Бог Пан

ЦИТАТЫ ИЗ КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ПАН (Πάν), в греческой мифологии божество стад, лесов и полей. Пан наделён ярко выраженными хтоническими чертами, выявляющимися как в происхождении Пана, так и в его облике. Пан — сын нимфы Дриопы (дочери Дриопа «дубовидного») и Гермеса. Он родился в Аркадии. Дриопа ужаснулась, увидев сына, заросшего волосами и бородатого. Однако Гермеса и богов-олимпийцев его вид развеселил, и они нарекли младенца Паном. В действительности имя Пан происходит от индоевропейского корня pus-, paus-, «делать плодородным», что соответствует истинным функциям этого божества и сближает его с Дионисом. Вместе с сатирами и силенами Пан в числе демонов стихийных плодоносных сил земли входит в свиту Диониса. Как истинный спутник Диониса, Пан — миксантропичен: он козлоног, с козлиными рожками, покрыт шерстью . Он известен своим пристрастием к вину и веселью. Он полон страстной влюблённости и преследует нимф. Нимфа Сиринга в страхе перед Паном превратилась в тростник , из которого Пан сделал свирель (греч. σῦριγξ, «свирель»). Он ценитель и судья пастушеских состязаний в игре на свирели (таким он обычно изображается в идиллиях Феокрита). Пан даже вызвал на состязание Аполлона, но был им побеждён, а у царя Мидаса — судьи этого состязания, не оценившего Аполлона, выросли в наказание ослиные уши. Пан как божество стихийных сил природы наводит на людей беспричинный, т.н. панический, страх, особенно во время летнего полдня, когда замирают леса и поля. Пан — помощник в битвах, он наводит страх на врагов. Он помог Зевсу в борьбе с титанами.

РОДОСЛОВНАЯ И РОЖДЕНИЕ ПАНА

Гомеровские гимны. XIX. К Пану. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 171) (греческий эпос 7-4 вв. до н. э.):

«Песни поют…

И про Гермеса… как в Аркадию он, родниками обильную, прибыл,

В место, где высится роща его на Киллене священной.

Бог – у смертного мужа там пас он овец густорунных.

Там, для себя незаметно, зажегся он нежною страстью

К дочери Дриопа, нимфе прекрасноволосой и стройной.

Скорый устроился брак. Родила ему нимфа в чертогах

Многолюбивого сына, поистине чудище с виду!

Был он с рогами, с ногами козлиными, шумный, смешливый.

Ахнула мать и вскочила и, бросив дитя, убежала:

В ужас пришла от его бородатого, страшного лика.

На руки быстро Гермес благодетельный принял ребенка.

Очень душой веселился он, глядя на милого сына.

С ним устремился родитель в жилище блаженных бессмертных,

Сына укутавши шкурой пушистою горного зайца.

Сел перед Зевсом-властителем он меж другими богами

И показал им дитя. Покатилися со смеху боги.

Больше же прочих бессмертных Вакхей-Дионис был утешен.

Всех порадовал мальчик, — и назвали мальчика Паном [от слова «πάς» – «все»].

Радуйся также и сам ты, владыка! Молюсь тебе песней,

Ныне ж, тебя помянув, я к песне другой приступаю».

 

Псевдо-Апполодор. Мифологическая библиотека. Книга I. IV. (1) / (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 7) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«Аполлон же, научившись искусству прорицания у Пана, сына Зевса и Гибрис, прибыл

в Дельфы…»

 

Псевдо-Апполодор. Мифологическая библиотека. Эпитома. Глава VII. (38) / (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 98) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«Некоторые же сообщают, что Пенелопу, соблазненную Антиноем, Одиссей отослал к ее отцу Икарию; когда Пенелопа прибыла в аркадскую Мантинею, она родила там Пана от Гермеса». [Согласно другим источникам, мать Пана Пенелопа была нимфой, а не женой Одиссея].

 

Геродот. История. Книга II. Евтерпа. 145-146. (Источник: Геродот. История в девяти книгах. / Пер. и прим. Г. А. Стратановского. Статья В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 125-126) (греческий историк 5 в. до н. э.):

«У эллинов самыми младшими из богов считаются Геракл, Дионис и Пан.

