Боги Куреты

Куреты (Κοΰσήτες), в греческой мифологии демонические существа, составляющие вместе с корибантами окружение Великой матери богов Реи-Кибелы и младенца Зевса на Крите. Заглушали его плач ударами копий о щиты, тимпанами, экстатическими криками и плясками. Происхождение Куретов неясно. Они дети земли Геи или Афины и Гелиоса. Согласно одной из версий мифа, они выходцы с Эвбеи, во Фригии воспитали младенца Диониса. Их часто отождествляли с кабирами, дактилями я тель-хинами, празднества в честь К. смешивались с самофракийскими и лемносскими. К. и корибантам посвящены орфические гимны (XXXVIII, XXXIX, XXXI). В период поздней античности К. и корибанты составляли окружение Афины, которая даже именовалась вождём Куретов. К. наставляли людей полезным занятиям: приручению животных, пчеловодству, постройке домов. К. наделены как культурными функциями (как дети Афины), так и функциями божеств плодородия, будучи хтонического происхождения (как дети земли).

 

ЦИТАТЫ ИЗ КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Содержание
  1. ПРОИСХОЖДЕНИЕ КУРЕТОВ И ДАКТИЛЕЙ
  2. I. РОЖДЕНИЕ ЗЕМЛЕЙ
  3. II. СЫНОВЬЯ АНХИАЛЫ
  4. III. ДРУГИЕ ВЕРСИИ
  5. ЛЮДИ – СЫНОВЬЯ ДАКТИЛЕЙ И КУРЕТОВ
  6. КУРЕТЫ – ЗАЩИТНИКИ МЛАДЕНЦА ЗЕВСА
  7. ДАКТИЛИ – ИЗОБРЕТАТЕЛИ ПЛАВКИ И ОБРАБОТКИ МЕТАЛЛОВ
  8. ДАКТИЛИ – ОСНОВАТЕЛИ ОЛИМПИЙСКИХ ИГР
  9. ПОДБОРКА МИФОВ О КУРЕТАХ И ДАКТИЛЯХ
  10. I. КУРЕТЫ СОВЕТУЮТ МИНОСУ
  11. II. КУРЕТЫ И ПОХИЩЕНИЕ ЭПАФА
  12. III. КОРИБАНТЫ – ЗАЩИТНИКИ ДИОНИСА
  13. IV. ДАКТИЛИ – ИЗОБРЕТАТЕЛИ МУЗЫКИ
  14. V. ДАКТИЛИ РЕИ (КИБЕЛЫ)
  15. ДИОДОР СИЦИЛИЙСКИЙ О КУРЕТАХ, ДАКТИЛЯХ И КОРИБАНТАХ
  16. I. ДАКТИЛИ ФРИГИИ И КРИТА
  17. II. ДАКТИЛИ – ОСНОВАТЕЛИ ОЛИМПИЙСКИХ ИГР
  18. III. КРИТСКИЕ КУРЕТЫ
  19. IV. КУРЕТЫ КАРИАНСКОГО ХЕРСОНЕСА
  20. V. ПРОИСХОЖДЕНИЕ ФРИГИЙСКИХ КОРИБАНТОВ
  21. СТРАБОН О КУРЕТАХ, ДАКТИЛЯХ И КОРИБАНТАХ
  22. I. ГЛАВНОЕ О КУРЕТАХ
  23. II. ЭТИМОЛОГИЯ СЛОВА «КУРЕТЫ»
  24. III. ОРГИАСТИЧЕСКИЕ ПЛЯСКИ
  25. IV. ПЛЯСКИ КРИТСКИХ КУРЕТОВ
  26. V. ПЛЯСКИ ФРИГИЙСКИХ КУРЕТОВ
  27. VI. ПЛЯСКИ ФРИГИЙСКИХ И КРИТСКИХ КУРЕТОВ
  28. VII. ДЕМОНЫ – ИЗОБРЕТАТЕЛИ МУЗЫКАЛЬНЫХ ИНСТРУМЕНТОВ
  29. VIII. ТРАКИЙСКИЕ ОРГИИ И ОРГИАСТИЧЕСКАЯ МУЗЫКА
  30. IX. ПРОИСХОЖДЕНИЕ И СВЯЗИ МЕЖДУ КУРЕТАМИ, ДАКТИЛЯМИ И ДРУГИМИ ДЕМОНАМИ
  31. X. КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ
  32. XIV. ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ УПОМИНАНИЯ
  33. КУРЕТЫ, ДАКТИЛИ И КОРИБАНТЫ У НОННА
  34. I. КОРИБАНТЫ – ЗАЩИТНИКИ МЛАДЕНЦА ДИОНИСА
  35. II. КОРИБАНТЫ, КУРЕТЫ И ДАКТИЛИ В ИНДИЙСКОЙ ВОЙНЕ ДИОНИСА
  36. КУЛЬТ КУРЕТОВ, ДАКТИЛЕЙ И КОРИБАНТОВ В ГРЕЦИИ
  37. I. ПИРРИХ, город в Лакедемонии (Южная Греция)
  38. II. ПРАСИЯ (Брасии), город в Лакедемонии (Южная Греция)
  39. III. МЕССЕНА, главный город Мессении (Южная Греция)
  40. IV. ОЛИМПИЯ, святилище в Элиде (Южная Греция)
  41. V. ЭЛИДА, главный город Элиды (Южная Греция)
  42. VII. Рядом с городом АКАКЕСИЙ в Аркадии (Южная Греция)
  43. VIII. МИКАЛЕСС, деревня в Беотии (Центральная Греция)
  44. IX. Остров ЭВБЕЯ (Центральная Греция)
  45. X. Остров КРИТ (Эгейское море)
  46. XI. Острова САМОФРАКИЯ и ЛЕМНОС (Эгейское море)
  47. КУЛЬТ КУРЕТОВ, ДАКТИЛЕЙ И КОРИБАНТОВ В АНАТОЛИИ
  48. I. МИСИЯ И ФРИГИЯ, области Анатолии
  49. II. ГАМАКСИТИЯ И КОРИБИССА, города в Трое (Анатолия)
  50. III. БЕРЕСИНТИЯ, город во Фригии (Анатолия)
  51. IV. ПЕССИНУНТ И АНКИРА, город во Фригии (Анатолия)
  52. V. Гора СОЛЬМИСС в Карии (Анатолия)

ПРОИСХОЖДЕНИЕ КУРЕТОВ И ДАКТИЛЕЙ

I. РОЖДЕНИЕ ЗЕМЛЕЙ

Куреты и дактили описывались как порожденные Землей воины (гиганты) в доспехах и при оружии. Название «гиганты» использовалось также для описания племени, которое вело войну с богами. В отрывке из «Теогонии», который приводится ниже, Гесиод может подразумевать под этими названиями любые из перечисленных существ, хотя прежде всего он имеет в виду куретов.

Гесиод. Теогония. 178-188. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 32-33) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

 

«Неожиданно левую руку

Сын [Кронос] протянул из засады, а правой, схвативши огромный

Серп острозубый, отсек у родителя [Урана, Небо] милого быстро

Член детородный и бросил назад его сильным размахом.

И не бесплодно из Кроновых рук полетел он могучих:

Сколько на землю из члена ни вылилось капель кровавых,

Все их Земля [Гея] приняла. А когда обернулися годы,

Мощных Эриний она родила и великих Гигантов

С длинными копьями в дланях могучих, в доспехах блестящих [вероятно, куретов],

Также и нимф, что Мелиями мы на земле называем

[вероятно, нимф, которые воспитывали Зевса. Вероятно, нимфы – няньки Зевса родились из крови от кастрации Урана, ибо богу было суждено отомстить их отцу, низложив Кроноса и заключив его в Тартар]».

 

Анонимные произведения. Из других хоровых жанров. 1 (67 = 985b) / Перевод М. Грабарь-Пассек, О. Смыки. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. – М.: Ладомир, 1999. – С. 413) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

 

«[Но трудно доискаться,]

Кто вышел первым на свет из людей.

Или в Беотии Алалкоменей

При водах озера Копаидского,

Или куреты идейские, поросль богов, иль корибанты фригийские

Первыми были, кого

Солнце узрело возросшими, словно деревья».

 

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга V. Глава 65 (1). (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

 

«Рассказывают, что после Идейских Дактилей родились девять куретов. Одни мифы гласят, что они были землеродными, а другие – потомками Идейских Дактилей».

 

Страбон. География. Книга X. III. 19. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 449) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«Автор «Форониды» называет куретов «флейтистами» и «фригийцами»; другие же писатели – «порождениями земли»…»

 

Овидий. Метаморфозы. Книга четвертая. 282. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«…Порожденные ливнем куреты,…»

[Вероятно, Овидий имеет в виду их рождение от кровавого дождя, пролившегося на землю в результате кастрации Урана (Неба).]

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XIV. 24-25. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 146) (греческий эпос 5 в. н. э.):

 

«…Дактилы с гор идейских, насельники круч каменистых.

Купно пришли корибанты, их же некогда Рейя

От земли отделила, племя саморожденных…»

 

II. СЫНОВЬЯ АНХИАЛЫ

Анхиала (Анчиале) описывается в «Аргонавтике» как мать дактилей. Некоторые комментаторы, однако, полагают, что это Рея, которая во время родовых схваток хваталась за Гею-Землю и молила о помощи. В знак благосклонности Гея рождает отряд взрослых вооруженных воинов, куретов-дактилей. Им предстояло защитить Рею и ее младенца.

 

Аполлоний Родосский. Аргонавтика. Первая книга. 1119-1121. (Источник: Аполлоний Родосский. Аргонавтика / Перевод Н. А. Чистяковой. – М.: НИЦ «Ладомир», 2001. – С. 30) (греческий эпос 3 в до. н. э.):

 

«…Право дается носить Идейской матери имя,

Жившей на Крите средь тех чародеев Идейских,

Коих когда-то, руками коснувшись земли Эаксийской,

Нимфа Анхиала явила в Диктейской пещере».

 

III. ДРУГИЕ ВЕРСИИ

Страбон. География. Книга X. III. 19. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 449) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«Он дал повод прасийцам утверждать среди родосцев, что корибанты были некими демонами – детьми Афины и Гелиоса. Согласно другим, корибанты – дети Кроноса…»

 

ЛЮДИ – СЫНОВЬЯ ДАКТИЛЕЙ И КУРЕТОВ

Дактили или куреты и нимфы, вероятно, были родителями первых ста мужчин, населявших Крит. Этих сыновей тоже называли куретами и дактилями. Тут есть некоторая путаница, поскольку древние авторы использовали то или другое название для описания как отцов-демонов, так и смертных сыновей.

Страбон. География. Книга X. III. 19. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 449) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«…По словам Гесиода [или, скорее, автора произведения, которое приписывают Гесиоду], например, у Гекатера и дочери Форонея было 5 дочерей:

От них же горные нимфы – богини родились

И поколенье ничтожных, к труду неспособных сатиров,

И род куретов – богов, возлюбивших затеи и пляски».

