Цитаты и книги классической древнегреческой литературы о Персефоне

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ПЕРСЕФОНЫ

I. ЗЕВС И ДЕМЕТРА

Гесиод. Теогония. 912-914. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Художественная литература, 1963. – С. 48) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

«После того он на ложе взошел к многокормной Деметре,

И Персефоной его белолокотной та подарила:

Деву похитил Аид у нее с дозволения Зевса».

 

Гомеровские гимны. V. К Деметре. 1-3. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Художественная литература, 1963. – С. 155) (греческий эпос 7-6 вв. до н. э.):

«Пышноволосую петь начинаю Деметру-богиню

С дочерью тонколодыжной, которую тайно похитил

Аидоней, с изволенья пространногремящего Зевса».

Существует бесчисленное множество других источников, в которых Персефона упоминается как дочь Зевса и Деметры.

II. ЗЕВС И СТИКС

Аполлодор в своем списке детей Зевса, как ни странно, называет Персефону дочерью Зевса и Стикс. В других местах он, как обычно, называет ее матерью Деметру.

Псевдо-Апполодор. Мифологическая библиотека. Книга I.III (1). (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 6) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«Зевс… сходился… со многими смертными женщинами и богинями… От Фемиды, дочери Урана, родились у Зевса дочери Оры… от Стикс – Персефона…»

 

ПЕРСЕФОНА И СОЗДАНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО РОДА

В одном малоизвестном мифе Персефоне (а не Прометею, как обычно) приписывалось сотворение человечества из глины. Последовал спор богов о том, кто из них должен им обладать. В результате Прометей был награжден Зевсом и Геей при жизни и Персефоной после смерти.

Гигин. Мифы. 220. (Источник: Гигин. Мифы / Перевод с латинского, комментарий Д. О. Торшилова под общей редакцией А. А. Тахо-Годи. – СПб: Алетейя, 1997. С. 249) (римский мифограф 2 в. н.э.):

«Когда Забота [Персефона] переходила какую-то реку, она увидела белую глину, подобрала ее, задумавшись, и стала лепить человека. Пока она обдумывала в одиночестве, что это она сделала, появился Юпитер [Зевс]. Забота попросила его дать ему душу, и Юпитер легко согласился. Когда Забота хотела дать ему свое имя, Юпитер запретил и сказал, что ему нужно дать его имя. Пока Забота и Юпитер рассуждали об имени, поднялась Земля [Гея] и тоже сказала, что ему нужно дать ее имя, раз уж она дала ему тело. Они взяли себе в судьи Сатурна [Кроноса]. Сатурн так рассудил их: ты, Юпитер, поскольку дал душу …… получишь тело. Поскольку Забота первым слепила его, она будет владеть им, пока он живет. А раз из-за его имени начался раздор, пусть он называется человек, потому что сделан из земли)».

 

ПОТОМСТВО ПЕРСЕФОНЫ

I. ЗАГРЕЙ

Орфический гимн XXX. Дионису (фимиам, стиракта). (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 210) (греческие гимны 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.):

«Я Диониса зову, оглашенного криками «эйа»!

Перворожденный и триждырожденный, двусущий владыка,

Неизреченный, неистовый, тайный, двухвидный, двурогий,

В пышном плюще, быколикий, «эвой» восклицающий, бурный,

Мяса вкуситель кровавого, чистый, трехлетний, увитый

Лозами, полными гроздьев, — тебя Ферсефоны с Зевесом

Неизреченное ложе, о бог Евбулей, породило.

Вместе с пестуньями, что опоясаны дивно, внемли же

Гласу молитвы моей и повей, беспорочный и сладкий,

Ты, о блаженный, ко мне благосклонное сердце имея!»

 

Орфический гимн XLVI. Ликниту (фимиам с манной). (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 226) (греческие гимны 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.):

«Этой молитвой зову Диониса Священной Корзины,

Доброго Вакха-нисейца, желанного, в пышном цветенье,

Детище милое нимф и венчанной светло Афродиты.

Пляшущей поступью ты сотрясаешь лесные дубравы,

С нимфами вместе ликуя, безумием сладким объятый,

Ты отведен был к святой Персефоне по воле Зевеса,

Ею был вскормлен, взращен любимым для сонма бессмертных.

Ныне явись, о блаженный, принять эти милые жертвы!»

 

II. МЕЛИНОЯ

Орфический гимн LXXI. Мелиное (фимиам, ароматы). (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 251) (греческие гимны 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.):

«Я Мелиною зову, облаченную в пеплос шафранный,

Нимфу подземного царства — ее от священного ложа

Зевса на свет родила Ферсефона у глубей Кокита, —

Ту, что с Плутоном обманным путем сошлась, расколовшись

Надвое кожей двутелой, — то замысел был Ферсефоны.

Ты, Мелиноя, как призрак туманный, морочишь и манишь

Смертных, являясь их взорам в бесчисленном множестве видов

То ты вполне различима, а то затемняешься мраком,

То возникаешь с одной стороны, то с другой, среди ночи»

 

III. ЭРИНИИ

Орфический гимн LXX. Евменидам (фимиам, ароматы). (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 250) (греческие гимны 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.):

« О [Эринии]…

Чистые дщери Хтонийского Зевса, великого бога,

И Персефоны, прельстительной девы прекраснокудрявой!»

