ма они не покида­ли, воло­сы у них были остри­же­ны, носи­ли они одни хито­ны и ходи­ли без обу­ви. После того как пер­вые при­слан­ные туда девы умер­ли, были посла­ны дру­гие. Эти девы вхо­ди­ли в город ночью, чтобы их не заме­ти­ли вне огра­ды хра­ма и не уби­ли. Позд­нее ста­ли посы­лать груд­ных мла­ден­цев вме­сте с их кор­ми­ли­ца­ми. По исте­че­нии тыся­чи лет, после Фокид­ской вой­ны, туда пере­ста­ли посы­лать про­си­тель­ниц.»

 

Страбон. География. Книга 13. 1. 40. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 611-612) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«Совре­мен­ные или­он­цы утвер­жда­ют даже, что город при взя­тии его ахей­ца­ми не был цели­ком уни­что­жен и нико­гда даже не был поки­нут жите­ля­ми. Во вся­ком слу­чае немно­го вре­ме­ни спу­стя после паде­ния Или­о­на нача­ли посы­лать туда каж­дый год локрий­ских деву­шек55. Но это изве­стие не гоме­ров­ское, пото­му что Гомер не зна­ет о наси­лии над Кас­сан­дрой… Он не упо­ми­на­ет ни о наси­лии над Кас­сан­дрой, ни о гибе­ли Эан­та при кораб­ле­кру­ше­нии из-за гне­ва Афи­ны или по какой-либо при­чине в этом роде… Одна­ко посыл­ка локрий­ских деву­шек после­до­ва­ла впер­вые уже при пер­сид­ском гос­под­стве.»

 

ГНЕВ АФИНЫ: ИОДАМА

МЕСТО: Корония, Фокида (Центральная Греция)

Павсаний. Описание Эллады. Книга 9. 34. 1 (Источник: Павсаний. Описание Эллады. В 2 т. /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. – СПб.: Алетейя, 1996) (греческие записки путешественника 2 в. н. э.):

 

«Жри­ца боги­ни Иода­ма как-то ночью вошла в свя­щен­ную огра­ду; и вот перед ней яви­лась Афи­на, на оде­я­нии кото­рой была голо­ва Меду­зы Гор­го­ны. Как толь­ко Иода­ма взгля­ну­ла на нее, она обра­ти­лась в камень. И поэто­му жен­щи­на, каж­дый день воз­ла­гаю­щая огонь на жерт­вен­ник Афи­ны Ито­нии, три­жды воз­гла­ша­ет на бео­тий­ском наре­чии, что Иода­ма жива и про­сит огня.»

 

ГНЕВ АФИНЫ: АЛКИНОЯ

МЕСТО: Коринф (Южная Греция)

Парфений. О любовных страстях. 27. (Источник: «Вестник древней истории». 1992 г. № 1 и № 2. Перевод с древнегреческого, вступительная статья и комментарии В. Н. Ярхо. Стихотворные переводы (кроме фр. 30) М. Л. Гаспарова) (греческий поэт 1 в до н. э.)

 

«Рас­ска­зы­ва­ет Мой­ро в «Про­кля­тьях». [Византия, греческая поэтесса III в. до н.э.]

Суще­ст­ву­ет рас­сказ, что Алки­ноя, дочь корин­фя­ни­на Поли­бия и жена Амфи­ло­ха, сына Дри­ан­та, из-за гне­ва Афи­ны безум­но влю­би­лась в чуже­стран­ца с ост­ро­ва Самос по име­ни Ксанф. При­чи­на же гне­ва боги­ни была вот в чем: Алки­ноя наня­ла за пла­ту жен­щи­ну-тка­чи­ху Никан­д­ру, про­слу­жив­шую у нее целый год, а затем выгна­ла ее из дома, не запла­тив пол­но­стью жало­ва­нье. Девуш­ка горя­чо взмо­ли­лась Афине, про­ся ото­мстить Алки­ное за неспра­вед­ли­вое лише­ние поло­жен­но­го жало­ва­нья. В резуль­та­те Алки­ноя дошла до того, что оста­ви­ла дом и малых детей и уплы­ла вме­сте с Ксан­фом. Посе­редине пути она поня­ла, что́ совер­ши­ла, ста­ла лить горь­кие сле­зы и при­зы­вать то моло­до­го мужа, то сыно­вей. Нако­нец, хотя Ксанф ее вся­че­ски уго­ва­ри­вал, обе­щая взять в жены, но не убедил ее, она бро­си­лась в море.»

 

 

БОГИНЯ ЧЕГО АФИНА

БОГИНЯ МУДРОСТИ

Гимн Прокла VII. К многомудрой Афине (фимиам, ладан). (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 243) (греческие гимны 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.):

 

Ты [Афина], кто отверзла врата для премудрости, к богу ведущей

 

Гесиод. Теогония. 895. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 31-32) (греческая трагедия 5 в. до н. э.)

 

[Зевс родил] Деву-Афи­ну спер­ва, сине­окую Три­то­ге­нею,
Рав­ную силой и муд­рым сове­том отцу Гро­мо­верж­цу [Зевсу]

 

Первый Ватиканский мифограф. КНИГА ПЕРВАЯ. 1. (Издательство «Алетейя», Санкт-Петербург, 2000. Перевод с латинского языка, вступительная статья и комментарии В. Н. Ярхо. OCR Halgar Fenrirsson.)

 

Гово­рят, что Про­ме­тей под­нял­ся на небо с помо­щью Минер­вы и, под­не­ся факел к коле­су солн­ца и украв огонь, пока­зал его <т. е. открыл> людям. [Возможно имеется в виду, Афина богиня знающая первопричины]

БОГИНЯ ИСКУСТВ И РЕМЕСЕЛ

РЕМЕСЕЛ

Гимн Прокла VII. К многомудрой Афине (фимиам, ладан). (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 243) (греческие гимны 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.):

 

Ты [Афина] добродетелей силу благую возвысила в смертных,
Жизнь им украсила многоуменьем искусств и ремесел,
Силой творящей ума наделила ты души людские!