 

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга V. Глава 65 (1). (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

 

«[О первых жителях острова Крит:]

Рассказывают, что после Идейских Дактилей родились девять куретов. Одни мифы гласят, что они были землеродными [т. е. рожденными Геей-Землей], а другие – потомками Идейских Дактилей».

 

Страбон. География. Книга X. III. 22. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 450-451) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«Куреты и корибанты, как предполагают [некоторые авторы], и являются потомками Идейских Дактилей. Во всяком случае первые 100 человек, родившиеся на Крите, назывались Идейскими Дактилями; 9 куретов, как говорят, были их потомками; каждый из них произвел по 10 детей, которые назывались Идейскими Дактилями».

 

Страбон. География. Книга X. III. 19. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 449) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«Иные называют «фригийцами» корибантов, а не куретов, последних же – «критянами» и говорят, что критяне первыми стали носить медные доспехи на Евбее; поэтому-то их называли также «халкидянами» [«халкидский» означает как «из города Халкида» (на острове Эвбея), так и «бронзовый»].

 

КУРЕТЫ – ЗАЩИТНИКИ МЛАДЕНЦА ЗЕВСА

Коринна. 3. Состязание Геликона с Кифероном. 1-7. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. Вересаева, Е. Рабинович. – М.: Ладомир, 1999. – С. 379) (греческий эпос 7-4 вв. до н. э.):

 

«[Он поет] куретов дела:

Как таили богини плод

В темноте скалистых пещер,

Как от Крона коварных ков

Укрыла младенца блаженная Рея –

Потому великий почет

Меж бессмертных ей».

 

Еврипид. Вакханки. 120-131. (Источник: Еврипид. Трагедии. Т. 2 / Пер. Инн. Анненского, ст. М. Л. Гаспарова и В. Н. Ярхо, прим. В. Н. Ярхо. Отв. ред. М. Л. Гаспаров. (Серия «Литературные памятники»). В 2 т. – М.: Ладомир-Наука. 1999. – С. 433):

«Крита юдоль святая,

Мрачный приют куретов,

Зрел ты рожденье Зевса.

С гребнем тройным на шлеме

Там корибанты обруч

Кожей нашли одетый.

Дико тимпан загудел:

С сладкими звуками слиться хотел

Фригийских флейт; тимпан вручили Рее,

Но стали петь под гул его вакханки.

Сатирам Рея его отдала:

Звонкая кожа с ума их свела».

 

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга I. I (6-7). (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 5) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

 

«…Рея отправилась на Крит, в то время когда она была беременна Зевсом, и родила его в пещере горы Дикте, поручив воспитывать его куретам и дочерям Мелиссея, нимфам Адрастее и Иде. Последние вскармливали Зевса молоком Амалфеи, а куреты в полном вооружении охраняли находившееся в пещере дитя, ударяя копьями о щиты, чтобы Крон не услышал голоса ребенка».

 

Аполлоний Родосский. Аргонавтика. Вторая книга. 1225-1227. (Источник: Аполлоний Родосский. Аргонавтика / Перевод Н. А. Чистяковой. – М.: НИЦ «Ладомир», 2001. – С. 63) (греческий эпос 3 в до. н. э.):

 

«…Кронос, сын Урана (а правил тогда он

На Олимпе титанами, Зевс же в Критской пещере

У куретов Идейских лежал еще в колыбели)…»

 

Гимны Каллимаха. I. К Зевсу. 43-54. / Перевод С. С. Аверинцева. / (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 144) (греческий поэт 3 в. до н. э.):

 

«Вот уж и Фены прошла, на Кнос свой путь направляя

[т. е. из Аркадии, где родился Зевс, на остров Крит, к своим нянькам и защитникам],

[нимфа] Неда с тобой на руках (поблизости Фены от Кноса)…

На руки взяли тебя, – о Зевс! – корибантов подруги,

Нимфы диктейских лесов, а потом в колыбельку златую

Спать Адрастея сама уложила. Кормился младенец

Млеком козы Амальфеи, а после и лакомым медом…

Бурно кружились куреты окрест твоей колыбели,

Громко бряцая оружьем, для Кронова чуткого уха

Звоном медяным щитов твой детский плач заглушая».

 

Арат. Явления. 30-35. (Источник: Арат. Явления / Пер., вступ. ст. и коммент. К. А. Богданова. – СПб.: Алетейя, 2000. – С. 55) (греческая астрономическая поэма 3 в. до н. э.):

«Коль верить тому, что известно,

с Крита Медведицы эти по воле великого Зевса

на небо вознесены, где когда-то младенцем на Дикте

благоуханном он рос у отрогов Идейских, в пещере

спрятанный ими и вскормленный тою порою, покуда

правду куреты диктейские хитро таили от Крона».

 

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга V. Глава 65 (4) – 66 (1). (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

 

«Говорят, они [куреты] приняли и воспитали Зевса, которого втайне от отца Крона пеpeдaлa им мать Рея… Критяне рассказывают миф, что во времена куретов появились так называемые титаны. Обитали они в Кносской земле…»

 

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга V. Глава 65 (4). (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

 

«Изобрели они [куреты] мечи, шлемы и пляски с оружием, которыми производили сильный шум и обманывали Крона».

 

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга V. Глава 70 (4). (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

 

«…Рея… родила Зевса, которого спрятала на горе Иде и тайно пеpeдaлa на воспитание обитавшим близ Иды куретам. Те же унесли Зевса в пещеру и передали нимфам [Иде и Адрастее], велев им всячески заботиться о младенце. Нимфы вскормили дитя смесью из меда и молока, а кроме того подносили его питаться к вымени козы Амалфеи. До сих пор сохранилось много свидетельств рождения и воспитания бога на этом острове. Так, когда куреты несли младенца, пуповина (ομφαλός) его отпала у реки Тритона, отчего это место получило название Омфал, а равнина близ него – похожее название Омфалий. На Иде, где был вскормлен бог, есть пещера, в которой он пребывал: она стала священной, равно как и раскинувшиеся у вершины луга.

Самым же замечательным является миф о пчелах, опустить который невозможно. Говорят, бог, решив сохранить на вечные времена память о своей связи с ними, изменил их цвет на золотисто-медный, а поскольку место это находится слишком высоко в горах, где дуют сильные ветры и падает густой снег, он сделал пчел нечувствительными и выносливыми, и потому и они обитают в необычайно суровых местах».

 

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга V. Глава 60 (2). (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

 

«…Прибыли с Крита пять куретов – потомки тех куретов, которые приняли [младенца] Зевса от матери Реи и воспитали его в Идейских горах на Крите».

 

Страбон. География. Книга X. III. 11. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 445) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«Их называли куретами; это были какие-то юноши, которые исполняли упражнения в доспехах в сопровождении пляски, представляя при этом мифическую историю о рождении Зевса; в этой сцене они изображали Кроноса, обычно пожиравшего своих детей тотчас после их рождения, и Рею в хлопотах утаить свои роды, чтобы, удалив новорожденное дитя, по возможности спасти его. Для этого богиня, как говорят, берет себе в помощники куретов, которые, окружив богиню бубнами и тому подобными шумовыми инструментами, должны были военной пляской и шумом устрашить Кроноса и незаметно похитить его ребенка. По преданию, они и воспитали младенца Зевса столь же заботливо. Оттого-то куреты и были удостоены этого почетного имени, что либо оказали эту услугу, будучи сами молодыми и юными, либо воспитали ребенка Зевса (ибо приводят оба объяснения)».

 

Страбон. География. Книга X. III. 19. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 449) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«В критских сказаниях куреты называются «кормильцами» и «стражами Зевса», вызванными Реей из Фригии на Крит. По рассказам некоторых, на Родосе было 9 тельхинов, причем куретами назывались те из них, которые, сопровождая Рею на Крит, «воспитывали младенца Зевса».

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга IV. Мессения. XXXIII. 2. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

«Такие же претензии выставляют и мессенцы: и они говорят, что бог был воспитан у них, что Итома и Неда были его няньками…Мессенцы рассказывают, что когда Зевс был похищен Куретами из-за страха перед его отцом, то эти нимфы омыли его на этом месте и имя этому источнику [Клепсидра на горе Итхом в Мессении] дано в память похищения Зевса Куретами…»

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга V. Элида (А). VII. 4. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

«Когда родился Зевс, то Рея поручила охрану ребенка Идейским дактилям, которых также называли и Куретами…»

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Мифы. 139. Куреты. (Источник: Гигин. Мифы. / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. — 2-е изд., испр. — СПб.: Алетейя, 2000. – С. 170-171):

 

«Когда Опс [Рея] родила от Сатурна [Кроноса] Юпитера [Зевса], Юнона [Гера] попросила, чтобы она отдала его ей, потому что Сатурн сбросил Орка [Аида] в Тартар, а Нептуна [Посейдона] в море, зная, что тот, кто родится у него, лишит его царства. Когда он попросил у Опс съесть то, что она родила, она протянула ему завернутый камень. Его Сатурн и пожрал. Когда он понял это, он стал искать Юпитера по всей земле. Юнона же отнесла Юпитера на остров Крит, а Амалфея, кормилица мальчика, повесила его в колыбели на дерево, чтобы его нельзя было найти ни на небе, ни на земле, ни на море; а чтобы не был слышен плач мальчика, она созвала юношей и, дав им медные щиты и копья, приказала ходить вокруг дерева и стучать. По-гречески они называются куреты, а другие говорят, что корибанты, которых называют также ларами».

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Мифы. 20. Стимфалийские птицы. (Источник: Гигин. Мифы. / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. — 2-е изд., испр. — СПб.: Алетейя, 2000. – С. 41):

 

«Когда аргонавты прибыли на остров Дию, птицы стали метать в них перья, как стрелы. Они не могли сопротивляться такому множеству птиц и тогда по совету Финея взяли щиты и копья и, подражая Куретам, прогнали их грохотом».

 

Овидий. Фасты. Книга четвертая. 194-214. (Источник: Овидий. Элегии и малые поэмы / Перевод с латинского. Сост. и предисл. М. Гаспарова. Коммент. и ред. переводов М. Гаспарова и С. Ошерова. – М.: Художественная литература, 1973. – 528 с.) (римская поэзия 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«Ради богининых слов, питомицы вы Геликона,

Молвите мне, почему радостен ей этот шум?»

Только когда родился Юпитер [Зевс] (вся древность – свидетель,

Верь же старинной молве и про сомненья забудь), –

Камень, в свивальнике свит, в божественной [Кроноса] скрылся утробе

И таким образом был роком обманут отец.

Ида крутая с той самой поры огласилася звоном,

Чтоб в безопасности мог громко младенец кричать.

В гулкие били щиты, стучали в порожние шлемы, –

Это куретов был долг и корибантов толпы.