 

Орфический гимн XXIX. Гимн Персефоне. (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 209) (греческие гимны 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.):

«Ветка святая Деметры, в прелестных кудрях Праксидика [Персефона],

Ты Евменид [Эриний] породила, подземного царства царица,

Дева, рожденная Зевсовым семенем неизречимым…»

 

СОВРАЩЕНИЕ ПЕРСЕФОНЫ ЗЕВСОМ

В орфических мифах Персефона была соблазнена Зевсом в образе змея. Она родила ему сына, бога Загрея. Когда Зевс посадил Загрея на небесный трон, тот был атакован и растерзан Титанами. Афина спасла его сердце. Он родился второй раз как бог Дионис. Говорят, что от их союза родилась богиня ада по имени Мелиноя (вероятно, Геката).

Орфический гимн XXX. Дионису. (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 210) (греческие гимны 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.):

«… Триждырожденный, двусущий владыка,

…увитый

Лозами, полными гроздьев, — тебя Ферсефоны с Зевесом

Неизреченное ложе, о бог Евбулей [Дионис–Заргей], породило».

 

Орфический гимн XLVI. Ликниту (фимиам с манной). (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 226) (греческие гимны 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.):

«Этой молитвой зову Диониса Священной Корзины,

Доброго Вакха-нисейца, желанного, в пышном цветенье,

Детище милое нимф и венчанной светло Афродиты.

Пляшущей поступью ты сотрясаешь лесные дубравы,

С нимфами вместе ликуя, безумием сладким объятый,

Ты отведен был к святой Персефоне по воле Зевеса,

Ею был вскормлен, взращен любимым для сонма бессмертных.

Ныне явись, о блаженный, принять эти милые жертвы!»

 

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга IV. Глава IV.(1). (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

«Некоторые сообщают миф, что был и другой, значительно более древний Дионис. Этот Дионис, которого некоторые называют Сабазием, был сыном Зевса и Персефоны. По причине почтительного благоговения, последовавшего за этим соитием, рождение его отмечают в тайне, в тайне приносят ему и жертвы, и все почести воздают ночью».

 

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга V. Глава LXXV.(4). (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

«Этот бог [Дионис-Загрей], как говорят, родился от Зевса и Персефоны на Крите, а Орфей сохранил в своих обрядах миф, согласно которому его разорвали титаны».

 

Гигин. Мифы. 155. (Источник: Гигин. Мифы / Перевод с латинского, комментарий Д. О. Торшилова под общей редакцией А. А. Тахо-Годи. – СПб: Алетейя, 1997. С. 188) (римский мифограф 2 в. н. э.):

«СЫНОВЬЯ ЮПИТЕРА [ЗЕВСА]

 

Либер [Дионис-Загрей] от Прозерпины [Персефоны], которого разорвали титаны…»

Гигин. Мифы. 167. (Источник: Гигин. Мифы / Перевод с латинского, комментарий Д. О. Торшилова под общей редакцией А. А. Тахо-Годи. – СПб: Алетейя, 1997. С. 201) (римский мифограф 2 в. н. э.):

«ЛИБЕР

Либер [Загрей-Дионис], сын Юпитера [Зевса] и Прозерпины [Персефоны], был разорван титанами. Его растертое сердце Юпитер дал в питье Семеле. Когда она забеременела [богом Дионисом] от него… отчего его назвали Дионисом и дали прозвище Двухматеринского».

 

Овидий. Метаморфозы (латинская поэма 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.) Книга шестая. 114. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«… Как [Зевс] Деоиду [Персефону] змеей обманул…»

 

Нонн Панополитанский (греческий эпос, V век н. э). Деяния Диониса. Песни V.562-621, VI.6-167. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 64-69 ) (греческий эпос 5 в. н. э.):

Песнь V:

«Был предназначен Семеле блистательнейший соложник,

Нового Диониса миру дать он замыслил,

Древнего Диониса [Загрея], явле́нного в облике бычьем…

Ибо высокогремящий Зевес сожалел о Загрее!

Со злосчастной судьбой родила его Персефонейя

Зевсу с обличьем змеиным, мужем имея владыку

Черноплащного [Аида]… Зевс же тогда был плотью извилист,

Змея облик прияв, свивавшего кольцами тело,

В сладостной страсти в покои тайные вполз к Персефоне

Для любви. Ведь все боги, что вечно живут на Олимпе,

Были тогда лишь одною очарованы девой,

Состязаясь друг с другом в поднесенье подарков

К свадьбе. Тогда-то Гермес, с Пейто́ еще не деливший

Ложа, невесте поднес свой жезл как подарок на свадьбу.

Сладкозвучную лиру дал Феб как свадебный выкуп.

Бог же Арей, добавив копье и панцырь впридачу,

Щит даровал новобрачным. Хромец лемносский [Гефест], от горна

Оторвавшись, подарок только что сделанный вносит:

Ожерелье с каменьем (блистают там самоцветы!).

Там-то он и отрекся от прежней жены, Афродиты,

После того как на страсти к Арею поймал он супругу…

Зевс же Отец сильнее всех прочих пленен Персефоной:

Лишь за девичьей красою следил ненасытным он взором,

Взгляд его направляли и сопровождали эроты [боги любви]

Прямо к самой Персефоне… В груди его бурное сердце

Билось, и не было силы с бессонною сладить заботой!

