Богиня Немезида

Немезида (Νέμεσις) —  богиня возмездия и кары, постигающей нарушителей мирового порядка. Первоначально этическое понятие, возникшее из идеи судьбы. Понятие о мировом порядке, предустановленном мойрами, привело к мысли, что человек должен более всего избегать гордости и что смирение и умеренность вернее всего ведут к счастью. Это воззрение сложилось в понятие Н., которым обозначали божеский гнев, постигавший того, кто нарушал предустановленный ход мировых явлений; таким нарушителем являлся, например, или необыкновенно счастливый человек (Поликрат), или слишком заносчивый гордец (Ниоба). Понятие о Н. является важным нравственным регулятором в раннюю эпоху эллинизма.

 

ЦИТАТЫ ИЗ КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ПРОИСХОЖДЕНИЕ НЕМЕЗИДЫ

I. ДОЧЬ НЮКТЫ

Гесиод. Теогония. 211-225. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 33) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

 

«Ночь родила еще Мора [Погибель] ужасного с черною Керой [Насильственной смертью].

Смерть [Танатос] родила она также, и Сон [Гипнос], и толпу Сновидений [Онир].

Мома [Злословие] потом родила и Печаль [Ойзис], источник страданий,

И Гесперид…

Мойр родила она также и Кер, беспощадно казнящих.

Также еще Немесиду [Зависть], грозу для людей земнородных,

Страшная Ночь родила, а за нею – Обман [Апат], Сладострастье,

Старость [Герас], несущую беды, Эриду [Раздор] с могучей душою».

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга VII. Ахайя. V. 3. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

«[Жители Эолии]…Чтут двух Немезид вместо одной, и матерью их называют они Никту (Ночь)…»

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Мифы. <Введение.> Генеалогии. 1. (Источник: Гигин. Мифы. / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. – 2-е изд., испр. – СПб.: Алетейя, 2000. – С. 1-2):

 

«От Ночи и Эреба – Рок [Фатум], Старость [Сенектус], Смерть [Морс], Кончина [Летум], Воздержность [Континенция], Сон [Гипнос], Сновидения [Сомния], Амур [Амур] (он же Лисимелет), Эпифрон [Благоразумие], … Порфирион, Эпаф, Раздор [Дискордия], Беда [Мизерия], Разнузданность [Пентулания], Немесида [Возмездие], Эвфросина [Благозаконие], Дружба [Амицития], Милосердие [Мизеркордия], Стикс [Ненависть], три Парки (а именно Клото, Лахесис, Атропос) и ГесперидыЭгла, Гесперия, Эрика».

[Тут римский автор использовал греческое имя «Немесида».]

 

Цицерон. О природе богов. Книга III. XVII (43). (Источник: Цицерон. Философские трактаты. / Пер. М. И. Рижского. Отв. ред., сост. и вступ. ст. Г. Г. Майорова. (Серия «Памятники философской мысли»). — М.: Наука, 1985. — 384 стр.) (римский ритор 1 в. до н. э.):

 

«…Родители Неба также должны считаться богами: Эфир и День, и их братья и сестры, которые древними генеалогами, именуются: Любовь [Амур], Обман [Долус], Страх [Метус], Труд, Зависть [Инвиденция, т. е. Немезида], Рок [Фатум], Старость [Сенектус], Смерть [Морс], Мрак [Тенебра], Несчастье [Мизерия], Жалоба [Карелла], Милость [Грация], Коварство [Фраус], Упрямство [Пертинация], Парки [Судьбы], Геспериды, Сны [Сомнии], и которые все, как считают, рождены от Эреба и Ночи…»

[В этом латинском тексте Цицерон называет Немезиду «Инвиденция» (Invidentia).]

 

II. ДОЧЬ ОКЕАНА

Павсаний. Описание Эллады. Книга I. Аттика. XXXIII. 3. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

«…Океан является отцом Немезиды»

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга VII. Ахайя. V. 1. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

«…Афиняне говорят, что отцом их богини Немезиды в Рамнунте был Океан».

 

III. ДОЧЬ ЗЕВСА

Стасин Кипрский или Гегесий. Киприи (Киклические поэмы. 7 (9). (Источник: Кипрские песни. 2 (4) / Пер. О. Цыбенко// Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. – М.: Ладомир, 1999. – С. 112) (греческий эпос 7-го или 6-го вв. до н. э.):

 

«Третьей она родила всем смертным на диво Елену;

Ласки насильно приняв, в прекрасных кудрях Немесида

Зевсу, владыке богов, родила ее против желанья».