И представляя, как встарь они укрывали младенца,

Свита богини гремит медью и бьет по щитам.

Бьют вместо шлема в кимвал, а вместо щита по тимпанам;

Но, как и раньше, звучит флейты фригийский напев».

 

Вергилий. Георгики. Книга четвертая. 149-152. (Источник: Вергилий. Буколики. Георгики. Энеида / Перевод с латинского С. А. Ошерова. (Серия «Библиотека всемирной литературы», т. 6). – М.: Художественная литература, 1971. – С. 110) (римский поэт 1 в. до н. э.):

 

«Изложу, какие свойства Юпитер [Зевс]

Пчелам сам даровал в награду за то, что за звонким

Шумом куретов, за их громкозвучной последовав медью,

Неба владыку они воскормили в пещере Диктейской».

 

Вергилий. Георгики. Книга четвертая. 62-66. (Источник: Вергилий. Буколики. Георгики. Энеида / Перевод с латинского С. А. Ошерова. (Серия «Библиотека всемирной литературы», т. 6). – М.: Художественная литература, 1971. – С. 110) (римский поэт 1 в. до н. э.):

 

«Им в этих местах ароматов любимых –

Тертой мелиссы насыпь и обычной травки-вещанки

[для привлечения пчел в улей].

Чем-нибудь громко звони, потрясай и Матери бубен,

Сами усядутся все на хоромы душистые, сами –

Это в привычке у них – в глубокие скроются люльки».

 

Плиний Старший. Естественая история. Книга VII. 204. (Перевод с латинского А. Н. Маркина). (Источник: Вестник Удмуртского университета. Серия «История и филология». Ижевск: 2010, вып. 1 (§§ 1—32); 2011, вып. 3 (§§ 33—56); 2012, вып. 3 (§§ 57—119); 2013, вып. 3 (§§ 120—179); 2014, вып. 1 (§§ 180—215) (римская энциклопедия 1 в. н. э.):

 

«[Об изобретениях:]

Военной пляске первыми стали обучать куреты, пиррихию – Пирр, и тому и другому – на Крите».

 

Стаций. Фиваида. Книга четвертая. 789-792. (Источник: Публий Папиний Стаций. Фиваида / В переводе Ю. А. Шичалина. – М.: «Наука», 1991. – С. 71) (римский эпос 1 в. н. э.):

 

«Такова берекинтская матерь [Рея]:

робким Куретам она плясать над Громовником [Зевсом] малым

повелевает, и те, соревнуясь, священной посудой

громко грохочут, но все ж оглашается криками [гора] Ида».

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь VIII. 176-179. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 87) (греческий эпос 5 в. н. э.):

 

«…[Гера] Коварная молвив, исчезла – словно, как ветер

Прянула в воздух, высь рассекая крылатой плесницей

Над диктейским отрогом [на Крите] с пещерой, где бычьи гремели

Древле щиты [куретов]…»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XIV. 23-33. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 146) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«С Крита ринулись вой, грозные в битвах ужасных,

Дактилы с гор идейских, насельники круч каменистых.

Купно пришли корибанты, их же некогда Рейя

От земли отделила, племя саморожденных –

Только на свет появился в пещере лелеемый скальной

Зевс-малютка, плясали они вокруг свои пляски,

Щит о щит ударяя, грохотом высь оглашая,

Вой ярые! Меди неистовый гул и бряцанье

Достигали до слуха Крона, до туч поднебесных,

От родителя пряча Крони́она [Зевса] возмужанье».

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XXVIII. 290-319. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 279-280) (греческий эпос 5 в. н. э.):

 

«Пиррихос в щит ударял мечом на склонах идейских,

Песнь боевую клича ложную, дабы не знали

О возмужанье Зевеса, о крепнущем мужестве бога!

Вот искусно стопою в круговой неустанной

Пляске, в высокогривом шлеме сражается [курет] Акмон

Рядом — Оки́тоос, крепок как в кузнице наковальня –

Щит он корибантидский держал пред собою во время

Сна малютки Зевеса, спящего в каменной нише,

Жил тогда Дий-младенец в пещере горной, где часто,

Как от кормилицы, млеком козы священной [Амальфея] питался;

Мудрости млеко струилось, и щитоносцы гремели,

И с оружьем плясали, в доспехи свои ударяя,

Дабы никто не проведал о месте рождения бога!

Вот во врага Мелиссея, ловкого в битве курета,

Быстро скалою бросает Моррей – но его не уметил!

Ведь невозможно, чтоб камень погибелью стал корибантам,

Кои Рейи-богине его подавать помогали,

Вместо Кронида-младенца на стол кровожадному Крону!»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XLVI. 13-16. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 445) (греческий эпос 5 в. н. э.):

 

«Спроси же Дикты пещеры об этом,

О, спроси корибантов, ведь ими дитя охранялось,

Вымя козы Амальтеи млеком вспитало малютку,

Вырастило Зевеса – не млеко Рейи-богини!»

 

ДАКТИЛИ – ИЗОБРЕТАТЕЛИ ПЛАВКИ И ОБРАБОТКИ МЕТАЛЛОВ

Плиний Старший. Естественая история. Книга VII. 197. (Перевод с латинского А. Н. Маркина). (Источник: Вестник Удмуртского университета. Серия «История и филология». Ижевск: 2010, вып. 1 (§§ 1—32); 2011, вып. 3 (§§ 33—56); 2012, вып. 3 (§§ 57—119); 2013, вып. 3 (§§ 120—179); 2014, вып. 1 (§§ 180—215) (римская энциклопедия 1 в. н. э.):

 

«Аристотель считает, что плавить и обрабатывать медь научил лидиец Скиф, по мнению же Феофраста, – фригиец Делас. Изобретение ковки металла одни приписывают халибам, а другие – циклопам. Гесиод утверждает, что железо первыми стали использовать на Крите те жители, кого называли идейскими Дактилами».

 

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга V. Глава 64 (5). (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

 

«На Крите же Идейские Дактили, как гласит миф, открыли употребление огня, а также свойства меди и железа в Берекинфе в области Аптеры и изобрели способ их обработки».

 

ДАКТИЛИ – ОСНОВАТЕЛИ ОЛИМПИЙСКИХ ИГР

 

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга V. Глава 64 (6-7). (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

 

«Рассказывают, что один из них [идейских дактилей], которого звали Гераклом, добился великой славы и учредил Олимпийские состязания, но более поздние поколения людей по причине совпадения имен решили, что Олимпийские состязания учредил сын Алкмены [то есть Геракл Двенадцати подвигов]. Доказательством тому является то обстоятельство, что многие женщин до сих пор [произносят] заклинания и делают амулеты, [обученные] этим богом, поскольку он был волшебником, сведущим в обрядах, а эта черта весьма отличает его от Геракла, сына Алкмены».

 

Страбон. География. Книга VIII. III. 30. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 337) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«…Следует опустить древние сказания и об основании святилища, и об учреждении [Олимпийских] игр; некоторые считают Геракла, одного из Идейских Дактилей, основоположником их, а другие – Геракла, сына Алкмены и Зевса, который первым принял участие в играх и одержал победу; ведь эти сказания передаются на много разных ладов, но им не следует особенно доверять».

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга V. Элида (А). VII. 4 – VIII.1. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«Относительно Олимпийских состязаний элейские знатоки древностей рассказывают, что вначале на небе царствовал Кронос и что в Олимпии был сооружен Кроносу храм тогдашними людьми, которые назывались золотым поколением. Когда родился Зевс, то Рея поручила охрану ребенка Идейским дактилям, которых также называли и Куретами; они пришли из критской Иды, и их имена были – Геракл, Пеоней, Эпимед, Иасий и Идас. Во время шуток и игр Геракл, как старший из них по возрасту, вызвал их на состязание в беге и победившего из них увенчал ветвью дикой маслины; у них было такое количество дикой маслины, что они спали на ней, подостлав под себя зеленые ветки. Говорят, что дикую маслину Геракл привез к эллинам из страны гипербореев и что это те люди, которые живут за пределами (северного) ветра Борея… Есть и такие, которые говорят, что здесь Зевс боролся за власть с самим Кроносом; иные же считают, что он установил эти игры после победы над ним. Победителями называют и других (богов), так, например, Аполлона, который победил в беге Гермеса, а Ареса одолел в кулачном: бою…

После этого, приблизительно лет пятьдесят спустя после бывшего при Девкалионе у эллинов потопа, пришел с острова Крита Климен, сын Кардиса, родом от Идейского Геракла; он, говорят, устроил состязания в Олимпии и соорудил Куретам и в частности своему предку Гераклу жертвенник, дав наименование Гераклу Парастат (Защитник)».

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга VIII. Аркадия. II. 1. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

«Что касается состязания в Олимпии, то оно вне пределов моего рассказа; ведь его относят к эпохе, предшествующей человеческому роду, передавая сказание, что там состязались в борьбе Кронос и Зевс и что первыми состязались в беге Куреты [дактили]».

 

ПОДБОРКА МИФОВ О КУРЕТАХ И ДАКТИЛЯХ

I. КУРЕТЫ СОВЕТУЮТ МИНОСУ

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга III. XVIII. (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 7) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

 

«[Сын Миноса] Главк же, будучи еще ребенком, гоняясь за мышью, упал в бочку с медом и погиб. Когда Главк исчез, Минос стал его повсюду искать. Он обратился к гадателям, и куреты ответили ему, что среди его стад бродит трехцветная корова и тот человек, который подыщет наилучшее сравнение для определения цвета этой коровы, сумеет вернуть ему сына живым» [куреты, прежде всего Мелиссей (Пчелиный человек), ассоциировались с медом].

 

II. КУРЕТЫ И ПОХИЩЕНИЕ ЭПАФА

Этот рассказ свидетельствует о попытке перенести египетскую историю об Осирисе и Сете в греческую мифологию. Обычно злодеями представляют титанов, а не куретов. В этом рассказе куреты также могли быть отождествлены со злобными тельхинами.

 

Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга II. I (3). (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 25) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

 

«Гера упросила куретов, чтобы они спрятали [ребенка] Эпафа, и те его скрыли. Но Зевс, узнав об этом, перебил куретов. Ио же отправилась на поиски своего сына».

III. КОРИБАНТЫ – ЗАЩИТНИКИ ДИОНИСА

См. ниже раздел «Куреты, корибанты и дактили у Нонна».

IV. ДАКТИЛИ – ИЗОБРЕТАТЕЛИ МУЗЫКИ

Плутарх. О музыке. 5. / Переводчик Томасов Н. Н. (Источник: Лосев А. Ф. Античная музыкальная эстетика. — М.: Государственное музыкальное издательство, 1960. [цитируется по: http://simposium.ru/ru/node/1140 (дата обращения 4 августа 2021)]) (греческий историк 2-3 вв. н. э.):

 

«Так, Александр в своем «Фригийском сборнике» утверждает, что Олимп [а также идейские Дактили] первый ввел среди греков игру на струнных инструментах…»

 

V. ДАКТИЛИ РЕИ (КИБЕЛЫ)

Эти демоны являются скорее корибантами Кибелы – богини с фригийскими корнями.

