Бог Плутос

ЦИТАТЫ ИЗ КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Гесиод. Теогония. 969-974. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Художественная литература, 1963. – С. 49) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

«Плутос-богатство рожден был Деметрой, великой богиней.

С Иасионом-героем в любви сопряглась она страстной

В критской богатой округе на три раза вспаханной нови.

Бродит он, благостный бог, по земле и широкому морю,

Всюду. И кто его встретит, кому попадется он в руки,

Тот богатеет и много добра наживать начинает».

 

Гомеровские гимны. Гимн V. К Деметре. 486-489. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Художественная литература, 1963. – С. 165) (греческий эпос 8-7 вв. до н. э.):

«Блажен из людей земнородных,

Кто благосклонной любви от богинь удостоится славных:

Тотчас нисходит в жилище его очага покровитель –

Плутос, дарующий людям обилье в стадах и запасах».

 

Феогнид. Элегии. 1117. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Художественная литература, 1963. – С. 271) (греческая элегия 6 в. до н. э.):

«Всех ты божеств, о Богатство, желаннее, всех ты прекрасней!

Как бы кто ни был дурен, будет с тобою хорош».

 

Тимокреон. Плутосу. (Источник: Поэты-лирики Древней Эллады и Рима / В переводах Я. Колосовкера. – М.: Государственное издательство художественной литературы, 1955. – С. 49) (греческая лирика 5 в. до н. э.):

«Бог-слепец, Богатство, Плутос,

Лучше б нам тебя не видеть

Ни на суше, ни на море,

Ты бы жил у Ахерона:

Вот бы тени богатели!

Все несчастья от тебя».

 

Эзоп. 111. Геракл и Плутос. (Источник: Басни Эзопа / Перевод, статья и комментарии М. Л. Гаспарова. – М.: Наука, 1968. – С. 96) (греческая басня 6 в. до н. э.):

«Когда Геракл был принят в сонм богов, то на пиру у Зевса он с великим радушием приветствовал каждого из них; но когда последним подошел к нему Плутос, то Геракл опустил глаза в землю и отвернулся. Удивился на это Зевс и спросил, почему он всех богов радостно приветствует и только на Плутоса не желает смотреть. Ответил Геракл: «Когда

я жил среди людей, видел я, что дружит Плутос чаще всего с теми, кто отличался злонравием; потому и не хочу я на него смотреть».

 

Аристофан. Женщины на празднике Фесмофорий. (Источник: Аристофан. Комедии. В 2 томах / Пер. с древнегреч.: С. К. Апт., А. И. Пиотровский, Н. Корнилов; Коммент. В. Ярхо. — М.: Искусство, 1983) (греческая комедия 5-4 вв. до н. э.):

«Женщина глашатай

Благоговение! Благоговение! Молитесь двум Фесмофорам [Деметре и Персефоне], и Плутосу, и Каллигении, и Питательнице молодежи, и Гермесу, и Харитам, чтобы наше теперешнее собрание и совещание были проведены хорошо и прекрасно на большую пользу Афинскому государству и к нашему счастью и чтобы взяла верх та женщина, действия и речь которой окажутся наиболее полезными народу афинян и женщин.

Об этом молитесь, прося и себе всяких благ.

Иэ! Пеан! Иэ! Пеан! Иэ! Пеан!

Да будет с нами радость!»

 

Аристофан. Плутос. (Источник: Аристофан. Комедии. В 2 томах / Пер. с древнегреч.: С. К. Апт., А. И. Пиотровский, Н. Корнилов; Коммент. В. Ярхо. — М.: Искусство, 1983) (греческая комедия 5-4 вв. до н. э.):

[Комедия, в которой два афинянина встречают слепого бога Плутоса (Плутона) и собираются исцелить его, чтобы он смог изгнать из Греции бедность].

«Пролог.

Хремил, увенчанный лавровым венком, и его раб Карион, тоже с венком на голове, идут за слепым стариком в лохмотьях. У Кариона в руках корзина с остатками жертвенного угощения.