 

НЕМЕЗИДА – МАТЬ ЕЛЕНЫ ТРОЯНСКОЙ

Ликофрон. Александра. 86-89. (Источник: Ликофрон. Александра. / Вступ. ст. А. В. Мосолкина, пер. и комм. И. Е. Сурикова. // ВДИ. 2011. № 1) (греческий поэт 3 в. до н. э.):

«Бежит, я вижу, окрыленным факелом

Пефнейской псицы [Елены] похититель [Парис] – та была

Порождена в воде плывущим коршуном [Зевсом],

На свет же появилась, скорлупу взломав [Немезида]».

 

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга III. X (7). (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 64) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

 

«Стараясь избежать объятий Зевса, Немесида превратилась в гусыню, но и Зевс превратился в лебедя и сошелся с ней. Та родила яйцо, и некий пастух, найдя это яйцо в роще, принес и отдал его Леде. Последняя положила его в ларец и стерегла его там. Когда в надлежащее время из него родилась Елена, Леда воспитала ее как собственную дочь».

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга I. Аттика. XXXIII. 7. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

«Теперь я перейду к тому, что изображено на пьедестале статуи [Немезиды в Рамнунте], для ясности предварительно сделав следующие замечания. Говорят, что матерью Елены была Немезида, Леда же выкормила ее и воспитала, отцом же ее и эти (рамнунтцы), а равно и все эллины, называют Зевса, а не Тиндарея. Зная это предание, Фидий изобразил Елену, которую Леда приводит к Немезиде, изобразил также Тиндарея и его сыновей…»

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Астрономия. Книга вторая. Лебедь. 8. (Источник: Гигин. Астрономия / Перевод и комментарии А. И. Рубана. СПб., Изд-во «Алетейя», 1997):

«…Когда Юпитер воспылал страстью к Немесиде и не сумел склонить ее разделить с ним ложе, он утолил свою страсть посредством такой уловки. Он приказал Венере обернуться орлом и преследовать его, сам же он превратился в лебедя и, словно убегая от орла, нашел спасение у Немесиды и спустился к ней на колени. Немесида не оттолкнула его и, заключив в объятия, уснула; во сне Юпитер сошелся с нею и улетел. Поскольку люди видели его летящим высоко в небе, они говорили, что он находится среди созвездий. Чтобы это не оказалось ложью, Юпитер и на самом деле поместил среди созвездий как летящего лебедя, так и преследующего орла. Немесида же, приобщившись к птичьему роду, спустя время произвела на свет яйцо. Меркурий унес его и доставил в Спарту, положив на колени сидящей Леды. Из яйца родилась Елена, превзошедшая телесной красотой всех женщин…»

 

ДРУГИЕ ДЕТИ НЕМЕЗИДЫ

Вакхилид. Песнь 1, истмийская<«Тельхины»>, Аргею Кеосскому. (Источник: Пиндар, Вакхилид. Оды. Фрагменты / Издание подготовил М. Л. Гаспаров. – М: Наука, 1980. – С. 227, 476) (5 в. до н. э.):

 

«[Примечание редакции:] На Кеосе правил Дамой, князь тельхинов, демонического племени колдунов («которые, по словам Вакхилида, произошли от Тартара и Немесиды, а по словам других, от Земли и Моря», – Цец, «Феогония»…»

[Тартар – дух огромной ямы под землей.]

 

НЕМЕЗИДА – БОГИНЯ ВОЗМУЩЕНИЯ И НАКАЗАНИЯ ЗА ВЫСОКОМЕРИЕ

Немезида была богиней праведного возмущения и наказания за высокомерие.

Гесиод. Труды и дни. 174-201 / Перевод В. Вересаева. (Источник: Гесиод. Полное собрание текстов / Вступительная статья В. Н. Ярхо. Комментарии О. П. Цыбенко и В. Н. Ярхо. – М.: Лабиринт, 2001. – С. 56-57) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

 

«Если бы мог я не жить с поколением пятого века!

Раньше его умереть я хотел бы иль позже родиться.

Землю теперь населяют железные люди. Не будет

Им передышки ни ночью, ни днем от труда и от горя,

И от несчастий. Заботы тяжелые боги дадут им.

[Все же ко всем этим бедам примешаны будут и блага.

Зевс поколенье людей говорящих погубит и это

После того, как на свет они станут рождаться седыми.]

Дети – с отцами, с детьми – их отцы сговориться не смогут.

Чуждыми станут товарищ товарищу, гостю – хозяин,

Больше не будет меж братьев любви, как бывало когда-то.

Старых родителей скоро совсем почитать перестанут;

Будут их яро и зло поносить нечестивые дети

Тяжкою бранью, не зная возмездья богов; не захочет

Больше никто доставлять пропитанья родителям старым.