Аполлоний Родосский. Аргонавтика. Первая книга. 1112-1121. (Источник: Аполлоний Родосский. Аргонавтика / Перевод Н. А. Чистяковой. – М.: НИЦ «Ладомир», 2001. – С. 29-30) (греческий эпос 3 в до. н. э.):

«Жертвенник после сложили из мелких камней, увенчали

Листьями дуба его и жертву свершить поспешили,

Многовладычную Диндимийскую мать [Рею (Кибелу)] призывая,

Каждые девять лет Фригийской ее величают.

Тития также с Киленом совместно они умоляли –

Только этим одним, согласным и сопрестольным,

Право дается носить Идейской матери [Реи (Кибелы)] имя,

Жившей на Крите средь тех чародеев Идейских,

Коих когда-то, руками коснувшись земли Эаксийской [на Крите],

Нимфа Анхиала явила в Диктейской пещере».

 

ДИОДОР СИЦИЛИЙСКИЙ О КУРЕТАХ, ДАКТИЛЯХ И КОРИБАНТАХ

I. ДАКТИЛИ ФРИГИИ И КРИТА

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга V. Глава 64 (3-6). (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

 

«Итак, первыми обитателя Крита, мифы о которых сохранились в памяти [людской], были обитавшие на Иде так называемые Идейские Дактили. Одни считают, что число носивших это имя было сто, а другие – десять, то есть равно числу пальцев (δάκτυλοι) на руках.

Некоторые, в том числе и Эфор, считают, что Идейские Дактили родились на Иде во Фригии, а затем вместе с Мигдоном переселились в Европу. Будучи чародеями, они занимались заклинаниями, обрядами и мистериями и во время своего пребывания на Самофракии произвели на местных жителей очень сильное впечатление. Живший в те же времена Орфей, который был наделен от природы особым дарованием к поэзии и пению, стал их учеником и первым обучил эллинов обрядам и мистериям.

На Крите же Идейские Дактили, как гласит миф, открыли употребление огня, а также свойства меди и железа в Берекинфе в области Аптеры [Восточная Мизия] и изобрели способ их обработки.

Став пеpвооткpывaтeлями великих благ для рода человеческого, Идейские Дактили удостоились почестей, которые подобают бессмертным».

 

II. ДАКТИЛИ – ОСНОВАТЕЛИ ОЛИМПИЙСКИХ ИГР

 

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга V. Глава 64 (6-7). (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

 

«Рассказывают, что один из них, которого звали Гераклом, добился великой славы и учредил Олимпийские состязания, но более поздние поколения людей по причине совпадения имен решили, что Олимпийские состязания учредил сын Алкмены [т. е. Геракл Двенадцати подвигов]. Доказательством тому является то обстоятельство, что многие женщин до сих пор [произносят] заклинания и делают амулеты, [обученные] этим богом, поскольку он был волшебником, сведущим в обрядах, а эта черта весьма отличает его от Геракла, сына Алкмены».

 

III. КРИТСКИЕ КУРЕТЫ

 

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга V. Главы 65 (1) – 66 (1). (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

 

«Рассказывают, что после Идейских Дактилей родились девять куретов. Одни мифы гласят, что они были землеродными, а другие – потомками Идейских Дактилей. Обитали куреты среди гор – в лесных чащах и ущельях и вообще в местах, располагающих естественным кровом и укрытием, поскольку сооружение жилищ не было [еще] изобретено.

Отличаясь сметливостью, куреты совершили много полезных для общего блага открытий. Так, они первыми собрали овец в стада, одомашнили других животных, а также обучили людей пчеловодству.

Кроме того, они ввели в обиход стрельбу из лука и псовую охоту, общение посредством речи и жизнь в обществе, а также стали учредителями согласия и благозакония среди людей.

Изобрели они мечи, шлемы и пляски с оружием, которыми производили сильный шум и обманывали Крона. Говорят, они приняли и воспитали Зевса, которого втайне от отца Крона пеpeдaлa им мать Рея, о чем, как нам представляется, необходимо рассказать подробно, начав с несколько более ранних событий.

Итак, критяне рассказывают миф, что во времена куретов появились так называемые титаны. Обитали они в Кносской земле…»

 

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга V. Глава 70 (2-4). (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

 

«…Рея, не в силах воспрепятствовать решению мужа, родила Зевса, которого спрятала на горе Иде и тайно пеpeдaлa на воспитание обитавшим близ Иды куретам. Те же унесли Зевса

в пещеру и передали нимфам, велев им всячески заботиться о младенце. Нимфы вскормили

дитя смесью из меда и молока, а кроме того подносили его питаться к вымени козы Амалфеи. До сих пор сохранилось много свидетельств рождения и воспитания бога на этом

острове. Так, когда куреты несли младенца, пуповина (ομφαλός) его отпала у реки Тритона,

отчего это место получило название Омфал, а равнина близ него – похожее название Омфалий».

 

IV. КУРЕТЫ КАРИАНСКОГО ХЕРСОНЕСА

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга V. Глава 60 (2-3), 61 (1). (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

 

«Некоторое время спустя после его [Херсонеса, основателя одноименной земли напротив Родоса] царствования на Херсонес прибыли с Крита пять куретов – потомки тех куретов, которые приняли [младенца] Зевса от матери Реи и воспитали его в Идейских горах на Крите. Прибыв на Херсонес во главе мощного флота, они изгнали оттуда карийцев и обосновались в этой стране, разделив ее на пять частей, причем каждый [из куретов] основал город, который назвал своим именем.

После этого Триоп, один из сыновей Гелиоса и Родос, бежавший из-за убийства брата [куретом], прибыл на Херсонес. Получив там очищение от убийства у царя Мелиссея, он отправился в Фессалию…»

 

V. ПРОИСХОЖДЕНИЕ ФРИГИЙСКИХ КОРИБАНТОВ

Согласно Диодору Сицилийскому, оргиастических служителей и приверженцев Реи (Кибелы) назвали корибантами в честь сына Кибелы Корибаса.

 

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга V. Глава 49 (2-4). (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

 

«…Иасион женился на Кибеле и стал отцом Корибанта.После ухода Иасиона к богам Дардан, Кибела и Корибант перенесли в Азию священные обряды Матери богов и отправились вместе во Фригию. Кибела, вступив в связь поначалу с Олимпом, родила Алку, которую назвала от своего имени богиней Кибелой. Корибант, давший свое имя посвященным в священнодействия Матери богов корибантам, женился на Фиве, дочери Килика. Равным образом он принес оттуда во Фригию флейты, а Гермесову лиру – в Лирнесс, который впоследствии был разрушен Ахиллом».

 

СТРАБОН О КУРЕТАХ, ДАКТИЛЯХ И КОРИБАНТАХ

I. ГЛАВНОЕ О КУРЕТАХ

Страбон. География. Книга X. III. 7. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 443) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«Сказания [о демонах, называемых куретами], имеющие более отдаленное отношение к этому предмету (историки в силу одинаковых названий просто соединяют их вместе), а именно сказание, хотя и называемое «Куретской историей» и «Историей о куретах» (подобно тому, как если бы это была история куретов, живших в Этолии и Акарнании), не только отличаются от этих историй, но скорее похожи на сказания о сатирах, силенах, вакхах и титирах. Ведь, по словам тех писателей, которые передают сказания из истории Крита и Фригии, куреты – это некие демонические существа, подобные этим, или слуги богов; причем эти предания у них переплетаются с рассказами об известных священных обрядах, частью мистических, частью связанных с воспитанием младенца Зевса на Крите или с оргиями в честь Матери богов [Реи (Кибелы)], справляемыми во Фригии и в области троянской Иды. В этих сказаниях обнаруживается незначительное разнообразие: так, по одним сказаниям, корибанты, кабиры, Идейские Дактили и тельхины отождествляются с куретами, в других – эти племена изображаются родственными с некоторыми незначительными отличиями между собой. Говоря кратко, их всех считают чем-то вроде людей, боговдохновенных и пораженных вакхическим безумием, которые в образе служителей божества при совершении священных обрядов устрашают людей военной пляской, исполняемой в полном вооружении под шум и звон кимвалов, тимпанов и оружия в сопровождении флейты и воплей. Поэтому эти священные обряды считают в известном отношении родственными обрядам, справляемым у самофракийцев, на Лемносе и в некоторых других местах, так как божественные служители называются там одним и тем же именем. Впрочем, всякое исследование в таком роде относится к области учения о богах и не чуждо умозрению философа».

 

II. ЭТИМОЛОГИЯ СЛОВА «КУРЕТЫ»

Страбон. География. Книга X. III. 8. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 443-444) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«Так как сами историки из-за тождества имен куретов сопоставляли несхожие предметы, то и мне хотелось бы подробнее сказать о них в отступлении, добавив подходящий к истории рассказ о их физическом сложении. Впрочем, некоторые историки желают даже сблизить их физические качества, быть может, в этом у них как раз есть известная доля правдоподобия. Так, например, они утверждают, что этолийские куреты [племя] получили это имя оттого, что подобно «девушкам» (kourai) одевались в женское платье; ведь у греков это было чем-то вроде моды, ионийцы названы «длиннохитонными», а воины Леонида выходили на бой «с расчесанными волосами», за что, говорят, персы выражали им презрение, хотя в битве и дивились их мужеству. Вообще искусство ухода за волосами состоит в их питании и стрижке, и оно свойственно как девушкам, так и юношам; поэтому есть много способов легко установить первоначальное значение слова «куреты». С другой стороны, вероятно, что военная пляска, первоначально исполнявшаяся лицами в такой прическе и одежде (причем эти лица назывались куретами), дала повод людям, более воинственным, чем другие, и проводившим жизнь не расставаясь с оружием, называться тем же именем куретов: я имею в виду куретов [племена] на Евбее, в Этолии и в Акарнании. Действительно, Гомер называет этим именем молодых воинов…

Таковы мои сведения об этимологии имени куретов (kouretes). Впрочем, военная пляска была пляской воинов. Это доказывают как пирриха, так и Пиррих, которого считают изобретателем такого упражнения для юношей, а также и руководство по военному искусству».