Хремил

Так слушай же. Ответ оракул ясный дал:

Кого, из храма выйдя, встречу первого,

За тем я должен неотступно следовать

И убедить его со мною в дом войти.

Карион

(указывая на слепого)

И этого ты первым встретил?

Хремил

Этого.

И если б мы могли узнать от этого,

(показывает на слепого)

Кто он, зачем пришел и в чем нуждается,

Мы разгадать смогли бы прорицание.

Слепой

Но стоит вам узнать, кто я, – так горе мне!

Тогда меня вы, знаю, не отпустите.

Хремил

Лишь пожелай – клянусь, тебя мы выпустим!

Слепой

Пустите же сперва.

Хремил

(переставая его держать)

Вот, отпустили мы.

Слепой

(опять садится на придорожный камень)

Так слушайте. Сказать мне вам приходится

То, что сперва хотел я утаить от вас:

Ведь я – сам Плутос!

Карион

Как?! Ах ты, негоднейший

Из всех людей! Богатство – ты! И ты молчал?

Хремил

Как, Плутос – ты? В таком обличье жалостном?

О Аполлон! О божества священные!

О Зевс! Как, как? Ты в самом деле он?

Плутос

Ну да!

Хремил

Ты самый?

Плутос

Да, я самый!

Хремил

Так откуда же

Идешь такой ты грязный?

Плутос

От Патрокла я,[1]

Который с дня рождения не моется.

Хремил

А почему ты слеп? Что за беда стряслась?

Плутос

Зевс ослепил меня, всем вам завидуя.

Ребенком я однажды пригрозил ему,

Что посещать я стану только праведных,

Разумных, честных: он и ослепил меня,

Чтоб никого из них я различать не мог.

Настолько людям честным он завидует!

Хремил

А между тем ведь Зевса чтят лишь добрые

И честные!

Плутос

Конечно.

Хремил

А поэтому

Ты, зрячим став, захочешь ли, как ранее,

Всех негодяев избегать?

Плутос

Конечно же!

Хремил

И поспешишь к порядочным?

Плутос

Немедленно!

Давным‑давно уже ведь их не видел я.

Хремил

(смотрит на зрителей)

Что ж странного! Я – зрячий, да не вижу их!

Плутос

(встает)

Пустите же. Всё обо мне узнали вы.

Хремил

Тем более теперь в тебя мы вцепимся!

Плутос

Не говорил ли я, что неприятности

Вы причините мне?

Хремил

Молю – послушайся,

Не покидай меня. Ведь нравом лучшего

Ты мужа не найдешь, хоть обыщи весь свет.

Свидетель Зевс, один такой я, нет других!

Плутос

Все так твердят! Но стоит им найти меня

И в самом деле стать людьми богатыми,

Как тотчас превосходят всех негодностью.

Хремил

Пусть так: но ведь не все же люди – подлые?

Плутос

(собираясь уходить)

Клянуся – все до одного!

Карион

Раскаешься!

Хремил

(останавливая его)

Когда узнаешь ты, какое счастие

Найдешь, у нас оставшись, передумаешь!

Надеюсь я, надеюсь, с божьей помощью,[2]

От этой слепоты освободить тебя

И зрячим сделать…

Плутос

(испуганно)

Нет, не делай этого!

Я не хочу стать снова зрячим.

Хремил

(изумленный)

Что с тобой?

Карион

Вот человек, природою обиженный!

Плутос

Узнает Зевс, что вы, глупцы, задумали, –

Меня погубит.

Хремил

Он тебя давно сгубил:

В потемках ты блуждаешь, спотыкаешься.

Плутос

Быть может… Но боюсь его ужасно я.

Хремил

И вправду, ты – из всех божеств трусливейший!

Да знаешь ли, что Зевсову владычеству

И всем его перунам вместе – грош цена,

Как только ты прозришь хоть на мгновение?

Плутос

Ах, замолчи, несчастный!

Хремил

Будь спокоен, друг!

Я докажу тебе, что Зевса много ты

Сильней.

Карион убегает.

