Цитаты и книги классической древнегреческой литературы о Деметре

Цитаты классической древнегреческой литературы

Содержание
  1. РОЖДЕНИЕ
  2. ДЕМЕТРА И ПОХИЩЕНИЕ ПЕРСЕФОНЫ
  3. I. ПОХИЩЕНИЕ ПЕРСЕФОНЫ
  4. II. ДЕМЕТРА В ПОИСКАХ ПЕРСЕФОНЫ
  5. III. ДЕМЕТРА УХОДИТ В ЭЛЕФСИН
  6. IV. ГДЕВ ДЕМЕТРЫ. ГОЛОД
  7. V. ВОЗВРАЩЕНИЕ ПЕРСЕФОНЫ И ПРОИСХОЖДЕНИЕ СЕЗОНОВ
  8. VI. ДАРЫ ДЕМЕТРЫ И ПЕРВАЯ ВЕСНА
  9. VII. ОСНОВАНИЕ ЭЛЕФСИНСКИХ МИСТЕРИЙ
  10. ДЕМЕТРА И ПОХИЩЕНИЕ ПЕРСЕФОНЫ (ДИОДОР)
  11. ДЕМЕТРА И ПОХИЩЕНИЕ ПЕРСЕФОНЫ («МЕТАМОРФОЗЫ» ОВИДИЯ)
  12. I. ПОХИЩЕНИЕ ПЕРСЕФОНЫ И ПОИСКИ, ПРЕДПРИНЯТЫЕ ДЕМЕТРОЙ (С УЧАСТИЕМ КИАНЕИ)
  13. II. ДЕМЕТРА И ГОЛОДАНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА
  14. III. ДЕМЕТРА ПРОДОЛЖАЕТ ПОИСКИ (С УЧАСТИЕМ АРЕТУЗЫ)
  15. IV. ВОЗВРАЩЕНИЕ ПЕРСЕФОНЫ
  16. V. ДЕМЕТРА ОБУЧАЕТ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО ЗЕМЛЕДЕЛИЮ
  17. ДЕМЕТРА И ПОХИЩЕНИЕ ПЕРСЕФОНЫ («ФАСТЫ» ОВИДИЯ)
  18. I. ПОХИЩЕНИЕ ПЕРСЕФОНЫ И ПОИСКИ, ПРЕДПРИНЯТЫЕ ДЕМЕТРОЙ
  19. II. ДЕМЕТРА САМА ПРИХОДИТ В ЭЛЕВСИН
  20. III. ДЕМЕТРА ПРОДОЛЖАЕТ ПОИСКИ
  21. IV. ВОЗВРАЩЕНИЕ ПЕРСЕФОНЫ
  22. ДЕМЕТРА И ПОХИЩЕНИЕ ПЕРСЕФОНЫ (ДРУГИЕ ИСТОЧНИККИ)
  23. I. СТРАНСТВИЯ ДЕМЕТРЫ (СОГЛАСНО ПАВСАНИЮ)
  24. II. ПОХИЩЕНИЕ ПЕРСЕФОНЫ (СОГЛАСНО ГИГИНУ)
  25. III. СТРАНСТВИЯ ДЕМЕТРЫ (СОГЛАСНО ДРУГИМ ИСТОЧНИКАМ)
  26. IV ВОЗВРАЩЕНИЕ ПЕРСЕФОНЫ (СОГЛАСНО ДРУГИМ ИСТОЧНИКАМ)
  27. ДЕМЕТРА И ПОКЛОННИКИ ПЕРСЕФОНЫ (НОНН ПАНОПОЛИТАНСКИЙ)
  28. БОГИНЯ ЧЕГО ДЕМЕТРА
  29. I. БОГИНЯ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА, ЗЕРНА И ХЛЕБА
  30. II. БОГИНЯ ФРУКТОВ И ОВОЩЕЙ
  31. III. БОГИНЯ НАПИТКА ИЗ ЯИЧНОЙ МУКИ
  32. БОГИНЯ ЗАКОНА И ПОРЯДКА
  33. БОГИНЯ ЖИЗНИ ПОСЛЕ СМЕРТИ (МИСТЕРИЙ)
  34. ДЕМЕТРА И СОЗВЕЗДИЯ
  35. I. ДЕВА
  36. II. БЛИЗНЕЦЫ
  37. ОТОЖДЕСТЛЕНИЕ ДЕМЕТРЫ С ДРУГИМИ БОГИНЯМИ
  38. ГИМНЫ К ДЕМЕТРЕ
  39. I. ГОМЕРОВСКИЕ ГИМНЫ
  40. II. ОРФИЧЕСКИЕ ГИМНЫ
  41. III. ДРУГИЕ ГИМНЫ
  42. ОПИСАНИЕ ВНЕШНОСТИ ДЕМЕТРЫ
  43. ДЕМЕТРА И ИАСОН
  44. ДЕМЕТРА И ДИСАВЛ
  45. ДЕМЕТРА, ЗЕВС И ПЕРСЕФОНА
  46. ДЕМЕТРА И ФИЛОМЕЛ
  47. ДЕМЕТРА И ПЛУТОС
  48. ДРУГОЕ

РОЖДЕНИЕ

Гесиод. Теогония. 453. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 38-39) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

 

Рея, поятая Кроном, детей родила ему светлых —
Деву-Гестию, Деметру и златообутую Геру,

Славного мощью Аида, который живет под землею,
Жалости в сердце не зная, и шумного Энносигея,
И промыслителя Зевса, отца и бессмертных и смертных,
Громы которого в трепет приводят широкую землю.
Каждого Крон пожирал, лишь к нему попадал на колени

Новорожденный младенец из матери чрева святого:
Сильно боялся он, как бы из славных потомков Урана
Царская власть над богами другому кому не досталась.
Знал он от Геи-Земли и от звездного Неба-Урана,
Что суждено ему свергнутым быть его собственным сыном,

Как он сам ни могуч — умышленьем великого Зевса.
Вечно на страже, ребенка, едва только на свет являлся,
Тотчас глотал он. А Рею брало неизбывное горе…

…Крон хитроумный обратно, великий, извергнул потомков,
Хитростью сына родного и силой его побежденный.
Первым извергнул он камень, который последним пожрал он.

 

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга 1. 4. (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 51) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

Крон женил­ся на сест­ре Рее и, так как Гея и Уран пред­рек­ли ему, что власть у него отни­мет его соб­ст­вен­ный сын, стал пожи­рать рож­дав­ших­ся у него детей. И пер­вой он про­гло­тил родив­шу­ю­ся Гестию, затем Демет­ру и Геру, вслед за ними Плу­то­на и Посей­до­на. (6) Раз­гне­ван­ная этим, Рея отпра­ви­лась на Крит, в то вре­мя когда она была бере­мен­на Зев­сом, и роди­ла его в пеще­ре горы Дик­те8, пору­чив вос­пи­ты­вать его куре­там и доче­рям Мелис­сея, ним­фам Адрас­тее и Иде. (7) Послед­ние вскарм­ли­ва­ли Зев­са моло­ком Амал­феи9, а куре­ты в пол­ном воору­же­нии охра­ня­ли нахо­див­ше­е­ся в пеще­ре дитя, уда­ряя копья­ми о щиты, чтобы Крон не услы­шал голо­са ребен­ка10. Рея же, завер­нув в пелен­ки камень, дала его про­гло­тить Кро­ну вза­мен ново­рож­ден­но­го11.

II. (1) Став взрос­лым, Зевс при­звал на помощь Мети­ду12, дочь Оке­а­на, и она дала Кро­ну выпить зелье, кото­рое заста­ви­ло его изрыг­нуть вна­ча­ле камень, а затем и детей, кото­рых он про­гло­тил.

 

ДЕМЕТРА И ПОХИЩЕНИЕ ПЕРСЕФОНЫ

I. ПОХИЩЕНИЕ ПЕРСЕФОНЫ

Гомеровские гимны. 2. К Деметре. 1. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 149, 155) (греческий эпос 7-4 вв. до н. э.):

Пышноволосую петь начинаю Деметру-богиню
С дочерью тонколодыжной, которую тайно похитил
Аидоней[107], с изволенья пространно гремящего Зевса.
Не было матери с ней, златосерпой Деметры, в то время.

В сонме подруг полногрудых, рожденных седым Океаном,
Дева играла на мягком лугу и цветы собирала,
Ирисы, розы срывая, фиалки, шафран, гиацинты,
Также нарциссы, — цветок, из себя порожденный Землею,
По наущению Зевса, царю Полидекту[108] в угоду,

Чтоб цветколицую деву прельстить — цветок благовонный,
Ярко блистающий, диво на вид для богов и для смертных.
Сотня цветочных головок от корня его поднималась,
Благоуханью его и вверху все широкое небо,
Вся и земля улыбалась, и горько-соленое море.

Руки к прекрасной утехе в восторге она протянула
И уж сорвать собиралась, как вдруг раскололась широко
Почва Нисийской равнины[109], и прянул на конях бессмертных
Гостеприимец-владыка, сын Кроноса многоименный.
Деву насильно схватив, он ее в золотой колеснице

Быстро помчал. Завопила пронзительным голосом дева,
Милого клича отца, высочайшего Зевса-Кронида.
Но не услышал призыва ее ни один из бессмертных,
И ни один из людей, ни одна из подруг пышноруких.
Слышала только из темной пещеры Персеева дочерь,

Нежная духом Геката, с блестящей повязкою дева[110].
Слышал и Гелиос-царь, Гиперионов сын лучезарный,
Как призывала богиня Кронида-отца. Но далеко
В многомолитвенном храме отец пребывал в это время,
От земнородных людей принимая прекрасные жертвы.

Деву же, против желанья ее, наущением Зевса,
Прочь от земли на бессмертных конях увлекал ее дядя,-
Гостеприимец-властитель, сын Кроноса многоименный.
Все же, покамест земля и богатое звездами небо,
И многорыбное, сильно текущее море, и солнце

С глаз не исчезли у девы, — надежды она не теряла
Добрую матерь увидеть и племя богов вековечных:

В горькой печали надежда ей все еще тешила душу…
***********************************************
Ахнули тяжко от вопля бессмертного темные бездны
Моря и горные главы. И вопль этот мать услыхала.

 

II. ДЕМЕТРА В ПОИСКАХ ПЕРСЕФОНЫ

Гомеровские гимны. 2. К Деметре. 1. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 149, 155) (греческий эпос 7-4 вв. до н. э.):

Горе безмерное остро пронзило смущенное сердце.
Разодрала на бессмертных она волосах покрывало,
Сбросила с плеч сине-черный свой плащ и на поиски девы
Быстро вперед устремилась по суше и влажному морю,
Как легкокрылая птица. Но правды поведать никто ей

Не захотел ни из вечных богов, ни из смертнорожденных,
И ни одна к ней из птиц не явилась с правдивою вестью.
Девять скиталася дней непрерывно Део пречестная[111],
С факелом в каждой руке обходя всю широкую землю,
И не вкусила ни разу амвросии с нектаром сладким,

Кожи нетленной своей не омыла ни разу водою.
Но лишь десятая в небе забрезжила светлая Эос,
Встретилась скорбной богине Геката, державшая светоч, —
Вествуя матери, слово сказала и так говорила:
«Пышноцарящая, добропогодная матерь Деметра!

Кто из небесных богов или смертных людей дерзновенно
Персефонею похитил и милый твой дух опечалил?
Голос ее я слыхала, однако не видела глазом,
Кто похититель ее. По совести все говорю я…»
***********************************************
Так говорила Геката. И ей не ответила речью

Реи прекрасноволосой дочь, но вперед устремилась
С факелом в каждой руке в сопутствии девы Гекаты.
К Гелию обе пришли, пред конями его они стали,
И взговорила к богов и людей соглядатаю матерь:
«Гелиос! Сжалься над видом моим, если словом иль делом

Я хоть когда-нибудь сердцу и душу тебе утешала.
Дева, дитя мое, отпрыск желанный, прекрасная видом, —
Слышала я сквозь пустынный эфир ее громкие вопли,
Словно бы как от насилья, однако не видела глазом.
Ты из священного смотришь эфира своими лучами,

Все озаряешь ты сверху — широкую землю и море.
Если ты милую дочь мою видел, скажи мне всю правду.
Кто из бессмертных богов иль, быть может, из смертнорожденных,
Быстро схватив ее, силой похитил от матери тайно».
Так говорила,..В ответ же ей сын Гиперионов молвил:

«Реи прекрасноволосая дочь, о царица Деметра!
Все я поведаю. Чту я тебя глубоко и о деве
Тонколодыжной печалюсь совместно с тобой. Не иной кто
В том из бессмертных виновник, как Зевс, облаков собиратель.
Брату Аиду назвать твою дочерь цветущей супругой

Зевс разрешил, и ее он, вопящую громко, схвативши,
В сумрак туманный под землю увлек на конях быстроногих.
Но прекрати, о богиня, великий свой плач. Понапрасну
Гневом безмерным себя не терзай. Недостойным ужели
Зятем себе почитаешь властителя Аидонея,

Единокровного брата родного? Притом же и чести
Он удостоен немалой, как натрое братья делились.
С теми живет он, над кем ему властвовать жребий достался».
Так отвечав, на коней закричал он. И быстрые кони,
Как легкокрылые птицы, помчали вперед колесницу.