 

Греческая эпиграмма. Леонид Тарентский. 7. Афине — Ферид (Автор: Евфорион Переводчик: Свиясов Е. Переводчик: Голубец Ю.) (Греческий поэт. 320 г. до н.э.)

Бросив свое ремесло, посвящает Палладе-Афине
Ловкий в работе Ферид эти снаряды свои:
Гладкий, негнущийся локоть, пилу с искривленной спинкой,
Скобель блестящий, топор и перевитый бурав.

 

Греческая эпиграмма. Леонид Тарентский. 8. Афине — Леонтих (Автор: Евфорион Переводчик: Свиясов Е. Переводчик: Голубец Ю.) (Греческий поэт. 320 г. до н.э.)

 

Здесь пред тобою орудья Леонтиха плотника: пилы,
Быстрых рубанков набор, также для краски сосуд,
Плотничьи здесь же линейки и те молотки, что ударить
Могут с обеих сторон, в красных отметках отвес,
Скобель и дрель, и топор с тяжелой, большой рукояткой, —
Ведь старшиной ремесла всеми считается он, —
Легкие, верткие сверла и четверо клиньев с гвоздями,
С ними о двух лезвиях рядом секира лежит.
Эти орудья свои оплоту ремесл, Афине,
Плотник теперь посвятил, все завершивши труды.

 

Греческая эпиграмма. Леонид Тарентский. 40. Афине — три ткачихи (Автор: Евфорион Переводчик: Свиясов Е. Переводчик: Голубец Ю.) (Греческий поэт. 320 г. до н.э.)

 

Платья кайму шириною в палесту и в пядь, но не уже
Биттион выткала, в ней ловкость свою показав.
Антианира ее прикрепила, затем посредине
Биттия дев и меандр изобразила на ней.
Зевса прекрасная дочь, Артемида, пусть по сердцу будет
Эта работа тебе, трех состязавшихся труд.

 

Павсаний. Описание Эллады. X (Ι). Фокида. (Источник: Павсаний. Описание Эллады. В 2 т. /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. – СПб.: Алетейя, 1996) (греческие записки путешественника 2 в. н. э.):

 

Афина обучила их [Юных дев] искусствам, приличным для женщин.

 

Гесиод. Труды и дни. 429 / Перевод В. Вересаева. (Источник: Гесиод. Полное собрание текстов / Вступительная статья В. Н. Ярхо. Комментарии О. П. Цыбенко и В. Н. Ярхо. – М.: Лабиринт, 2001. – С. 54-55) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

 

Нет пре­вос­ход­нее скре­пы для плу­га, чем скре­па такая,

Если рабо­чий Афи­ны, к рас­со­хе кри­вую ту скре­пу
Проч­но при­ла­див, гвоздя­ми при­бьет ее к плуж­но­му дыш­лу.
Два сна­ряди себе плу­га, чтоб были все­гда под рукою, —
Цель­ный один, а дру­гой состав­ной; так удоб­нее будет:
Если сло­ма­ешь один, оста­ет­ся дру­гой нагото­ве.

 

Аполлоний Родосский. Аргонавтика. Третья I 721—768. (Источник: Аполлоний Родосский. Аргонавтика / Перевод Н. А. Чистяковой. – М.: НИЦ «Ладомир», 2001. – С. 88) (греческий эпос 3 в до. н. э.):

 

Он же, на плечи надев Тритониды-богини изделье,
Плащ пурпурный двойной, застегнул его. Плащ тот Паллада
Выткала в дар для него, когда остов Арго возводила
И научила скамьи для гребцов вымерять по правилу.
Было бы легче тебе устремить на всходящее солнце
Взоры свои, чем в упор смотреть на плаща багрянистость.
Ведь середина его отливала ярким багрянцем,
Темно-пурпурными были края, и вдоль каждого края
Были картины разбросаны, тканные с дивным искусством.
Вот киклопы на нем, за нетленной работою сидя,
Зевсу-владыке куют перун. Он почти уже кончен
В блеске своем — одного лишь луча у него не хватает,
И, воздымая железные молоты, ныне киклопы
Луч тот куют — всепалящего пламени дымную струйку.
Было там двое сынов Антиопы, Асоповой дщери,
Зет с Амфионом… От них недалеко, пока что без башен,
Фивы стояли — им только еще основание клали Братья.
Зет подхватил вершину утеса на плечи
И потащил, как тащат мужи, напрягши все силы.
Шел за ним Амфион, на златой форминте играя,
Большая глыба за ним сама собою катилась.
А невдали Киферея была пышнокудрая дивно
Выткана, с легким Ареса щитом. От плеча и до локтя
Левого, грудь обнажая, хитон у нее распустился.
А со щита глядел ей в лицо точь-в-точь повторенный
Образ ее, отраженный лощеной блистающей медью.
Выгон там был травянистый для стад. На нем телебои
Битву за стадо вели с сыновьями Электриона,
Те — защищая себя, а тафийцы-добычники — мысля
Скот увести. Их кровью уж луг обагрился росистый,
Все же немногих они пастухов числом одолели.
И колесницы там две состязавшихся вытканы были.
Той, что неслась впереди, управлял Пелоп, сотрясая
Вожжи, а место бойца Гипподамия в ней занимала,
Правил другою Миртил, она вдогонку летела,
В ней Эномай уже руку занес, копье направляя,-
Но с колесницы упал, ибо ось подломилась в ступице,
Прежде чем в спину Пелопа успел он вонзить наконечник.
Выткан там был и Феб Аполлон, стрелами разящий;
Малый ребенок, он ими в огромного Тития метил,
Ибо Латону посмел за одежду схватить он, рожденный
Дивной Эларой, но Геей взращенный и снова рожденный.
Также и Фрикс был миниец — как будто и вправду барана
Слушал он; тот же и впрямь словно только что вымолвил слово.
Глядя на них, ты бы смолк и в душе своей обманулся,
Мня, что разумные речи от них возможно услышать.
В этой надежде на них неотрывно смотрел бы ты долго!
Вот был подарок каков Тритониды, богини Афины.