Правду заменит кулак. Города подпадут разграбленью.

И не возбудит ни в ком уваженья ни клятвохранитель,

Ни справедливый, ни добрый. Скорей наглецу и злодею

Станет почет воздаваться. Где сила, там будет и право.

Стыд пропадет. Человеку хорошему люди худые

Лживыми станут вредить показаньями, ложно кляняся.

Следом за каждым из смертных бессчастных пойдет неотвязно

Зависть злорадная и злоязычная, с ликом ужасным.

Скорбно с широкодорожной земли на Олимп многоглавый,

Крепко плащом белоснежным закутав прекрасное тело,

К вечным богам вознесутся тогда, отлетевши от смертных,

Совесть и Стыд. Лишь одни жесточайшие, тяжкие беды

Людям останутся в жизни. От зла избавленья не будет».

 

Пиндар. Олимпийские песни. 8. <«Эак»> Алкидемонту Эгинскому. 86 и далее. (Источник: Пиндар, Вакхилид. Оды. Фрагменты / Издание подготовил М. Л. Гаспаров. – М.:Наука, 1980. – С. 39) (греческая лирика 5 в. до н. э.):

 

«Зевсова да будет воля

Славные славными умножить их дела,

А режущие немощи отвратить от них.

Зевс да возбранит Немезиде

Надвое мыслить об их добре,

Безгорестною жизнью

Возвеличивая и город их и род».

 

Эсхил. Прометей прикованный. 932 и далее. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод А. И. Пиотровского. – М.: Наука, 1989. – С. 262) (греческая трагедия 5 в. до н. э.):

 

«Старшая Океанида

Кидать такие речи не страшишься ты?

Πpoметей

Чего бояться? Мне суждена ведь смерть.

Старшая Океанида

Пред неизбежным мудрые склоняются».

[«Неизбежное» – это Немезида. «Склониться перед неизбежным» означает предотвратить жестом смирения последствия хвастливых речей.]

 

Фрагменты не сохранившихся трагедий Эсхила. 27. Ниоба. 91 (158). (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод М. Л. Гаспарова. – М.: Наука, 1989. – С. 282):

 

[К Ниобе является Тантал (отец Ниобы):]

«В двенадцать дней не обойти земель моих

В краях, где Адрастея Берекинтская

Престол воздвигла, и поля Идейские

Мычаньем и блеяньем оглашаются…»

[Под «престолом Адрастеи» подразумевается троянский город с таким названием, в котором поклонялись богине Адрастее (Немезиде). В истории Ниобы Немезида представляет негодование богов, вызванное ее хвастовством.]

 

Фрагменты не сохранившихся трагедий Эсхила. 68. Фригийцы или выкуп тела Гектора. 163 (266). Текст примечания редактора; текст трагедии. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод М. Л. Гаспарова. – М.: Наука, 1989. – С. 297):

 

[Хор – спутники царя Приама, ночью, по наставлению Гермеса, явившегося к Ахиллу с выкупом за тело Гектора: знаменитая сцена развязки, описанная в XXII книге «Илиады».]

[Пролог: обращение к Ахиллу (?)]

Коли желаешь мертвым сделать доброе

Иль сделать злое – в этом нет им разницы:

Они чужды и радости и горести.

Но голос Немесиды громче нашего,

И Правда мстит, блюдя обиду сгинувших».

 

Платон. Законы. Книга четвертая. 717c-d / Пер. А. Н. Егунова. (Источник: Платон. Собрание сочинений в 4 т.: Т. IV /Общ. ред. А. Ф. Лосева и др.; Авт. вступит. статьи А. Ф. Лосев; Примеч. А. А. Тахо-Годи; Пер. с древнегреч. – М.: Мысль, 1994. – С. 169-170) (греческий философ 4 в. до н. э.):

 

«Всю свою жизнь надо с особым благоговением относиться к своим родителям, выражая его в речах, потому что тяжкой бывает кара за легкомысленные, брошенные мимоходом слова: над всем этим поставлена надзирать Немесида [справедливое возмущение], вестница Правосудия [Дике (Справедливости)]. Когда родители гневаются, следует уступать их гневу…»

 

Гимны Каллимаха. VI. К Деметре. 40-56. / Перевод С. С. Аверинцева. / (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 169) (греческий поэт 3 в. до н. э.):

 

«[Нечестивый царь Эрисхитон приказал рубить деревья в священной роще Деметры, чтобы построить зал для пиршеств:]

Вот Деметра вняла, как тополь страждет священный,

И промолвила в гневе: «Кто дивные рубит деревья?»