Вспыхнула страсть внезапно, светочем ярким, раздутым

С малой искры Пафийки [Афродиты], прекрасногрудой богиней

Проданы в рабство Зевесу взоры, слепые от страсти.

Тут-то юная дева взяла блестящую бронзу

Зеркала, чье отраженье судит смотрящего, облик

Вверила вестнику, правду безмолвно рекущему, дабы

Мнимый образ во мраке зеркала явно увидеть –

И своему отраженью смеялась. Так Персефона

Облик свой отраженный пред зеркалом созерцала,

Призрачное подобье призрачной Персефонейи!

Вскоре, пред наступленьем жажду несущего зноя,

От появленья Хор, творящих жар полуденный,

Дева бежит, оставив ткацкий станок и основу;

Пот вытирая, обильно лицо ее увлажнивший,

Все повязки грудные развязывает стыдливо.

После она, погрузившись в бодрящие воды бассейна,

Предается на волю струй водоема прохладных,

Волны несут ее прочь от дев, сужденных Палладе [Афине]!

Но не ушла от Дия всевидящих глаз. И нагое

В волнах зыбучих узрел он тело Персефонейи…

И владыка вселенной и мира, возница верховный,

Выю склонил перед страстью, могучий! И ни перуны,

Ни громовые раскаты не в помощь пред Афродитой!

Дом он оставил Геры, отверг он ложе Дионы,

Бросил Део́, Фемиды бежал, Лето́ не заметил,

Только одной лишь страсти желал он Персефонейи!»

Песнь VI:

«Побледнело богини сиянье румяное лика,

Ибо мукой терзалась Део [Деметра], пребывала в смятенье…

Вот в жилище Астрея-провидца [астрологи] благою стопою

Устремилась богиня…

…левою дланью колена

Старца, что состраданья полон, коснулась… Десницей

Тянется к подбородку с густокосматой брадою.

О женихах своей дочки рассказывает богиня,

Слов утешенья алкая пророческих… Ибо оракул

В горьких наших заботах нам бывает поддержкой!

Не отказал ей старец Астрей в мольбах: и рожденья

День рассчитал он дочки и точно сроки зачатья,

Неумолимое время и миг часов неустанный

Появления в мир и, пальцы искусно раскинув,

Вычислил круговращенья и время возврата созвездий,

Вычислил, пясти содвинув двойным движеньем ладоней.

После Астерион-служка подносит по первому зову

Старцу округлую сферу, образ вселенной с рисунком

Всех созвездий небесных, пред ним на ларь ее ставит.

После и приступает старец к гаданью: вращает

Шар по оси и зорко на знаков бег зодиака

Смотрит, звезд уясняя движенье и положенье.

Все это выяснил старец, созвездий бег рассчитавши.

После сферу с вращеньем вечных светил, эту сферу

С пестрой поверхностью звездной он в сундук запирает.

Гостье, в ответ на расспросы, тройной выкликает оракул:

«Чадолюбивая матерь Деметра! Конусом мрака

Только затмятся Селены лучи, от сего и померкшей,

Защити Персефону от полюбовника-вора,

Умыкнувшего втайне неприкосновенную дочерь,

Ежели пряжа Мойр [богинь Судьбы] дозволит… Ибо внезапно

Перед свадьбой законной ты соблазнителя узришь

Злоковарного в облике зверя, ибо Арея [планета Марс]

В точке заката с Пафийкой [планета Венера], изменника, я замечаю;

Вижу созвездие Змея, что там, над ними, восходит!

После пророчества голос Астрея в устах замирает.

Слышит Деметра, что серп сжимает в ладонях, о жатве

Будущей и о муже, столь грубо похитившем дочерь,

Вопреки всем обрядам, по собственному хотенью,

И улыбается, плача. Тотчас же горней дорогой

К дому, спеша, направляет стопы печально и мрачно

В стойлах стояли драконы с ярмом на выях удобным,

Облегающим крепко и плотно звериные пасти,

Их она запрягает, аспидов, ига не знавших!

И укрощая их пасти упряжью кривозубой,

Грозной повозкой своею Део светлокудрая правит,

Дочерь под покрывалом из тучи туманов упрятав.

Прямо пред колесницей Борей [северный ветер] застонал многошумный.

Но богиня взмахнула хлестким бичом, ускоряя

Бег повозки, влекомой как будто бы скакунами,

Развернувшими крылья драконами мчащими в небе

Прямо к объятьям Либа у струй круговых Океана.

После она, заметив каменный дом в отрогах,

К скалам летит пелоридским, к трехмысным брегам Сикели́и [Сицилии],

К адриатическим мелям, где зыби морские к закату

Вечно влекомые, гнутся как будто серпом кривозубым,

От Борея направив к Либу дыбливые воды.

Там же, где буйные воды пристанищем стали Кианы

У родника, что влагу в жертву морю приносит,

Увидала богиня укрывище, словно крепость,

С крепкою кровлей гранитной, прятавшей это место,

С каменными вратами, содеянными природой,

И со столбами из камня, там жили соседние нимфы.

Тут богиня, пробравшись во мрак палат непроглядный,

Прячет дочь средь громадин в этой пещере скалистой.

Там, разрешивши драконов своих от повозки крылатой,

Одного оставляет справа от мыса у входа,

Слева другого, напротив каменного затвора,

Чтоб стерегли Персефону, ведь дочерь не должно и видеть!