 

Гомеровские гимны. XX. К Гефесту. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 171) (греческий эпос 7-4 вв. до н. э.):

 

Вместе с Афиною он светлоокою славным ремеслам
Смертных людей на земле обучил. Словно дикие звери

СТРОИТЕЛЬСТВА КОРАБЛЕЙ

Гомер. Илиада. Песнь XV 410—412 (Источник: Гомер. Илиада. Одиссея / Перевод с древнегреческого Н. Гнедича. – М.: Художественная литература, 1967. – С. 188) (греческий эпос 8 в. до н. э.):

 

Слов­но пра­ви́льный снур кора­бель­ное дре­во ров­ня­ет
Зод­че­го умно­го в дла­ни, кото­рый худо­же­ства муд­рость
Всю хоро­шо разу­ме­ет, вос­пи­тан­ник муд­рой Афи­ны, —

Аполлоний Родосский. Аргонавтика 108—113
Слов­но пра­ви́льный снур кора­бель­ное дре­во ров­ня­ет
Зод­че­го умно­го в дла­ни, кото­рый худо­же­ства муд­рость
Всю хоро­шо разу­ме­ет, вос­пи­тан­ник муд­рой Афи­ны

БОГИНЯ ТРУДА

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга 5. 72. 5 & 5. 74. 1. (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

Кро­ме того, [Афи­на] научи­ла людей изготов­ле­нию одеж­ды, стро­и­тель­но­му искус­ству, а так­же мно­гим дру­гим зна­ни­ям. Изо­бре­ла она и флей­ты и испол­ня­е­мую на них музы­ку и вооб­ще мно­же­ство раз­ных худо­же­ст­вен­ных реме­сел, за что ее и про­зва­ли Эрга­ной (Тру­же­ни­цей).

 

 

МУЗЫКИ

Антипатр Сидонский, эпиграммы 2-3 (Греческий поэт)

 

Бывшую вестницей прежде войны и желанного мира,
Громкие звуки из уст что издавала, трубу
Медную в дар Ференик посвятил богине Афине,
Как только он перестал сцене служить и войне.

 

Полиэн. Стратегемы I 10, 1 (Греческий писатель). (163 г. н.э.)

 

Прокл и Темен Гераклиды вели войну с Эврисфеидами, владеющими Спартой. Гераклиды приносили жертвы Афине за преодоление границ, а Эврисфеиды неожиданно бросились в битву. Однако Гераклиды не были захвачены врасплох, но приказывают, чтобы флейтисты, которые у них были с собой, вели их в бой. Те, дуя в свои флейты, повели, а гоплиты[80], выступая сообразно мелодии и ритму, незыблемо установили строй и победили врагов. Этот опыт научил лаконцев флейту всегда иметь стратегом в битвах. Флейта ведет, когда лаконцы идут на войну, и маршевый шаг флейта дает сражающимся. Знаю я, что и бог предсказал победу лаконцам, пока они будут сражаться вместе с флейтистами, а не против флейтистов.

 

БОГИНЯ ТАНЦЕВ

Платон. Кратил. 406е Пер. Т. В. Васильевой. (Источник: Платон. Собрание сочинений в 4 т.: Т. 1 /Общ. ред. А. Ф. Лосева и др.; Авт. вступит. статьи А. Ф. Лосев; Примеч. А. А. Тахо-Годи; Пер. с древнегреч. – М.: Мысль, 1994. – С. 634-635) (греческий философ 4 в. до н. э.):

 

Так вот, я думаю, правильно было бы считать, что это имя [Афина Паллада] ей дано от «пляски с копьем и в латах».e Ведь когда кто-то либо сам воспаряет над землей, либо что-то подбрасывает руками, то мы называем это одним и тем же словом, не различая, сам он прыгает или что-то подкидывает.

 

 

БОГИНЯ ОЛИВКОВОГО ДЕРЕВА

Гимн Прокла VII. К многомудрой Афине (фимиам, ладан). (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 243) (греческие гимны 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.):

Там, у подножья холма, в назиданье потомкам — олива.
Ты [Афина] возрастила ее, когда Посейдонова воля

 

БОГИНЯ ЗДОРОВЬЯ

Гимн Прокла VII. К многомудрой Афине (фимиам, ладан). (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 243) (греческие гимны 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.):

 

[Афина] Прочь отгони плотоядных болезней печальное племя,

 

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга III 10, 3. (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 51) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

 

Став искус­ным вра­че­ва­те­лем и нако­пив в этом заня­тии боль­шой опыт, Аскле­пий не толь­ко спа­сал от смер­ти, но и вос­кре­шал уже умер­ших. Он полу­чил от боги­ни Афи­ны кровь, вытек­шую из жил Гор­го­ны, и исполь­зо­вал ту кровь, кото­рая вытек­ла из левой части тела, людям на поги­бель, ту же кровь, кото­рая вытек­ла из пра­вой части, для спа­се­ния людей: этой же кро­вью он вос­кре­шал мерт­вых.