 

III. ОРГИАСТИЧЕСКИЕ ПЛЯСКИ

Страбон. География. Книга X. III. 9-10. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 444-445) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«Теперь рассмотрим как все эти имена соответствуют одному и тому же предмету и какие элементы учения о богах содержатся в их истории. Общим для греков и варваров является обычай совершать священные обряды, соединяя их с праздничным отдыхом, а именно: одни обряды справляются с религиозным исступлением, другие – без него; иногда – с музыкальным сопровождением, а иногда – без музыки; одни – сокровенно, другие – открыто. Впрочем, тот или иной характер этих обрядов определяется самой природой. Ведь отдых, во-первых, отвлекает ум от человеческих занятий и обращает подлинно свободный ум к божественному; во-вторых, божественное исступление основано, по-видимому, на некоем божественном вдохновении и особенно близко роду людей, наделенных пророческим даром; в-третьих, таинственная сокровенность священных обрядов придает больше святости божественному, так как она подражает божественному естеству, непостижимому человеческим чувствам; наконец, в-четвертых, музыка сопровождающая пляску, ритм и мелодия приводит нас в соприкосновение с божеством одновременно как вызываемым ею удовольствием, так и художественным исполнением, что происходит по следующей причине. Хотя и верно следующее изречение: люди более всего уподобляются богам тогда, когда они творят добро другим, но, пожалуй, правильнее было бы сказать: когда они счастливы. А такое счастье создают радости, празднества, занятие философией и музыкой. Ведь если музыка в какой-то степени подвергается извращению, когда музыканты обращают свое искусство на чувственные удовольствия на пирах, плясовых и сценических представлениях и тому подобных зрелищах, то не следует порицать за это музыку, а лучше

исследовать сущность основанного на ней воспитания.

Вот почему Платон, а еще раньше его пифагорейцы назвали философию музыкой и утверждали, что мир образовался по законам гармонии, считая всякий род музыки произведением богов. Поэтому Музы являются богинями и Аполлон – предводителем Муз, а вся поэзия – восхвалением богов. Равным образом они приписывают музыке установление

нравственности, так как, по их мнению, все, что служит для исправления ума, близко богам. Большинство греков приписывало Дионису, Аполлону, Гекате, Музам и прежде всего Деметре всякого рода оргиастические, вакхические и хоровые празднества, а также мистическое начало в празднествах посвящения; они называют Иакхом не только Диониса, но и демона-предводителя мистерий Деметры. Ношение ветвей, хоровые пляски и посвящения – общие элементы культа этих богов. Что касается Муз и Аполлона, то Музы стоят во главе хоров, а Аполлон не только руководит хорами, но его ведению принадлежит искусство прорицания. Служителями Муз являются все образованные люди и в особенности музыканты, они же и служители Аполлона, а также те, кто занимается искусством прорицания; служители Деметры, – посвященные факелоносцы и иерофанты; Диониса – силены, сатиры, вакханки, а также лены и фии, мималлоны, наиды, нимфы и так называемые титиры».

 

IV. ПЛЯСКИ КРИТСКИХ КУРЕТОВ

Страбон. География. Книга X. III. 11. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 445) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«Кроме этих священных обрядов, на Крите справлялись еще особые обряды в честь Зевса с оргиями; в них принимали участие и служители, какими в культе Диониса являлись сатиры. Их называли куретами; это были какие-то юноши, которые исполняли упражнения в доспехах в сопровождении пляски, представляя при этом мифическую историю о рождении Зевса; в этой сцене они изображали Кроноса, обычно пожиравшего своих детей тотчас после их рождения, и Рею в хлопотах утаить свои роды, чтобы, удалив новорожденное дитя, по возможности спасти его. Для этого богиня, как говорят, берет себе в помощники куретов, которые, окружив богиню бубнами и тому подобными шумовыми инструментами, должны были военной пляской и шумом устрашить Кроноса и незаметно похитить его ребенка. По преданию, они и воспитали младенца Зевса столь же заботливо. Оттого-то куреты и были удостоены этого почетного имени, что либо оказали эту услугу, будучи сами молодыми и юными, либо воспитали ребенка Зевса (ибо приводят оба объяснения). Они являются чем-то вроде сатиров у Зевса. Так обстоит дело у греков с оргиастическими культами».

 

V. ПЛЯСКИ ФРИГИЙСКИХ КУРЕТОВ

Страбон. География. Книга X. III. 12. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 446) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«Что касается берекинтов – одного из фригийских племен – и вообще фригийцев, а также троянцев, живущих в окрестностях Иды, то они почитают Рею, справляя ей оргии, и называют ее Матерью богов, Агдистидой и Великой фригийской богиней, а также от имени местностей – Идеей, Диндименой, Сипиленой, Пессинунтидой, Кибелой и Кибебой. Греки же называют ее служителей тем же именем куретов; однако они не заимствуют это название из того же круга мифических рассказов, но считают их какими-то демонами-помощниками подобно сатирам. Их же называют корибантами».

 

VI. ПЛЯСКИ ФРИГИЙСКИХ И КРИТСКИХ КУРЕТОВ

Страбон. География. Книга X. III. 13. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 446-447) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«В пользу таких предположений свидетельствуют поэты. Например, Пиндар в дифирамбе, который начинается словами:

Прежде тянулась вервием долгим песнь

Дифирамбов,

вспомнив древние и новые гимны в честь Диониса и переходя от них, говорит:

Тебе начинать вступление,

Матерь Великая, бубны кимвалов готовы

И средь них трещеток звон и факел,

Желтые сосны что озаряет.

(Геракл или Кербер. Э. Пюеш)

Поэт указывает на общность обрядов, установленных в культе Диониса у греков, с фригийскими обрядами в культе Матери богов, выявляя родственную связь между ними. Подобное же сближение делает и Еврипид в «Вакханках», соединяя вместе фригийские обычаи с лидийскими по их сходству.

А вы, со мной покинувшие Тмол,

Вы, Лидии питомицы, подруги

В пути и власти, – вы теперь тимпан

Над головой фригийской поднимая,

Подарок Реи – матери и мой…

И дальше:

О, как ты счастлив, смертный,

Если в мире с богами

Таинства их познаешь ты,

Если, на высях ликуя,

Вакха восторгов чистых

Душу исполнишь робкую,

Счастлив, если приобщен ты

Оргий матери Кибелы;

Если тирсом потрясая,

Плюща зеленью увенчан,

В мире служишь Дионису.

Вперед, вакханки, вперед!

Вы бога и божьего сына

Домой Диониса ведите!

С гор Фригийских на стогны Эллады.

(Вакханки 55, 72)

Затем в следующих стихах поэт связывает критские обряды с фригийскими:

Крита юдоль святая,

Мрачный приют куретов,

Зрел ты рожденье Зевса

С гребнем тройным на шлеме.

Там корибанты обруч

Кожей нашли одетый.

Дико тимпан загудел:

С сладкими звуками слиться хотел

Фригийских флейт; тимпан вручили Рее,

Но стали петь под гул его вакханки.

Сатирам Рея его отдала:

Звонкая кожа с ума их свела.

В триетериды святые

Его звон веселит хороводы,

Их же любит наш царь Дионис.

В «Паламеде» хор говорит:

Фису Диониса

Дочь, который на Иде

Тешится с матерью милой

Тимпанов под звуки.

(Фрг. 586. Наук)

 

VII. ДЕМОНЫ – ИЗОБРЕТАТЕЛИ МУЗЫКАЛЬНЫХ ИНСТРУМЕНТОВ

Страбон. География. Книга X. III. 14-15. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 447) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«Когда поэты сопоставляют Силена, Марсия и Олимпа, представляя их изобретателями флейт, то они опять ставят дионисические обряды в связь с фригийскими; нередко они имена Иды и Олимпа заставляют «звучать» неясно, как будто это одна и та же гора. Действительно, на Иде есть 4 вершины, называемые Олимпами вблизи Антандрии; есть и мисийский Олимп, примыкающий к Иде, но не тождественный ей. Софокл в «Поликсене» представляет Менелая поспешно уезжающим из-под Трои, а Агамемнона желающим немного задержаться для умилостивления Афины, а затем влагает в уста Менелая следующие слова:

Не покидай земли идейской, здесь,

Собрав стада Олимпа, в жертву принеси.

(Фрг. 47, 9. Наук)

Для звуков флейты, шума трещеток, звона кимвалов, грома тимпанов, криков одобрения и ликования и топота ног они изобрели особые имена, а также применяли и некоторые другие имена, которыми они называли служителей богов, участников хоров и исполнителей священных обрядов: кабиры, корибанты, паны, сатиры и титиры; бога они называли Вакхом, Рею – Кибелой или Кибебой и Диндименой по местам их почитания. Сабазий также принадлежит к числу фригийских божеств, и некоторым образом он дитя Матери [богов], так как он тоже передал таинства Диониса».

 

VIII. ТРАКИЙСКИЕ ОРГИИ И ОРГИАСТИЧЕСКАЯ МУЗЫКА

Страбон. География. Книга X. III. 16-18. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 448-449) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«С этими обрядами схожи Котитии и Бендидии у фракийцев, у которых возникли и орфические обряды. Эсхил упоминает о Котисе, почитаемой у эдонийцев, а также о музыкальных инструментах, применявшихся на ее празднествах. Ведь он говорит:

Котис, святая Эдонской земли,

Вы, горных орудий владельцы,

а затем тотчас прибавляет упоминание о служителях Диониса:

И один в руках

Свирель держа – изделье резца,

Искусством пальцев наполняет песнь.

Звук ее возбуждает безумье.

А в то время другой чашек медью звенит.

И потом:

Звонко песня ликует,

И откуда-то из тайника грозно мимов звучит

Бычьегласный рев и мычанье,

И тимпана эхо, словно гром

Из подземного царства несется.

(Эдонийцы, фрг. 57. Наук)

Ведь эти обряды похожи на фригийские, и весьма вероятно, что, поскольку сами фригийцы являлись переселенцами из Фракии, эти обряды были перенесены сюда из Фракии. Сопоставлением Диониса с эдонийским Ликургом поэты намекают на одинаковый характер этих священных обрядов.

Исходя из мелодии ритма и музыкальных инструментов, всю фракийскую музыку считают азиатской. Это видно из названия местностей, где существовал культ Муз. Действительно, Пиерия, Олимп, Пимпла и Либефрон в древности были фракийскими местностями и горами, хотя теперь они принадлежат македонянам; Геликон посвятили Музам фракийцы, поселившиеся в Беотии, которые посвятили им также пещеру нимф-либефриад. Равным образом тех, кто в древние времени занимались музыкой, называют фракийцами – Орфея, Мусея, Фамириса; Евмолп также получил свое имя отсюда. Писатели, которые посвятили Дионису целую Азию вплоть до Индии, производят оттуда большую часть музыки. Так, один писатель говорит, «ударяя по азиатской кифаре», другой называет флейты «берекинтскими» и «фригийскими»; некоторые инструменты носят варварские названия: наблас, самбика, барбитос, магадис и некоторые другие.

Афиняне проявляли постоянную склонность к иноземным заимствованиям как вообще, так и в отношении культа чужеземных богов. Действительно, они восприняли так много чужеземных обрядов, что за это их даже осмеивали в комедии. Это относится к фракийским и фригийским обрядам. Например, о Бендидиях упоминает Платон, а о фригийских обрядах – Демосфен, упрекающий мать Эсхина и его самого за то, что тот присутствовал вместе с матерью на тайных священнодействиях, участвовал в дионисической процессии, многократно восклицая: euoi saboi и hyes attes, attes hjes. Ибо эти слова употребляются при служении Сабазию и Великой Матери».