Тотчас она уподобилась видом Никиппе, что жрицей

От народа была богине назначена, в руки

Взявши мак и повязки, ключами же препоясавшись.

Кроткие речи она обратила к негодному мужу:

«О дитя, что стволы, богам посвященные, рубишь,

О дитя, отступись! О дитя, ведь мил ты родившим!

Труд прекрати и слуг отошли, да не будешь постигнут

Гневом властной Деметры, чью ты бесчестишь святыню!»

Он же воззрился в ответ страшней, чем дикая львица

На зверобоя глядит, в горах его встретив Тмарийских,

Только родившая чад (говорят, страшны у них очи).

«Прочь! – он вскричал, – иль моим топором тебя поражу я!

Что до этих дерев, то они пойдут на укрытье

Для чертога, где радостный пир сотворю я с друзьями!»

Юноша кончил; была записана речь Немесидой».

[После этого Деметра наложила на царя проклятие в виде неутолимого голода.]

 

Орфический гимн LXI. Гимн Немесиде. (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 241) (греческие гимны 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.):

 

«Кличу царицу великую я, Немесиду богиню!

Многоплеменных людей наблюдаешь, всезрящая, жизни,

В радость одной лишь, почтенной, тебе справедливые речи,

Ведая стыд, ненавидишь нетвердое, хитрое слово,

Смертный люд, налагатель ярма, пред тобою трепещет,

Мысли людей заботят тебя, от тебя не сокрыться

В общем потоке речей душе, возомнившей чрезмерно –

Все ты увидишь и все ты услышишь, и все ты рассудишь!

Смертных судить – тебе, о демон из всех величайший!

Ныне явись, о блаженная, мистам помощницей вечной,

Образ их мыслям даруя благой, устрани, о святая,

Злобу, греховность и спесь в переметных и скачущих мыслях!»

 

Флавий Филострат. Жизнь Аполлония Тианского. Книга первая. 25. (Источник: Флавий Филострат. Жизнь Аполлония Тианского / Изд. подг. Е. Г. Рабинович; Отв. М. Л. Гаспаров. – М.: «Наука», 1985. – С. 20) (греческая биография 1-2 вв. н. э.):

 

«В этом чертоге [во дворце в Вавилоне] царь вершит суд: поэтому к потолку подвешены четыре золотые вертишейки, напоминая ему об Адрастее [Немезиде], дабы не заносился он перед людьми».

 

Овидий. Метаморфозы. Книга первая. 390-406. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«[Нарцисс бежал из объятий Эхо:]

Он убегает, кричит: «От объятий удерживай руки!

Лучше на месте умру, чем тебе на утеху достанусь!»

Та же в ответ лишь одно: «Тебе на утеху достанусь!»

После, отвергнута им, в лесах затаилась, листвою

Скрыла лицо от стыда и в пещерах живет одиноко.

Все же осталась любовь и в мученьях растет от обиды.

От постоянных забот истощается бедное тело;

Кожу стянула у ней худоба, телесные соки

В воздух ушли, и одни остались лишь голос да кости.

Голос живет: говорят, что кости каменьями стали.

Скрылась в лесу, и никто на горах уж ее не встречает,

Слышат же все; лишь звук живым у нее сохранился.

Так он ее и других, водой и горами рожденных

Нимф, насмехаясь, отверг, как раньше мужей домоганья.

Каждый, отринутый им, к небесам протягивал руки:

«Пусть же полюбит он сам, но владеть да не сможет любимым!»

Молвили все, – и вняла справедливым Рамнузия просьбам».

[Рамнузия – Немезида, которая особенно почиталась в аттическом городе Рамне. После этого Немезида заставила Нарцисса влюбиться в собственное отражение и погибнуть.]

 

Овидий. Метаморфозы. Книга четырнадцатая. 693-694. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«Мести побойся богов, – идалийки [Афродиты], которая недруг

Жестких сердец [тщеславную гордость], не гневи и злопамятной девы Рамнузской [Немезиды!]»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь I. 482. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. – СПб: Алетейя, 1997. – С. 13) (греческий эпос 5 в. н. э.):

 

«[Гигант Тифон хвастается, рассказывая, как он завоюет Олимп:]

Но похвальбу, Адрастея тотчас вписала в свой свиток».

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XV. 402-428. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. – СПб: Алетейя, 1997. – С. 164-165) (греческий эпос 5 в. н. э.):

 

«[Нимфа Никайя убила молодого пастуха Химноса, который в нее влюбился:]

Видит все Адрастейя [Немезида]: видит и деву-убийцу,

Видит Адрастейя и плоть, умерщвленную медью,

И показавши на тело усопшего Кипрогенейе [Афродите],

Эроса проклинает…

Пан козлоногий

С Фебом [Аполлоном] заплакали горько: «Авлос да погибнет навеки!