 

Плутарх. Перикл 13 (о мастере); Плиний Старший. Естественная история XXII 44. (греческий историк 1-2 вв. н. э.):

 

Самый дея­тель­ный и трудо­лю­би­вый из масте­ров, осту­пив­шись, упал с высоты; ему было так пло­хо, что вра­чи не наде­я­лись на выздо­ров­ле­ние. Перикл был очень опе­ча­лен этим; но боги­ня яви­лась ему во сне и ука­за­ла спо­соб лече­ния, при помо­щи кото­ро­го Перикл ско­ро и лег­ко выле­чил боль­но­го. По это­му слу­чаю Перикл поста­вил брон­зо­вую ста­тую Афи­ны Гигии на акро­по­ле око­ло алта­ря, кото­рый, как гово­рят, был и преж­де.

 

Элий Аристид. Священные речи II 41-43 (древнегреческий ритор и видный представитель Второй софистики) (117 г. н. э.)

 

Афина напомнила мне об «Одиссее» и сказала, что это не вымысел, а свидетельство тому — все, что происходит. А значит, я должен мужаться — ведь я сам и Одиссей, и Телемах, и она должна мне помочь. И другое тому подобное я услышал. Так богиня явилась мне, и утешила, и спасла больного на самом пороге смерти. Тогда-то мне и пришло на ум сделать клизму из аттического меда.

БОГИНЯ СОЦИАЛЬНОГО СТРОЯ

Гимн Прокла VII. К многомудрой Афине (фимиам, ладан). (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 243) (греческие гимны 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.):

Умоляю, царица [Афина], своей амвросической дланью,
О, прекрати непосильные муки страданий ужасных,
В море житейском пловцу, пошли мне спокойные ветры,
Брак и потомство, известность, богатство, отрады веселий,
Гибким умом одари, пошли в испытаниях стойкость.
Дар убеждения, шутки друзей, почет у сограждан.

 

ПОКРОВИТЕЛЬНИЦА ЗМЕЙ

Вергилий. Энеида. Книга II . 225. (Источник: Вергилий. Буколики. Георгики. Энеида / Перевод с латинского С. А. Ошерова. (Серия «Библиотека всемирной литературы», т. 6). – М.: Художественная литература, 1971. – С. 283-284) (римский поэт 1 в. до н. э.):

 

Оба дра­ко­на меж тем усколь­за­ют к высо­ко­му хра­му,
Быст­ро пол­зут напря­мик к твер­дыне Три­то­нии [Афине] гроз­ной,
Чтобы под круг­лым щитом у ног боги­ни укрыть­ся

 

Геродот. История. Книга VIII. Урания. 41. (Источник: Геродот. История в девяти книгах. / Пер. и прим. Г. А. Стратановского. Статья В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 195) (греческий историк 5 в. до н. э.):

 

По рас­ска­зам афи­нян, в свя­ти­ли­ще [Афины] на акро­по­ле живет боль­шая змея — страж акро­по­ля, кото­рой (сооб­ща­ют они далее) при­но­сят, как [чело­ве­че­ско­му] суще­ству, еже­ме­сяч­ную жерт­ву. Эта жерт­ва состо­ит из медо­вой лепеш­ки. Эту-то медо­вую лепеш­ку змея преж­де все­гда поеда­ла, а теперь оста­ви­ла нетро­ну­той.

БОГИНЯ ВОЙНЫ

Гомер. Илиада. Песнь 2. 445. (Источник: Гомер. Илиада. Одиссея / Перевод с древнегреческого Н. Гнедича. – М.: Художественная литература, 1967. – С. 325) (греческий эпос 8 в. до н. э.):

 

Бро­си­лись стро­ить тол­пы́, и в среде их яви­лась Пал­ла­да [Афина],
В дла­ни имея эгид, дра­го­цен­ный, нетлен­ный, бес­смерт­ный:
Сто на эгиде бахром раз­ве­ва­ли­ся, чистое зла­то,
Див­но пле­тен­ные все, и цена им — сто­тель­чие каж­дой.

 

Гомер. Илиада. Песнь 2. 445. (Источник: Гомер. Илиада. Одиссея / Перевод с древнегреческого Н. Гнедича. – М.: Художественная литература, 1967. – С. 325) (греческий эпос 8 в. до н. э.):

 

С оным, бур­но нося­ся, боги­ня народ обте­ка­ла,
В бой воз­буж­дая мужей, и у каж­до­го твер­дость и силу
В серд­це воз­двиг­ла, без уста­ли вновь вое­вать и сра­жать­ся.
Всем во мгно­ве­нье вой­на им кро­ва­вая сла­дост­ней ста­ла,
Чем на судах воз­вра­ще­нье в любез­ную зем­лю род­ную.

 

Анакреонт. Греческая эпиграмма. 12. Афине — воин Пифон (Источник текста: Санкт-Петербург. Наука. 1993. Серия «Литературные памятники») (Греческий поэт 570 г. до н.э )

 

Щит, избавитель Пифона в сраженьях войны злозвучащей,
Ныне в ограде твоей здесь, о Афина, висит.

 

Греческая эпиграмма. Симонид. 19. Афине — воины (Источник текста: Санкт-Петербург. Наука. 1993. Серия «Литературные памятники») (Греческий поэт 556 г. до н.э)

Эти стрелы, от слезной войны обретшие отдых,
Ныне под кровом святым храма Афины легли,
Некогда в шумном бою летевшие в конников персов,
Чтобы не раз и не два в вражьей омыться крови.

 

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга I. (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 51) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

 

Афи­на, пре­сле­дуя бегу­ще­го Энке­ла­да, обру­ши­ла на него ост­ров Сици­лию; она же содра­ла с Пал­лан­та кожу и покры­ва­ла ею свое тело во вре­мя сра­же­ния.