 

IX. ПРОИСХОЖДЕНИЕ И СВЯЗИ МЕЖДУ КУРЕТАМИ, ДАКТИЛЯМИ И ДРУГИМИ ДЕМОНАМИ

Страбон. География. Книга X. III. 19-22. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 449-451) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«Кроме этого, относительно этих демонов и их разнообразных имен можно обнаружить, что они назывались не только служителями богов, но и сами считались богами. Так, по словам Гесиода [поэт 8-7 вв. до н. э.], например, у Гекатера и дочери Форонея было 5 дочерей:

От них же горные нимфы – богини родились

И поколенье ничтожных, к труду неспособных сатиров,

И род куретов – богов, возлюбивших затеи и пляски.

(фрг. 198. Ржах)

 

Автор «Форониды» [греческий эпос 7-6 вв. до н. э.] называет куретов «флейтистами» и «фригийцами»; другие же писатели – «порождениями земли» и «носящими медные щиты». Иные называют «фригийцами» корибантов, а не куретов, последних же – «критянами» и говорят, что критяне первыми стали носить медные доспехи на Евбее; поэтому-то их называли также «халкидянами». Одни утверждают, что титаны дали Рее вооруженных служителей – корибантов, прибывших из Бактрианы, другие – из Колхиды. В критских сказаниях куреты называются «кормильцами» и «стражами Зевса», вызванными Реей из Фригии на Крит. По рассказам некоторых, на Родосе было 9 тельхинов, причем куретами назывались те из них, которые, сопровождая Рею на Крит, «воспитывали младенца Зевса». Кирбант, друг куретов, основал Гиерапитну. Он дал повод прасийцам утверждать среди родосцев, что корибанты были некими демонами – детьми Афины и Гелиоса. Согласно другим, корибанты – дети Кроноса; наконец, еще некоторые писатели считают их сыновьями Зевса и Каллиопы и утверждают их тождество с кабирами. Последние, по их словам, ушли на Самофракию (прежде называемую Мелитой), а обряды кабиров имели мистический характер.

Эти сказания собрал Деметрий Скепсийский [2 в. до н. э.] Но он не принимает последнего утверждения, так как, по его словам, на Самофракии не было никаких мистических сказаний о кабирах. Однако он приводит мнение Стесимброта из Фасоса, что на Самофракии совершались священные обряды в честь кабиров, а название свое кабиры, по его мнению, получили от горы Кабира в Берекинтии. Некоторые считают куретов служителями Гекаты, отождествляя их с корибантами. Однако Деметрий Скепсийский опять на это возражает (в противоположность словам Еврипида), говоря, что на Крите почитание Реи не было обычным и распространенным как туземное, но являлось таким только во Фригии и Троаде; те же, кто делает такие утверждения, по его словам, передают скорее мифы, чем исторические сведения; впрочем, быть может, к такому заблуждению могло привести их и случайное тождество названий местностей. Так, например, Ида – не только троянская, но и критская гора, а Дикта – местность в Скепсии и гора на Крите. Вершина Иды – Питна, от которой назван город Гиерапитна. Гиппокорона – местность в Адрамиттенской области, а Гиппокороний – на Крите. Самоний – восточный мыс острова, а также равнина в Неандрийской области и в области александрийцев.

Аргивянин Акусилай [5 в. до н. э.] считает Кадмила сыном Кабиро и Гефеста и отцом трех кабиров, от которых произошли нимфы-кабириды. По словам Ферекида [мифограф 5 в. до н. э.], от Аполлона и Ретии произошли 9 кирбантов, которые обитали на Самофракии. От Кабиро, дочери Протея, и Гефеста произошли 3 кабира и 3 нимфы-кабириды; в честь тех и других были установлены священные обряды. Более всего кабиры пользовались почитанием как раз на Имбросе и Лемносе, но их чтили также в отдельных городах Троянской области. Их имена, впрочем, сохраняются в тайне. Геродот [историк 5 в. до н. э.] упоминает о существовании храмов кабиров, как и Гефеста, в Мемфисе; Камбис [историческая фигура], однако, по его словам, разрушил их. Места почитания этих демонов необитаемы: Корибантий в Гамакситии, в области, теперь принадлежащей александрийцам, вблизи Сминфия, и Корибисса в области Скепсиса около реки Евреента и селения того же имени, а также около потока Эфалоента. По словам Деметрия Скепсийского [2 в. до н. э.], представляется вероятной тождественность куретов и корибантов; их считали молодыми людьми или юношами, которых приглашали для военной пляски на праздниках Матери богов, а также «корибантами» оттого, что они на плясовой манер «ходили бодаясь головой». Гомер называет их искусными плясунами:

 

Но пригласите сюда плясунов феакийских искусных.

(Од. VIII, 250)

Так как корибанты были плясунами и подверженными исступлению, то мы называем бешено вертящихся людей «корибантствующими».

По словам некоторых, Идейскими Дактилями называли первоначальных поселенцев идейского предгорья. Ибо предгорья называли «ногами», а вершины гор – «главами». Таким образом, некоторые оконечности Иды (все они были посвящены Матери богов) назывались Дактилями. Как думает Софокл [трагик 5 в. до н. э.], первыми Дактилями были 5 мужчин, которые впервые открыли железо и его обработку, а также много другого полезного для жизни; у них было 5 сестер; по числу их все они назывались Дактилями. Другие, однако, передают мифический рассказ иначе, соединяя в нем один сомнительный элемент с другим, причем имена и число Дактилей у них различны; так, одного из них они называют Кельмисом, других – Дамнаменеем, Гераклом и Акмоном. Одни считают их местными жителями Иды, другие – переселенцами. Однако все согласно утверждают, что они впервые начали обрабатывать железо на Иде; все считают их колдунами и служителями Матери богов, жившими во Фригии около Иды. Они называют Троаду Фригией, потому что после разрушения Трои фригийцы, будучи соседями Троады, овладели ею. Куреты и корибанты, как предполагают, и являются потомками Идейских Дактилей. Во всяком случае первые 100 человек, родившиеся на Крите, назывались Идейскими Дактилями; 9 куретов, как говорят, были их потомками; каждый из них произвел по 10 детей, которые назывались Идейскими Дактилями».

 

X. КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ

Страбон. География. Книга X. III. 23. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 451) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«Хотя я меньше всего люблю вдаваться в мифическое, но вынужден к подобному обсуждению этого предмета, так как он касается учения о богах. Всякое учение о богах должно исследовать древние представления и мифы, ибо люди древности облекали в загадочную форму свои природные представления по этим вопросам и постоянно придавали элемент мифического своим рассуждениям. Разгадать все эти загадки совершенно точно нелегко. Однако если вывести на свет божий всю массу мифических сказаний, то согласованных между собой, то противоречивых, то на основании их можно легче угадать истину. Так, например, мифы «о скитаниях по горам» ревностных служителей богов и самих богов и о их божественном вдохновении рассказывают, вероятно, на том же основании, почему люди считают богов небесными существами, заботящимися как о многом другом, так в особенности и о предвидении по знамениям. Таким образом, горное дело, охота и поиски жизненно необходимых предметов, очевидно, родственны «скитанию по горам», тогда как шарлатанство и колдовство близки к религиозному вдохновению, религиозным обрядам и гаданиям. Таково и мастерство [этих людей] в особенности же в искусствах дионисическом и орфическом. Впрочем, об этих предметах достаточно».

 

XIV. ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ УПОМИНАНИЯ

Страбон. География. Книга XIV. I. 20. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 598-599) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«После Самосского пролива вблизи Микале, если плыть к Эфесу, на правой стороне открывается побережье эфесцев… На самом этом побережье, несколько выше моря, находится Ортигия… Над рощей возвышается гора Сольмисс, где, по преданию, стояли куреты и бряцанием своего оружия напугали Геру, которая из ревности подстерегала родильницу, и помогли Латоне скрыть рождение детей… Здесь ежегодно справляется торжественное празднество. В силу некоего обычая юноши с большим рвением соревнуются там особенно в смысле роскошных угощений. В то же время и общество куретов устраивает угощение и совершает какие-то мистические жертвоприношения».

 

КУРЕТЫ, ДАКТИЛИ И КОРИБАНТЫ У НОННА

I. КОРИБАНТЫ – ЗАЩИТНИКИ МЛАДЕНЦА ДИОНИСА

Похоже, что корибанты как защитники младенца Диониска – это миф поздней античности. Он может происходить из эвбейского предания о том, как Аристей и его братья заботились о боге. Позднее эти демоны были отождествлены с куретами.

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь IX. 160-168. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 97) (греческий эпос 5 в. н. э.):

 

«Вакха [Диониса] вспитала богиня [Рея, на горе Кибела во Фригии], и, хоть и был он мальчишкой,

Править хищными львами повозки своей дозволяла.

Шумные корибанты в жилище, бога укрывшем,

Пляскою соразмерной и пеньем дитя забавляли.

Скрещивали железо мечей и попеременно

Били в щиты воловьи, звенеть заставляя оружье,

Дабы сокрыть возмужанье растущего Диониса.

Отпрыск, внимая звону щитов охранных, мужает

При неусыпном надзоре вспитавших отца [Зевса] корибантов».

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XIII. 134-169. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 135-136) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«А фаланги эвбейцев вели мужи щитоносцы

Корибанты, что в детстве лелеяли Диониса,

Те, что у бухт фригийских Рейи, любящей горы,

Били в кимвалы и бубны, храня во младенчестве Вакха,

Ибо нашли его в скалах, закутанного в пурпурный

Пеплос, рогатое чадо – Ино́ там бога младенца

Ми́стиде (той, что Коринта матерь!) передавала.

Вои с Примне́я, славой богатого острова, были,

Ми́мант тяжкоидущий и горный охотник Акмон,

С ними Дамне́й и Оки́той, щитоносцы, а с ними

И Мелиссе́й гривошлемный явился с воем Идеем

(Оба изгнаны были отцом в безумии яром,

Соком, с милой отчизны пенноприбрежной совместно

С матерью Комбой, родившей уже семерых младенцев

Изгнанные достигли Кносса и снова пустились

С Крита до Фригии самой, из Фригии прямо в Афины

Прибыли, там чужеземцы укрылись, пока царь Ке́кроп

Сока с престола не свергнул медью мстительной Дики.