 

III. ДЕМЕТРА УХОДИТ В ЭЛЕФСИН

Гомеровские гимны. 2. К Деметре. 1. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 149, 155) (греческий эпос 7-4 вв. до н. э.):

Ей же еще тяжелей и ужасней печаль ее стала,
Гневом исполнилось сердце на тучегонителя Зевса.
Сонма богов избегая, Олимп населяющих светлый,
Долго она по людским городам и полям плодоносным
Всюду блуждала, свой вид изменив. И никто благодатной

Ни из мужей не узнал, ни из жен, подпоясанных низко,
Прежде чем в дом не пришла она храброго духом Келея
(Был в это время царем благовонного он Элевсина).
Сердцем печалуясь милым, богиня близ самой дороги
У Парфенейского села колодца, где граждане воду

Черпают, — села в тени под оливковым деревом, образ
Древней старухи приняв, для которой давно уже чужды
Венколюбивой дары Афродиты и деторожденье.
Няни такие бывают у царских детей или также
Ключницы, в гулко звучащих домах занятые хозяйством.

Дочери там элевсинца Келея ее увидали.
Шли за водою они легкочерпною, чтобы, сосуды
Медные ею наполнив, в родительский дом воротиться.
Четверо, словно богини, цветущие девичьим цветом, —
Каллидика, Демо миловидная, и Клейсидика,

И Каллифоя (меж всеми другими была она старшей).
И не узнали: увидеть богов нелегко человеку.
Остановились вблизи и крылатое молвили слово:
«Кто ты из древнерожденных людей и откуда, старушка?
Что ты сидишь здесь одна, вдалеке от жилищ, и не входишь

В город? Немало там женщин нашла б ты в тенистых чертогах
В возрасте том же, в каком и сама ты, равно и моложе.
Все бы любовь проявили к тебе на словах и на деле».
Так говорили. Ответила им пречестная богиня:

«Милые детки! Кто б ни были вы между жен малосильных,

Здравствуйте! Все расскажу я. Ведь было бы мне непристойно
Гнусной неправдою вам на вопросы на ваши ответить.
Доя мне имя: такое дала мне почтенная матерь.
Ныне из Крита сюда по хребту широчайшему моря
Я прибыла не по воле своей. Но, помимо желанья,

Силой меня захватили разбойники. Вскоре пристали
На быстроходном они корабле к Форикосу, где все мы,
Женщины, на берег вышли, равно и разбойники сами.
Близ корабельных причалов они там устроили ужин.
Сердце ж мое не к еде, услаждающей душу, стремилось.

Тайно от всех я пустилась бежать через черную сушу
И от хозяев надменных ушла, чтобы, в рабство продавши
Взятую даром меня, барышей бы на мне не нажили;
Так вот, блуждая, сюда наконец я пришла и не знаю,
Что это здесь за земля, что за люди ее населяют.

Дай вам великие боги Олимпа законных супругов,
Д а й вам и деток они, по желанью родителей ваших,
Вы же, о девы, меня пожалейте, во мне благосклонно,
Милые детки, примите участье и в дом помогите
Мужа попасть и жены, чтоб могла я для них со стараньем

Делать работу, какая найдется для женщины старой.
Я и за новорожденным ходить хорошо бы сумела,
Нянча его на руках; присмотрела б в дому за хозяйством;
Стлала б хозяевам ложа в искусно устроенных спальнях
И обучать рукодельям могла бы служительниц-женщин».

Тотчас ответила ей Каллидика, не знавшая мужа
Дева, из всех дочерей Келеевых лучшая видом:
«Бабушка! Как ни горюй человек, все же волей-неволей
Сносит он божьи дары, ибо много сильнее нас боги.
Все я подробно тебе расскажу и мужей перечислю,

Кто здесь у нас обладает великою силой почета,
Кто выдается в народе и кто многомудрым советом
И справедливым судом охраняет у города стены.
Встретишь у нас хитроумного ты Триптолема, Диокла,
Долиха и Поликсена, и знатного родом Евмолпа,

Также отца моего, знаменитого храбростью духа.
Дома у всех их обширным хозяйством заведуют жены:
Вряд ли из них изо всех хоть одна, после первого ж взгляда,
Видом твоим пренебрегши, твое предложенье отвергнет.
Все тебя примут охотно: богине ты видом подобна.

Если желаешь, то здесь подожди нас. Домой воротившись,
Все подпоясанной низко Метанире, матери нашей,
Мы по порядку расскажем. Быть может, к себе она примет
В дом наш тебя, и к другим обращаться тебе не придется.
Сын у нее многомилый в чертоге, устроенном прочно,

Позднорожденный растет, горячо и издавно желанный.
Если б его ты вскормила и юности мальчик достиг бы, —
Право, любую из жен слабосильных, тебя увидавших,
Зависть взяла бы: такую награду бы ты получила».
Так говорила. Она головою кивнула. И девы

Воду в блестящих сосудах назад понесли величаво.
Прибыли быстро в великий отцовский дворец и поспешно
Матери все сообщили, что видели, что услыхали.
Тотчас велела им мать поскорей за безмерную плату
К ней чужестранку призвать. Как олени иль юные телки

Прыгают по лугу в пору весеннюю, сытые кормом,
Так понеслись по дороге ущелистой девы, руками
Тщательно складки держа прелестных одежд: развевались
Волосы их над плечами, подобные цвету шафрана.
Возле дороги богиню нашли они, там же, где прежде

С нею расстались. К чертогам отца повели ее девы.
Сердцем печалуясь милым, богиня за девами следом
Шла, с головы на лицо опустив покрывало, »и пеплос
Черный вокруг ее ног развевался, божественно легких.
Быстро жилища достигли любимого Зевсом Келея

И через портик пошли. У столба, подпиравшего крышу
Прочным устоем, сидела почтенная мать их, царица,
Мальчика, отпрыск недавний, держа у груди. Подбежали
Дочери к ней. А богиня взошла на порог и достала
До потолка головой и сияньем весь вход озарила.

Благоговенье и бледный испуг охватили царицу.
С кресла она поднялась и его уступила богине.
Не пожелала, однако, присесть на блестящее кресло
Пышнодарящая, добропогодная матерь Деметра,
Но молчаливо стояла, прекрасные очи потупив.

Пестрый тогда ей придвинула стул многоумная Ямба,
Сверху овечьим руном серебристым покрывши сиденье.
Села богиня, держа пред лицом покрывало руками.
Долго без звука на стуле сидела, печалуясь сердцем,
Й никого не старалась порадовать словом иль делом,

Но без улыбки сидела, еды и питья не касаясь,
Мучаясь тяжкой тоскою по дочери с поясом низким.
Бойким тогда балагурством и острыми шутками стала

Многоразумная Ямба богиню смешить пречестную:
Тут улыбнулась она, засмеялась и стала веселой.

Милой с тех пор навсегда ей осталась и в таинствах Ямба.
Кубок царица меж тем протянула богине, наполнив
Сладким вином. Отказалась она. Не годится, сказала,
Красное пить ей вино. Попросила, чтоб дали воды ей,
Ячной мукой для питья замесивши и нежным полеем.

Та, приготовивши смесь, подала, как велела богиня.
Выпила чашу Део. С этих пор стал напиток обрядным.
И говорить начала ей Метанира с поясом пышным:
«Радуйся, женщина! Не от худых, а от добрых и славных
Ты происходишь, я вижу, родителей. В царских родах лишь

Благоволеньем таким и достоинством светятся взоры.
Что же до божьих даров, все мы волей-неволей их сносим,
Как ни горюем душой: под ярмом наши согнуты шеи.
Здесь же, в дому у меня, будешь так же ты жить, как сама я
Мальчика этого мне воспитай. Ниспослали мне боги

Поздно его и нежданно, его горячо я желала.
Если б его ты вскормила и юности мальчик достиг бы, —
Право, любую из жен слабосильных, тебя увидавших,
Зависть взяла бы: такую награду бы ты получила».
Тотчас прекрасновеночная ей отвечала Деметра:

«Радуйся также и ты, да пошлют тебе счастие боги!
Сына с великим стараньем вскормить я тебе обещаюсь,
Как ты велишь. Никакие, надеюсь, по глупости няньки
Чары иль зелья вреда принести не смогут ребенку:
Противоядье я знаю сильнее, чем всякие травы,

Знаю и против вредительских чар превосходное средство».
Молвила так и прижала младенца к груди благовонной,
Взяв на бессмертные руки; и радость объяла царицу.
Вскармливать стала богиня прекрасного Демофонта,
Поздно рожденного на свет Метанирой с поясом пышным,

Сына Келея-владыки. И рос божеству он подобным.
Не принимал молока материнского, пищи не ел он;
Днем натирала Деметра амвросией тело младенца,
Нежно дыша на него и к бессмертной груди прижимая;
Ночью же, тайно от милых родителей, мальчика в пламя,

Словно как факел, она погружала, и было им дивно, —
Так он стремительно рос, так богам становился подобен.
И неподверженным стал бы нк старости мальчик, ни смерти,
Если бы, по неразумью, Метанира с поясом пышным,
Ночи глубокой дождавшись, из спальни своей благовонной

Не подглядела. Вскричав, по обоим ударила бедрам
В страхе за милого сына, и ум у нее помутился.
Проговорила слова окрыленные в горе великом:
«Сын Демофонт! Чужестранка в великом огне тебя держит,
Мне же безмерные слезы и горькую скорбь доставляет!»

Так говорила, печалясь. Услышала это богиня.
Гневом наполнилось сердце Деметры прекрасновенчанной.
Милого сына, царицей нежданно рожденного на свет
В прочных чертогах, из рук уронила бессмертных на землю,
Вырвав его из огня, возмущенная духом безмерно.

И взговорила при этом к Метаннре с поясом пышным:
«Жалкие, глупые люди! Ни счастья, идущего в руки,
Вы не способны предвидеть, ни горя, которое ждет вас!
Непоправимое ты неразумьем своим совершила.
Клятвой богов я клянуся, водой беспощадного Стикса, —

Сделать могла бы навек не стареющим я и бессмертным
Милого сына тебе и почет ему вечный доставить.
Ныне же смерти и Кер уж избегнуть ему невозможно[120].
В непреходящем, однако, почете пребудет навеки:
К нам он всходил на колени, и в наших объятиях спал он.

Многие годы пройдут, и всегда в эту самую пору
Будут сыны элевсинцев войну и жестокую свалку
Против афинян вчинять ежегодно во вечные веки…
***********************************************
Чтимая всеми Деметра пред вами. Бессмертным и смертным
Я величайшую радость несу и всегдашнюю помощь.

Пусть же великий воздвигнут мне храм и жертвенник в храме
Целым народом под городом здесь, под высокой стеною,
Чтобы стоял на холме, выдающемся над Каллихором[121].
Таинства ж в нем я сама учрежу, чтобы впредь, по обряду
Чин совершая священный, на милость вы дух мой склоняли».

Так сказала богиня, и рост свой и вид изменила,
Сбросила старость и вся красотою обвеялась вечной.
Запах чудесный вокруг разлился от одежд благовонных,
Ярким сиянием кожа бессмертная вдруг засветилась,
И по плечам золотые рассыпались волосы. Словно

Светом от молнии прочно устроенный дом осветился.
Вон из чертога пошла. А у той ослабели колени.
Долго немой оставалась царица и даже забыла
Многолюбимого сына поднять, уроненного наземь.

Жалобный голос младенца услышали издали сестры,

С мягких постелей вскочили и быстро на крик прибежали.
Мальчика с полу одна подняла и на грудь возложила;
Свет засветила другая; на нежных ногах устремилась
К матери третья — из спальни ее увести благовонной.
Бился младенец, купали его огорченные сестры,

Нежно лаская. Однако не мог успокоиться мальчик:
Было кормилицам этим и няням далёко до прежней!
Целую ночь напролет, трепеща от испуга, молились
Славной богине они. А когда засветилося утро,
Все рассказали Келею широкодержавному точно,

Что приказала Деметра прекрасновеночная сделать.
Он же, созвавши немедля на площадь народ отовсюду,
Отдал приказ на холме выдающемся храм богатейший
Пышноволосой воздвигнуть Деметре и жертвенник в храме.
Тотчас послушались все, и словам его вняли, и строить

Начали, как приказал. И с божественной помощью рос он.
После того как исполнили все и труды прекратили,
Каждый домой воротился.

IV. ГДЕВ ДЕМЕТРЫ. ГОЛОД

Гомеровские гимны. 2. К Деметре. 1. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 149, 155) (греческий эпос 7-4 вв. до н. э.):

Тогда золотая Деметра
Села во храме одна, вдалеке от блаженных бессмертных,
Мучаясь тяжкой тоскою по дочери с поясом низким.

Грозный, ужаснейший год низошел на кормилицу-землю
Волею гневной богини. Бесплодными сделались пашни:
Семя сокрыла Деметра прекрасновеночная в почве.
Тщетно по пашням быки волокли искривленные плуги,
Падали в борозды тщетно ячменные белые зерна.

С голоду племя погибло б людей, говорящих раздельно,
Все без остатка, навек прекратились бы славные жертвы
И приношенья богам, в олимпийских чертогах живущим,
Если бы Зевс не размыслил и в сердце решенья не принял.
Прежде всего златокрылой Ириде призвать повелел он

Пышнокудрявую, милую видом Деметру-богиню.
Так он сказал. И, словам чернотучного Зевса-Кронида
Внявши, помчалась Ирида на быстрых ногах сквозь пространство,
В город сошла Элевсин, благовонным куреньем богатый,
В храме сидящей нашла в одеянии черном Деметру

И окрыленное слово, окликнув богиню, сказала:
«Вечное знающий Зевс-промыслитель тебя, о Деметра,
К племени вечноживущих богов призывает вернуться.
Ты же иди, — да не будет напрасным Кронидово слово!»
Так говорила, прося. Но душой не склонилась богиня.

Тотчас отец и других к ней отправил богов всеблаженных,
Вечно живущих. И все к ней один за другим приходили,
Звали богиню и много дарили даров превосходных,
Почестей много сулили, ее меж бессмертными ждущих.
Но не сумел ни один убедить ни рассудка, ни сердца

Гневной Деметры. Сурово все речи отвергла богиня.
На благовонный Олимп и ногою, сказала, не ступит,
Черной земле не позволит плода ни единого выслать,
Прежде чем дочери милой своей не увидит глазами.