ХРАНИТЕЛЬНИЦА ПЕРУНОВ ЗЕВСА

Эсхил. Орестея. Эвмениды. 830. (Источник: Эсхил. Трагедии /Перевод Вячеслава Иванова. – М.: Наука, 1989. – С. 79-80) (греческая трагедия начала 5 в. до н. э.):

 

Меж богов одна [Афина]
Клю­чи добыть умею от хра­ни­ли­ща,
Где мол­нии хра­нят­ся под печа­тя­ми

 

БОГИНЯ ВЕЛИКАЯ МАТЬ

Апулей. Золотой осёл. Книга 11. (Источник: Апулей. Золотой осёл / Перевод М. Кузьмина. – Л.: Academia, 1931. – C. 317-319) (роман 2 в. н. э. на латинском языке):

Вот я пред тобою, Луций, твоими тронутая мольбами, мать природы, госпожа всех стихий, изначальное порождение времен, высшее из божеств, владычица душ усопших, первая среди небожителей, единый образ всех богов и богинь, мановению которой подвластны небес лазурный свод, моря целительные дуновенья, преисподней плачевное безмолвие. Единую владычицу, чтит меня под многообразными видами, различными обрядами, под разными именами вся вселенная… тут исконные обитатели Аттики — Минервой Кекропической.

 

БОГИНЯ РОДОВ

Павсаний. Описание Эллады. V 3, 2. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

Так как стра­на поте­ря­ла всех муж­чин в зре­лом воз­расте, то элей­ские жен­щи­ны, гово­рят, моли­лись Афине, чтобы забе­ре­ме­неть им тот­час же, как толь­ко они сой­дут­ся с муж­чи­на­ми. Их молит­ва была испол­не­на, и они воз­двиг­ли храм в честь Афи­ны, дав ей наиме­но­ва­ние Мате­ри.

БОГИНЯ СЕМЬИ

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга III 9, 1. (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 51) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

 

От Алея и Неэры, доче­ри Перея, роди­лись дочь Авга и сыно­вья Кефей и Ликург. Авга, совра­щен­ная Герак­лом116, скры­ла рож­ден­ное от него дитя в хра­ме Афи­ны, ибо она была жри­цей этой боги­ни. Но, так как зем­ля пере­ста­ла при­но­сить пло­ды, а ора­ку­лы воз­ве­сти­ли, что в хра­ме Афи­ны содер­жит­ся нечто нече­сти­вое, Авга была изоб­ли­че­на в сво­ей про­вин­но­сти отцом, кото­рый пере­дал ее Нав­плию для того, чтобы он ее умерт­вил. Но Нав­плий отдал ее Тев­тран­ту, царю Мисии, кото­рый на ней женил­ся. Дитя же, выбро­шен­ное на склоне горы Пар­те­ния, вскор­ми­ла лань, и оно было назва­но Теле­фом117. Маль­чи­ка вос­пи­та­ли пас­ту­хи Кори­та; в поис­ках роди­те­лей он отпра­вил­ся в Дель­фы и по ука­за­нию бога при­шел в Мисию, где стал при­ем­ным сыном Тев­тран­та. После смер­ти Тев­тран­та Телеф уна­сле­до­вал от него цар­скую власть в Мисии

БОГИНЯ КРАСОТЫ

Гомер. Одиссея. Песнь 6. 225. (Источник: Гомер. Илиада. Одиссея / Перевод с древнегреческого Н. Гнедича. – М.: Художественная литература, 1967. – С. 496) (греческий эпос 8 в. до н. э.):

 

Сде­ла­ла дочь Эгио­ха Зеве­са, Пал­ла­да Афи­на,

Выше его и пол­нее на вид, с голо­вы же спу­сти­ла
Куд­ри густые, цве­там гиа­цин­та подоб­ные видом.
Как сереб­ро позо­ло­той бле­стя­щею кро­ет искус­ный
Мастер, кото­рый обу­чен Гефе­стом и девой Афи­ной
Вся­ко­му роду искусств и пре­лест­ные дела­ет вещи, —

Пре­ле­стью так и Афи­на все­го Одис­сея покры­ла.

 

Гомер. Одиссея. Песнь 18. 187. (Источник: Гомер. Илиада. Одиссея / Перевод с древнегреческого Н. Гнедича. – М.: Художественная литература, 1967. – С. 496) (греческий эпос 8 в. до н. э.):

 

Мысль дру­гая меж тем при­шла сово­окой Афине.
Слад­кий сон изли­ла на веки она Пене­ло­пы.
Все ее чле­ны рас­слаб­ли, скло­ни­лась она и засну­ла

Там же на крес­ле. Тогда изли­ла на цари­цу боги­ня
Боже­ских мно­го даров, чтоб при­шли в изум­ле­нье ахей­цы.
Сде­ла­ла преж­де все­го лицо ей пре­крас­ным, пома­зав
Той амвро­сий­ною мазью, какою себе Афро­ди­та
Мажет лицо, в хоро­вод пре­лест­ный харит отправ­ля­ясь.

Сде­ла­ла выше ее и пол­нее на вид, все же тело
Ста­ло белей у нее поли­ро­ван­ной кости сло­но­вой.
Все это сде­лав­ши так, боги­ня богинь уда­ли­лась.

 

БОГИНЯ ЗАЩИТНИЦА ГОРОДОВ

Гомер. Илиада. Песнь 6. 305. (Источник: Гомер. Илиада. Одиссея / Перевод с древнегреческого Н. Гнедича. – М.: Художественная литература, 1967. – С. 188) (греческий эпос 8 в. до н. э.):

Мощ­ная в бра­нях, защит­ни­ца гра­да, Пал­ла­да Афи­на!