Хремил

А ты, о Плутос, всех божеств сильнейшее,

Войди сюда со мною. Здесь мой дом стоит,

Который ты сегодня же богатствами

Наполнить должен, правдой иль неправдою.

Плутос

Клянусь богами я, что в каждый новый дом

Вхожу всегда с великой неохотою:

Добра еще от этого мне не было.

Когда случайно к скряге попадаю я –

Меня он в землю закопать торопится;

Заявится к нему пусть честный друг тогда,

Просить взаймы деньжонок хоть немножечко,

Клянется жизнью он, что не видал меня.

А если к моту мне попасть случается,

Меня на кости и на баб изводит он

И за дверь скоро выгоняет голого.

Хремил

Ты, значит, граждан не встречал умеренных;

А я всегда был из числа таких людей.

Я бережлив бываю, как никто другой,

А надобно, так я и расточителен.

Войдем же в дом: мне хочется, чтоб видели

Тебя моя жена и сын единственный;

Люблю его, но все ж тебя люблю сильней.

Плутос

Ну что ж, войдем!

Хремил

Конечно, так. Но я придумал лучшее:

Давай его положим в храм Асклепия.[3]

Блепсидем

Вот это так! Ты прав, клянусь богами я!

Не мешкай же, а делай, что задумано.

Хремил хочет уйти. Блепсидем направляется к хору. Обоих их останавливает торопливо идущая старуха страшного вида, в лохмотьях.

Эписодий второй

Старуха

(свирепо)

На дерзкое, преступное, безбожное

Дерзнувшие, людишки вы несчастные, –

Куда? Бежать? Нет, стойте!

Блепсидем

(в ужасе)

Помоги, Геракл!

Старуха

Вас, жалкие, я погублю безжалостно:

Дерзнули вы на дерзость нестерпимую,

Какой никто и никогда не пробовал,

Ни человек, ни бог. За то – погибнете!

Я – Бедность, та, что с вами много лет живет!

Хремил

Не бойся. Знаю, что с ее характером

Один лишь Плутос сладить в состоянии.

Бедность

Вы, грязные, дерзить и хрюкать смеете,

Когда с поличным в страшном деле пойманы?

Хремил

А ты, мерзавка, пропади ты пропадом,

Что здесь ругаешься? Тебя не трогают!

Бедность

По‑вашему, меня вы не обидели,

Пытаясь так устроить, чтобы Плутос ваш

Опять прозрел?

Хремил

Да что же тут обидного,

Когда для всех людей добро мы сделаем?

Бедность

Какое же добро, скажи?

Хремил

Какое же?

Тебя, во‑первых, из Эллады выгоним!

Бедность

Меня? Тогда какое же есть худшее

Из зол, возможных для людей?

Хремил

Эпиррема

Ясно, кажется, всякому, думаю я, – и у всех одинаково мненье, –

Справедливо, чтоб честные люди одни в благоденствии жизнь проводили;

Негодяев же всех и безбожников всех да постигнет обратная участь!

Ну так вот, всей душой к этой цели стремясь, мы с трудом наконец отыскали

Благородное средство, прекрасную мысль, применимую к нашему делу.

Если Плутос теперь станет зрячим у нас и не будет вслепую скитаться,

Он к порядочным людям направит свой путь и уж их никогда не оставит,

А дурных и безбожников будет бежать. И затем всех людей осчастливит,

Их богатыми сделав, но в них сохранив благочестье и прежнюю честность.

Ну, скажи, кто придумать бы мог для людей лучше что‑нибудь этого плана?

Блепсидем

Да никто! И свидетелем этому – я.

(С пренебрежением указывает на Бедность.)

У нее и не спрашивай вовсе!

Хремил

Если только представить себе, как у нас жизнь людская теперь протекает,

Кто ее не признает безумьем сплошным, а быть может, еще и похуже?

Мы ведь знаем, что многие между людей негодяи, а все же богаты,

И неправедно обогатились они; ну, а многие, будучи честны,

Голодают, и терпят различное зло, и с тобой чуть не всю жизнь проводят.