V. ВОЗВРАЩЕНИЕ ПЕРСЕФОНЫ И ПРОИСХОЖДЕНИЕ СЕЗОНОВ

Гомеровские гимны. 2. К Деметре. 1. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 149, 155) (греческий эпос 7-4 вв. до н. э.):

Это услышавши, Зевс, тяжело и пространно гремящий,

Тотчас отправил в Эреб[122] златожезлого Аргоубийцу,
Чтобы, приятною речью хитро обольстивши Аида,
Чистую Персефонею из темного мрака он вывел
На свет, в собранье богов, чтоб, ее увидавши глазами,
Мать оскорбленная гнев свой великий в душе прекратила.

И не ослушался Зевса Гермес, но в глубины земные
Тотчас поспешно спустился, покинув жилище Олимпа.
Аидонея-владыку нашел он в подземных чертогах;
С ним, против воли своей, восседала на ложе супруга,
Черной терзаясь тоскою по матери. Гневом безмерным

Все еще дух волновался ее на решенье бессмертных.
Близко представши, могучий сказал ему Аргоубийца:
«Чернокудрявый Аид, повелитель ушедших от жизни!
Зевс мне, родитель, велел достославную Персефонею
Вывести вон из Эреба к своим, чтоб, ее увидавши,

Гнев на бессмертных и злобу ужасную мать прекратила.
Ибо великое дело душою она замышляет, —
Слабое племя людей земнородных вконец уничтожить,
Скрывши в земле семена, и лишить олимпийцев бессмертных
Почестей. Гневом ужасным богиня полна. Не желает

Знаться с богами. Сидит вдалеке средь душистого храма,
Город скалистый избрав Элевсин для себя пребываньем».
Так он сказал. Улыбнулся бровями владыка умерших,
Аидоней, и, послушный веленьям властителя Зевса,
Персефонее разумной тотчас же отдал приказанье:

«К матери черноодежной немедля иди, Персефона,
Кроткую силу и благостный дух во груди сохраняя.
И не печалься чрезмерно: не хуже других твоя доля.
Право, не буду тебе я в богах недостойным супругом,
Брат родителя Зевса родной. У меня пребывая,

Будешь владычицей ты надо всем, что живет и что ходит,

Почести будешь иметь величайшие между бессмертных.
Вечная кара постигнет того из людей нечестивых,
Кто с подобающим даром к тебе не придет и не будет
Радовать силы твоей, принося, как положено, жертвы».

Так он промолвил. Вскочила, объятая радостью, с ложа
Мудрая Персефонея. Тогда повелитель умерших
Зернышко дал проглотить ей граната, сладчайшее меда,
С замыслом тайным, чтоб навек супруга его не осталась
Там наверху с достославной Деметрою черноодежной.

Раньше того уж бессмертных своих лошадей быстроногих
Многодержавный Аид в колесницу запряг золотую.
На колесницу богиня вступила. И, в милые руки
Вожжи и бич захвативши, коней устремил из чертогов
Аргоубийца могучий; охотно они полетели.

Быстро великий проделали путь; ни широкое море
Бега бессмертных коней задержать не могло, ни речные
Воды, ни гор высота, ни зеленых долин углубленья.
Поверху резали воздух они высоко над землею.
Там, где сидела Деметра в прекрасном венке, колесницу
Остановил он, — пред храмом душистым. Она же, увидев,
Ринулась, словно менада в горах по тенистому лесу.
А Персефона ………………………………….
Матери милой своей ………………………….
Бросилась ……………………………………..

Ей же …………………………………………..
«Дочь моя …………………………………….
Пищи. Скажи откровенно …………………….

Ибо тогда, возвратившись,………………..
Подле меня и отца твоего чернотучего Зевса…
Будешь ты жить на Олимпе, бессмертными чтимая всеми.
Если ж вкусила, обратно пойдешь и в течение года
Третью будешь ты часть проводить в глубине преисподней.

Две остальные — со мною, а также с другими богами.
Чуть же наступит весна и цветы благовонные густо
Черную землю покроют, — тогда из туманного мрака
Снова ты явишься на свет, на диво бессмертным и смертным.
Также о том, как тебя обманул Полидегмон могучий».

Тотчас в ответ ей сказала прекрасная Персефонея:
«Все, как случилось, тебе откровенно, о мать, расскажу я.
После того как Гермес-благодавец, глашатай проворный,
Мне приказанье принес от Кронида и прочих бессмертных
К ним из Эреба прийти, чтоб, меня увидавши глазами,

Гнев на бессмертных и злобу ужасную ты прекратила,—
Радостно тотчас вскочила я с ложа. Тогда потихоньку
Сунул зерно мне граната он в руку, — сладчайшее вкусом, —
И, против воли моей, проглотить его силой заставил.
Что ж до того, как похитил меня он по мысли коварной

Зевса, отца моего, как увлек в преисподнее царство, —
Я расскажу, без ответа вопросов твоих не оставив…

Крепко обнявшись, сидели они и душой веселились,
Глядя одна на другую. Забыло все горести сердце.
Радость взаимно они получали и радость давали.

VI. ДАРЫ ДЕМЕТРЫ И ПЕРВАЯ ВЕСНА

Гомеровские гимны. 2. К Деметре. 1. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 149, 155) (греческий эпос 7-4 вв. до н. э.):

Дева Геката приблизилась к ним в покрывале блестящем;
Чистую дочерь Деметры в объятья она заключила.

С этой поры ей служанкой и спутницей стала царица.
С вестью отправил к ним Зевс, тяжело и пространно гремящий,
Пышноволосую Рею, чтоб в пеплосе черном Деметру
В сонм олимпийцев обратно она привела, обещаясь
Почести ей даровать величайшие между бессмертных.

Постановил он, чтоб дочерь ее в продолжение года
Треть проводила одну в многосумрачном царстве подземном,
Две ж остальные — с Деметрой, а также с другими богами.
Так он сказал, и приказа его не ослушалась Рея.
Быстро покинув вершины Олимпа, она ниспустилась

В Рарион. Выменем был он земли живоносным дотоле,
Но живоносным теперь уже не был. Без зелени, дикий,
Он простирался, в себе сохранивши ячменные зерна,
Как порешила Деметра прекраснолодыжная. Вскоре,
С новой весной, предстояло, однако, опять ему пышно

Заколоситься, густые колосья с зерном полновесным
К самой земле преклонить и снопами обильно покрыться.

Там-то впервые сошла из эфира пространного Рея.
Радуясь духом, с любовью они друг на друга взглянули.
И взговорила к ней вот как блестящеодежная Рея:

«Встань, о дитя мое! Зевс, тяжело и пространно гремящий,
В сонм олимпийцев тебя призывает вернуться, и много
Почестей хочет тебе даровать средь блаженных бессмертных.
Постановил он, чтоб дочерь твоя в продолжение года
Треть проводила одну в многосумрачном царстве подземном,

Две остальные — с тобою, а также с другими богами.
Так он решил и главою своею кивнул в подтвержденье.
Встань же, дитя мое, волю исполни его и чрезмерно
В гневе своем не упорствуй на тучегонителя Зевса.
Произрасти для людей живописные зерна немедля!»

Так говорила. И ей не была непослушна Деметра.
Выслала тотчас колосья на пашнях она плодородных,
Зеленью буйной, цветами широкую землю одела
Щедро.

VII. ОСНОВАНИЕ ЭЛЕФСИНСКИХ МИСТЕРИЙ

Гомеровские гимны. 2. К Деметре. 1. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 149, 155) (греческий эпос 7-4 вв. до н. э.):

 

Сама же, поднявшись, пошла и владыкам державным,—
С хитрым умом Триптолему, смирителю коней Диоклу,

Силе Евмолпа, а также владыке народов Келею, —
Жертвенный чин показала священный и всех посвятила
В таинства. Святы они и велики. Об них ни расспросов
Делать не должен никто, ни ответа давать на расспросы:
В благоговенье великом к бессмертным уста замолкают.

Счастливы те из людей земнородных, кто таинство видел.
Тот же, кто им непричастен, до смерти не будет вовеки
Доли подобной иметь в многосумрачном царстве подземном.
Все учредив и устроив, богиня богинь воротилась
С матерью вместе на светлый Олимп, в собранье бессмертных.

Там обитают они подле Зевса, метателя молний,
В славе и чести великой. Блажен из людей земнородных,
Кто благосклонной любви от богинь удостоится славных:
Тотчас нисходит в жилище его очага покровитель
Плутос, дарующий людям обилье в стадах и запасах.

ДЕМЕТРА И ПОХИЩЕНИЕ ПЕРСЕФОНЫ (ДИОДОР)

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга V. 3. (1) – 5. (1). (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

«Наиболее весомым доказательством, что похищение Коры произошло [на Сицилии], является то обстоятельство, что богини [Деметра и Песефона] проводят время на этом острове, поскольку любят его особо.

Как и обе упомянутые выше богини, Кора тоже получила в удел луга близ Энны, а в Сиракузах ей посвящен большой источник, называемый Киана. Миф гласит, что, похитив Кору, Плутон увез ее на колеснице в окрестности Сиракуз и, разверзнув там землю, погрузился вместе с похищенной в аид, заставив при этом забить источник, названный Кианой.

Миф гласит, что после похищения Коры Деметра не смогла отыскать дочь, и тогда она зажгла факелы от кратеров Этны, обошла с ними многие страны мира…

О том, что похищение Коры произошло именно так, как мы рассказали, свидетельствуют многие древние писатели и поэты. Так, трагедийный поэт Каркин, много раз посетивший Сиракузы и видевший, с каким рвением справляют здешние жители торжественные жертвоприношения и праздники в честь Деметры и Коры, оставил следующие стихи:

Когда-то дочь Деметры заповедную

Плутон [Аид] похитил с сокровенным умыслом

И в землю погрузился, в недра черные.

Кручиняся по дочери исчезнувшей,

Мать землю обошла, по кругу следуя.

Среди Этнейских круч тогда Сицилия,

Огня потоком неприступным полная,

Стенала, и, страдая из-за девушки,

Зевесов гибнул род, лишенный колоса.

С тех пор богини эти почитаемы».

 

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга V. 68. (2). (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

«[Употребление] пшеницы она [Деметра] изобрела еще до того, как родила дочь Персефону, когда же Персефона была похищена Плутоном, она сожгла весь урожай в гневе на Зевса и из-за скорби по дочери. Однако после возращения Персефоны, Деметра примирилась с Зевсом и вручила Триптолему зерно для посева, велев ему передать этот дар людям и научить их, что нужно делать с зерном».

 

ДЕМЕТРА И ПОХИЩЕНИЕ ПЕРСЕФОНЫ («МЕТАМОРФОЗЫ» ОВИДИЯ)

I. ПОХИЩЕНИЕ ПЕРСЕФОНЫ И ПОИСКИ, ПРЕДПРИНЯТЫЕ ДЕМЕТРОЙ (С УЧАСТИЕМ КИАНЕИ)

Овидий. Метаморфозы. Книга пятая. 359-473. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«Царь [Аид], той напасти страшась, из хором своих сумрачных вышел,

На колесницу ступил и, черными мчимый конями,

Тщательно стал объезжать основанья земли Сицилийской [после землетрясения].

Все осмотрев, убедясь, что ничто не грозит обвалиться,

Страх отложил он. Меж тем Эрикина [Афродита] его увидала

С ей посвященной горы. И, обняв крылатого сына, –

«Сын мой, оружье мое, и рука, и могущество! – молвит, –

Лук свой возьми, Купидон [Эрос], которым ты всех поражаешь,

Быстрые стрелы направь в грудь бога, которому жребий

Выпал последний, когда триединое царство делили…

Уменьшается власть и моя и Амура [Эроса],

Разве не видишь: от нас и Паллада [Афина] теперь и Диана [Артемида]

Лучница прочь отошли? И девствовать будет Цереры [Деметры]

Дочь [Персефона], коль допустим: она и сама этой участи хочет.

Ежели к просьбе моей ты не глух – ради общего царства

С дядей [Аидом] богиню сведи». Сказала Венера. И тотчас

Взялся Амур за колчан и стрелу, как мать повелела,

Выбрал из тысячи стрел одну, но острее которой

Не было и ни одной, что лучше бы слушалась лука.

Вот свой податливый рог изогнул, подставив колено,

Мальчик и Диту [Аиду] пронзил искривленной тростинкою сердце.

Глубоководное есть от стен недалеко геннейских

Озеро; названо Перг; лебединых более кликов

В волнах струистых своих и Каистр едва ли услышит!

Воды венчая, их лес окружил отовсюду, листвою

Фебов огонь заслоня, покрывалу в театре подобно.

Ветви прохладу дарят, цветы разноцветные – почва.

Там неизменно весна. Пока Прозерпина [Персефона] резвилась

В роще, фиалки брала и белые лилии с луга,

В рвенье девичьем своем и подол и корзины цветами

Полнила, спутниц подруг превзойти стараясь усердьем,

Мигом ее увидал, полюбил и похитил Подземный [Аид], –

Столь он поспешен в любви! Перепугана насмерть богиня,

Мать и подружек своих – но мать все ж чаще! – в смятенье

Кличет. Когда ж порвала у верхнего края одежду,

Все, что сбирала, цветы из распущенной туники пали.

Столько еще простоты в ее летах младенческих было,

Что и утрата цветов увеличила девичье горе!

А похититель меж тем, по имени их называя,

Гонит храпящих коней, торопясь, по шеям, по гривам

Сыплет удары вожжей, покрытых ржавчиной темной,

Мимо священных озер и Паликовых, пахнущих серой,

Вод, что бурлят, прорываясь из недр; через местность несется,

Где бакхиады – народ из Коринфа двуморского – древле

Стены воздвигли меж двух корабельных стоянок неравных [Сиракузы].