Каллигенейю приводит, чадолюбивую няньку

С пряжей и всем, что потребно для рукоделья Паллады [Афины]

Женскому роду в тяжкой и кропотливой работе;

Нимфам доверив хранить живущим в скалах потайных

Гнутую колесницу, Део в небеса удалилась.

Взявши изогнутозубый гребень железный изострый,

Стала вычесывать пряжу дева Персефонейя,

После взялась и за прялку: от движенья ладоней

Колесо завращалось, свершая круги равномерно –

А веретенцо мотает кольца прядущихся нитей!

Равномерно стопами вращению помогая

Колеса́, выпрядает основу, ткани начало,

После кладет ее рядом. Затем к тканью приступает

Дева, челнок прогоняя по нитям, в работе склоняясь,

Первой ткачихе, Афине, хвалебную песнь запевает.

Юная Персефонейя! Нет от страсти спасенья!

Ибо девичество будет отъято в змеином объятье.

Зевс, волнуясь змеиным телом, в облике гада,

Страстной любовью пылая, кольцом извиваясь в желанье,

Доберется до самых темных покоев девичьих,

Помавая брадатой пастью драконам у входа.

Обликом схож со змеем, сомкнет им дремотою очи,

Полный томленьем страстным, лижет он нежное тело

Девы, от жарких змеиных объятий небесного змея

Плодное семя раздуло чрево Персефонейи:

Так Загрей и родился, отпрыск рогатый, он Зевсов

Трон занимал единый на небе и трогал ручонкой

Детской зарницу Зевеса…»

 

Нонн Панополитанский (греческий эпос, V век н. э). Деяния Диониса. Песнь XXXI.44-54. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. С. 299) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«[Гера манипулирует Персефоной, чтобы послать эриний поразить Диониса безумием:] «Сына спасал он [Зевс] Семелы [Диониса] из пламени жаркого молний,

Вакха спасал от зарницы, плод недоразвитый страсти!

Полукровку-мальчишку! Изрубленного мечами

Горнего Диониса, Загрея [сына Персефоны] – не защитил он!

Только гневит меня больше то, что Кронид поднебесный

Свод предоставил Семеле, а Тартар — Персефонейе!

Для Аполлона — небо, горний дом — для Гермеса,

В мрачном доме подземном ты должна обретаться!

Что же хорошего, коли в облике аспида мнимом

Развязал он девичий пояс невинности, если

После брачного ложа желал погубить он младенца?»

 

ПЕРСЕФОНА ЛЮБИТ АДОНИСА

Популярный финикийский миф о любви богини Астарты (Иштар) к Адону был заимствован греками, которые отождествляли Астрату, Афродиту и Персефону.

Псевдо-Апполодор. Мифологическая библиотека. Книга III. XIV (4). (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 71) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«Вследствие его [младенца Адониса] красоты Афродита тайно от богов еще младенцем положила его в ларец и доверила Персефоне. Но та, увидев его, не стала его отдавать. Был учрежден суд, и Зевс присудил, чтобы год разделили на три части: одну часть Адонис будет

проводить у себя, другую — у Персефоны, а оставшуюся — у Афродиты. Адонис присоединил к последней части года и свою часть».

 

Орфический гимн LVI. Адонису (фимиам, ароматы). (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 236) (греческие гимны 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.):

«…Сладкая ветка Киприды [Афродиты], прельстительный отпрыск Эрота [любви]!

О, порожденный от ложа прекрасной собой Персефоны!

В Тартаре мрачном обитель имел ты когда-то, но после

Вновь на высоты Олимпа вознес плодоносное тело».

 

Гигин (Гай Юлий Гигин, ум. в 17 г. в Риме – древнеримский писатель). Астрономия. Книга вторая. 7.3. (Источник: Гигин. Астрономия / Пер. и комм. А. И. Рубана. Вступ. ст. А. В. Петрова. — СПб.: Алетейя, 1997) (римский мифограф 2 в. н. э.):

«Некоторые также рассказывают, что Венера [Афродита] и Прозерпина [Персефона] пришли на суд Юпитера [Зевса], прося рассудить, кому из них владеть Адонисом. Юпитер назначил им судьей музу Каллиопу, мать Орфея, и она рассудила так, чтобы они владели им поочередно, по половине года».

 

ГНЕВ ПЕРСЕФОНЫ: МИНФА

Страбон. География. Книга VIII. Глава III.14. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 327) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«… На востоке находится гора, названная по имени Минфы, которая, как рассказывают мифы, сделалась наложницей Аида и была растоптана Корой [Персефоной], а затем превращена в садовую мяту, которую некоторые называют «душистой мятой».

 

Овидий. Метаморфозы (латинская поэма 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.) Книга десятая. 728-730. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«Тебе, Персефона,

Не было ль тоже дано обратить в духовитую мяту

Женщины тело?»

 

ПЕРСФОНА БЛАГОВОЛИТ ОРФЕЮ

Когда Орфей пришел в подземный мир, желая вернуть свою возлюбленную Эвридику, Персефона была растрогана его слезами и позволила ей вернуться.

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга IV. Глава 25.(4). (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

«Орфей… из любви к жене отважился на неслыханный поступок: он спустился в аид и, восхитив своей игрой Персефону, упросил ее исполнить его желание – позволить умершей жене возвратиться из аида».