Где Немесида с Кипридой [Афродитой]? Эрос [Любовь], оставь свои стрелы!»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XVI. 258-261. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. – СПб: Алетейя, 1997. – С. 171) (греческий эпос 5 в. н. э.):

 

«Эрос [Любовь] дикарку [Никайю] увидел и показал Дионису,

Гипносу помогая, Немесида смеется!

И Дионис хитроумный на бесшумных котурнах

Осторожно ступает, к возлюбленной приближаясь».

[В наказание за убийство Химноса Никайя должна быть изнасилована богом Дионисом.]

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XXXVII. 431-432. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. – СПб: Алетейя, 1997. – С. 358) (греческий эпос 5 в. н. э.):

 

«Так говорил, надсмехаясь, Ахат поносные речи –

Но Немесида-богиня это в уме записала».

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XLVIII. 373-472. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. – СПб: Алетейя, 1997. – С. 479-481) (греческий эпос 5 в. н. э.):

 

«[Авра, спутница Артемиды, высокомерно высмеивала богиню:]

Препоясала чресла девственные повязкой,

Стала искать Немесиду – и обнаружила деву

На заоблачных высях Тавра, где близ струистого Кидна

Похвальбу Тифоэя та пресекала когда-то,

Пред стопами ее само собою вращалось

Колесо, и гордыню оно с высот низвергало,

Немесиде-богине сопутствуя в странствиях дальних,

Божеству, блюдущему правду и жизни дороги,

Птица возмездья летела над плечами богини,

Гриф исполинский, раскинув большие крыла и четыре

Когтя, сей возвеститель того, что богиня в пределах

Четырех по дорогам проходит миропорядка!

Злобного гордого мужа она уздою смиряет,

Облик такой имея; она нищетою бичует

Гордеца и свергает вращеньем колесным надменство!

Только завидела дева Лучницы лик побледневший,

Артемиды, чьи взоры местью и смертью дышали,

Стала ласковой речью утешать ее сразу:

«Лучница, взоры твои говорят о гневе ужасном!

Кто из сынов Аруры тебя оскорбил и унизил?

Снова ль из бездны подземной Тифоэй появился?

[Немезида вспоминает тех, кого Артемида наказала за высокомерие]

Тития взоры неужто бесстыдные снова открылись?

И с родительницы твоей [Лето] он срывает одежды?

Где же твой лук, Артемида? Где жала стрел Аполлона?

Снова какой притесняет тебя Орион? Нечестивец,

Раздиравший одежды твои, покоится ныне

В недрах земных, бездыханный, если снова какой-то

Муж, обуянный страстью, хватает тебя за пеплос,

Скорпиона другого пошли отомстить поруганье!

Ежели От надменный иль Эфиальт бесстыдный

Принуждают насильно тебя к утехам эротов,

То оскорбителя девства, богиня, убей на месте!

Коль многоплодная матерь снова, Лето́, оскорбляет –

Каменною Ниобой плачущей женщину сделай!

Радостно я на Сипиле новый камень поставлю!

Разве отец принуждает, как прежде, ко браку Афину?

Нет, ведь и за Гермеса тебя не выдаст Кронион [Зевс],

Как желал за Гефеста отдать Афину когда-то!

Если как некогда матерь Лето́ тебя ревностью гонят,

Стану мстительницей за поруганную Артемиду

Так рекла. Не дослушав, богиня ее прерывает,

Слово псолюбивая Лучница и молвит во гневе великом:

«Всеукрощающая! Водительница поколений!

Оскорбила словом обидным и нечестивым

Дочерь мужа Леланта, дева-бесстыдница, Авра!

Как же поведать об этом? Позор для меня и бесчестье –

Над красотою тела богини она надсмехалась;

Как моя матерь и я поруганы! Ведь во фригийских

Землях хвалилась Ниоба перед Лето́ детородством,

И во фригийских пределах хвалится Авра красою!

Но заплатила Ниоба, в камень за то обратившись,

Танталида, и слезы льют и поныне обильно

Окаменелые очи… Меня же, ах, оскорбили

Безнаказанно! Авра, девичество возлюбивши,

Не омывает камня слезами, и не являет

Ключ говорливый кары за бесстыдные речи!

Ныне к тебе взываю, о Титанида по крови,

Милости дай мне, как матери милой, дабы узрела

Каменную громаду вместо Авры бесстыдной!