…от Пана, сына Пенелопы (эллины ведь считают Пана сыном Гермеса и Пенелопы), прошло до сегодняшнего дня еще меньше лет, чем от Троянской войны, — только 800 лет.

… Если бы Дионис, сын Семелы, и Пан, сын Пенелопы, так же как и Геракл, сын Амфитриона, стали знаменитыми героями и жили в Элладе, тогда и о них, так же как и о Геракле, можно было бы сказать, что они были простыми смертными людьми и носили лишь имена более древних богов. Однако эллины… о Пане… не могут вообще ничего сказать: куда он попал после рождения. Поэтому я убежден, что оба эти бога стали известны эллинам гораздо позднее других богов, а время, когда эллины узнали этих богов, они приняли за время их рождения».

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга VIII. Аркадия. XXX. 2. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«Стоит там и статуя Пана, сделанная из мрамора; его называют Паном Синойским, а это прозвище Пану дано, как говорят, в честь нимфы Синои, которая совместно с другими нимфами (ходила за Паном) и была его кормилицей».

 

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Мифы. 224. Кто из смертного стал бессмертным. (Источник: Гигин. Мифы. / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. — 2-е изд., испр. — СПб.: Алетейя, 2000. – С. 252-253):

«Пан, сын Меркурия и Пенелопы».

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XIV. 88-96. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 147-148) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Дале идут два пана [т. е. два вида бога Пана – Охотник и Пастух], коим Гермес был родитель,

Сразу с двумя разделивший и пылкую страсть, и ложе.

Первого бог с горянкой Сосой зачал на любовном

Ложе, и полон сей отпрыск мудрости, вещего знанья.

Это Агрей (Охотник), и он любит охотиться пылко за зверем!

Номий (Пастух) – второй, и он любит овец пасти, ибо нимфу

Любит он и на сиринге наигрывать. Форбас за ними

Следует ненасытный, хищник и плотоядец!»

[Форбас означает «дающий пастбище»; это имя связано со словом «фобос» («безотчетный страх») – вид Пана, который вызывает панику].

 

ДЕТИ ПАНА

Овидий. Метаморфозы. Книга тринадцатая. 750-751. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«Акид здесь жил, порожден Семетидою нимфой от Фавна [Пана].

Матери он и отцу утешением был превеликим…»

 

Стаций. Фиваида. Книга одиннадцатая. 32-34. (Источник: Публий Папиний Стаций. Фиваида / В переводе Ю. А. Шичалина. – М.: «Наука», 1991. – С. 187) (римский эпос 1 в. н. э.):

«[Армия Семерых против Фив разбита и фиванцы преследуют врага:]

Выступил Эвримедонт: на нем – доспех деревенский,

дрот деревенский в руке, отцовым грозящий смятеньем, –

Пан родитель его».

 

Стаций. Фиваида. Книга девятая. 319-322. (Источник: Публий Папиний Стаций. Фиваида / В переводе Ю. А. Шичалина. – М.: «Наука», 1991. – С. 153) (римский эпос 1 в. н. э.):

«[Противостояние Семерых против Фив перенеслось в потоки реки Исменос:]

Одушевления полн, сын Фавна [Пана] и нимфы исменской

нежный Креней сражения вел в волнах материнских.

Оный Креней, для кого день первый – в пучине родимой,

место рожденья — поток, колыбель – зеленеющий берег…»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XIV. 67-71. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 147) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Вот, обитатели горных склонов и логов природных,

(Имя — от бога Пана, что любит уединенье),

Ополчаются паны купно – ликом как будто

Люди, но рожки имеют и козью косматую шкуру!

Вот рогатолобая помесь: двенадцать панов,

Вооруженных рогами, все от родителя только

Пана единого, горных жителя склонов…»

 

ПАН, ЗЕВС И ЧУДОВИЩЕ ТИФОН

Иногда Пана отождествляли с сыном бога и козы Эгипаном, который помогал Зевсу в его сражениях с чудовищем Тифоном. Эгипан и Пан возникают одновременно в 5 веке до н. э. Живопись на греческих вазах показывает, что их часто рассматривали как два разных божества.