 

Овидий. Метаморфозы (латинская поэма 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.) Книга десятая. 8-76. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«Жена молодая [Эвридика],

В сопровожденье наяд по зеленому лугу блуждая, –

Мертвою пала, в пяту уязвленная зубом змеиным.

Вещий родопский певец [Орфей], обращаясь к Всевышним, супругу

Долго оплакивал. Он обратиться пытался и к теням,

К Стиксу дерзнул он сойти, Тенарийскую щель миновал он,

Сонмы бесплотных теней, замогильные призраки мертвых,

И к Персефоне проник и к тому, кто в безрадостном царстве

Самодержавен [Аиду], и так, для запева ударив по струнам,

Молвил: «О вы, божества, чья вовек под землею обитель,

Здесь, где окажемся все, сотворенные смертными! Если

Можно, отбросив речей извороты лукавых, сказать вам

Правду, дозвольте…

Ради супруги пришел. Стопою придавлена, в жилы

Яд ей змея излила и похитила юные годы.

Горе хотел я стерпеть. Старался, но побежден был

Богом Любви: хорошо он в пределах известен наземных, –

Столь же ль и здесь – не скажу; уповаю, однако, что столь же.

Если не лжива молва о былом похищенье, – вас тоже

Соединила Любовь! Сей ужаса полной юдолью,

Хаоса бездной молю и безмолвьем пустынного царства:

Вновь Эвридики моей заплетите короткую участь!

Все мы у вас должники; помедлив недолгое время,

Раньше ли, позже ли – все в приют поспешаем единый.

Все мы стремимся сюда, здесь дом наш последний; вы двое

Рода людского отсель управляете царством обширным.

Так и она: лишь ее положённые годы созреют,

Будет под властью у вас: возвращенья прошу лишь на время.

Если же милость судеб в жене мне откажет, отсюда

Пусть я и сам не уйду: порадуйтесь смерти обоих».

Внемля, как он [Орфей] говорит, как струны в согласии зыблет,

Души бескровные слез проливали потоки…

Стали тогда Эвменид, побежденных пеньем, ланиты

Влажны впервые от слез, – и уже ни царица супруга,

Ни властелин преисподних мольбы не исполнить не могут.

Вот Эвридику зовут; меж недавних теней пребывала,

А выступала едва замедленным раною шагом.

Принял родопский герой [Орфей] нераздельно жену и условье:

Не обращать своих взоров назад, доколе не выйдет

Он из Авернских долин [ада], – иль отымется дар обретенный.

Вот уж в молчанье немом по наклонной взбираются оба

Темной тропинке, крутой, густою укутанной мглою.

И уже были они от границы земной недалеко, –

Но, убоясь, чтоб она не отстала, и в жажде увидеть,

Полный любви, он взор обратил, и супруга – исчезла!

Руки простер он вперед, объятья взаимного ищет,

Но понапрасну – одно дуновенье хватает несчастный.

Смерть вторично познав, не пеняла она на супруга.

Да и на что ей пенять? Иль разве на то, что любима?

Голос последним «прости» прозвучал, но почти не достиг он

Слуха его; и она воротилась в обитель умерших.

Смертью двойною жены Орфей поражен был…

Он умолял и вотще переплыть порывался обратно, –

Лодочник [Харон] не разрешил; однако семь дней неотступно,

Грязью покрыт, он на бреге сидел без Церерина дара.

Горем, страданьем души и слезами несчастный питался.

И, бессердечьем богов попрекая подземных…»

 

ПЕРСЕФОНА БЛАГОВОЛИТ АЛКЕСТИДЕ

Псевдо-Апполодор (греческий мифограф 2 в. н. э.) Мифологическая библиотека. Книга I. IX (15). (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 18) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«Аполлон и тут пообещал умилостивить богиню и выпросил у Мойр [богинь судьбы] следующее. Когда настанет для [царя] Адмета смертный час, он избавится от смерти, если кто-нибудь — отец или мать, или жена — добровольно согласится умереть вместо него. Когда настало время Адмету умереть, ни отец, ни мать не захотели отдать за него свою жизнь и только Алкеста [его жена] согласилась умереть вместо своего мужа. Но Кора [Персефона] вновь вернула ее на землю; некоторые же говорят, что это сделал Геракл, сразившийся с Аидом».

 

ГНЕВ ПЕРСЕФОНЫ: ПИРИФОЙ (ПИРИТОЙ)

Пирифой – царь [лапифов] попытался похитить Персефону из подземного мира для своей невесты. Однако он был схвачен богами ада и подвергнут вечным мучениям.

Платон. Государство.Книга третья. 391 c-d. (Источник: Платон. Собрание сочинений в 4 т.: Т. III /Общ. ред. А. Ф. Лосева и др.; Авт. вступит. статьи А. Ф. Лосев; Примеч. А. А. Тахо-Годи; Пер. с древнегреч. / Перевод А. Н. Егунова. – М.: Мысль, 1994. – С. 155) (греческий философ 4 в. до н. э.):

«Мы ни в коем случае не поверим и не допустим рассказов, будто Тесей, сын Посейдона, и Пирифой, сын Зевса, отваживались на ужасный разбой, да и вообще будто кто-либо из сыновей бога или героев дерзал на ужасные, нечестивые дела, которые теперь им ложно приписывают».