Утверждаю я: этому впредь не бывать, если Плутос, прозрев, уничтожит

Вот тебя. И кто вступит на путь на такой – наибольшее благо даст людям.

Бедность

Изо всех из людей, видно, легче всего вас к безумству склонить удалося,

Вас, двух старцев седых, сотоварищей двух в болтовне и пустых заблужденьях!

Если б даже случилось, как хочется вам, – это вам не пошло бы на пользу!

Да ведь если бы Плутос стал зрячим опять и раздал себя поровну людям,

То на свете никто ни за что бы не стал ремесло изучать иль науку.

А коль скоро исчезнет у нас ремесло и наука, то кто же захочет

Иль железо ковать, или строить суда, или шить, или делать колеса,

Иль тачать сапоги, иль лепить кирпичи, или мыть, иль выделывать кожу,

Или, «плугом разрезавши лоно земли, собирать урожаи Деметры»,

Если сможете праздными жить вы тогда, ни о чем о таком не заботясь?

Хремил

Ну, наконец ушла от нас проклятая!

Теперь скорей возьмем с собой мы Плутоса

И поведем – положим в храм Асклепия.

Блепсидем

Не станем медлить, чтобы снова кто‑нибудь

Не помешал нам в замысле задуманном.

Хремил

(зовет)

Эй, Карион, подстилку выноси сюда,

И Плутоса веди, как то положено,

И все возьми, что дома приготовлено.

Карион выводит слепого Плутоса. Все уходят, хор пляшет.

Предводитель хора

Что доброго принес ты, друг друзей своих?

Ты, видно, к нам пришел, как вестник радости!

Карион

Счастливо жизнь хозяина сложилася.

А Плутоса – еще того счастливее:

Слепой прозрел, блестят теперь глаза его,

По милости Асклепия‑целителя.

Предводитель хора

Готов я от радости громко кричать!

Карион

Да, радуйтесь, хотите ль, не хотите ли!

Хор

Восславим отца прекрасных детей,

Асклепия, свет для смертных.

Карион

Как только мы ко храму бога прибыли,

Ведя того, кто был тогда несчастнейшим,

Теперь же стал блаженным и счастливейшим, –

Сперва мы взяли, к морю повели его,

Потом омыли…

Жена

Зевс свидетель, счастлив был

Слепой старик, в холодном море вымытый!

Карион

Потом мы ко святилищу направились.

На алтаре лепешки, жертвы разные

Мы предали огню Гефеста мрачного;

И Плутоса, как надо, уложили мы,

Себе ж подстилки из соломы сделали.

Жена

А бог еще не приходил к вам?

Карион

Нет еще.

Жена

Какой бог мудрый, как он любит город наш!

Карион

А вслед за тем подсел уж он и к Плутосу,

Со всех сторон его ощупал голову,

Потом, взяв чистую льняную тряпочку,

Протер ему глаза он. Панакия же

Ему закрыла покрывалом пурпурным

И голову и все лицо. Тут свистнул бог –

Из алтаря вдруг два дракона выползли

Огромные!

Жена

О боги милосердные!

Карион

Под покрывало тихо подползли они,

Ему глаза лизали, как мне кажется.

И прежде чем, хозяйка, десять шкаликов

Успела бы ты выпить, – Плутос зрячим встал!

В ладоши тут захлопал я от радости

И разбудил хозяина. Немедленно

И бог и змеи скрылись во святилище.

Лежавшие ж кругом, как ты сама поймешь,

Приветствовали Плутоса; ночь целую

Не спал никто, пока не занялась заря.

И бога я благодарил восторженно

За то, что Плутоса вновь зрячим сделал он,

А Неоклида ослепил еще сильней.

Жена

Владыка бог, вот сила какова твоя!

Но где, скажи мне, Плутос?

Карион

Он идет сюда,

Но окружен толпою он несметною.

Все люди, что доселе были честными

И бедными, теперь его приветствуют

И руку жмут ему, сияя радостью;

Богатые ж, владевшие имуществом

Обильным, да нечестно приобретенным,

И хмурят брови и глядят все пасмурно…

А те идут, венками увенчав себя,

Смеясь, благословляя. Мерной поступью

Шагают старики, стуча подошвами.