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь I. 368-375. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 11) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«… Пан, печальник козий, для Кадма [помогавшему богам в битве с Тифоном]

Дал стада и быков, и овец, и коз дивнорогих,

Сплел шалаш из травы, укрепив ветвями кривыми,

И поставил на землю. Кадма никто не узнал бы –

Пан изменил его облик и тело пастушьим нарядом,

Мнимого пастуха чужая одежда сокрыла!

Ловкому Кадму вручает Пан коварную флейту,

Кормчую оной судьбы, погибели Тифона».

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XXVII. 292-293. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 271) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«[Зевс обращается к Афине:]

… Скипетру Зевса соперник, он некогда бился на равных

С родом Титанов мятежных..»

 

ПАН И ОТШЕЛЬНИЧЕСТВО ДЕМЕТРЫ

Павсаний. Описание Эллады. Книга VIII. Аркадия. XLII. 2. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«… Что рассказывают жители Фельпусы относительно сочетания Посейдона и Деметры… Говорят, что после этого Деметра в гневе на Посейдона и одновременно в печали о похищении Персефоны надела черные одежды и, уйдя в эту пещеру, на долгое время скрылась в ней. Когда вследствие этого погибло все, что производит земля, а также погибла от голода большая часть человеческого рода и в то же время никто из богов не знал, где скрылась Деметра, в это время Пан отправился в Аркадию и, охотясь в разных местах по горам, пришел и на гору Элайон и, (заглянув в пещеру), увидал Деметру и то, в каком она состоянии и в каких она одеждах. Таким образом, Зевс узнал об этом от Пана и послал к Деметре Мойр (богинь судьбы). Деметра послушалась Мойр, сложила свой гнев и перестала печалиться».

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга VIII. Аркадия. XXXVII. 7-8. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«Выше так называемого Мегарона есть роща, посвященная Деспойне [дочери Посейдона и Деметры] … Отсюда по лестнице можно подняться в храм Пана…У статуи этого Пана горит неугасимый огонь».

 

МУЗЫКАЛЬНОЕ СОСТЯЗАНИЕ ПАНА И АПОЛЛОНА

Пан отождествляется с фригийским сатиром Марсием в легенде о его музыкальном состязании с Аполлоном. История несколько изменена, чтобы исключить наказание, наложенное на сатира богом.

Псевдо-Гигин (общее имя для неизвестных античных авторов-мифографов 2 века н. э.) Мифы. 191. Царь Мидас. (Источник: Гигин. Мифы. / Пер. Д. О. Торшилова под общ. ред. А. А. Тахо-Годи. — 2-е изд., испр. — СПб.: Алетейя, 2000. – С. 230-231):

«Мидас, мигдонийский царь, сын Идейской Матери от Тимола, был судьей, когда Аполлон состязался с Марсием или с Паном в игре на свирели. Когда Тимол присудил победу Аполлону, Мидас сказал, что лучше присудить ее Марсию. Тогда негодующий Аполлон сказал Мидасу: каков ты судья, такие у тебя будут и уши. Когда все услышали это, он сделал, чтобы уши у Мидаса стали ослиными».

 

Овидий. Метаморфозы. Книга одиннадцатая. 146-181. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«Царь, убоявшись богатств [после избавления от превращения в золото всего, к чему он прикасался], в лесах стал жить по простому

С Паном, который весь век обитает в нагорных пещерах.

Ум лишь остался тугим у него. Опять обратились

Глупые мысли царя обладателю их не на пользу.

Там, в даль моря смотря, поднимается гордо обширный

Тмол с подъемом крутым; его опускаются склоны

К Сардам с одной стороны, с другой – к невеликим Гипепам .

Пан, для нимф молодых там песни свои распевая,

Голос их сам выводя на воском скрепленной цевнице,

Ниже напевов своих оценил Аполлоново пенье,

Вышел в неравный с ним бой, а Тмол был избран судьею.