Меж Кианеей лежит и пизейским ключом Аретузой,

Там, где отроги сошлись, пространство зажатое моря.

Там то жила – от нее происходит и местности имя –

Нимфа, в Сицилии всех знаменитее нимф, Кианея.

Вот, до полживота над поверхностью водной поднявшись,

Деву узнала она. «Не проедете дальше! – сказала, –

Зятем Цереры тебе не бывать против воли богини;

Просьбой, не силою взять ты должен был деву.

Молвила нимфа и их, в обе стороны руки раздвинув,

Не пропустила. Сдержать тут гнева не мог уж Сатурний [Аид].

Страшных своих разогнал он коней и в бездну пучины

Царский скиптр, на лету закрутившийся, мощной рукою

Кинул, – и, поражена, земля путь в Тартар открыла

И колесницу богов приняла в середину провала.

А Кианея, скорбя, что похищена дева, что этим

Попрано право ее, с тех пор безутешную рану

Носит в безмолвной душе и вся истекает слезами.

В воды, которых была божеством лишь недавно великим,

Вся переходит сама, утончаясь…

В ужасе мать [Церера (Деметра)] между тем пропавшую дочь понапрасну

Ищет везде на земле, во всех ее ищет глубинах.

Отдых вкушавшей ее не видала Аврора с власами

Влажными, Геспер [вечерняя звезда] не зрел. В обеих руках запалила

Ветви горючей сосны, на Этне возросший, богиня

И леденящею тьмой проносила, не зная покоя.

Снова, лишь радостный день погашал созвездия ночи,

Дочь искала она, где Солнце заходит и всходит.

[Далее следует история Деметры и Аскалафа;

см. Гнев Деметры: Аскалаф]

Сколько богиня еще по землям блуждала и водам,

Трудно в словах передать. Весь мир был для ищущей тесен.

И возвратилась она в Сиканию [на Сицилию]; все озирая,

До Кианеи дошла. Кианея, не будь превращенной,

Все рассказала бы ей. Хоть нимфа сказать и желала,

Не было уст у нее, языка, чтобы вымолвить слово.

Знаки, однако, дала; очам материнским знакомый,

Павший в том месте в святой водоем поясок Персефоны

Молча богине она на поверхности вод показала.

Та, лишь узнала его, убедясь наконец в похищенье

Дочери, стала терзать в небреженье висящие кудри,

И без числа себе грудь ладонями мать поражала…»

 

II. ДЕМЕТРА И ГОЛОДАНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

Овидий. Метаморфозы. Книга пятая. 474-486. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«…Все же не знала, где дочь. Все земли клянет, называет

Неблагодарными их, недостойными дара богини,

Всех же сильнее клянет Тринакрию [Сицилию], где обнаружен

След был беды. Вне себя, богиня пахавшие землю

Переломала плуги, предала одинаковой смерти

И поселян, и волов, работников поля; велела

Нивам доверье людей обмануть, семена загубила…

Плодоношенье земли, всего достояние мира,

Сокрушено. В зеленях по полям умирают посевы;

То от излишних дождей, то от солнца излишнего чахнут;

Звезды и ветер вредят. Опавшие зерна сбирают

Жадные птицы; волчец и куколь и разные травы,

Не выводимы ничем, полонили пшеничные нивы».

III. ДЕМЕТРА ПРОДОЛЖАЕТ ПОИСКИ (С УЧАСТИЕМ АРЕТУЗЫ)

Овидий. Метаморфозы. Книга пятая. 487-508. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«Тут Алфеяда [Аретуза] главу из вод показала элейских

И, оттолкнув к ушам волос струящихся пряди,

Молвит: «О девы той мать, искомой по целому миру,

Мать урожаев земных, отреши непомерные муки

И в раздраженье своем не гневись на верную землю!

Не заслужила земля: похищенью открылась невольно.

Там то, когда я текла под землею стремниной стигийской,

Я Прозерпину твою лицезрела своими глазами.

Так же печальна она, с таким же испуганным ликом,

Но – государыней там великою темного царства,

Но преисподних царя могучею [Аида] стала супругой!»

 

IV. ВОЗВРАЩЕНИЕ ПЕРСЕФОНЫ

Овидий. Метаморфозы. Книга пятая. 509-572. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«Мать при этих словах как каменной стала и долго

Поражена словно громом была; когда же сменилось

Тяжким страданием в ней беспамятство тяжкое, взмыла

На колеснице в эфир. И с ликом, тучами скрытым,

В негодованье, власы распустив, пред Юпитером [Зевсом] стала.

«Вот я, Юпитер, пришла молить тебя, – молвила, – ради

Крови моей и твоей. О, если ты мать не жалеешь,

Дочь пусть тронет тебя! Да не будет твое попеченье

Менее к ней оттого, что была рождена она мною.

Дочь я нашла наконец, которую долго искала.

Ежели только «найти» означает «утратить» иль если

Знать, где она, означает найти! Прощу похищенье,

Лишь бы вернул он ее, затем, что грабителя мужа

Дочь недостойна твоя, – коль моей уже быть перестала!»

Царь ей богов [Юпитер (Зевс)] возразил: «Для обоих залог и забота

Наше с тобою дитя. Но ежели хочешь ты вещи

Правильным именем звать, – то это ничуть не обида;

Наоборот, то – любовь. И зять нам такой не постыден.

Дай лишь согласье свое. Не касаясь иного, – не мало

Братом Юпитера быть! У него же и много иного.

Жребием только своим меня он пониже. Но если

Так их жаждешь развесть, да вернется в эфир Прозерпина,

Но при условье одном, чтоб там никогда не вкушала

Пищи: Парками [Мойрами] так предусмотрено в вечных законах».

Молвил. И вывесть на свет Прозерпину решила Церера.

Но воспрепятствовал рок. Нечаянно пост разрешила

Дева: она, в простоте, по подземным бродя вертоградам,

С ветви кривой сорвала одно из гранатовых яблок

И из подсохшей коры семь вынула зерен и в губы

Выжала:…

[Далее следует история Аскалафа; см. Гнев Деметры: Аскалаф.

[Затем описывается превращение Сирен. См. Благосклонность Деметры: Сирены.]

И между братом своим и печальной сестрою посредник, –

Круг головой разделил на две половины Юпитер [Зевс].

Ныне – равно двух царств божество – проводит богиня

Месяцев столько ж в году при матери [весна и лето], сколько при муже [осень и зима].

А у Цереры тотчас и душа и лицо изменились.

И перед Дитом [Аидом] самим предстать дерзнувшая в скорби,

Вдруг просветлела челом, как солнце, что было закрыто

Туч дождевых пеленой, но из туч побежденных выходит.

Дочь получив, успокоена [Церера (Деметра)]…»

V. ДЕМЕТРА ОБУЧАЕТ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО ЗЕМЛЕДЕЛИЮ

Овидий. Метаморфозы. Книга пятая. 642-656. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«Впрягла урожаев богиня [Церера (Деметра)]

Вновь в колесницу свою двух змей и уста им взнуздала.

Между небес и земли по воздуху так проезжая,

Легкую правила в путь колесницу к Тритонии в город [Афины],

В дом к Триптолему: семян половину велела посеять

На целине, а другие в полях, не паханных долго.

Над европейской землей и азийской высоко поднялся

Юноша. Вот он уже до скифских домчался пределов.

В Скифии царствовал Линк. Вошел он под царскую кровлю.

С чем и откуда пришел, про имя и родину спрошен, –

«Родина, – молвил, – моя – пресветлой твердыня Афины,

Имя же мне – Триптолем. Не на судне я прибыл, по водам,

Не на ногах по земле: мне открыты пути по эфиру.

Вот вам Цереры [Деметры] дары: по широким рассеяны нивам,

Пышные жатвы они принесут вам и добрую пищу».

 

ДЕМЕТРА И ПОХИЩЕНИЕ ПЕРСЕФОНЫ («ФАСТЫ» ОВИДИЯ)

I. ПОХИЩЕНИЕ ПЕРСЕФОНЫ И ПОИСКИ, ПРЕДПРИНЯТЫЕ ДЕМЕТРОЙ

Овидий. Фасты. Книга четвертая. 417-488. (Источник: Овидий. Элегии и малые поэмы / Перевод с латинского. Сост. и предисл. М. Гаспарова. Коммент. и ред. переводов М. Гаспарова и С. Ошерова. – М.: Художественная литература, 1973. – 528 с.) (римская поэзия 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«Срок подошел: изложу я тебе похищение девы:

Многое знаешь, но есть кой‑что внове тебе.

Остров Тринакрия [Сицилия] есть, он три скалистые мыса

Выдвинул в море, по ним носит название он.

Любит Церера [Деметра] его. Ее городов там не мало

И плодородный средь них город, что Энной зовут.

Матери вышних на пир собрались к Аретусе холодной

И белокурая к ней с ними Церера пришла.

В сопровожденье подруг, как бывало всегда, ее дочка [Персефона]

Бегала тут по своим, ног не обувши, лугам.

…Вот, собирая цветы, она все дальше уходит,

Вот уже нет никаких с нею сопутниц теперь.

Дядя [Аид] увидел ее и, увидев ее, похищает –

Мчится он в царство свое с нею на синих конях.

Тут закричала она: «Меня похищают, на помощь,

Милая мама!» – и рвет платье на нежной груди.

Быстро уносится Дит, торопятся Дитовы кони,

Трудно им долго терпеть свет непривычный дневной.

Свита ровесниц кричит, кошницы наполнив цветами:

«Эй, Персефона, скорей наши подарки прими!»

Нет ответа. Они оглашают пронзительным криком

Горы и горестно бьют голые груди рукой.

Вопль их Цереру [Деметру] сразил, едва подходившую к Энне:

«Горе! – богиня кричит. – Дочь моя, где же ты, где?»

Мчится она без ума, как фракийские, слышно, менады

Носятся, космы волос на голове распустив.

Словно мать мычит о тельце, что от вымени отнят,

И порожденье свое ищет везде по лесам,

Так и богиня свой вопль удержать не может и мчится

Всюду, начав от твоих, Энна, лугов и полей.

Дальше идет, на следы девичьей ступни нападает

И отпечаток родной видит на почве она.

Может быть, тут и конец ее наступил бы блужданью,

Ежели свиньи кругом не истоптали бы все.

[В поисках дочери Деметра обходит всю Сицилию.]

Всюду, куда ни придет, оглашает окрестности скорбным

Плачем, – такой издает птичка по Итисе плач.

То «Персефона!» кричит, то «дочка моя!» она кличет,

Попеременно зовет то Персефону, то дочь.

Ни Персефона Церере, ни матери дочь не ответит,

И замолкает в тиши имя и той и другой.

А пастуха увидав, землепашца застигнув за плугом,

Тот же вопрос: «Видел ты деву, бежавшую здесь?»

II. ДЕМЕТРА САМА ПРИХОДИТ В ЭЛЕВСИН

Овидий. Фасты. Книга четвертая. 529-562. (Источник: Овидий. Элегии и малые поэмы / Перевод с латинского. Сост. и предисл. М. Гаспарова. Коммент. и ред. переводов М. Гаспарова и С. Ошерова. – М.: Художественная литература, 1973. – 528 с.) (римская поэзия 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«[Разыскивая Персефону, Деметра, наконец, пришла в Элевсин:]

«Спутнице [Деметре] тут поведал отец [Келей], что сын его [Триптолем] болен:

Вовсе не спит и своей хвори не в силах избыть.

[Келей пригласил странницу Деметру в свой дом.]

Переступивши порог, она видит глубокое горе:

При смерти мальчик, и нет на исцеленье надежд.

Матери «здравствуй!» сказав (ее Метанирою звали),

Благоволила в уста мальчика поцеловать.

Бледность сходит с лица, на глазах возвращаются силы, –

Вот из божественных уст сила какая идет! –

Весел весь дом, то есть трое: и мать, и отец, и сестрица:

Все они вместе, втроем, и составляли семью.

Тотчас же ставят на стол молочный творог, простоквашу,

Яблоки и золотой, в сотах хранившийся мед.

Яства не тронув, дает благая Церера младенцу

Мака снотворного сок с теплым испить молоком.

Полночь была, и кругом все было спокойно и тихо:

Тут Триптолема она крепко прижала к груди.

Трижды погладив его и промолвив три заклинанья,

Три заклинанья, каким смертный не должен внимать,

Мальчика тело в очаг, на еще не остывшие угли

Хочет она положить, чтобы очистить огнем.

Неясная тут просыпается мать и, в ужасе вскрикнув:

«Что с тобой?» – из огня вдруг вырывает дитя.

Ей богиня в ответ: «Ты преступницей стала невольно –

Страх материнский мои тщетными сделал дары:

Будет он смертным теперь, но первым пахарем будет,

Первый высеет хлеб, первым плоды соберет».

Молвила так и, себя за облаком скрыв, ко драконам

Вышла Церера и в путь по небесам понеслась».

 

III. ДЕМЕТРА ПРОДОЛЖАЕТ ПОИСКИ

Овидий. Фасты. Книга четвертая. 575-584. (Источник: Овидий. Элегии и малые поэмы / Перевод с латинского. Сост. и предисл. М. Гаспарова. Коммент. и ред. переводов М. Гаспарова и С. Ошерова. – М.: Художественная литература, 1973. – 528 с.) (римская поэзия 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«Бродит и в небе она [Деметра] по созвездьям, не тонущим в море,

Так обращаясь к звездам хладного края небес:

«Звезды Паррасии! Вы ведь можете знать все на свете,

Ибо в пучине морской не исчезаете вы,

Матери бедной мою обнаружьте вы дочь Персефону!»