Не оставь без отмщенья твою сородницу ныне,

Да не увижу вовеки лика смешливого Авры,

Или ввергни в безумье ее серпом медножальным!»

Так восклицала, и слово ответное молвит богиня:

«Чистая Летоида, Охотница, сродница Феба,

Крови Титанов медным серпом язвить я не вправе,

Девы фригийской в камень превращать я не стану,

Племя Титанов почтенно, близка им сама я по крови

[т. е. Немезида была дочерью Океана],

Отче Лелант Немесиды не укорит и вовеки!

Но окажу я услугу Лучнице: дикая Авра

Девственность потеряет и боле чистой не будет!

Ты же ее увидишь у лона горных потоков

Плачущей по утрате невинности безутешно!»

Так рекла Немесида, и Артемида, оставив

Мести богиню, в повозку взошла с четверною упряжкой

Ланей и оказалась во Фригии. Адрастейя [Немезида]

Стала преследовать сразу ненавистную Авру,

Сразу своих пустила грифов огромных по следу,

И взлетела за ними в небо на быстрой повозке,

Путь завершивши, встала на вершине Сипила,

Каменных зраков напротив плачущей Танталиды [Ниобы],

Птицам с четверными когтями сесть приказала,

К высокомерной Авре приблизилась, гордую выю

Девы она хлестнула плетию змееносной

И колесо закрутила, гордость свергая девичью,

Волю ее опутав неразрешимою вязью,

После чресла змеиным поясом завязала,

Адрастейя аргивская [Немезида] … Лучницы волю исполнив,

Гневному Дионису-сороднику угождая,

Богу внушила иную страсть, хоть страсти не знала…

А Немесида вернулась к Тавра снежным вершинам,

К токам Кидна знакомым. Эрос [Любовь] тем временем жалом

Сладостного желанья уязвил Диониса,

После взмыв на огромных крылах под своды Олимпа!»

 

РИМСКАЯ ИНВИДИЯ – ОЛИЦЕТВОРЕНИЕ РЕВНОСТИ

Иногда римляне называли Немезиду Инвидией и описывали ее как богиню не только ревнивого негодования, вызываемого высокомерием, но и как богиню ревности вообще.

Овидий. Метаморфозы. Книга вторая. 760-817. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«[Афина рассердилась на дочерей Кекропа за то, что они предали ее доверие, шпионя за младенцем Эрихтонием]

Тотчас же к Зависти в дом отправляется, грязной от яда

Черного. Было ее в глубокой теснине жилище

Скрыто, без солнца совсем, никаким не доступное ветрам.

Чуждое вовсе огня, постоянно обильное мраком.

Грозная дева войны в то место пришла и близ дома

Остановилась, вовнутрь входить не считает пристойным.

Остроконечьем копья ударяет в дверь запертую;

Вот сотрясенная дверь отворилась. Увидела дева

[Инвидию,] Евшую мясо гадюк – из пороков собственных пищу –

Зависть и взоры свои отвратила от мерзостной. Та же

Встала лениво с земли и, змей полусъеденных бросив,

Вон из пещеры своей выступает медлительным шагом.

Лишь увидала красу богини самой и оружья,

Стон издала, и лицо отразило глубокие вздохи.

Бледность в лице разлита, худоба истощила все тело,

Прямо не смотрят глаза, чернеются зубы гнилые;

Желчь в груди у нее, и ядом язык ее облит.

Смеха не знает, – подчас лишь смеется, увидев страданья.

Нет ей и сна, оттого что ее возбуждают заботы.

Видит немилые ей достиженья людские и, видя,

Чахнет; мучит других, сама одновременно мучась, –

Пытка сама для себя. Хоть богине она ненавистна,

Кратко Тритония [Афина] все ж с такой обратилась к ней речью:

«Ядом своим отрави одну из рожденных Кекропом, –

Ту, что Аглаврой зовут. Так должно» [т. е. быть понести наказание за ослушание богини].

И, молвив, тотчас же

Прочь унеслась, от земли ударом копья оттолкнувшись.

Искоса Зависть меж тем глядела, как та уносилась,

И поворчала слегка, предстоящим успехом богини

Огорчена. Но тут же взяла суковатую палку

Сплошь в колючих шипах. Вот, в черные тучи одета,

Всюду, куда ни придет, поля изобильные губит,

Травы сжигает лугов, обрывает растений верхушки,

Мерзким дыханьем своим дома, города и народы –

Все оскверняет, и вот Тритонии видит твердыню,

Что и умами цветет, и богатством, и праздничным миром.

Плакать готова как раз оттого, что не над чем плакать.