Сел на гору свою судья престарелый, а уши

Освободил от листвы – одним лишь увенчаны дубом

Сизые волосы; вкруг висков упадают, он видит,

Желуди. Вот, посмотрев на скотского бога, сказал он:

«Ждать не заставит судья!» Тот начал на сельской свирели.

Варварской песней своей он Мидаса, который случайно

При состязании был, прельстил. И лицо обращает

Старый судья к Аполлону, – с лицом и леса обернулись.

Феб, с золотой головой, увитою лавром парнасским,

Землю хламидою мел, пропитанной пурпуром Тира.

Лиру в убранстве камней драгоценных и кости индийской

Шуйцей поддерживал он, десница щипком управляла.

Вся же осанка была – музыканта. Вот потревожил

Струны искусным перстом. И, сладостью их покоренный,

Тмол порешил, чтоб Пан не равнял своей дудки с кифарой.

Суд священной горы и решенье одобрены были

Всеми. Их только один порицал, называя сужденье

Несправедливым, – Мидас. И Делиец [Аполлон] теперь не изволил,

Чтоб человеческий вид сохранили дурацкие уши:

Вытянул их в длину, наполнил белеющей шерстью,

Твердо стоять не велел и дал им способность движенья.

Прочее – как у людей. Лишь одной опорочен он частью.

Так был украшен Мидас ушами осла тихохода.

Все же пытается он скрыть стыд свой: голову с тяжким

Знаком позора прикрыть пурпурного цвета повязкой».

 

ЛЮБОВЬ ПАНА И ЭХО

Гомеровские гимны. XIX. К Пану. 15-21. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 170) (греческий эпос 7-4 вв. до н. э.):

«Кончив охоту, берет он свирель, одиноко садится

И начинает так сладко играть…

И далеко по вершинам разносится горное эхо».

 

Филострат Старший. Книга II. Картины. 11. Пан. (Источник: Филострат (старший и младший). Картины. Каллистрат. Описание статуй. – Томск: «Водолей», 1996) (греческий ритор 3 в. н. э.):

«[Описание древнегреческой картины:]… Нимфы, напав на него, связали у Пана обе руки за спиной, и он уж боится за свои козлиные ноги, так как они хотят схватить и за них. Его борода, предмет его главнейшей заботы, обрезана нарочно для этого припасенными ножами; говорят, они убедят и Эхо проявить презренье к нему и в дальнейшем не отвечать на его крики».

 

Каллистрат. Описание статуй. 1. Сатир. (Источник: Филострат (старший и младший). Картины. Каллистрат. Описание статуй. – Томск: «Водолей», 1996) (греческий ритор 4 в. н. э.):

«Около Египетских Фив находилась пещера; была похожа она на свирель… В этой пещере стояла статуя Сатира; она была сделана искусно из камня… В руках он держал флейту… У Сатира вид грязный и дикий, как у горного бога, что скачет и прыгает в честь Диониса…Тут же стоял Пан, наслаждаясь игрою на флейте и обнявши Эхо, как будто боясь – я так думаю, – чтобы флейта своим мелодическим звуком не заставила нимфу, как эхо, ответить Сатиру».

 

Птолемей Хенн (Гефестион). Новая история (в 7 книгах). VI. (Перевод: Мещанский Д. В). (Источник: Латышев В. В. Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе // Вестник древней истории. — 1947. — №№ 1—4; 1948. — №№ 1—4; 1949. — №№ 1—4) (греческий мифограф 1-2 вв. н. э.):

«Ахиллес — сын Зевса и Ламии, он был очень красив, из-за него состязались, и он выбрал судьей Пана. Афродита разгневалась и поместила в сердце Пана любовь к Эхо, а также сделала его непривлекательным.»