 

Псевдо-Апполодор. Мифологическая библиотека. Эпитома I. 23-24. (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 78-79) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«Вступив с Пиритоем в сговор о том, чтобы жениться на дочерях Зевса, Тесей с помощью Пиритоя похитил для себя из Спарты Елену, когда той было двенадцать лет; а для того, чтобы сосватать Пиритою Персефону, Тесей спустился в Аид. Но Диоскуры, действуя вместе с лакедемонянами и аркадянами, захватили Афидны и вернули обратно Елену. Вместе с Еленой они увели в плен Этру, дочь Питтея. Демофонт и Акамант спаслись бегством. Диоскуры также вернули Менестея и передали ему власть над афинянами. Тесей же, прибыв с Пиритоем в Аид, был обманут: Аид, как будто намереваясь угостить, пригласил их сесть на трон Леты [Забвение], и они к нему приросли: их удерживали своими кольцами обвившиеся вокруг них драконы. Пиритой остался там привязанным навечно, Тесея же вывел на землю Геракл…»

 

Псевдо-Апполодор. Мифологическая библиотека. Книга II.III (12). (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 40) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«Подойдя к самому входу в Аид [чтобы забрать Кербера (Цербера)], Геракл застал там Тесея и Пиритоя, пришедшего сватать Персефону и за это привязанного к скале. Увидев Геракла, они оба стали протягивать к нему руки, чтобы тот вывел их на свет своей могучей силой. Геракл, взяв Тесея за руку, вывел его. Он захотел вывести также и Пиритоя, но земля затряслась, и Геракл его оставил».

 

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга IV. Глава XLIII.(4). (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

«Когда Пирифой решил жениться на Персефоне и просил Тесея отправиться вместе с ним, Тесей поначалу пытался отговорить его, считая такой поступок святотатством. Однако Пирифой настаивал, и, чтобы сдержать клятву, Тесей был вынужден принять участие в этом деле. Оказавшись, наконец, в аиде, оба они стали там узниками, однако Тесей был освобожден впоследствии благодаря Гераклу, а Пирифой из-за своего святотатства терпит в аиде вечную кару. Некоторые мифографы считают, что оба они остались там безвозвратно).

 

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга IV. Глава XXVI.(1). (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

«Согласно существующим мифам, Геракл спустился в аид, где Персефона приняла его как брата. Он вывел из аида Тесея и Пирифоя, освободив их по милости Коры от оков и, взяв связанного пса [Кербера (Цербера)], доставил его к людям ко всеобщему изумлению».

 

Плутарх. Сравнительные жизнеописания. Тесей. 31, 35. (Источник: Плутарх. Сравнительные жизнеописания в двух томах. – М.: «Наука», 1994. Издание второе, исправленное и дополненное. Т. I. Перевод С. П. Маркиша, обработка перевода для настоящего переиздания — С. С. Аверинцева, переработка комментария — М. Л. Гаспарова) (греческий историк 1-2 вв. н. э.):

«[Плутарх рационализирует миф:] [Тесей], платя Пирифою услугою за услугу, отправился вместе с ним в Эпир добывать дочь Аидонея , царя молоссов. Дав жене имя Персефоны, дочери – Коры, а псу – Кербера, Аидоней предлагал биться с этим псом всякому, кто сватался к Коре, обещая, что победитель получит ее в жены. Но, узнав, что Пирифой с товарищем задумали не сватать девушку, а похитить ее, он велел схватить обоих, и Пирифоя тут же растерзал Кербер, а Тесея заперли в тюрьму.

Между тем Аидоней Молосский, принимая у себя в доме Геракла, случайно упомянул о Тесее и Пирифое – о том, зачем они пришли и как поплатились за свою дерзость, когда их изобличили, и Гераклу тяжко было услышать, что один бесславно погиб, а другому грозит гибель. Что до смерти Пирифоя, Геракл считал теперь все жалобы и упреки бесполезными, но за Тесея стал просить, убеждая царя, чтобы тот отпустил своего пленника из уважения к нему, Гераклу. Аидоней согласился, и Тесей, выйдя на волю и возвратившись в Афины, где его сторонников еще не вполне одолели, все священные участки, которые прежде отвел ему город, посвятил Гераклу…»

 

Клавдий Элиан. Пёстрые рассказы. Книга IV. 5. (Источник: Элиан. Пестрые рассказы. — М.-Л.: Издательство Академии наук СССР, 1963)(греческий ритор 2-3 вв. н. э.):

«Помнил добро и воздал за него благодарностью Тесей. Когда он был закован в оковы царем молоссов Аидонеем за то, что пришел с Пирифоем похитить его жену (Тесей заботился не о себе, а делал все ради Пирифоя), Геракл, придя в страну молоссов, освободил его; за это Тесей воздвиг в честь Геракла алтарь».

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.)

<Введение.> Генеалогии. (Источник: Гигин. Мифы / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. — 2-е изд., испр. — СПб.: Алетейя, 2000. – С. 99-100):

«79. Елена.

Когда Юпитер [Зевс] увидел, что они [Тесей и Пирифой] сами ищут опасности, он приказал им во сне, чтобы они оба просили у Плутона [Гадеса, Аида] Прозерпину [Персефону] в жены Пирифою. Когда через Тенар они спустились в подземное царство и объявили Плутону, зачем пришли, Фурии [Эринии] повергли их и долго терзали. Когда Геркулес [Геракл] пришел туда, чтобы увести трехглавого пса, они умоляли его о помощи. Он заступился перед Плутоном и вывел их невредимыми наверх».