Молвила так, и такой дан ей Геликой ответ:

«Ночь неповинна: спроси о похищенной дочери Солнце,

Солнце ведает все, что совершается днем».

К Солнцу идет, но в ответ она слышит: «Напрасны искания

С братом Юпитера [Аидом] дочь в третьей державе царит».

 

IV. ВОЗВРАЩЕНИЕ ПЕРСЕФОНЫ

Овидий. Фасты. Книга четвертая. 585-618. (Источник: Овидий. Элегии и малые поэмы / Перевод с латинского. Сост. и предисл. М. Гаспарова. Коммент. и ред. переводов М. Гаспарова и С. Ошерова. – М.: Художественная литература, 1973. – 528 с.) (римская поэзия 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«Долго стенала она [Деметра] и так Громовержцу [Зевсу] сказала,

А на лице у нее горькая виделась скорбь:

«Если ты помнишь еще, от кого родилась Прозерпина [Персефона],

То и тоску ты о ней должен со мною делить!

Целый я мир обошла, чтоб узнать про ее похищенье, –

Но и доселе она в прежнем томится плену.

Но Персефона моя недостойна хищника‑мужа

И не такого себе зятя готовили мы.

Он безнаказан. Пускай! Я отмщенья не требую; пусть он

Дочь мне вернет и свою этим искупит вину».

Ей в утешенье вину извиняет любовью Юпитер [Зевс]

И говорит ей: «Ведь зять нам не позорен такой!

Я не знатнее его: моя держава на небе,

Водами правит мой брат, хаосом брат мой другой,

Но коль упорствуешь ты и воля твоя непреклонна

И коль решила рассечь узы супружества ты,

Я постараюсь помочь, если дочь твоя все голодает,

Если же нет, то навек быть ей Плутону женой».

В Тартар, приказ получив, на крыльях летит Жезлоносец [Гермес]

И, возвратившись скорей, чем ожидали, донес:

«Девы похищенной пост, – сказал он, – уже разрешился:

Взявши гранатовый плод, съела она три зерна».

Впала в отчаянье вновь, точно снова похитили дочку,

Бедная мать и в себя долго прийти не могла.

И говорит: «Дольше жить не могу я в небесных чертогах:

В доле Тенара теперь мне обитать повели!»

И удалилась бы в глубь, коль не дал бы клятвы Юпитер [Зевс]

В том, что шесть месяцев в год в небе останется дочь.

Только тогда прояснилось лицо и душа у Цереры

И увенчал ей главу вновь из колосьев венок.

Вновь породили поля на земле изобильную жатву

И поместился едва весь урожай в закромах».

ДЕМЕТРА И ПОХИЩЕНИЕ ПЕРСЕФОНЫ (ДРУГИЕ ИСТОЧНИККИ)

I. СТРАНСТВИЯ ДЕМЕТРЫ (СОГЛАСНО ПАВСАНИЮ)

Павсаний приводит ряд местных легенд Аркадии, Арголиды и Аттики, в которых повествуется о странствиях Деметры, разыскивающей Персефону.

Павсаний. Описание Эллады. Книга VIII. Аркадия. XV. 1. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«У фенеатов [жителей Фенея в Аркадии] есть предание, что… ведь и сюда пришла в своих блужданиях Деметра. Те из фенеатов, которые приняли ее гостеприимно в своем доме, получили от богини в подарок семена стручковых растений, только бобов она им не дала. По этому поводу у них есть тайное священное сказание, в силу которого у них считаются нечистыми семена бобов. По преданию фенеатов, те из них, которые приняли богиню, Трисавл и Дамифал, выстроили на горе Киллене храм Деметры Фесмии (Дающей законы), учредили в ее честь и мистерии, которые совершаются и доныне».

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга VIII. Аркадия. XXV. 4. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«…Когда богиня [Деметра] блуждала по земле, отыскивая свою дочь, говорят, Посейдон преследовал ее, желая с ней сочетаться; тогда Деметра превратилась в кобылу и паслась вместе с кобылами Онкия; но Посейдон догадался о ее обмане, сам уподобился жеребцу и в таком виде сочетался с Деметрой. Сначала Деметра гневалась на то, что случилось, но с течением времени прекратила свой гнев…»

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга VIII. Аркадия. XLII. 1-3. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«Другая гора, Элайон (Масличная), находится от Фигалии приблизительно на расстоянии 30-ти стадиев; на ней есть священная пещера так называемой Деметры Мелайны (Черной). Всему тому, что рассказывают жители Фельпусы относительно сочетания Посейдона и Деметры, этому верят и признают и фигалейцы; только они говорят, что Деметра от этого брака родила не коня, а ту, которую аркадяне называют Деспойной. Говорят, что после этого Деметра в гневе на Посейдона и одновременно в печали о похищении Персефоны надела черные одежды и, уйдя в эту пещеру, на долгое время скрылась в ней. Когда вследствие этого погибло все, что производит земля, а также погибла от голода большая часть человеческого рода и в то же время никто из богов не знал, где скрылась Деметра, в это время Пан отправился в Аркадию и, охотясь в разных местах по горам, пришел и на гору Элайон и, (заглянув в пещеру), увидал Деметру и то, в каком она состоянии и в каких она одеждах. Таким образом, Зевс узнал об этом от Пана и послал к Деметре Мойр (богинь судьбы). Деметра послушалась Мойр, сложила свой гнев и перестала печалиться. Фигалейцы говорят, что по этому случаю они решили считать пещеру священной пещерой Деметры и в ней поставили деревянную статую богини… А Мелайной (Черной) они, говорят, назвали ее потому, что богиня носила черные одежды».

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга II. Коринфика. XXXV. 3. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«[В новом городе Гермиона в Арголиде:]… храм Деметры на горе Проне. Жители Гермионы говорят, что основателями его были Климен, сын Форонея, и сестра Климена, Хтония. Аргивяне же передают, что когда в Арголиду пришла Деметра, то Аферас и Мисий приняли ее как почетную гостью, Колонт же не принял богиню в дом и не оказал ей никакого почета, но такой грубый его поступок был не по душе его дочери Хтонии. И (оба они получили возмездие по заслугам): говорят, Колонт за это сгорел в своем доме, Хтония же была перенесена Деметрой в Гермион и здесь воздвигла для гермионцев храм».

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга II. Коринфика. XVIII. 1, 3. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«Если идти из Микен в Аргос [в Арголиде]… то налево будет местечко Мисия и храм Деметры Мисийской; это местечко получило свое название от некоего Мисия, который, по сказаниям аргивян, тоже угощал здесь Деметру».

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга I. Аттика. XIV. 2. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«Из эллинов наиболее спорят с афинянами, претендуя на древность даров, которые будто бы они имеют от богов, аргивяне… Говорят, что когда Деметра пришла в Аргос, [царь] Пеласг принял ее у себя в доме, а Хрисантида, знавшая о похищении Коры, рассказала ей об этом…»

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга I. Аттика. XLIII. 2. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«Есть вблизи Пританея [в Мегариде] скала, ее называют Анаклетрой (Скалой призыва), потому что Деметра – если кому-нибудь это кажется правдой – во время своих блужданий, стараясь найти свою дочь, отсюда с этой скалы громко звала ее. И до нашего времени мегарские женщины воспроизводят (в дни праздника) то, что мною рассказано».

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга I. Аттика. XXXVII. 1-2. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«Есть [по дороге из Афин в Элевсин]… храм Деметры и ее дочери [Персефоны]… Говорят, что в этой местности Фитал (Производящий растения) принял в своем доме Деметру и что богиня за это дала ему отросток смоквы».

 

II. ПОХИЩЕНИЕ ПЕРСЕФОНЫ (СОГЛАСНО ГИГИНУ)

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Мифы. 146. Прозерпина. (Источник: Гигин. Мифы. / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. – 2-е изд., испр. – СПб.: Алетейя, 2000. – С. 177-178):

«Плутон [Аид] просил у Юпитера [Зевса] себе в жены Прозерпину [Персефону], его дочь от Цереры [Деметры]. Юпитер сказал, что Церера не потерпит, чтоб ее дочь была в сумрачном Тартаре, и велел похитить ее, когда она будет собирать цветы на горе Этне, которая находится в Сицилии. Когда Прозерпина собирала там цветы вместе с Венерой [Афродитой], Дианой [Артемидой] и Минервой [Афиной], появился Плутон на упряжке из четырех коней и похитил ее. Потом Церера добилась у Юпитера, чтобы полгода она была у нее, а другую половину – у Плутона».

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Мифы. 251. Кто соизволением Парок [Мойр] вернулся из подземного царства. (Источник: Гигин. Мифы. / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. – 2-е изд., испр. – СПб.: Алетейя, 2000. – С. 270):

«Церера [Деметра], искавшая свою дочь Прозерпину [Персефону]».

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Мифы. 141. Сирены. (Источник: Гигин. Мифы. / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. – 2-е изд., испр. – СПб.: Алетейя, 2000. – С. 173):

«Сирены после похищения Прозерпины [Персефоны] блуждали и пришли в землю Аполлона, где по воле Цереры [Деметры] стали пернатыми за то, что не помогли Прозерпине».

 

III. СТРАНСТВИЯ ДЕМЕТРЫ (СОГЛАСНО ДРУГИМ ИСТОЧНИКАМ)

Гимны Каллимаха. VI. К Деметре. 7-21. / Перевод С. С. Аверинцева. / (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 168) (греческий поэт 3 в. до н. э.):

«Геспер [звезда (планета) Венера] сквозь дымку сверкнул – когда же ты выйдешь, о Геспер?

Это ведь ты убедил испить Деметру впервые

В оное время, как Деву [свою дочь Персефону] она безуспешно искала.

Ах, Владычица наша, и как тебя ноги носили

В странствиях к черным мужам и к плодам Гесперидина сада?

Сколько же маялась ты, не омывшись, не пивши, не евши!

Трижды ты перешла серебряный ток Ахелоя,

Каждую реку ты столько же раз пересечь потрудилась,

Трижды у струй Каллихора [источника в Элевсине] ты наземь садилась устало,

Солнцем палима, пылью покрыта, терзаема гладом!

Нет, о нет! О том промолчим, как Део горевала…

Лучше припомним, как жатву она совершала впервые

Свято, и как подложила быкам под ноги колосья

В те времена, как был Триптолем в искусстве наставлен…»

 

Орфический гимн XLI. Матери Антее (фимиам, ароматы). 1-11. (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 194) (греческие гимны 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.):

«Внемли, богиня, царица Антея [Деметра], почтенная матерь

Всех – и бессмертных блаженных богов, и смертного люда,

Ты, кто некогда в муках бродила, ища и терзаясь,

Лишь в Элевсинской долине поста обретя разрешенье.

Ты и к Аиду пришла, к блистательной Ферсефонее,

Сопровождало тебя Дисавлово чадо святое,

Что донесло до тебя известье о Зевсовом [Аида] ложе.

Ты родила Евбулея, богиня, средь мук человечьих,

Ныне молю, многочтимая наша богиня, царица,

К мисту, что свято тебя почитает, явись благосклонно!»

 

Цицерон. О природе богов. Книга II. XXVI (66-67). (Источник: Цицерон. Философские трактаты. / Пер. М. И. Рижского. Отв. ред., сост. и вступ. ст. Г. Г. Майорова. (Серия «Памятники философской мысли»). – М.: Наука, 1985. – 384 стр.) (римский ритор 1 в. до н. э.):

«А вся земная жизнь и природа были посвящены отцу Диту [Аиду], он же зовется у нас «Богатый» (dives), как у греков Πλούτων [Плутон], потому что и возвращается все в землю, и происходит все из земли. Жена у него Прозерпина (имя это греческое) – это та, что у греков именуется Περσεφόνη [Персефона], ибо в ней хотят [видеть] семя полевых плодов. Выдумали, будто ее, похищенную и спрятанную, ищет мать. Мать же зовут Ceres, слово Geres (Производительница); первая буква была случайно изменена, как и у греков получилось Δημήτηρ (Деметра) из Γημήτηρ (Земля мать)…»

 

Стаций. Фиваида. Книга двенадцатая. 270-277. (Источник: Публий Папиний Стаций. Фиваида / В переводе Ю. А. Шичалина. – М.: «Наука», 1991. – С. 209-210) (римский эпос 1 в. н. э.):

«Так от этнейской скалы светильник зажегшая, с оным:

отблеском больших огней обходила когда-то Церера [Деметра]

берег авсонский и край сицилийский и в прахе читала

черного вора [Аида] следы – от колес глубокие раны.

Обезумелым ее стенаньям в ответ громыхает

сам Энкелад [великан, похороненный под горой Этна], освещая пути огнем полыхавшим.

О Персефоне ручьи, леса, понт, тучи кричали;

о Персефоне молчал лишь дом стигийского мужа».

 

Сенека. Геркулес в безумье. 658-661. (Источник: Луций Анней Сенека. Геркулес в безумье / Перевод С. А. Ошерова / Луций Анней Сенека. Трагедии. – М.: Наука, 1983. – С. 133) (римская трагедия 1 в. н. э.):

«Молю порядок мира и властителя

Пространных царств, и ту [Персефону], вотще которую

Близ Энны мать [Деметра] искала: безнаказанно

Дозвольте мне открыть в земле сокрытое».