Но лишь вступила она к Кекроповой дочери в спальню,

Стала приказ выполнять: ей грудь заскорузлой рукою

Трогает, сердце ее наполняет крючками колючек.

Сок вредоносный в нее вдыхает старуха и черный

Яд разливает в костях и в самые легкие брызжет.

А чтоб вниманье ее не блуждало по разным предметам,

Тут же родную сестру глазам она девушки кажет,

Брак счастливый ее [с Гермесом] и в пленительном образе – бога, –

Все представляя крупней. Раздраженная этим виденьем,

Тайной казнится тоской, стеная, и ночью томится

Дева, томится и днем, несчастная трижды, в недуге

Медленном тает, как лед, разъедаемый действием солнца.

Так же пылает она от счастья удачливой Герсы,

Как разведенный костер, коль трав подбросить колючих:

Пламени он не дает, но медленным жаром сгорает.

Часто желала она умереть, чтобы только не видеть,

Часто – признаться отцу суровому, как в преступленье.

Села она наконец на пороге, готовая бога

Прочь отогнать; на его выражения ласки, на просьбы

И на нежнейшую речь, – «Перестань! – отвечала Аглавра, –

Не отстранивши тебя, я с этого места не сдвинусь».

[После этого Гермес превратил ее в камень.]

 

Стаций. Сильвы. Книга II. 6. Утешение к Флавию Урсу в утрате прекрасного мальчика. 69-79. (Источник: Стаций, Публий Папиний. Сильвы / Пер. Т. Л. Александровой. – СПб.: Алетейя, 2019. – С. 97):

 

«Зависть несчастная зрит души уязвимое место,

То, что страшней потерять.

Едва расставшийся с детством

Этот прекрасный юнец готовился к длительной жизни,

К трем пятилетьям одно трехлетье добавив элидским

[к трем пятилетним олимпийским циклам],

Как обратила к нему Рамнузия [Немезида] лик свой печальный,

Мышцы сперва укрепив и очам сиянья прибавив,

Рост увеличив, главу ему выше держать повелела.

Ах! Но, взглянув на юнца несчастного пристальным взором,

Завистью мучась, она обняла его крепко, и тело

Холодом смертным сковав, рукой крючковатой коснулась

Чистого лика его».

 

Стаций. Сильвы. Книга II. 1. Главкий, любимец Атедия Мелиора. 120-124. (Источник: Стаций, Публий Папиний. Сильвы / Пер. Т. Л. Александровой. – СПб.: Алетейя, 2019. – С. 74):

 

«Знать, несчастливой рукой коснулась его колыбели [умершего молодым]

Лáхесис [одна из Судеб]; верно, на лоне его лелеяла Зависть [Инвидия]

Бледная: щеки ласкала и кудри его прибирала,

И обучала искусствам, и речи влагала, – о чем мы

Плачем теперь».

 

Стаций. Сильвы. Книга IV. 8. Поздравление Юлию Менекрату. 15-16. (Источник: Стаций, Публий Папиний. Сильвы / Пер. Т. Л. Александровой. – СПб.: Алетейя, 2019. – С. 170):

 

«Пусть прочь отступит черная зависть [Инвидия],

Лик пожелтевший пускай отвратит и злобные взоры…»

 

Стаций. Сильвы. Книга V. 1. Утешение <Абасканту> в смерти Присциллы. 137-146. (Источник: Стаций, Публий Папиний. Сильвы / Пер. Т. Л. Александровой. – СПб.: Алетейя, 2019. – С. 180-181):

 

«Кто из бессмертных сродством умиренным связал

меж собою

Счастье [Фортуну, Тихе] и Зависть [Инвидию, Немезиду] навек? Кто велел сим грозным богиням

Вечную битву вести? Коль первая в дом твой вступила,

Следом вторая придет, косым его взглядом окинет

И в тот же час пресечет веселье грубой десницей.

Мирно и радостно здесь процветали пенаты в покое,

Горя не зная. Чего, хоть изменчивой, хоть и неверной,

Было бояться Судьбе, коль цезарь сам благосклонен?

Путь проложил завистливый рок [Мойра, Судьба], и в благочестивый

Дом их жестокая сила вошла».

 

Апулей. Золотой осёл. Книга десятая. 24. (Источник: Апулей. Золотой осёл / Перевод М. Кузьмина. – Л.: Academia, 1931. – C. 311) (роман 2 в. н. э. на латинском языке):

 

«Но все это прекрасное и превосходное устройство, совершенное с полной богобоязненностью, не укрылось от зловещей воли судьбы [Фортуны, Тихе], по наущению которой вскоре в дом молодого человека вошел дикий Раздор [Ревнивое соперничество, Немезида]».