 

Павсаний. Описание Эллады. 1. 27. 1. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

В хра­ме (Афи­ны) Поли­а­ды [Хранительница городов,] нахо­дит­ся изо­бра­же­ние Гер­ме­са из дере­ва; как гово­рят, это посвя­ще­ние Кек­ро­па; он почти невидим из-под мир­то­вых вет­вей

 

БОГИНЯ ЧИСТОТЫ (ДЕВСТВЕННОСТИ)

Гомеровские гимны. IV. К Афродите. 68. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 149, 155) (греческий эпос 7-4 вв. до н. э.):

 

Муза! Поведай певцу о делах многозлатной Киприды[94]!
Сладкое в душах богов вожделенье она пробудила,
Власти своей племена подчинила людей земнородных,
В небе высоком летающих птиц и зверей всевозможных,

Скольким из них ни дает пропитанье земля или море,
Всем одинаково близко сердцам, что творит Киферея[95].
Только троих ни склонить, .ни увлечь Афродита не в силах:
Дочери Зевса-владыки, сиятельноокой Афины, —
Мало лежит ее сердце к делам многозлатной Киприды.

Любит она только войны и грозное Ареса дело,
Схватки жестокие, битвы, заботы о подвигах славных.
Плотников, смертных мужей, обучила впервые богиня
Сооружать для боев колесницы, пестрящие медью.
Девушек с кожею нежной она обучила в чертогах

Славным работам, вложив понимание каждой в рассудок.
Также не в силах Килрида улыбколюбивая страстью
Жаркой и грудь Артемиды зажечь златострельной и шумной:
Любит она только луки, охоту в горах за зверями,
Звяканье лир, хороводы, далеко звучащие клики,

Рощи, богатые тенью, и город мужей справедливых.
Дел Афродиты не любит и скромная дева Гестия[96],
Перворожденная дочь хитроумного Крона-владыки,
Снова ж потом и последнерожденная, волею Зевса[97].
Феб-Аполлон добивался ее, Посейдон-земледержец, —

Не пожелала она и сурово обоих отвергла.
Клятвой она поклялася великой — и клятву сдержала,
До головы прикоснувшись эгидодержавного Зевса,
Что навсегда она в девах пребудет, честная богиня.
Дал ей отличье прекрасное Зевс в возмещенье безбрачья:

Жертвенный тук принимая, средь дома она восседает;
С благоговеньем богине во всех поклоняются храмах,
Смертными чтится она как первейшая между богами.
Этих троих ни склонить, ни увлечь Афродита не в силах.
Из остальных же избегнуть ее никому невозможно

 

Овидий. Метаморфозы. Книга десятая. 5. 375. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

[Афродита жалуется Эросу на девственных богинь]
Пре­зре­ны мы; умень­ша­ет­ся власть и моя и Аму­ра,
Раз­ве не видишь: от нас и Пал­ла­да [Афина] теперь и Диа­на [Артемида]
Луч­ни­ца прочь ото­шли?

 

АФИНА И ВОЙНА ТИТАНОВ

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Мифы. <Введение.> 150. (Источник: Гигин. Мифы. / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. — 2-е изд., испр. — СПб.: Алетейя, 2000. – С. 1-2):

 

Когда Юнона [Гера] увидела, что Эпаф, рожденный от наложницы, владеет таким могущественным царством, она позаботилась, чтобы он был убит на охоте, и побудила титанов свергнуть Юпитера [Зевса] и вернуть царство Сатурну [Кроносу]. Когда они попытались подняться на небо, Юпитер вместе с Минервой [Афиной], Аполлоном и Дианой [Артемидой] сбросил их вниз головой в Тартар. Атланту же, который был их вождем, он бросил на плечи небесный свод и тот, как говорят, до сих пор поддерживает небо.

ГИМНЫ К АФИНЕ

I. ГОМЕРОВСКИЕ ГИМНЫ

Гомеровские гимны. XI. К Афине. 1-3. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 168) (греческий эпос 7-4 вв. до н. э.):

«Славить Палладу-Афину, оплот городов, начинаю,

Страшную. Любит она, как и Apec, военное дело,

Яростный воинов крик, городов разрушенье и войны.

Ею хранится народ, на сраженье ль идет, из сраженья ль.

Славься, богиня! Пошли благоденствие нам и удачу!»

 

Гомеровские гимны. XXVIII. К Афине. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 173-174) (греческий эпос 7-4 вв. до н. э.):

«Славную петь начинаю богиню, Палладу-Афину,

С хитро искусным умом, светлоокую, с сердцем немягким,

Деву достойную, градов защитницу, полную мощи,

Тритогенею. Родил ее сам многомудрый Кронион.

Из головы он священной родил ее, в полных доспехах,

Золотом ярко сверкавших. При виде ее изумленье

Всех охватило бессмертных. Пред Зевсом эгидодержавным

Прыгнула быстро на землю она из главы его вечной,

Острым копьем потрясая. Под тяжким прыжком Светлоокой

Заколебался великий Олимп, застонали ужасно

Окрест лежащие земли, широкое дрогнуло море

И закипело волнами багровыми; хлынули воды

На берега. Задержал Гиперионов сын лучезарный

Надолго быстрых коней, и стоял он, доколе доспехов

Богоподобных своих не сложила с бессмертного тела

Дева Паллада-Афина. И радость объяла Кронида.

Радуйся много, о дочерь эгидодержавного Зевса!

Ныне ж, тебя помянув, я к песне другой приступаю».

 

II. ОРФИЧЕСКИЕ ГИМНЫ

Орфический гимн XXXII. Афине (фимиам, ароматы). (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 212) (греческие гимны 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.):

«Единородное чадо великого Зевса, Паллада,

Ты, о богиня блаженная, славная, мощная духом,

К бою зовущая, ты изречима и неизреченна,

Дивная, любишь пещеры и грозные держишь вершины

Гор, отдающихся эхом, и любишь лесные ущелья,

Ты, брачелюбица, в души людей исступленье вдыхаешь,

Дева, обвыкшая в битвах, чудовищно страшная духом.