И беглецы вернулись с земель Марафона морского

По своим же следам в священные земли абантов,

Место происхожденья древних куретов, где пляска

С мечным бряцаньем и пеньем сладкоголосых авлосов

В хороводах с ношеньем щитов их жизнь составляли…);

С ними явились и боем дышащие абанты…

Семь полководцев войско вели, обуянны единым

Духом ярым Арея, пред алтарем огнежарким

Семь поясов Зодиака просили о милости вой,

Распри исход доверяя ладу и ходу созвездий»

[История Сока кажется отчетливо эвбейской. Вероятно, этими «корибантами» были эвбейский бог Аристей и его братья, которые, согласно местным мифам, заботились о младенце Дионисе. Приведенные имена, однако, принадлежат куретам. Возможно, Нонн (или авторы его источников) объединяет два не связанных с собой предания].

 

II. КОРИБАНТЫ, КУРЕТЫ И ДАКТИЛИ В ИНДИЙСКОЙ ВОЙНЕ ДИОНИСА

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XIII. 35-42. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 133) (греческий эпос 5 в. н. э.):

 

«[Богиня Рея призывает рустических богов в армию Диониса на его войну с индами:]

…Рейя,

Мира праматерь, с вестью шлет тотчас плясовода

Пи́рриха, в пляске бурной искусника и шумолюбца,

Дабы понес он о битвах Лиэю оружному вести.

Вот, собирая войско различное для Диониса,

Пиррих все посещает места населенного мира,

Все племена Европы, народы земель Асиды,

Всем приказал он собраться в земле лидийцев роскошных!»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XIII. 134-169. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 135-136) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«А фаланги эвбейцев [присоединившихся к армии Диониса на войне с индами] вели мужи щитоносцы

Корибанты…

Вои с Примне́я, славой богатого острова, были,

Ми́мант тяжкоидущий и горный охотник Акмон,

С ними Дамне́й и Оки́той, щитоносцы, а с ними

И Мелиссе́й гривошлемный явился с воем Идеем…

С ними явились и боем дышащие абанты [из Эвбеи]…

Семь полководцев войско вели, обуянны единым

Духом ярым Арея, пред алтарем огнежарким

Семь поясов Зодиака просили о милости вой,

Распри исход доверяя ладу и ходу созвездий».

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XIV. 17-49. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 146-147) (греческий эпос 5 в. н. э.):

 

«Сразу же, прянув с вершины Лемноса огнехребетной,

Той, что с Самосом [Самофракией] рядом, горящим светочем тайным,

Ополчилися братья; сыны Гефеста, Кабиры,

Оба взявшие имя от матери, их породившей

Горнему медноделу, от Кабейро́ фракийской,

Алкон и Эвриме́дон, искусные в деле кузнечном!

С Крита ринулись вой, грозные в битвах ужасных,

Дактилы с гор идейских, насельники круч каменистых.

Купно пришли корибанты, их же некогда Рейя

От земли отделила, племя саморожденных –

Только на свет появился в пещере лелеемый скальной

Зевс-малютка, плясали они вокруг свои пляски,

Щит о щит ударяя, грохотом высь оглашая,

Вой ярые! Меди неистовый гул и бряцанье

Достигали до слуха Крона, до туч поднебесных,

От родителя пряча Крони́она [Зевса] возмужанье.

Первым идет перед ними вождь плясунов корибантов,

Щитоносец Пирри́хос, а рядом вооруживший

Соименное войско быстрое, Ки́рбас из Кносса;

Вот выступают на индов завистливые тельхины,

Беспредельного моря безмерную бездну покинув.

Дланью могучей сотрясши длиннотенную пику,

Шествует Лик, и ступая за Дамнеменеем и Скельмис

Правит морской колесницей родителя Посейдона;

Тлиполема владенья [Родос] покинув, странствуют в море

Буйные жители влаги, боги, некогда коих

Против воли изгнали из отчих родимых пределов –

Фри́накс и Макаре́й, а также блистательный А́вгес,

Гелия бога сыны. Гонимы с земли материнской,

Мстители дланию мощной Стиксовой влаги черпнули

И обесплодили почву тучную Родоса, бросив

Тартарийские зыби на землю сию островную…»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XIV. 247-263. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 151) (греческий эпос 5 в. н. э.):

 

«Вот уж и Вакх облачился в жилище корибантийском

В вооруженье златое, сработанное искусно,

Покидает жилище, звенящее воплем призывным

Рейи, и оставляя Мео́нию с войском вакханок

Горных, бог винограда идет средь бесчисленной рати.

В яслях, внушающих ужас, начали корибанты

К выям своих леопардов упряжь вязать ездовую,

И уздой плющевою львов они усмиряют,

Грозными удилами губы и челюсти вяжут…»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XIV. 387-391. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 154) (греческий эпос 5 в. н. э.):

 

«Многие полчища были у астакидского тока

Истреблены сих индов, убиты железом куретов!

Вражеские порядки воители окружали,

Потрясая оружьем: они подражали движеньям

Плясовой со щитами, стопою в лад выступая».

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XV. 66-69. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 157) (греческий эпос 5 в. н. э.):

 

«…Стали уже подражать щитоносных игре корибантов,

Бьющих буйно ногами о землю в пляске оружной,

Воздымающих длани кругом, яро гремящих

О щиты с обеих сторон, вращая железо!»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XXVII. 120. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 118) (греческий эпос 5 в. н. э.):

 

«[Владыка индов Дериадей обращается к своим воинам:]

Сих корибантов доставьте ко мне безоружных!»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XXVIII. 273-326. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 279-280) (греческий эпос 5 в. н. э.):

 

«[В битве армии Диониса и индийцев:]

И вот Энио́ свирепой

Плясуны выступают – диктейские корибанты!

Бьется Дамней, что в битве недругов укрощает;

Резвой стопою вращая, врага обращает в бегство

Воин [курет] Окитоос – скольких убил он ударом смертельным!

Дротом кого уметил, кого низвергнул стрелою

Меткою, а кого-то мечом низринул ужасным!

И бежавшего быстро, подобно бурному ветру,

Яростный, он настигает, коленом как буря играя!

Ибо был он подобен в беге Ификлу, который

Только касался стопою пенной поверхности зыби

Или верхушек колосьев, когда проносился над полем,

И ни единый стебель при этом не колыхался –

Вот каков бурностопый Оки́тоос! Рядом же бился

Мимас, плясун искусный в пляске битвы свирепой,

Сея во вражеском войске смятенье круговращеньем

Кладенца, согласуя прыжки с сим танцем зловещим:

Так же, некогда ропот сея в Кроновом слухе,

Пиррихос в щит ударял мечом на склонах идейских,

Песнь боевую клича ложную, дабы не знали

О возмужанье Зевеса, о крепнущем мужестве бога!

Вот какова была пляска с прыжками в полном доспехе

Мимаса, бурным дротом вращающего над главою!

Недругов режет он выи, жнец-воитель железный,

Смертоносной для индов секирой, кинжалом двуострым,

В жертву приносит начатки всевидящему Дионису

Вместо быков алтарных, вместо вина возлиянья –

Возлияния кровью творит он для бога Лиэя!

Вот [курет] Идей остроглазый в честь Энио хороводит,

Битвы плясун неустанный, бурно вздымает стопою,

Неодолимый, убийством индов обуреваем!

Вот [курет] Мелиссей в ополченьях индов сумятицу сеет,

Необорим в ратоборстве, он имя свое подтверждает,

Уподобившись жалу острому пчел разъяренных!

Вот искусно стопою в круговой неустанной

Пляске, в высокогривом шлеме сражается [курет] Акмон

Рядом – Оки́тоос, крепок как в кузнице наковальня –

Щит он корибантидский держал пред собою во время

Сна малютки Зевеса, спящего в каменной нише,

Жил тогда Дий-младенец в пещере горной, где часто,

Как от кормилицы, млеком козы священной [Амальфеи] питался;

Мудрости млеко струилось, и щитоносцы гремели,

И с оружьем плясали, в доспехи свои ударяя,

Дабы никто не проведал о месте рождения бога!

Вот во врага Мелиссея, ловкого в битве курета,

Быстро скалою бросает Моррей – но его не уметил!

Ведь невозможно, чтоб камень погибелью стал корибантам,

Кои Рейи-богине его подавать помогали,

Вместо Кронида-младенца на стол кровожадному Крону!

Так вот они вступили в эту единую битву,

Ярого бога Арея зачинщики пляски, и подле

Колесницы теснятся владки Дериадея,

Окруженного рядом щитов и в движении битвы

Башню они обступили повозки, в щиты ударяя –

Шум громкозвучный боя возносится к домам Зевеса,

Дев прекраснолодыжных Хор [Ор, Времена года] сим лязгом пугая!»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XXIX. 212—-326. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. ???) (греческий эпос 5 в. н. э.):

 

«[В войне Диониса с индийцами:]

Вот потрясая гребнем шлемов высокоокруглых,

Корибантов диктейских отряд бросается в битву.

Алчно пылая сразиться… Звучно мечами бряцают,

Выхваченными из ножен, в кожу щитов воловью

В лад своей пляске военной, и движется вооруженье

Всё согласно их бегу стремительному по праху…

О, плясуны Арея! Пастыри с гор высоких

Рубят воинство индов в куски железом куретов –

Валится недруг на землю, в прах головой зарываясь,

Только лишь рокот заслыша тяжкогремящих доспехов!»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XXIX. 280-281. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 287) (греческий эпос 5 в. н. э.):

 

«…И от ладоней могучих грохочущх корибантов

Содрогаются бубны из крепкой кожи воловьей!»

 

КУЛЬТ КУРЕТОВ, ДАКТИЛЕЙ И КОРИБАНТОВ В ГРЕЦИИ

I. ПИРРИХ, город в Лакедемонии (Южная Греция)

В городе поклонялись богу по имени Пиррихос. Это был Силен-Пиррихос, сатир-курет.

Павсаний. Описание Эллады. Книга III. Лаконика. XXV. 2. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

«…Есть люди, которые считают, что здесь [в Пиррихе, Лакедемония] поселился Силен, пришедший из Малеи [мыс в Лакедемонии]. Что Силен был воспитан в Малее, ясно из оды Пиндара:

Могучий плясун – его воспитал Силен

Малей – рожденный Наяды супруг.

Но что он назывался Пиррихом у самого Пиндара, это не сказано, но об этом говорят окрестные жители Малеи. В самом Пиррихе есть на площади колодец; они считают, что он дан им Силеном. Они были бы совсем лишены воды, если бы этот колодец у них иссяк».

 

II. ПРАСИЯ (Брасии), город в Лакедемонии (Южная Греция)

Павсаний. Описание Эллады. Книга III. Лаконика. XXIV. 4. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

«В Брасиях [в Лакедемонии] есть небольшой мыс, слегка вдающийся в море, на нем стоят медные (бронзовые) статуи, не больше фута величиной, со шлемами на головах; я не знаю, считают ли их местные жители за Диоскуров или за Корибантов. Их всего три, а четвертой является статуя Афины».

 

III. МЕССЕНА, главный город Мессении (Южная Греция)

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга IV. Мессения. XXXI. 9. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

«У мессенцев есть еще храм Илитии и мраморная статуя. Рядом – мегарон Куретов, где все животные одинаково сжигаются целиком, начиная с быков и коз, вплоть до птиц, – все бросаются в пламя.