 

Сенека. Федра. 92-97. (Источник: Луций Анней Сенека. Федра / Перевод С. А. Ошерова / Луций Анней Сенека. Трагедии. — М.: Наука, 1983. — С. 37) (римская трагедия 1 в. н. э.):

«Как всем своим подругам, верен мне Тесей.

Во мраке, за непроходимым озером,—

Там бродит воин жениха спесивого,

Царицы преисподней [Персефоны] похитителя,

Служа безумью друга [Пирифоя]; и ни стыд, ни страх

Его не остановят…»

 

Стаций. Фиваида. Книга восьмая. 53-54. (Источник: Публий Папиний Стаций. Фиваида / В переводе Ю. А. Шичалина. – М.: «Наука», 1991. – С. 130) (римский эпос 1 в. н. э.):

«Меня [Плутона] опрометчивый пыл Пирифоя

мучит, а также Тесей, присягнувший бесстрашному другу [друзья пытались похитить Персефону]…»

 

ПЕРСЕФОНА БЛАГОВОЛИТ ГЕРАКЛУ

Когда Геракл пришел в подземный мир, чтобы заполучить Кербера (Цербера), пса Аида, Персефона приняла его как брата и позволила ему взять пса, а также освободить Тесея.

Вакхилид. Эпиникии. Песнь 5, олимпийская <«Мелеагр»>, Гиерону Сиракузскому, сыну Диномена, на победу в конном беге. Год – 476. (Источник: Пиндар, Вакхилид. Оды. Фрагменты / Издание подготовил М. Л. Гаспаров. – М: Наука, 1980. С. 237) (греческая лирика 5 в. до н. э.):

«[Геракл] погрузился в сень узконогой Персефоны,

Чтобы злобного зубами пса,

Исчадие неподступной Эхидны

Вывесть из Аида к земному дню».

 

Псевдо-Апполодор. Мифологическая библиотека. Книга II.V (12). (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 40) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«Желая напитать души умерших кровью, Геракл заколол одну из коров, принадлежавших Аиду. Менет, сын Кевтонима, который пас этих коров, вызвал Геракла на единоборство, но Геракл так сжал его, что переломал ему ребра, однако отпустил его по просьбе Персефоны. Когда Геракл стал просить Плутона отдать ему Кербера, тот разрешил ему взять собаку, если он одолеет ее без помощи оружия, которое при нем было».

 

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга IV. Глава XXVI.(1). (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

«Согласно существующим мифам, Геракл спустился в аид, где Персефона приняла его как брата. Он вывел из аида Тесея и Пирифоя, освободив их по милости Коры от оков и, взяв связанного пса, доставил его к людям ко всеобщему изумлению».

 

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга IV. Глава XXVI.(1). (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

«Согласно существующим мифам, Геракл спустился в аид, где Персефона приняла его как брата. Он вывел из аида Тесея и Пирифоя, освободив их по милости Коры [Персефоны] от оков и, взяв связанного пса [Кербера (Цербера)], доставил его к людям ко всеобщему изумлению».

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.)

<Введение.> Генеалогии. (Источник: Гигин. Мифы / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. — 2-е изд., испр. — СПб.: Алетейя, 2000. – С. 99, 100):

«79. Елена.

Когда Геркулес [Геракл] пришел туда, чтобы увести трехглавого пса, они [Тесей и Пирифой] умоляли его о помощи. Он заступился перед Плутоном [Аидом] и вывел их невредимыми наверх».

 

Сенека. Геркулес в безумье. 760-806. (Источник: Луций Анней Сенека. Геркулес в безумье / Перевод С. А. Ошерова // Луций Анней Сенека. Трагедии. — М.: Наука, 1983. — С. 136-137) (римская трагедия 1 в. н. э.):

«Амфитрион

Скажи мне, добровольно ли племяннику

Дит отдал дар иль с бою сын [Геракл] добычу взял?

Дом завиднелся Дита [Аида] ненасытного,

Там царства сторож яростный, стигийский пес [Кербер (Цербер)]

Пугает тени лаем…

Сокрушенный, сломленный [дубиной Геракла],

Пес не грозит уж: головы повесивши,

В пещеру он забился. А властители

В испуге разрешили увести его

И в дар меня [Тесея] по просьбе друга [Геракла] отдали».

 

ПЕРСЕФОНА ГНЕВАЕТСЯ НА ФИВАНЦЕВ И БЛАГОСКЛОННА К КОРОНИДАМ

Аид и Персефона поразили Фивы смертельной чумой, вероятно, в наказание за отказ царя Креона (Креонта) разрешить захоронение мертвых воинов армии «Семерых против Фив». Чтобы умилостивить богов, двух девушек принесли в жертву и они – крониды – покончили с собой. Боги сжалились над кронидами и они стали двумя звездами, которые были названы кометами.