Горгоубийца, о дева-боец, твой гнев ужасает,

Мать многосчастная всяких искусств, ненавистница ложа,

Бурная – бич негодяев, порядочным – мысль и решенье,

Ты и жена, и мужчина, о мысль, о родящая войны,

Переливаешься ты, о змея, в исступлении божьем,

Славная, гонишь коней, истребитель флегрейских гигантов,

О Тритогения, демон победный, от зол избавитель,

О совоокая, изобретатель ремесел, царица,

Молят тебя днем и ночью, всегда, до последнего часа.

Ныне услышь и меня, подари же мне мир многосчастный,

Дай мне счастливые дни и добрую меру здоровья!»

 

ОПИСАНИЕ АФИНЫ

Павсаний. Описание Эллады. Книга I. Аттика. XIV. 5. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«… Глядя на эту статую Афины, имеющую голубые глаза, я нашел, что таково было сказание и ливийцев. У них говорится, что она дочь Посейдона и озера Тритониды и поэтому у нее голубые глаза, как у Посейдона».

 

Квинт Смирнский. После Гомера. Книга восьмая. 342-350. (Источник: Квинт Смирнский. После Гомера / Вступ. ст., пер. с др. греч. яз., прим. А. П. Большакова. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. – 320 c. – С. 175):

«… Когда бы с Олимпа Афина

не устремилась поспешно в тот миг на тенистую Иду.

Тяжко земля задрожала и Ксанфа поток полнозвучный

при нисхождении девы. Окрестными нимфами ужас

в тот же момент овладел и всем градом Приама высоким.

Молнии, очи слепя, со священных доспехов слетали.

Ярый на прочном щите две змеи, вызывавшие трепет,

пастью огонь выдыхали. И туч поднебесных касался

гривою дивный шелом».

 

Квинт Смирнский. После Гомера. Книга двенадцатая. 172-179. (Источник: Квинт Смирнский. После Гомера / Вступ. ст., пер. с др. греч. яз., прим. А. П. Большакова. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. – 320 c. – С. 226):

«Первым Арес на Афину, начавши борьбу, устремился.

Следом же прочие боги в кровавую схватку вступили.

Громко на теле бегущих златые гремели доспехи.

И необъятное море вокруг рокотало протяжно.

Чёрная в страхе земля под стопою бессмертных дрожала.

Боги же, в сече схватившись, воинственный клич издавали.

Ужас вселяющий вопль достигал бесконечного неба

и далеко отстоящих Аидова царства пределов…»

 

Квинт Смирнский. После Гомера. Книга четырнадцатая. 452-465. (Источник: Квинт Смирнский. После Гомера / Вступ. ст., пер. с др. греч. яз., прим. А. П. Большакова. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. – 320 c. – С. 264-265):

«Тотчас надела Афина эгиду, слепящую взоры,

несокрушимую, что и богов в изумленье приводит.

с жуткой Медузы главою, умело на ней закреплённой,

чьи исполинские змеи неистово вместе с дыханьем

неугасимый из пастей разверстых огонь извергают.

Громко на теле богини доспех зазвенел тот ужасный,

как от стрелы громовой бесконечное небо грохочет.

Дева ж отцово оружие, что, кроме Зевса, не может

взять ни один из богов, подняла, весь Олимп сотрясая,

туч нагнала отовсюду и мглой небосвод затянула.

Ночь разлилась на земле и в тумане пучина сокрылась,

взор услаждая Кронида. А высь под стопою богини

горняя вся содрогалась, и воздух звенел, словно это

сам Громовержец могучий спешит на желанную битву».

 

Филострат Младший. Картины. 9. Играющие / Переводчик Кондратьев С. П. (Источник: Филострат (старший и младший). Картины. Каллистрат. Описание статуй. – Томск: «Водолей», 1996) (греческий ритор 3 в. н. э.):

«С ними рядом стоят три богини; они не требуют никакого особого толкования. Вот в этой узнаешь ты Афину, одетую, как говорят поэты, в «доспехи, с нею рожденные»; из-под шлема глядит она своим «светлым взором»; ее щеки покрыты мужественным румянцем».

 

Овидий. Метаморфозы. Книга шестая. 78-79. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«Тут, же являет себя [Афина] – со щитом и копьем заостренным;

Шлем покрывает главу; эгида ей грудь защищает».

 

Апулей. Золотой осёл. Книга десятая. 30-31. (Источник: Апулей. Золотой осёл / Перевод М. Кузьмина. – Л.: Academia, 1931. – C. 317-319) (роман 2 в. н. э. на латинском языке):

«[Из описания греческой пьесы, представляющей суд Париса:]

Быстро входит и другая, которую можно принять за Минерву [Афину], на голове блестящий шлем, сам шлем обвит оливковым венком, щит несет и копьем потрясает; вся такова – будто сейчас на бой.

За каждой девой, чтобы яснее было видно, что они богини, идет своя свита…

Та же, которую воинственный наряд выдавал за Минерву [Афину], имела двух отроков, оруженосцев войнолюбивой богини, Страх [Фобос] и Ужас [Деймос], грозящих обнаженными мечами. За нею следом флейтист исполнял дорийский боевой напев, и низкое ворчанье звуков, смешиваясь со свистом высоких нот, возбуждало желание к проворной пляске».