 

Апулей. Золотой осёл. Книга шестая. 2. (Источник: Апулей. Золотой осёл / Перевод М. Кузьмина. – Л.: Academia, 1931. – C. 175) (роман 2 в. н. э. на латинском языке):

«Заклинаю тебя… бороздою почвы сицилийской, колесницей хищной, цепкой землею, к бессолнечному браку Прозерпины [Персефоны] схождением, солнечным обретенной дочери [Деметры] возвращением…»

 

IV ВОЗВРАЩЕНИЕ ПЕРСЕФОНЫ (СОГЛАСНО ДРУГИМ ИСТОЧНИКАМ)

Орфический гимн XLIII. Орам (фимиам, ароматы). 1-11. (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. – М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 223) (греческие гимны 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.):

«Оры [богини времен года]…

Вы с Персефоной святой играете вместе в ту пору,

Как возвращают богиню на свет Хариты [Грации] и Мойры [Судьбы],

Пляску ведя круговую свою, на радость Зевесу,

Равно и матери [Деметре], щедро плоды приносящей богине.

О, явитесь же к тем, кто впервые на таинствах наших!

В должное время даруйте плодам уродиться на славу!»

 

ДЕМЕТРА И ПОКЛОННИКИ ПЕРСЕФОНЫ (НОНН ПАНОПОЛИТАНСКИЙ)

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь V. 569-586 – VI. 1-160. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. – СПб: Алетейя, 1997. – С. 64-69) (греческий эпос 5 в. н. э.):

Нонн Панополитанский описывает миф из орфического предания – предысторию похищения Персефоны Аидом. В нем богиню соблазняет ее отец Зевс, принявший вид змея.

«…[Зевс,] Змея облик прияв, свивавшего кольцами тело,

В сладостной страсти в покои тайные вполз к Персефоне

Для любви. Ведь все боги, что вечно живут на Олимпе,

Были тогда лишь одною очарованы девой,

Состязаясь друг с другом в поднесенье подарков

К свадьбе. Тогда-то Гермес, с Пейто́ еще не деливший

Ложа, невесте поднес свой жезл как подарок на свадьбу.

Сладкозвучную лиру дал Феб как свадебный выкуп.

Бог же Арей, добавив копье и панцырь впридачу,

Щит даровал новобрачным. Хромец лемносский, от горна

Оторвавшись, подарок только что сделанный вносит:

Ожерелье с каменьем (блистают там самоцветы!).

Зевс же Отец сильнее всех прочих пленен Персефоной…

Но не только Отец вожделел к Персефоне, другие

Боги на горнем Олимпе, сраженные той же стрелою,

Дщери прекрасной богини Део́ руки домогались.

Побледнело богини сиянье румяное лика,

Ибо мукой терзалась Део, пребывала в смятенье:

И с чела венец из колосьев срывает богиня,

Волосы распускает (пусть струятся за спину!),

Затосковала по дочке. Скорбящей горько богини

Сами собою струятся слезы по белым ланитам,

Стольких многих влюбленных зажег от единственной стрелки

Вверг их в раздор любовный жаждущих брака с одною

Девою общий им Эрос, совсем безумных от страсти!

Всех она трепетала, но боле всеплодная матерь

Трепетала Гефеста – вдруг станет хромец этот зятем!

Вот в жилище Астрея-провидца [астрологи] благою стопою

Устремилась богиня с распущенными волосами.

Хочет спросить оракул и левою дланью колена

Старца, что состраданья полон, коснулась… Десницей

Тянется к подбородку с густокосматой брадою.

О женихах своей дочки рассказывает богиня,

Слов утешенья алкая пророческих… Ибо оракул

В горьких наших заботах нам бывает поддержкой!

Не отказал ей старец Астрей в мольбах: и рожденья

День рассчитал он дочки и точно сроки зачатья,

Неумолимое время и миг часов неустанный

Появления в мир и, пальцы искусно раскинув [т. е. считая на пальцах],

Вычислил круговращенья и время возврата созвездий,

Вычислил, пясти содвинув двойным движеньем ладоней.

После Астерион-служка подносит по первому зову

Старцу округлую сферу, образ вселенной с рисунком

Всех созвездий небесных, пред ним на ларь ее ставит.

После и приступает старец к гаданью: вращает

Шар по оси́ и зорко на знаков бег зодиака

Смотрит, звезд уясняя движенье и положенье.

Все это выяснил старец, созвездий бег рассчитавши.

После сферу с вращеньем вечных светил, эту сферу

С пестрой поверхностью звездной он в сундук запирает.

Гостье, в ответ на расспросы, тройной выкликает оракул:

«Чадолюбивая матерь Деметра! Конусом мрака

Только затмятся Селены лучи, от сего и померкшей,

Защити Персефону от полюбовника-вора,

Умыкнувшего втайне неприкосновенную дочерь,

Ежели пряжа Мойр [Судеб] дозволит… Ибо внезапно

Перед свадьбой законной ты соблазнителя узришь

Злоковарного в облике зверя, ибо Арея [Марс]

В точке заката с Пафийкой [Венера], изменника, я замечаю;

Вижу созвездие Змея, что там, над ними, восходит!

После пророчества голос Астрея в устах замирает.

Слышит Деметра, что серп сжимает в ладонях, о жатве

Будущей и о муже, столь грубо похитившем дочерь,

Вопреки всем обрядам, по собственному хотенью,

И улыбается, плача. Тотчас же горней дорогой

К дому, спеша, направляет стопы печально и мрачно

В стойлах стояли драконы с ярмом на выях удобным,

Облегающим крепко и плотно звериные пасти,

Их она запрягает, аспидов, ига не знавших!

И укрощая их пасти упряжью кривозубой,

Грозной повозкой своею Део светлокудрая правит,

Дочерь под покрывалом из тучи туманов упрятав.

Прямо пред колесницей Борей застонал многошумный.

Но богиня взмахнула хлестким бичом, ускоряя

Бег повозки, влекомой как будто бы скакунами,

Развернувшими крылья драконами мчащими в небе

Прямо к объятьям Либа у струй круговых Океана.

После она, заметив каменный дом в отрогах,

К скалам летит пелоридским, к трехмысным брегам Сикели́и [Сицилии],

К адриатическим мелям, где зыби морские к закату

Вечно влекомые, гнутся как будто серпом кривозубым,

От Борея направив к Либу дыбливые воды.

Там же, где буйные воды [реки Анапо] пристанищем стали Кианы

У родника, что влагу в жертву морю приносит,

Увидала богиня укрывище, словно крепость,

С крепкою кровлей гранитной, прятавшей это место,

С каменными вратами, содеянными природой,

И со столбами из камня [сталактитами], там жили соседние нимфы.

Тут богиня, пробравшись во мрак палат непроглядный,

Прячет дочь средь громадин в этой пещере скалистой.

Там, разрешивши драконов своих от повозки крылатой,

Одного оставляет справа от мыса у входа,

Слева другого, напротив каменного затвора,

Чтоб стерегли Персефону, ведь дочерь не должно и видеть!

Каллигенейю приводит, чадолюбивую няньку

С пряжей и всем, что потребно для рукоделья Паллады [Афины]

Женскому роду в тяжкой и кропотливой работе;

Нимфам доверив хранить живущим в скалах потайных

Гнутую колесницу, Део в небеса удалилась.

Юная Персефонейя! Нет от страсти спасенья!

Ибо девичество будет отъято в змеином объятье.

Зевс, волнуясь змеиным телом, в облике гада,

Страстной любовью пылая, кольцом извиваясь в желанье,

Доберется до самых темных покоев девичьих,

Помавая брадатой пастью драконам у входа».

БОГИНЯ ЧЕГО ДЕМЕТРА

I. БОГИНЯ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА, ЗЕРНА И ХЛЕБА

Деметра была богиней зерна и хлеба, основных продуктов питания древних греков.
Кроме того, она была богиней голода и голода. Когда не будет урожая, быстро наступит голод. Как и большинство греческих богов, она представляла собой силу природы, которая по своей двойственной природе могла принести либо благословение (обильный урожай), либо проклятие (неурожай).

Гесиод. Труды и дни. 25 / Перевод В. Вересаева. (Источник: Гесиод. Полное собрание текстов / Вступительная статья В. Н. Ярхо. Комментарии О. П. Цыбенко и В. Н. Ярхо. – М.: Лабиринт, 2001. – С. 54-55) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

Вызрев­ших зерен Демет­ры, зем­лей посы­лае­мых людям.

 

Гесиод. Труды и дни. 299 / Перевод В. Вересаева. (Источник: Гесиод. Полное собрание текстов / Вступительная статья В. Н. Ярхо. Комментарии О. П. Цыбенко и В. Н. Ярхо. – М.: Лабиринт, 2001. – С. 54-55) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

 

Помни все­гда о заве­те моем и усерд­но работай,
Перс, о пото­мок богов, чтобы голод тебя нена­видел,

Чтобы Демет­ра в пре­крас­ном вен­ке неиз­мен­но люби­ла
И напол­ня­ла амба­ры тебе все­воз­мож­ным при­па­сом.
Голод, тебе гово­рю я, все­гдаш­ний това­рищ ленив­ца.
Боги и люди по пра­ву на тех него­ду­ют, кто празд­но
Жизнь про­жи­ва­ет, подоб­но без­жаль­но­му трут­ню, кото­рый,

Сам не трудя­ся, работой пита­ет­ся пчел хло­пот­ли­вых.
Так полю­би же дела свои вовре­мя делать и с рве­ньем —
Будут ломить­ся тогда у тебя от запа­сов амба­ры.
Труд чело­ве­ку ста­да добы­ва­ет и вся­кий доста­ток,
Если трудить­ся ты любишь, то будешь гораздо милее

Веч­ным богам, как и людям: без­дель­ни­ки вся­ко­му мерз­ки.

II. БОГИНЯ ФРУКТОВ И ОВОЩЕЙ

Деметра была богиней всех плодов земли, не только зерна (хотя это была самая важная продовольственная культура). Как богиня садоводства, выращивание инжира, яблок, груш и других фруктов входило в ее владения (за исключением оливок, винограда, и гранатов). Еще она была богиней овощных культур (за исключением бобов, которые почему-то считались нечистыми).

Гомеровские гимны. 2. К Деметре. 441. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 149, 155) (греческий эпос 7-4 вв. до н. э.):

Заколоситься, густые колосья с зерном полновесным
К самой земле преклонить и снопами обильно покрыться.

III. БОГИНЯ НАПИТКА ИЗ ЯИЧНОЙ МУКИ

Ячменная мука была похожа на кашу напитком, который широко употреблялся в Древней Греции. Он был особенно святым для Деметры и использовался в ритуалах ее мистерий (вместо вина — напиток Диониса).

Гомеровские гимны. 2. К Деметре. 205. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 149, 155) (греческий эпос 7-4 вв. до н. э.):

Попросила, чтоб дали воды ей,
Ячной мукой для питья замесивши и нежным полеем[119].

Та, приготовивши смесь, подала, как велела богиня.
Выпила чашу Део. С этих пор стал напиток обрядным.

 

Овидий. Метаморфозы. Книга десятая. 5. 444. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

Дочь иска­ла она [Деметра], где Солн­це захо­дит и всхо­дит.
Раз, уто­мив­шись, она ста­ла мучить­ся жаж­дой, но нечем
Было ей уст осве­жить; соло­мой кры­тую видит
Хижи­ну, в низ­кую дверь посту­ча­ла; выхо­дит ста­ру­ха,
Видит боги­ню она и тот­час выно­сит про­ся­щей
Слад­ко­го чашу питья из под­жа­рен­ных зерен ячмен­ных.
Пьет Цере­ра.

 

БОГИНЯ ЗАКОНА И ПОРЯДКА

Деметре поклонялись по всей Греции под именем Фесмофор (Законодатель) и считали богиней, которая наставляла человечество.

Гимны Каллимаха. 6. К Деметре. 18 (из греческих гимнов 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.)/ (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 221/ Перевод С. С. Аверинцева. – С. 149-155) (греческий поэт 3 в. до н. э.):

О том промолчим, как Део[Деметра] горевала.
Лучше припомним, как градам она даровала законы,
Лучше припомним, как жатву она совершала впервые
Свято, и как подложила быкам иод ноги колосья

 

Овидий. Метаморфозы. Книга 5. 341. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«Пер­вой Цере­ра кри­вым сош­ни­ком цели­ну вско­лых­ну­ла,
Пер­вой — зем­ле при­нес­ла и пло­ды, и покор­ную пищу,
Пер­вой — зако­ны дала, и все даро­ва­ла — Цере­ра!
Буду ее вос­пе­вать. О, толь­ко б достой­но боги­ни

БОГИНЯ ЖИЗНИ ПОСЛЕ СМЕРТИ (МИСТЕРИЙ)

Гомеровские гимны. 2. К Деметре. 472. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 149, 155) (греческий эпос 7-4 вв. до н. э.):

Сама же, поднявшись, пошла и владыкам державным,—
С хитрым умом Триптолему, смирителю коней Диоклу,

Силе Евмолпа, а также владыке народов Келею, —
Жертвенный чин показала священный и всех посвятила
В таинства. Святы они и велики. Об них ни расспросов
Делать не должен никто, ни ответа давать на расспросы:
В благоговенье великом к бессмертным уста замолкают.

Счастливы те из людей земнородных, кто таинство видел.
Тот же, кто им непричастен, до смерти не будет вовеки
Доли подобной иметь в многосумрачном царстве подземном.

ДЕМЕТРА И СОЗВЕЗДИЯ

Древний аграрный календарь измерялся восходом и заходом созвездий. Естественно, с богиней стали ассоциироваться несколько звездных групп, в том числе Дева и Близнецы.

I. ДЕВА

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Астрономия. Книга 2. 25. (Источник: Гигин. Астрономия / Перевод и комментарии А. И. Рубана. СПб., Изд-во «Алетейя», 1997):

Впрочем, одни называют ее фортуной, другие — Церерой [Деметрой], не соглашаясь друг с другом, потому что ее голова различима с превеликим трудом.
[Созвездие Девы было изображено держащим в руке сноп зерна с центром в звезде Спика.]