(Хору.)

И вы здесь, все до одного, не медлите,

Скакать, плясать и танцевать пришла пора!

Никто теперь уж дома не объявит вам,

Что хлеба нет, что нет в мешке муки у вас!

Хор шумно выражает радость.

Жена

Гекатою клянусь, баранок связкою

За вести добрые, что ты принес, хочу

Тебя я увенчать.

Карион

Смотри, не медли же!

Пред нашими дверями скоро будут все.

Жена

Пойду домой, чтоб сласти для обсыпки взять

Как будто бы глаза – покупка новая.

(Уходит в дом.)

Карион

А я теперь пойти хочу навстречу им.

(Уходит.)

Хор пляшет.

Эписодий четвертый

Появляется шествие: впереди Плутос, за ним – Хремил и народ, все с венками на головах.

Плутос

(воздевая руки)

И прежде всех – тебе привет, о Гелиос!

Священная Паллада – мир земле твоей

И всей стране Кекропа, давшей мне приют!

Своих несчастий прежних я стыжусь теперь:

Не ведал я, с какими раньше жил людьми!

А всех достойных моего сообщества

Я избегал, не видя их. О горе мне!

Неверно поступал в обоих случаях.

Иначе я теперь все это сделаю,

И докажу всем на земле отныне я,

Что против воли был я с негодяями!»

 

Платон. Законы. Книга первая. 631. (Источник: Платон. Собрание сочинений в 4 т.: Т. IV /Общ. ред. А. Ф. Лосева и др.; Авт. вступит. статьи А. Ф. Лосев; Примеч. А. А. Тахо-Годи; Пер. с древнегреч. – М.: Мысль, 1994. – С. 78) (греческий философ 4 в. до н. э.):

«[Платон ссылается на миф о слепом Плутосе: ] Меньшие блага – это те, во главе которых стоит здоровье, затем идет красота, на третьем месте – сила в беге и в остальных телесных движениях, на четвертом – богатство, но не слепое, а зоркое, спутник разумности».

 

Псевдо-Апполодор. Мифологическая библиотека. Книга III. XII. (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 65) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«Иасион влюбился в Деметру и хотел обесчестить богиню, но был убит перуном».

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга V. Глава 49. (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

«(1) На этой свадьбе впервые пировали боги, и полюбившая Иасиона Деметра подарила урожай пшеницы…

(4)… От Иасона Деметра, как гласят мифы, родила сына Плутоса (Богатство), но в действительности богатство – пшеницу она подарила на свадьбе Гармонии, чтобы соединиться с Иасионом».

 

Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга V. Глава 77. (Источник: Вестник древней истории. 1986. № 2. С. 82 сл. Перевод В. М. Строгецкого с учётом переводов отдельных глав, выполненных С. Я. Лурье, А. Ф. Лосевым и М. К. Трофимовой) (греческий историк 1 в. до н. э.):

«(1) Плутос родился в Триполе на Крите от Деметры и Иасиона, причем существуют две истории о его рождении. Одни говорят, что Иасион засеял землю, и после соответствующей

обработки взошел столь обильный урожай, что видевшие то дали множеству появившихся плодов особое название – богатство (πλουτος). Поэтому и позднейшие поколения о тех, кто имеет больше, чем достаточно, [говорят, что они] «имеют богатство».

(2) Другие же рассказывают, что у Деметры и Иасиона родился сын Плутос, который впервые ввел обычай заботиться о жизни, а также собирать и хранить деньги, тогда как ранее к накоплению и тщательному сбережению множества денег все относились с прeнeбpeжeниeм».

 

Павсаний (древнегреческий писатель и географ II века). Описание Эллады. Книга I. Аттика. VIII. 3. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996. Т. 1. Кн. 1-4) (греческие записки путешественника 2 в. н. э.):

«После статуй эпонимов стоят изображения богов Амфиарая и Эйрены (Мира), несущей на руках мальчика Плутоса (Богатство)».