 

IV. ОЛИМПИЯ, святилище в Элиде (Южная Греция)

Павсаний. Описание Эллады. Книга V. Мессения. XIV. 5. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

«[В Олимпии:] За этим жертвенником идет жертвенник Гераклу, именуемому Парастатом (Защитником); поставлены жертвенники и братьям Геракла [дактилям]: Эпимеду, Идасу, Пеонею и Иасию. Жертвенник Идаса, я знаю, другими называется жертвенником Акесида».

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга V. Мессения. XIV. 7. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

«Рядом с сокровищницей сикионцев находится жертвенник Куретов, или Геракла, сына Алкмены: называют его двояко».

 

V. ЭЛИДА, главный город Элиды (Южная Греция)

Павсаний. Описание Эллады. Книга VI. Элида (B). XXIII. 2. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

«Есть в этом гимнасии и жертвенники богам; Гераклу Идейскому, носящему наименование Парастата (Защитника)…»

VI. МЕГАЛОПОЛИС, главный город Аркадии (Южная Греция)

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга VIII. Аркадия). XXXI. 1. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

«[В Мегалополисе, Аркадия] …ограда храма Великих богинь…Есть и Геракл около Деметры, величиной приблизительно в локоть. В своем эпосе Ономакрит говорит, что этот Геракл из числа так называемых Идейских Дактилей».

 

VII. Рядом с городом АКАКЕСИЙ в Аркадии (Южная Греция)

Павсаний. Описание Эллады. Книга VIII. Аркадия). XXXVI. 6 – XXXVII. 3. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

«В 4 х стадиях от Акакесия находится храм Деспойны (Владычицы)… По обеим сторонам трона стоят: с одной стороны около Деметры – Артемида…За статуей Деспойны стоит Анит в виде вооруженного мужа: состоящие при храме говорят, что Деспойна была воспитана Анитом и что и Анит является одним из так называемых титанов [куретов]… Что же касается Куретов – их изображения стоят под статуями – и Корибантов, которые в виде рельефа изображены на пьедестале (это совершенно иной вид божеств, не Куреты), то хотя я и знаю о них, но я прохожу их молчанием».

 

VIII. МИКАЛЕСС, деревня в Беотии (Центральная Греция)

Павсаний. Описание Эллады. Книга IX. Беотия. XIX. 4. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

«В части Микалесса, обращенной к морю, есть храм Деметры Микалессийской. Говорят, что этот храм каждую ночь запирает и вновь (с наступлением дня) отпирает Геракл, а Геракл этот – из числа так называемых Идейских дактилей».

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга IX. Беотия. XXVII. 5. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

«Есть у феспийцев и храм в честь Геракла… В действительности этот храм мне показался более древним, чем время Геракла, сына Амфитриона, и принадлежит, вероятно, так называемому Гераклу из Идейских дактилей…Да и беотийцы не могли не знать имени этого Геракла, поскольку, говорят, они сами поручили наблюдение за храмом Деметры Микалессии этому Идейскому Гераклу».

 

IX. Остров ЭВБЕЯ (Центральная Греция)

Куреты были важными богами на Эвбее. Их танец, вероятно, было похож на танец куретов Крита.

X. Остров КРИТ (Эгейское море)

Боевой танец куретов исполнялся критскими юношами, которые разыгрывали историю младенчества Зевса. Это был оргиастический обряд, похожий на корибантские танцы Кибелы в Фригии.

Платон. Законы. Книга седьмая. 796b-c. / Пер. А. Н. Егунова. (Источник: Платон. Собрание сочинений в 4 т.: Т. IV /Общ. ред. А. Ф. Лосева и др.; Авт. вступит. статьи А. Ф. Лосев; Примеч. А. А. Тахо-Годи; Пер. с древнегреч. – М.: Мысль, 1994. – С. 247) (греческий философ 4 в. до н. э.):

 

«Нельзя оставить в стороне и того, что есть подобающее в хороводных плясовых подражаниях. Таковы здешние вооруженные игры куретов, а в Лакедемоне – Диоскуров. И у нас Дева-Владычица [Афина], возрадовавшись хороводной забаве, не сочла возможным ликовать с пустыми руками, но, украсившись полным вооружением, в нем и исполнила свою пляску. Юношам и девушкам подобало бы всячески этому подражать, чтя милость богини, а также ради военных надобностей и празднеств».

 

Страбон. География. Книга X. IV. 16. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 449) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«Чтобы юноши стали мужественными, а не трусами, их с детства приучали к обращению с

оружием и к тяжелым трудам, чтобы они научились презирать жару и холод, каменистые и крутые дороги, удары в гимнасиях и в сраженьях в строю. У них были введены упражнения не только в стрельбе из лука, но также в военной пляске (которой научили куреты, а впоследствии ее упорядочил тот человек, по имени которого пляска названа пиррихой), так что даже игры у них не были свободны от полезных для войны упражнений».

 

XI. Острова САМОФРАКИЯ и ЛЕМНОС (Эгейское море)

На островах Лемнос и Самофракия поклонялись двум близкородственным группам богов – соответственно корибантам и кабирам. Благодаря религиозным обрядам они получили более отчетливую идентичность и собственную генеалогию. См. отдельные статьи Кабиры и Самофракийские Корибанты.

 

КУЛЬТ КУРЕТОВ, ДАКТИЛЕЙ И КОРИБАНТОВ В АНАТОЛИИ

I. МИСИЯ И ФРИГИЯ, области Анатолии

Аполлоний Родосский. Аргонавтика. Первая книга. 1112-1121. (Источник: Аполлоний Родосский. Аргонавтика / Перевод Н. А. Чистяковой. – М.: НИЦ «Ладомир», 2001. – С. 29-30) (греческий эпос 3 в до. н. э.):

«Жертвенник после сложили [аргонавты на горе Диндимон] из мелких камней, увенчали

Листьями дуба его и жертву свершить поспешили,

Многовладычную Диндимийскую мать [Рею (Кибелу)] призывая,

Каждые девять лет Фригийской ее величают.

Тития также с Киленом совместно они умоляли –

Только этим одним, согласным и сопрестольным,

Право дается носить Идейской матери [Реи (Кибелы)] имя,

Жившей на Крите средь тех чародеев Идейских…»

 

Страбон. География. Книга X. III. 7. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 443) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«…Куреты – это некие демонические существа, подобные этим, или слуги богов; причем эти предания у них [писателей] переплетаются с рассказами об известных священных обрядах, частью мистических, частью связанных с воспитанием младенца Зевса на Крите или с оргиями в честь Матери богов [Реи (Кибелы)], справляемыми во Фригии и в области троянской Иды… В этих сказаниях обнаруживается незначительное разнообразие: так, по одним сказаниям, корибанты, кабиры, Идейские Дактили и тельхины отождествляются с куретами, в других – эти племена изображаются родственными с некоторыми незначительными отличиями между собой. Говоря кратко, их всех считают чем-то вроде людей, боговдохновенных и пораженных вакхическим безумием, которые в образе служителей божества при совершении священных обрядов устрашают людей военной пляской, исполняемой в полном вооружении под шум и звон кимвалов, тимпанов и оружия в сопровождении флейты и воплей».

 

Страбон. География. Книга X. III. 12. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 443) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«Что касается берекинтов – одного из фригийских племен – и вообще фригийцев, а также троянцев, живущих в окрестностях Иды, то они почитают Рею, справляя ей оргии, и называют ее Матерью богов, Агдистидой и Великой фригийской богиней, а также от имени местностей – Идеей, Диндименой, Сипиленой, Пессинунтидой, Кибелой и Кибебой. Греки же называют ее служителей тем же именем куретов; однако они не заимствуют это название из того же круга мифических рассказов, но считают их какими-то демонами-помощниками подобно сатирам. Их же называют корибантами».

 

Страбон. География. Книга X. III. 20. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 449) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«Однако Деметрий Скепсийский опять на это возражает (в противоположность словам Еврипида), говоря, что на Крите почитание Реи не было обычным и распространенным как туземное, но являлось таким только во Фригии и Троаде…»

 

Страбон. География. Книга X. III. 21. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 450) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«Более всего кабиры пользовались почитанием как раз на Имбросе и Лемносе, но их чтили также в отдельных городах Троянской области».

II. ГАМАКСИТИЯ И КОРИБИССА, города в Трое (Анатолия)

Страбон. География. Книга X. III. 21. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 450) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«Места почитания этих демонов необитаемы: Корибантий в Гамакситии [в Трое], в области, теперь принадлежащей александрийцам, вблизи Сминфия, и Корибисса в области Скепсиса около реки Евреента и селения того же имени, а также около потока Эфалоента».

 

III. БЕРЕСИНТИЯ, город во Фригии (Анатолия)

Страбон. География. Книга X. III. 20. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 449) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«…Деметрий Скепсийский… приводит мнение Стесимброта из Фасоса, что на Самофракии совершались священные обряды в честь кабиров, а название свое кабиры, по его мнению, получили от горы Кабира в Берекинтии».

 

Стаций. Фиваида. Книга четвертая. 789-792. (Источник: Публий Папиний Стаций. Фиваида / В переводе Ю. А. Шичалина. – М.: «Наука», 1991. – С. 71) (римский эпос 1 в. н. э.):

 

«Такова берекинтская матерь [Рея]:

робким Куретам она плясать над Громовником малым [Зевсом]

повелевает, и те, соревнуясь, священной посудой

громко грохочут, но все ж оглашается криками [гора] Ида».

 

IV. ПЕССИНУНТ И АНКИРА, город во Фригии (Анатолия)

Павсаний. Описание Эллады. Книга I. Аттика. IV. 6. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

 

«Та же страна [Пессинунт и Анкира во Фригии], которую занимают пергамцы, по их словам, в древности была священной областью Кабиров [или Корибантов]».

 

V. Гора СОЛЬМИСС в Карии (Анатолия)

Страбон. География. Книга XIV. I. 20. (Источник: Страбон. География / Пер. Г. А. Стратановского. — М.: Наука, 1964. – С. 598-599) (греческий географ 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

 

«После Самосского пролива вблизи Микале, если плыть к Эфесу, на правой стороне открывается побережье эфесцев… На самом этом побережье, несколько выше моря, находится Ортигия… Над рощей возвышается гора Сольмисс, где, по преданию, стояли куреты и бряцанием своего оружия напугали Геру, которая из ревности подстерегала родильницу, и помогли Латоне скрыть рождение детей… Здесь ежегодно справляется торжественное празднество. В силу некоего обычая юноши с большим рвением соревнуются там особенно в смысле роскошных угощений. В то же время и общество куретов [молодежь, представляющая куретов, бьющих в щиты] устраивает угощение и совершает какие-то мистические жертвоприношения».

 

Оцените статью
Боги Греции
Добавить комментарий

пять × 4 =