Богиня Нефелла

В греческой мифологии Нефела (Νεφέλη, «облако») — богиня облаков. Нефелу создал Зевс, придав облаку образ своей супруги Геры, которую задумал соблазнить царь фессалийских лапифов Иксион. Подвыпивший Иксион не заметил обмана и предался любовным утехам с псевдо-Герой, за что был жестоко наказан внезапно нагрянувшим Зевсом. Нефела родила Иксиону чудовищного, отверженного всеми Кентавра, от которого магнесийские кобылы произвели на свет многочисленное потомство. Когда Геракл, гостивший у кентавра Фола, подвергся нападению других кентавров и пытался отогнать их градом горящих головней, Нефела пришла на помощь внукам и пролила на землю сильный ливень. Тетива у Геракла ослабла, а земля под ногами стала скользкой. Однако герой оказался достойным своей славы и убил нескольких кентавров, остальных обратив в бегство. По велению Геры на Нефеле женился Афамант, царь племени миниев в Беотии. От их союза родились Фрикс и Гелла. Афамант не стерпел презрения, с каким Нефела относилась к нему, и изменил ей с Ино, дочерью Кадма. Узнав от служанок, что у нее есть соперница, Нефела в ярости вернулась на Олимп и пожаловалась Гере о нанесенной ей обиде. Гера взяла ее сторону и поклялась отомстить Афаманту. Тем временем коварная интриганка Ино замыслила погубить своего пасынка Фрикса и устроила так, что Афамант уже готов был перерезать горло своему первенцу. Нефела спасла своих детей, прислав за ними говорящего златорунного барана, который унес Фрикса и Геллу, что впоследствии стало причиной плавания аргонавтов.

Цитаты классической древнегреческой литературы

НЕФЕЛЛА НИМФА ОБЛАКОВ

Эсхил. Прометей прикованный. 115. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод А. И. Пиотровского. – М.: Наука, 1989. – С. 249-250) (греческая трагедия 5 в. до н. э.):

Прометей

О свод небес, о ветры быстрокрылые,
О рек потоки, о несметных волн морских

Веселый рокот, и земля, что все родит,
И солнца круг, всевидец, — я взываю к вам:
Глядите все, что боги богу сделали!
Глядите, какую меня обрекли
Муку терпеть тысячи лет,
Вечную вечность!
Эту позорную казнь изобрел
Блаженных богов новоявленный вождь.
От боли кричу, которой сейчас
Казнюсь, и от той, что завтра придет.

Мученью конца я не вижу.
Напрасен ропот! Все, что предстоит снести,
Мне хорошо известно. Неожиданной
Не будет боли. С величайшей легкостью
Принять я должен жребий свой. Ведь знаю же,
Что нет сильнее силы, чем всевластный рок.
Но ни молчать, ни говорить об участи
Своей нельзя мне. Я в ярме беды томлюсь
Из-за того, что людям оказал почет.
В стволе нартека искру огнеродную

Тайком унес я: всех искусств учителем
Она для смертных стала и началом благ.
И вот в цепях, без крова, опозоренный,
За это преступленье отбываю казнь.
Но что я слышу!
И шорох какой-то, и ветром пахнуло.
То боги, или люди, или, может быть,
Те и другие к утесам далеким
Пришли, чтоб казнь увидеть? Для чего ж еще?
Глядите, вот я, скованный, несчастный бог.

Да, я ненавистен и Зевсу, и всем
Богам, что при Зевсовом служат дворе.
Они ненавидят меня потому,
Что меры не знал я, смертных любя.
О, горе, что слышу? Не стая ли птиц
Шумит надо мною? От рокота крыл,
От мерного шелеста воздух дрожит.
Что б ни было это, мне страшно.

Со стороны моря, в крылатой колеснице, появляется хор Океанид.

Хор

Ободрись! Не бойся!
Ведь с любовью наша стая
Взапуски, на крыльях быстрых,

К этой скале прилетела. Отец
Просьбам дочерним внял.
Гнали меня легкие ветры.
Грохот железа проник и в глубь
Наших пещер, и, скромность забыв, босиком
Я в колеснице крылатой сюда метнулась.

 

Эсхил. Прометей прикованный. 399. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод А. И. Пиотровского. – М.: Наука, 1989. – С. 249-250) (греческая трагедия 5 в. до н. э.):

О жребии горьком твоем скорблю, Прометей.
Слезы бегут из глаз

И катятся по щекам
Печальным потоком.
Зевс владычествует грозно,
По своим законам правит,
Свысока копьем всевластным
Он отжившим грозит богам.

[Слезы вероятно символизируют дождь.]

 

Эсхил. Прометей прикованный. 515-518. (Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод А. И. Пиотровского. – М.: Наука, 1989. – С. 249-250) (греческая трагедия 5 в. до н. э.):

Предводительница хора [Нефелы]

Первое: когда начнете вы поля свои пахать,
Первым вам мы дождь подарим, а соседям уж потом.
Будем сад ваш и зеленый виноградник охранять,
Чтобы зноем их не выжгло, градобоем не смело.
Тот же смертный, кто в безумье не уважит нас, богов,
Вот послушайте, узнайте, сколько бед претерпит он.
Пить вина уж он не будет, есть не будет овощей:
Чуть в саду его маслины зацветут и виноград,
Все завянет, тяжкой дробью из пращей собьем мы цвет.
Кирпичи сушить захочет, хлынем на́ землю дождем,
Все на кровле черепицы летним градом расшибем.
Если ж свадьбу он затеет, или родич, или друг,
До утра разверзнем хляби, так, что взмолится бедняк

 

 

Цицерон. О природе богов. Книга 3. 20. (Источник: Цицерон. Философские трактаты. / Пер. М. И. Рижского. Отв. ред., сост. и вступ. ст. Г. Г. Майорова. (Серия «Памятники философской мысли»). — М.: Наука, 1985. — 384 стр.) (римский ритор 1 в. до н. э.):

А если радуга — божество, то почему — не облака? Ведь сама радуга образуется из облаков, каким-то образом окрасившихся. А одно облако, говорят, даже родило кентавров83. Но если ты внесешь в список богов облака [Нефелы], то следует внести, конечно, и бури, которые у римлян действительно обоготворены84; — значит, и дожди, и туманы, и бури, и смерчи должны считаться богами

Оцените статью
Боги Греции
Добавить комментарий

4 × 5 =