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга IX. Беотия. XVI. 1. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996. Т. 1. Кн. 1-4) (греческие записки путешественника 2 в. н. э.):

«… В Фивах находится так называемый ойоноскопейон Тиресия (место гадания по птицам), а рядом святилище Тихи (Счастья): богиня несет на руках маленького Плутоса (Богатство). Как говорят фиванцы, руки и лицо этой статуи делал афинянин Ксенофонт, а все остальное – местный художник Каллистоник. Умно придумали они положить Плутоса на руки Тихе, как матери или кормилицы, но не менее остроумно поступил и Кефисодот, так как и он создал для афинян статую Эйрены (Мира), держащую на руках Плутоса».

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга IX. Беотия. XXVI. 5. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996. Т. 1. Кн. 1-4) (греческие записки путешественника 2 в. н. э.):

«Что же касается статуи Диониса и далее Тихи (Счастья), а в другом месте – Гигиеи (Здоровья)… а статую Афины Эрганы (Работницы) как ее самую, так и стоящего рядом с ней Плутоса (Богатство) создал (Ферон)».

 

Филострат Старший. Книга II. Картины. 27. Рождение Афины. (Источник: Филострат (старший и младший). Картины. Каллистрат. Описание статуй. – Томск: «Водолей», 1996) (греческий ритор 3 в. н. э.):

«Вот уж на двух акрополях приносят жертвы Афине два народа, афиняне и родосцы… А родосцам, как говорят, потекло с неба золото и наполнило дома их и улицы, так как Зевс разверзнул над ними тучу из золота, за то что и они признали Афину. На их акрополе стоит Плутос, бог богатства; он нарисован крылатым, как явившийся из облаков, золотым – по той материи, в образе которой он появился. Нарисован он также зрячим: он явился к ним не по случайности, а совершенно сознательно».

 

Гигин. Астрономия. Книга вторая. Арктофилак. 4.7. (Источник: Гигин. Астрономия / Пер. и комм. А. И. Рубана. Вступ. ст. А. В. Петрова. — СПб.: Алетейя, 1997) (римский мифограф 2 в. н. э.):

«… Гермипп, автор сочинений о небесных явлениях, рассказывает, что у Цереры был возлюбленный, Иасион, сын Электры. Многие согласны с Гомером, что именно по этой причине его поразил перун. Согласно критскому мифографу Петелиду, у них родились двое сыновей, Филомел и Плутос, и они, рассказывают, не ладили друг с другом. Плутос, будучи богат, не уступил и малой толики своего достояния брату, и поэтому Филомел был вынужден на все свои средства купить у него двух быков, и он же был первым, кто изготовил повозку. Так он хлебопашествовал и возделывал нивы и тем самым кормил себя. Его мать, дивясь его изобретению, поместила его среди созвездий в облике хлебопашца и назвала Волопасом».

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XI. 389-390. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 120) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Не прижимала к груди Део с такими руками

Юношу Иасиона, Селена — Эндимиона!»

  1. Патрокл – трагический поэт, известный своей скупостью.
  2. Надеюсь я, надеюсь… – стих в трагическом стиле.
  3. Асклепий – бог врачевания.
  4. …отца прекрасных детей, Асклепия… – Детьми Асклепия считались Ясо, занимавшаяся внутренними болезнями, Панакия, ведавшая наружными заболеваниями, Гигиея – здоровье, а также легендарные врачи Махаон и Подалирий – участники Троянской войны.
  5. Как только мы ко храму бога прибыли… – Рассказ Кариона пародирует монологи вестников в трагедиях.
  6. Гефест – бог огня и кузнечного дела, покровитель ремесленников.
  7. …мы предали огню Гефеста мрачного… – пародия на трагический стиль.
  8. …чтоб сласти для обсыпки взять. – Вновь купленного раба, впервые входившего в дом господина, осыпали сладостями и сушеными фруктами.
  9. Гелиос – бог Солнца.
  10. Кекроп – легендарный царь и родоначальник афинян.

 

 

Оцените статью
Боги Греции
Добавить комментарий

11 + 9 =