Антонин Либерал. Метаморфозы. XXV. Метиоха и Мениппа [Рассказывает Никандр в книге IV «Превращений» и Коринна в книге I «Героев»]. (Источник: Антонин Либерал. Метаморфозы / Перевод с древнегреческого, вступительная статья и комментарии В. Н. Ярхо // ВДИ, 1997, № 3-4) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«Когда всю Эонию [Беотию] охватила чума и многие стали умирать, оттуда отправили послов за советом к Гортинскому Аполлону, и бог им изрек, что нужно умилостивить двух подземных богов [Аида и Персефону]. Он сказал, что их гнев прекратится, если в жертву двум богам принесут себя добровольно две девушки. (3) Но ни одна из девушек в городе не повиновалась этому прорицанию, пока некая служанка не сообщила предсказание дочерям Ориона [двум Кронидам]. Когда они услышали это, сидя за ткацкими станками, они приняли смерть ради своих сограждан, прежде чем самим стать жертвой эпидемии и погибнуть. Итак, трижды воззвав к подземным богам, что они добровольно приносят себя в жертву, они вонзили сами себе челноки около ключиц и вскрыли себе горло. (4) Обе они упали на землю, но Персефона и Гадес [Аид] сжалились над ними: тела девушек исчезли, а вместо них с земли поднялись две звезды. Появившись, они вознеслись на небо и люди назвали их кометами».

 

ПЕРСЕФОНА ГНЕВАЕТСЯ НА ЕФИМИЮ

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Астрономия. Книга вторая. ОРЕЛ 16.1. (Источник: Гигин. Астрономия / Перевод и комментарии А. И. Рубана. СПб., Изд-во «Алетейя», 1997):

«… Был некий Мероп, который царствовал на острове Кос, и который остров Кос назвал именем дочери, а тамошних жителей — меропами, по своему имени. Супругой его была некая Ефимия, из рода нимф. Она отказалась почитать Диану [Артемиду], и та стала пронзать ее стрелами. Наконец, Прозерпина [Персефона] живой унесла ее в царство мертвых».

 

ПЕРСЕФОНА БЛАГОСКЛОННА К ПСИХЕЕ

Афродита отправила Психею в подземный мир, чтобы она принесла от Персефоны ящик с чудесными притираниями, и это стало одним из ее многочисленных суровых испытаний.

Апулей. Золотой осёл. Книга шестая. 16-21. (Источник: Апулей. Золотой осёл / Перевод М. Кузьмина. — Л.: Academia, 1931. — C. 186-190) (римский роман 2 в. н. э.):

«[Афродита дает Психее работу]: Но вот что, милочка, должна ты для меня сделать. Возьми эту баночку,— и передала ей, — и скорее отправляйся в преисподнюю в загробное царство самого Орка [Аида, Гадеса]. Там отдашь баночку Прозерпине [Персефоне] и скажешь: — Венера просит тебя прислать ей немножечко твоей красоты, хотя бы на один денек, так как собственную она всю извела и истратила, покуда ухаживала за больным сыном. — Но возвращайся не мешкая, так как мне нужно ею воспользоваться очень скоро, чтобы пойти на собрание богов».

[Говорящая башня рассказывает Психее, как добраться до Персефоны в подземное царство:]

«Преогромный пес [Кербер, Цербер], наделенный тремя большими головами, громадный и страшный, бешеным лаем тщетно пугая мертвых, которым зла причинить не может, у самого порога и черных сеней Прозерпины [Персефоны] лежа, постоянно охраняет обширные палаты Дита [Аида]. Дав ему для укрощения в добычу одну из лепешек, ты легко пройдешь мимо него и достигнешь скоро до самой Прозерпины, которая примет тебя любезно и милостиво, будет уговаривать сесть помягче и отведать пышной трапезы. Но ты сядь на землю и возьми только черного хлеба, затем доложи, зачем ты пришла, и, приняв, что тебе дадут, возвращайся обратно: смягчи ярость собаки оставшейся лепешкой, заплати скупому старику за перевоз медную монету, которую ты сохранила, и, переправившись через реку, прежней дорогой снова вернешься и снова увидишь хоровод небесных светил. Но вот о чем я считаю нужным предупредить тебя прежде всего: не вздумай открывать баночки, которая будет у тебя в руках, и не старайся увидеть скрытые в ней сокровища божественной красоты».

[Психея следует наставлениям говорящей башни:] «… Утишив устрашающую ярость пса лепешкой, проникает она в чертоги Прозерпины [Персефоны]. Не прельстившись предложением хозяйки кресел мягких, яств роскошных, но сев смиренно у ног ее и удовольствовавшись простым хлебом, передала она поручение Венеры [Афродиты]. Сейчас же запрятала наполненную и закупоренную баночку и, приманкой следующей лепешки заткнув глотку лаявшему псу, оставшимся медяком заплатив за перевоз, выбралась из преисподней гораздо бодрее, чем шла туда. Снова увидела она свет белый и поклонилась ему. Но хотя и поторопилась она поскорее исполнить поручение, но дерзкое любопытство

овладело ею. — Какая я глупая, — подумала она, — нести с собой божественную красоту и не взять от нее хоть немножечко для себя, чтобы понравиться прекрасному моему возлюбленному! И, подумав так, открывает баночку. Там ничего решительно нет, никакой божественной красоты, только сон подземный, поистине стигийский, сейчас же вырвавшийся из под крышки, на нее находит, по всему телу разливается густое облако оцепенения и овладевает ею, упавшей на той же тропинке, не будучи в состоянии шагу ступить дальше. И лежала она недвижно, словно объятая смертным покоем. А Купидон [Эрос]… нашел свою Психею и, тщательно сняв с нее сон и запрятав его на прежнее место в баночку, Психею будит безопасным уколом своей стрелы…»

Оцените статью
Боги Греции
Добавить комментарий

девять + четыре =