 

ДРУГОЕ

Павсаний. Описание Эллады. Книга I. 34. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«[В храме Амфиарая в Оропосе (Оропе) в Аттике (Аттика):]
четвертая часть жертвенника посвящена Афродите и Панакии (Всеисцеляющей), кроме того Иасо (Лечению), Гигиее (Здоровью) и Афине Пэонии (Целительнице)

 

Гесиод. Теогония. 886. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 47) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

Сделалась первою Зевса супругой Метида-Премудрость;
Больше всего она знает меж всеми людьми и богами.
Но лишь пора ей пришла синеокую деву-Афину
На свет родить, как хитро и искусно ей ум затуманил

Льстивою речью Кронид и себе ее в чрево отправил,
Следуя хитрым Земли уговорам и Неба-Урана.
Так они сделать его научили, чтоб между бессмертных
Царская власть не досталась другому кому вместо Зевса.
Ибо премудрых детей предназначено было родить ей —

 

Гесиод. Теогония. 888. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 47) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

ДевуАфину сперва, синеокую Тритогенею,
Равную силой и мудрым советом отцу Громовержцу;
После ж Афины еще предстояло родить ей и сына —
С сердцем сверхмощным, владыку богов и мужей земнородных.
Раньше, однако, себе ее в чрево Кронион отправил,

Дабы ему сообщала она, что зло и что благо.

 

Гесиод. Теогония. 10. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 47) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

Славя эгидодержавца Кронида с владычицей Герой,
Города Аргоса мощной царицею златообутой,
Зевса великую дочь, синеокую деву Афину

 

Гесиод. Теогония. 585. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 47) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

После того как создал он прекрасное зло вместо блага,
Деву привел он, где боги другие с людьми находились, —
Гордую блеском нарядов Афины могучеотцовной.
Диву бессмертные боги далися и смертные люди,
Как увидали приманку искусную, гибель для смертных.

 

Орфей (Орфика). Фр. 174. (Источник: Фрагменты ранних греческих философов (Часть I). От эпических теокосмогоний до возникновения атомистики /Автор: Лебедев А. В. (составитель). – М.: Наука, 1989. – С. 61-62) (греческие гимны 3-2 вв. до н. э.):

Поэтому и Орфей тоже говорит о рождении Афины, что-де Зевс родил ее из головы: Вооруженьем сверкавшую медного цвета с отливом.

 

Страбон. География. Книга IX 2, 36. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 163) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

Об Алалкоменах поэт упоминает, но не в «Списке кораблей»:

Гера Аргивская и Алалкомена Афина.

В городе находится древнее высокочтимое святилище Афины; говорят даже, что богиня родилась именно здесь, так же как Гера в Аргосе, поэтому-то поэт так и назвал их, как бы по их родным городам. Быть может, Гомер потому и не упоминает в «Списке кораблей» людей из Алалкомены, что они, являясь священными, были освобождены от участия в походе. И в самом деле, Алалкомены никогда не подвергались разорению, хотя этот городок небольшой и расположен не в хорошо укрепленной местности, а на равнине.

 

Цицерон. О природе богов. (Источник: Цицерон. Философские трактаты. / Пер. М. И. Рижского. Отв. ред., сост. и вступ. ст. Г. Г. Майорова. (Серия «Памятники философской мысли»). — М.: Наука, 1985. — 384 стр.) (римский ритор 1 в. до н. э.):

Дио­ген Вави­лон­ский, в кни­ге оза­глав­лен­ной “О Минер­ве”, отно­сит рож­де­ние Юпи­те­ром и про­ис­хож­де­ние боги­ни-девы к обла­сти есте­ство­зна­ния, отде­лив это от басен.

[Дио­ген Вави­лон­ский (ок. 240—150), уче­ник Хри­сип­па и одно вре­мя гла­ва стои­че­ской шко­лы, истол­ко­вал извест­ный миф о рож­де­нии Афи­ны-Минер­вы из голо­вы Зев­са в алле­го­ри­че­ском смыс­ле: Афи­на — это муд­рость Зев­са, кото­рая поме­ща­лась в его голо­ве.]

 

Платон. Кратил.  / Пер. Т. В. Васильевой. (Источник: Платон. Собрание сочинений в 4 т.: Т. 1 /Общ. ред. А. Ф. Лосева и др.; Авт. вступит. статьи А. Ф. Лосев; Примеч. А. А. Тахо-Годи; Пер. с древнегреч. – М.: Мысль, 1994. – С. 634-636) (греческий философ 4 в. до н. э.):

Гермоген. Однако не забудь об Афине, Сократ, ведь ты афинянин, да и о Гефесте и об Аресе.

Сократ. Да, мне это не пристало бы.

Гермоген. Конечно, нет.

Сократ. Во всяком случае, другое ее имя нетрудно объяснить, почему оно ей присвоено.

Гермоген. Какое?

Сократ. Да ведь иногда ее называют еще Палладой.

Гермоген. Конечно, как же иначе!

Сократ. Так вот, я думаю, правильно было бы считать, что это имя ей дано от «пляски с копьем и в латах». Ведь когда кто-то либо сам воспаряет над землей, либо что-то подбрасывает руками, то мы называем это одним и тем же словом, не различая, сам он прыгает или что-то подкидывает.

Гермоген. Да, это верно.

Сократ. Так что «Паллада» – отсюда.

Гермоген. Да, это правильно. Однако о первом ее имени что ты скажешь?

Сократ. Об имени Афина?

Гермоген. Да.

Сократ. Это будет потруднее, друг мой. Похоже, древние видели в Афине то же, что и нынешние знатоки Гомера. Ведь многие из них, толкуя слова поэта, говорят, что Афина воплощает ум и самое мысль. Тот, кто присваивал имена, видимо, сам мыслил о ней нечто в этом роде, но выразил это еще сильнее, ведь он назвал ее «раздумьем бога» : вместо эты он поставил взятую из чужого наречия альфу, а сигму и йоту отбросил. А может быть, он назвал ее так – Теоноей – в отличие от других за то, что она помышляет о божественном. Ничто также не запрещает нам считать, что он хотел назвать ее Этоноей, потому что размышление было как бы в самом характере этой богини. И уже впоследствии то ли сам законодатель, то ли какие-нибудь другие люди, изменяя это имя к лучшему, как они полагали, стали звать ее Афина.

Оцените статью
Боги Греции
Добавить комментарий

четыре − два =