II. БЛИЗНЕЦЫ

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Астрономия. Книга 2. 22. (Источник: Гигин. Астрономия / Перевод и комментарии А. И. Рубана. СПб., Изд-во «Алетейя», 1997):

Некоторые же утверждают, что это — Триптолем, о котором мы рассказали выше, и Иасион, возлюбленные Цереры, оба помешенные среди созвездий.

ОТОЖДЕСТЛЕНИЕ ДЕМЕТРЫ С ДРУГИМИ БОГИНЯМИ

Деметру отождествляли с римской богиней Церерой и египетской богиней Исидой.

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга 2. 9. (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 51) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

 

Блуж­дая вдоль всей Сирии (там ей сооб­щи­ли, что жена биб­лий­ско­го царя вос­пи­ты­ва­ет ее ребен­ка) и отыс­кав Эпа­фа, она вер­ну­лась в Еги­пет и вышла замуж за Теле­го­на, цар­ст­во­вав­ше­го тогда над егип­тя­на­ми. Она воз­двиг­ла ста­тую Демет­ры, кото­рую егип­тяне назва­ли Иси­дой: точ­но так же они назва­ли Иси­дой Ио

 

Геродот. История. Книга 2. 156. (Источник: Геродот. История в девяти книгах. / Пер. и прим. Г. А. Стратановского. Статья В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 195) (греческий историк 5 в. до н. э.):

 

Лато­на сохра­ни­ла Апол­ло­на и спас­ла на так назы­вае­мом ныне пла­ву­чем ост­ро­ве, когда всюду рыс­кав­ший Тифон при­шел, чтобы захва­тить сына Оси­ри­са. По сло­вам егип­тян, Апол­лон и Арте­ми­да — дети Дио­ни­са и Иси­ды. Лато­на же была их кор­ми­ли­цей и спа­си­тель­ни­цей. У егип­тян Апол­лон назы­ва­ет­ся Ором, Демет­ра — Иси­дой, а Арте­ми­да — Буба­стис.

 

ГИМНЫ К ДЕМЕТРЕ

I. ГОМЕРОВСКИЕ ГИМНЫ

Гомеровские гимны. Гимн V. К Деметре. 1-3, 486-494. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Художественная литература, 1963. – С. 155, 165) (греческий эпос 7-6 вв. до н. э.):

«Пышноволосую петь начинаю Деметру-богиню

С дочерью тонколодыжной [Персефоной], которую тайно похитил

Аидоней…

Блажен из людей земнородных,

Кто благосклонной любви от богинь удостоится славных:

Тотчас нисходит в жилище его очага покровитель –

Плутос, дарующий людям обилье в стадах и запасах.

Вы же, под властью которых живут Элевсин благовонный,

Парос, водой отовсюду омытый, и Антрон скалистый, –

Ты, о царица Део, пышнодарная, чтимая всеми,

С дочерью славной своею, прекрасною Персефонеей, –

Нам благосклонно счастливую жизнь ниспошлите за песню!»

 

Гомеровские гимны. Гимн XIII. К Деметре. 1-3. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Художественная литература, 1963. – С. 169) (греческий эпос 7-6 вв. до н. э.):

«Пышноволовую петь начинаю Деметру-богиню

С дочерью славной ее, прекрасною Персефонеей.

Славься, богиня! Наш город храни. Будь первая в песне».

II. ОРФИЧЕСКИЕ ГИМНЫ

Орфический гимн XL. Деметре Элевсинской (фимиам, стиракта). (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 220) (греческие гимны 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.):

«Внемли, Део, богиня-всематерь, почтеннейший демон,

Юность растящая, счастье дарящая ты, о Деметра,

Ты наделяешь, богиня, богатством, питаешь колосья,

Мир, всецарящая, любишь, трудам многохлопотным рада,

И семена ты хранишь, и зеленые всходы, и жатву,

В кучи ссыпаешь зерно, Элевсинской долины жилица.

Смертного люда кормилица, всем ты мила и желанна,

Пахарю первая ты быков запряженных вручила,

Смертным желая подать отрадное в жизни обилье,

Ты, сотрапезница Бромия [Диониса], славная, все утучняешь,

Факелоносная, чистая, серп тебе летний — отрада.

Ты, о подземная, явная всем, ты ко всем милосердна,

Детолюбивая, добрая матерь, растящая юность,

Ты запрягла колесницу — вся упряжь ее змеевидна,

Вакховы буйные пляски твой трон окружают, ликуя,

Единородная, о многоплодная, о всецарица,

Ты, о цветочная, чистая, разная в обликах многих

Ныне гряди, о блаженная, летними полнясь плодами,

Мир к нам веди, приведи желанное благозаконье,

Славный достаток и с ними всему господина — здоровье!»

 

Орфический гимн XLI. Матери Антее (фимиам, арометы). (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 221) (греческие гимны 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.):

«Внемли, богиня, царица Антея [Деметра], почтенная матерь

Всех — и бессмертных блаженных богов, и смертного люда,

Ты, кто некогда в муках бродила, ища и терзаясь,

Лишь в Элевсинской долине поста обретя разрешенье.

Ты и к Аиду пришла, к блистательной Ферсефонее,

Сопровождало тебя Дисавлово чадо святое,

Что донесло до тебя известье о Зевсовом ложе.

Ты родила Евбулея, богиня, средь мук человечьих,

Ныне молю, многочтимая наша богиня, царица,

К мисту, что свято тебя почитает, явись благосклонно!»

III. ДРУГИЕ ГИМНЫ

Вакхилид. Эпиникии. Песнь 3, олимпийская <«Крез»>, Гиерону Сиракузскому, сыну Диномена, на победу в колесничном беге. Год – 468. (Источник: Пиндар, Вакхилид. Оды. Фрагменты / Издание подготовил М. Л. Гаспаров. – М: Наука, 1980. С. 230) (5 в. до н. э.):

«Владычицу благоплодной Сицилии,

Деметру и Кору [Персефону] в синем венке

Воспой, Клио…»

 

Гимны Каллимаха. VI. К Деметре (из греческих гимнов 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.) (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 221/ Перевод С. С. Аверинцева. – С. 168, 170-171 ) (греческий поэт 3 в. до н. э.):

[Предположительно, гимн по поводу Фесмофории –

аттического праздника в честь Деметры Законодательницы]

«Вот и кошницу [корзину] несут! О жены, примолвите звонко:

«Радуйся, матерь Деметра, обильная кормом и хлебом!»

Вот и кошницу несут! С земли взирайте на тайну,

Кто посвящению чужд; не смейте подглядывать с кровель,

Ни жена, и ни дева, ни та, что власы распустила,

Все мы покуда должны голодную сплевывать влагу [т. е. во второй день Фесмофории – день поста].

Геспер [вечерняя звезда] сквозь дымку сверкнул – когда же ты выйдешь, о Геспер?

Это ведь ты убедил испить Деметру впервые

В оное время, как Деву [Персефону] она безуспешно искала.

Ах, Владычица наша, и как тебя ноги носили

В странствиях к черным мужам и к плодам Гесперидина сада?

Сколько же маялась ты, не омывшись, не пивши, не евши!

Трижды ты перешла серебряный ток Ахелоя ,

Каждую реку ты столько же раз пересечь потрудилась,

Трижды у струй Каллихора [колодец в Элевсине] ты наземь садилась устало,

Солнцем палима, пылью покрыта, терзаема гладом!

Нет, о нет! О том промолчим, как Део горевала.

Лучше припомним, как градам она даровала законы,

Лучше припомним, как жатву она совершала впервые

Свято, и как подложила быкам под ноги колосья

В те времена, как был Триптолем в искусстве наставлен…

Другом моим да не будет, Деметра, твой оскорбитель,

Ни соседом моим! Не терплю соседей злонравных.

Молвите звонко, о девы, и вы подхватите, о жены:

«Радуйся, матерь Деметра, обильная кормом и хлебом!»

Как четыре коня провозят святую кошницу,

Белые мастью, так нам царящая мощно богиня

Белую пусть ниспошлет весну, и белое лето,

Также и осень, и зиму, блюдя обращение года!

Как мы, ноги не обув и волос не связав, выступаем,

Так да пребудут у нас и ноги и головы здравы!

Полную злата несут кошниценосные жены

Ныне кошницу [подношение богам первых плодов]; таков да будет злата избыток!

Те, кто таинствам чужд, идите до пританея ;

Вы ж, посвященные жены, – до самого храма богини,

Если шести не достигли десятков. А вы, кто во чреве

Носите плод, Илифию моля, или мучимы болью,–

Сколько ноги пройдут; и вас Део в изобилье

Всем одарит, а когда-нибудь вы и до храма дойдете.

Радуйся много, богиня, и граду даруй удачу

Ты и согласье, в полях возрасти плоды нам и злаки,

Скот возрасти, дай яблокам сок, дай колосу зрелость,

Сладостный мир возрасти, чтоб жатву пожал, кто посеял.

Милость яви мне, молю, меж богинями дивная силой!»

 

Овидий. Метаморфозы. Книга пятая. 341-345. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«Первой Церера [Деметра] кривым сошником целину всколыхнула,

Первой – земле принесла и плоды, и покорную пищу,

Первой – законы дала, и все даровала – Церера!

Буду ее воспевать. О, только б достойно богини

Песня пропелась моя! – богиня сей песни достойна»

ОПИСАНИЕ ВНЕШНОСТИ ДЕМЕТРЫ

Классическая греческая литература содержит лишь несколько кратких описаний внешности богов.

Гомеровские гимны. Гимн V. К Деметре. 40-48. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Художественная литература, 1963. – С. 156) (греческий эпос 7-6 вв. до н. э.):

«[Деметра оплакивает потерю своей дочери Персефоны:]

Горе безмерное остро пронзило смущенное сердце.

Разодрала на бессмертных она волосах покрывало,

Сбросила с плеч сине-черный свой плащ…

Девять скиталася дней непрерывно Део пречестная,

С факелом в каждой руке…»

 

Гомеровские гимны. Гимн V. К Деметре. 182-185, 188-191. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Художественная литература, 1963. – С. 159) (греческий эпос 7-6 вв. до н. э.):

«Шла, с головы на лицо опустив покрывало, и пеплос

Черный вокруг ее ног развевался божественно легких.

Быстро жилища достигли любимого Зевсом Келея

И через портик пошли.

А богиня взошла на порог и достала

До потолка головой и сияньем весь вход озарила.

Благоговенье и бледный испуг охватили царицу.

С кресла она поднялась и его уступила богине».

[В этом отрывке Деметра выглядит как обычная смертная женщина,

но ее божественность всё еще очевидна].

 

Гомеровские гимны. Гимн V. К Деметре. 268-269, 275-282. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Художественная литература, 1963. – С. 161) (греческий эпос 7-6 вв. до н. э.):

«[Деметра открывает свою божественность царице Метанире:]

Чтимая всеми Деметра пред вами. Бессмертным и смертным

Я величайшую радость несу и всегдашнюю помощь.

Так сказала богиня, и рост свой и вид изменила,

Сбросила старость и вся красотою обвеялась вечной.

Запах чудесный вокруг разлился от одежд благовонных,

Ярким сиянием кожа бессмертная вдруг засветилась,

И по плечам золотые рассыпались волосы. Словно

280 Светом от молнии прочно устроенный дом осветился.

Вон из чертога пошла. А у той ослабели колени.

Долго немой оставалась царица [Метанира]…»

 

Гимны Каллимаха. VI. К Деметре. 57-60 (из греческих гимнов 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.)/ (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 221/ Перевод С. С. Аверинцева. – С. 169 ) (греческий поэт 3 в. до н. э.):

«Гневом вскипев [будучи разгневана царем Эрисхитоном], свое божество Деметра явила

[т. е. сбросила обличие простой смертной женщины], —

Праха касались стопы, глава же касалась Олимпа.

Слуги, от страха мертвея, узрели богиню и тотчас

Прочь пустились бежать, в лесу топоры покидавши».

 

Овидий. Фасты. Книга четвертая. 423-424 (Источник: Овидий. Элегии и малые поэмы / Перевод с латинского. Сост. и предисл. М. Гаспарова. Коммент. и ред. переводов М. Гаспарова и С. Ошерова. – М.: Художественная литература, 1973. / Перевод Ф. А. Петровского) (римская поэзия 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«Матери вышних на пир собрались к Аретусе холодной

И белокурая к ней с ними Церера [Деметра] пришла».

 

Овидий. Фасты. Книга четвертая. 614-616. (Источник: Овидий. Элегии и малые поэмы / Перевод с латинского. Сост. и предисл. М. Гаспарова. Коммент. и ред. переводов М. Гаспарова и С. Ошерова. – М.: Художественная литература, 1973. / Перевод Ф. А. Петровского) (римская поэзия 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«Только тогда прояснилось лицо и душа у Цереры [Деметры]

И увенчал ей главу вновь из колосьев венок».

ДЕМЕТРА И ИАСОН

ИАСИОН был земледельцем супругом Деметры в Самофракийских мистериях.

Иасион лежал с богиней на трижды вспаханном поле во время свадебных торжеств Кадма и Гармонии на острове Самофракия. Когда Зевс узнал об этом, он убил Иасона молнией.

Гомер. Одиссея. Песнь 5. 125. (Источник: Гомер. Илиада. Одиссея / Перевод с древнегреческого Н. Гнедича. – М.: Художественная литература, 1967. – С. 496) (греческий эпос 8 в. до н. э.):

 

Так он ответил. Калипсо, богиня богинь, ужаснулась
И со словами к нему окрыленными так обратилась:
«Как вы жестоки, о боги, как завистью всех превзошли вы!
Вы допускать не хотите, чтоб ложем законным богини

Соединялись с мужами, чтоб женами им они были.
Так розоперстая Эос себе избрала Ориона.
Гнали его вы, живущие легкою жизнию боги,
Гнали, пока златотронной и чистою он Артемидой
Нежной стрелою внезапно в Ортигии не был застрелен.