 

КУЛЬТ НЕМЕЗИДЫ

I. РАМНУНТ, город в Аттике (Южная Греция)

Страбон. География. Книга IX. 17. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 377) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«…Рамнунт имеет статую Немесиды, которую некоторые считают произведением Диодота, другие же работой Агоракрита паросца, – произведение как по величию, так и по красоте чрезвычайно удачное и соперничающее с работами Фидия…»

 

Страбон. География. Книга IX. 22. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 379) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«…Рамнунт [в Аттике] со святилищем Немесиды…»

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга I. Аттика. XXXIII. 1-7. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

«…Немного вверх от моря [от Рамнунта в Аттике] есть храм Немезиды; она из всех богов наиболее неумолима к людям, действующим насилием. Считается, что и высадившихся на Марафоне варваров [персов] прежде всего встретил гнев этой богини: полные презрения, считая, что для них ничего не будет стоить взять Афины, они везли с собой глыбу паросского мрамора, чтобы поставить трофей, как будто бы дело было ими уже сделано. Из этого камня Фидий создал статую Немезиды; на голове у богини – венок с фигурами оленей и небольшими фигурами Победы. В руках же она держит: в одной – ветвь яблони, а в правой – чашу. На чаше изображены эфиопы. Что касается этих эфиопов, то о значении их ни я сам не мог догадаться, ни узнать от тех, которые стараются выставить себя знающими; они говорят, будто эфиопы изображены на чаше вследствие реки Океана, что эфиопы живут на его берегах, а Океан является отцом Немезиды… Крыльев не имеет ни эта статуя Немезиды, ни какая-либо другая из древних; даже у жителей Смирны самое священное деревянное изваяние (богини) не имеет крыльев. Позднейшие же художники, желая показать, что сила богини проявляется главным образом при влюбленности, по этой причине придали Немезиде крылья, как и Эроту. Теперь я перейду к тому, что изображено на пьедестале статуи, для ясности предварительно сделав следующие замечания. Говорят, что матерью Елены была Немезида, Леда же выкормила ее и воспитала, отцом же ее и эти (рамнунтцы), а равно и все эллины, называют Зевса, а не Тиндарея».

 

II. ПАТРЫ, город в Ахайе (Южная Греция)

Павсаний. Описание Эллады. Книга VII. Ахайя. XX. 5. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

«Недалеко от театра [в Патрах] находятся храм Немезиды и второй храм – Афродиты; в них стоят огромные по величине, сделанные из белого мрамора, их статуи».

 

III. АРДАСТЕЯ, город в Анатолии

Фрагменты не сохранившихся трагедий Эсхила. 27. Ниоба. 91 (158). (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод М. Л. Гаспарова. – М.: Наука, 1989. – С. 282):

 

[К Ниобе является Тантал (отец Ниобы):]

«В двенадцать дней не обойти земель моих

В краях, где Адрастея Берекинтская

Престол воздвигла, и поля Идейские

Мычаньем и блеяньем оглашаются…»

[«В краях, где Адрастея» – здесь город Адрастея, в котором поклонялись богине Адрастее (Немезиде).]

 

Страбон. География. Книга XIII. 13. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 551) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«Эта страна [в Троаде] называлась Адрастеей и Равниной Адрастеи… По словам Каллисфена, Адрастея названа по имени царя Адраста, который впервые основал святилище Немесиды. Таким образом, город расположен между Приапом и Парием… Здесь тем не менее не показывают ни святилища Адрастеи, ни Немесиды, хотя существует святилище Адрастеи вблизи Кизика. Антимах говорит следующее:

Есть Немесида, богиня великая, что от блаженных

Все это в дар получила. Адрест ей воздвигнул впервые

Жертвенник на берегу священного тока Эсепа;

Почести там воздают ей под именем Адрестеи».

IV. СМИРНА, город в Лидии (Анатолия)

Павсаний. Описание Эллады. Книга VII. Ахайя. V. 1. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

«…Александр [Великий] охотился на горе Паге, и, когда охота была кончена, он пришел к святилищу Немезид и нашел тут источник и перед храмом платан, росший у самой воды. Когда он заснул под платаном, говорят, ему во сне явились Немезиды и велели построить здесь город и перевести в него жителей Смирны, выселив их из прежнего города… Они охотно туда переселились и чтут двух Немезид вместо одной, и матерью их называют они Никту (Ночь), тогда как афиняне говорят, что отцом их богини Немезиды в Рамнунте был Океан».

Оцените статью
Боги Греции
Добавить комментарий

3 + шестнадцать =