Так с Язионом Деметра на трижды распаханной нови
Соединилась любовью и ложем, послушавшись сердца.
Очень недолго об этом в неведеньи Зевс оставался.
Молнией он Язиона убил ослепительно белой.

 

Гесиод. Теогония. 969. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 38-39) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

 

Плутос-богатство рожден был Деметрой, великой богиней.

С Иасионом-героем в любви сопряглась она страстной
В критской богатой округе на три раза вспаханной нови.
Бродит он, благостный бог, по земле и широкому морю,
Всюду. И кто его встретит, кому попадется он в руки,
Тот богатеет и много добра наживать начинает.

 

Гесиод. Каталог Женщин. 102 / Перевод В. Вересаева. (Источник: Гесиод. Полное собрание текстов / Вступительная статья В. Н. Ярхо. Комментарии О. П. Цыбенко и В. Н. Ярхо. – М.: Лабиринт, 2001. – С. 54-55) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

 

Дева Электра…
Чад родила, покоренная облачномрачным Кронидом:
Сына Дардана…
С Ээтионом…
Некогда оный на ложе взошел к многодатной Деметре,
10 Жизнь, однако, отринул отец бессмертных и смертных
Ээтиону-владыке, блестящую молнию бросив,
В кару, что лаской и ложем он сочетался с Деметрой.

 

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга 3. 138. (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 51) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

 

От дочери Атланта Электры и Зевса родились Иасион и Дардан. Иасион влюбился в Деметру и хотел обесчестить богиню, но был убит перуном

 

ДЕМЕТРА И ДИСАВЛ

В древнегреческой мифологии Дисавлом звали поселянина, жителя окрестностей Элевсина, в доме которого остановилась Деметра, пребывая в поисках свой дочери Персефоны.

Павсаний. Описание Эллады. Книга 1. 14. 3. (Источник: Павсаний. Описание Эллады. В 2 т. /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. – СПб.: Алетейя, 1996) (греческие записки путешественника 2 в. н. э.):

в стихах Орфея — хотя я лично думаю, что эти стихи не Орфея — отцом Эвбулея и Триптолема назван Дисавл, и что им, сообщившим Деметре о похищении ее дочери, богиня дала семена для посева. У афинянина Херила, написавшего драму «Алопа», сказано, что Керкион и Триптолем были братьями, что их родила дочь Амфиктиона, что отцом Триптолема был Рар, а Керкиона — Посейдон.

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга 2. 14. 1. (Источник: Павсаний. Описание Эллады. В 2 т. /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. – СПб.: Алетейя, 1996) (греческие записки путешественника 2 в. н. э.):

От города приблизительно в пяти стадиях находятся Келеи; здесь каждый четвертый год, а не каждый год, совершаются таинства в честь Деметры. Гиерофант (главный жрец) назначается здесь не пожизненно, но каждый раз на время от одного праздника до другого у них выбирается новый; если он хочет, он может иметь и жену. В этом они считают нужным поступать отлично от элевсинских обычаев, все же остальное в исполнении таинств есть подражание элевсинским; и сами флиасийцы согласны, что они подражают тому, что совершается в Элевсине.  2. Они говорят, что в их страну явился Дисавл, брат Келея, и что он установил эти таинства; явился он к ним после того, как был Ионом изгнан из Элевсина, когда Ион, сын Ксуфа, был выбран у афинян полководцем в войне против элевсинцев. Но я не могу согласиться в этом с флиасийцами, будто кто-нибудь из элевсинцев, побежденный в сражении, должен был бежать и куда-нибудь удалиться, так как война афинян с элевсинцами окончилась мирным договором раньше, чем они вступили в сражение, и в Элевсине остался сам Эвмолп.  Дисавл мог прийти сюда и по другой какой-либо причине, а не так, как рассказывают флиасийцы. Да, кроме того, он и не родственник Келею, как мне кажется, и вообще он не из знатных элевсинцев, иначе Гомер не преминул бы упомянуть его в своих поэмах. Ведь у Гомера есть гимн в честь Деметры; в нем он перечисляет тех, кто был обучен богиней совершать таинства, но он не знает там никакого элевсинца по имени Дисавл. Там говорится:

Сама же, поднявшись, пошла и владыкам державным, —
С хитрым умом Триптолему, смирителю коней Диоклу,
Силе Эвмолпа, а также владыке народов Келею, —
Жертвенный чин показала священный и всех посвятила в таинства

Так вот этот Дисавл, как говорят флиасийцы, установил здесь таинства и он же дал стране название Келеи. Здесь, как я уже сказал, находится могила Дисавла. Но, конечно, могила Аранта была воздвигнута раньше: ведь и по сказаниям флиасийцев Дисавл прибыл позднее, а не в царствование Аранта.

Флиасийцы рассказывают, что Арант был современником Прометея, сына Иапета, и на три человеческих поколения старше Пеласга, сына Аркада, и так называемых в Афинах автохтонов. А на крыше так называемого Анакторона (Царственного храма) находится колесница, как говорят, Пелопа. Вот что есть у флиасийцев наиболее достойного упоминания.

 

ДЕМЕТРА, ЗЕВС И ПЕРСЕФОНА

Гесиод. Теогония. 912-914. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Художественная литература, 1963. – С. 48) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

«После того он на ложе взошел к многокормной Деметре,

И Персефоной его белолокотной та подарила:

Деву похитил Аид у нее с дозволения Зевса».

 

Гомеровские гимны. V. К Деметре. 1-3. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Художественная литература, 1963. – С. 155) (греческий эпос 7-6 вв. до н. э.):

«Пышноволосую петь начинаю Деметру-богиню

С дочерью тонколодыжной, которую тайно похитил

Аидоней, с изволенья пространногремящего Зевса».

Существует бесчисленное множество других источников, в которых Персефона упоминается как дочь Зевса и Деметры.

 

 

ДЕМЕТРА И ФИЛОМЕЛ

Филомел / Волопас был полубогом, который изобрел повозку и плуг. Его мать, богиня Деметра, поместила среди звезд в созвездии Волопаса. Волопас — Пахарь, правящий Медведицами, Большой и Малой, вокруг Полярной звезды, Поляриса. Медведицы, привязанные к Полярной Оси, тянут за собой плуг, возделывая небесные поля, «чтобы вращение небес никогда не прекращалось».

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Астрономия. Книга 2. 4. (Источник: Гигин. Астрономия / Перевод и комментарии А. И. Рубана. СПб., Изд-во «Алетейя», 1997):

 

Но вернемся к начатому рассказу. Гермипп, автор сочинений о небесных явлениях, рассказывает, что у Цереры был возлюбленный, Иасион, сын Электры. Многие согласны с Гомером, что именно по этой причине его поразил перун. Согласно критскому мифографу Петелиду, у них родились двое сыновей, Филомел и Плутос, и они, рассказывают, не ладили друг с другом. Плутос, будучи богат, не уступил и малой толики своего достояния брату, и поэтому Филомел был вынужден на все свои средства купить у него двух быков, и он же был первым, кто изготовил повозку. Так он хлебопашествовал и возделывал нивы и тем самым кормил себя. Его мать, дивясь его изобретению, поместила его среди созвездий в облике хлебопашца и назвала Волопасом. Рассказывают, что у него родился сын Парий, который дал свое имя паросцам и городу Парий.

 

ДЕМЕТРА И ПЛУТОС

ПЛУТОС (Πλοΰτος) в греческой мифологии бог богатства, сын Деметры и Иасиона, родившийся на Крите. Плутос в своей более ранней форме связан с Деметрой и Персефоной. Всякий, кто удостоился любви этих богинь, попадает под покровительство Плутоса, дарующего людям обилие запасов и стад.

Гесиод. Теогония. 969-974. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Художественная литература, 1963. – С. 49) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

«Плутос-богатство рожден был Деметрой, великой богиней.

С Иасионом-героем в любви сопряглась она страстной

В критской богатой округе на три раза вспаханной нови.

Бродит он, благостный бог, по земле и широкому морю,

Всюду. И кто его встретит, кому попадется он в руки,

Тот богатеет и много добра наживать начинает».

 

Гомеровские гимны. Гимн V. К Деметре. 486-489. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Художественная литература, 1963. – С. 165) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

«Блажен из людей земнородных,

Кто благосклонной любви от богинь удостоится славных:

Тотчас нисходит в жилище его очага покровитель –

Плутос, дарующий людям обилье в стадах и запасах».

ДРУГОЕ

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга I, 1, 5. (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 6) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

 

Плутон, влюбившись в Персефону, тайно похитил ее с помощью Зевса. Деметра ночью и днем бродила по всей земле со светильниками, разыскивая ее. Узнав от гермионеев, что ее похитил Плутон, она покинула небо, разгневанная на богов, и, приняв образ смертной женщины, пришла в Элевсин. Вначале она села у скалы, названной после этого Агеласт, близ колодца Каллихора, затем пришла к Келею, который тогда царствовал в Элевсине. Во дворце находились женщины, и, когда они пригласили Деметру сесть подле них, некая старуха по имени Иамба сказала какую-то шутку, заставив богиню улыбнуться. Говорят, по этой-то причине женщины во время праздника Фесмофорий обмениваются шутками. У супруги Келея Метаниры был ребенок, и Деметра стала его нянчить. Желая сделать мальчика бессмертным, богиня ночью клала дитя в огонь и таким образом уничтожала смертные части тела, но, так как Демофонт (таково было имя ребенка) рос с неимоверной быстротой, Метанира подстерегла богиню и увидела, что та делает. Схватив ребенка, положенного в огонь, Метанира громко закричала, и дитя из-за этого погибло, уничтоженное огнем: Деметра же явила свою божественную сущность.

(2) Старшему из сыновей Метаниры Триптолему она изготовила колесницу, в которую запрягла крылатых драконов, и дала зерна пшеницы, которыми Триптолем, поднявшись к небу, засеял всю землю. Паниасид же сообщает, что Триптолем был сыном Элевсина: он говорит, что Деметра пришла именно к нему. Ферекид же называет Триптолема сыном Океана и Геи.

(3) Так как Зевс повелел Плутону вернуть Кору на землю, Плутон дал ей съесть зерно гранатового яблока, для того чтобы та не оставалась долгое время у матери. Кора же, не подозревая, что от этого может случиться, проглотила его. Свидетелем против Коры выступил Аскалаф61, сын Ахеронта и Горгиры, и Деметра накрыла его в Аиде тяжелым камнем; но Персефона третью часть каждого года была принуждена оставаться у Плутона, а остальное время проводила среди богов. Вот что рассказывают о Деметре.

 

Орфей (Орфика). Фр. 15, 211 . (Источник: Фрагменты ранних греческих философов (Часть I). От эпических теокосмогоний до возникновения атомистики /Автор: Лебедев А. В. (составитель). – М.: Наука, 1989. – С. 61-62) (греческие гимны 3-2 вв. до н. э.):

<С тех пор как Орфей>, сын <3агра и Каллиопы>, обнародовал свою поэзию — о похищении Коры, о поисках Деметры и об <изобретении ею сева пшеницы, которому она научила мно>жество воспринявших плод, прошло 1135 лет, а было это в царствование афинского царя Эрехтея.

 

Орфей (Орфика). Фр. 58, 145 ). (Источник: Фрагменты ранних греческих философов (Часть I). От эпических теокосмогоний до возникновения атомистики /Автор: Лебедев А. В. (составитель). – М.: Наука, 1989. – С. 61-62) (греческие гимны 3-2 вв. до н. э.):

Орфей отождествляет Рею с Деметрой:
Прежде бывшая Реей, когда стала матерью Зевса, Стала Деметрой

 

Овидий. Метаморфозы. Книга VI 119. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

С нагромождением яств, с изобильем печеного теста.
Только едва лишь рукой он коснется Церерина дара —
Дар Церерин тотчас под рукою становится твердым;
Жадным зубом едва собирается блюдо порушить,
Пышные кушанья вмиг становятся желтым металлом

 

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга IV 14, 3. (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

Деметра учредила в честь Геракла Малые мистерии, целью которых было очищение его от убийства кентавров.

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга I 43, 2. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

Есть вблизи Пританея скала, ее называют Анаклетрой (Скалой призыва), потому что Деметра — если кому-нибудь это кажется правдой — во время своих блужданий, стараясь найти свою дочь, отсюда с этой скалы громко звала ее. И до нашего времени мегарские женщины воспроизводят (в дни праздника) то, что мною рассказано.

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга I 39, 1. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

Вторая дорога ведет из Элевсина в Мегары176. Если идти по этой дороге, то путникам встречается колодец, называемый Анфион. В своих поэмах Памф рассказывает, что у этого колодца сидела Деметра после похищения своей дочери в виде (простой) старухи; отсюда дочери Келея, приняв ее за (иноземку) аргивянку, отвели ее к матери, и Метанира таким образом доверила ей воспитание своего сына.

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга 2. 3. 4. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

Рас­сказ же, пере­да­вае­мый о Гер­ме­се и баране в таин­ствах Мате­ри <богов> [Деметре], я хотя и знаю, но гово­рить об этом не буду.

 

Цицерон. О природе богов. (Источник: Цицерон. Философские трактаты. / Пер. М. И. Рижского. Отв. ред., сост. и вступ. ст. Г. Г. Майорова. (Серия «Памятники философской мысли»). — М.: Наука, 1985. — 384 стр.) (римский ритор 1 в. до н. э.):

Сократ. Ну Деметра-то, мне кажется, называется Деметрой от дарения пищи. которую она раздает, подобно матери

 

Оцените статью
Боги Греции
Добавить комментарий

тринадцать − десять =