 

Апулей. Золотой осёл. Книга пятая. 25. (Источник: Апулей. Золотой осёл / Перевод М. Кузьмина. — Л.: Academia, 1931. — C. 167) (роман 2 в. н. э. на латинском языке):

«На береговом гребне случайно сидел деревенский бог Пан, обняв горную

нимфу Эхо, которую учил он петь на разные голоса…»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь V. 258-278. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 71-72) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«[Во время Великого потопа:]

Море до гор достало, взметнулось над чащами леса,

Ореадами стали вдруг нереиды, и Эхо,

Дева злосчастная, влагу бия неумелою пястью,

За повязки девичьи боится (вот новые страхи)

Как бы, спасаясь от Пана, не попасть Посейдону в объятья!

Пан, так любящий горы, старца Нерея встречает —

Отказался Нерей от влажной сиринги плывущей,

Но среди скал остается, сменяя море на сушу,

Влажный грот занимает, служивший прибежищем Эхо».

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь VI. 300-325. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 72-73) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«[Во время Великого потопа:]

Вот у скалистых утесов, водой омываемых бурной,

Вымокший Пан, Галатею плывущую видя, воскликнул:

«Ах, Галатея, куда же плывешь? Здесь горы, не море!

Уж не желаешь ли слушать нежные песни Киклопа?

Ради Пафийки молю и ради прошу Полифема,

Ты, познавшая горе страсти, если видала,

Плавая средь валунов, мою Эхо – скажи мне!

В водах ли зыбких ныряет? Или на спинке дельфина

Пеннорожденной богини служки, она восседает

Как Фетида нагая и плещется, милая Эхо?

Страшно мне, как бы не сбросил пенный прибой ее в зыби,

Страшно мне, как бы теченьем ее не снесло во глубины:

Бедная, носишься в море средь гребней горообразных,

Словно из горной Эхо стала ты Эхо морскою!

Увальня Полифема забудь! Когда пожелаешь,

Сам тебя спасу я, на плечи себе взгромоздивши,

Ибо бурные зыби не страшны мне, могу я

Прыгнуть прямо на небо звездное, козлоногий!»

Так отвечала ему Галатея с жалобным стоном:

«Верный мой Пан, Галатею спаси, не умею я плавать!

Деву не спрашивай тщетно, как же я тут оказалась!

Плаванье чуждое мне шлет вышний Зевс ливненосный…

Сладкая песнь Киклопа? Не до нее мне, мой милый,

Я не ищу Сикелии уж брега, так я боюся

Этого наводнения, меня Полифем не заботит!»

Молвила так, проплывая мимо убежища Пана».

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XV. 315-316. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 162) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Словно песнь для Пафийки [Афродиты] Пан распевает прекрасный –

Часто он страсть прославлял — но не стал возлюбленным Эхо!…»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XVI. 315-334. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 173) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«… Пан-козопас и ответил:

«Если б отец мой поведал про хитрость любовную хмеля,

Если б как Вакх я правил лозой, затемняющей разум,

Я б насладился любовью, что гонит меня и терзает,

В сон хмельной погрузивши жестокую Эхо юницу…

Да простят мне луга! Отныне в истоках соседних

Стану я овчее стадо поить, когда винным потоком

Дев Дионис увлекает, не склонных к любовным забавам!

Он отыскал целебный корень от Эроса! Козье

Или овечье млеко прочь! Ведь оно не способно

Жар пробудить любовный и к страсти склонить молодицу!

Стражду лишь я, Киферейя, увы мне, увы, о эроты!

Пана бежала Сиринга, любви его неутоленной,

Славит зато повсюду свершившийся брак Диониса

Радостным песнопеньем и в довершенье к тому же

Звонко поющей Сиринге тотчас ответствует Эхо!

О, Дионис, о пастырь, в страсти, навеянной хмелем

Ты лишь блажен единый! Отроковица откажет —

Сразу вино поможет, пособник брачный эротов!»

Так изливал печали Пан, в любви несчастливый…»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XXXIX. 127-129. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 378) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Завизжала неистово, ярь пробуждая, сиринга,

Не из каменных долов голос свой подавая

Панам, над пенною зыбью Эхо морская звучала!»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XLII. 189-201, 249-251. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 412-413) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Вот, наконец, исцеленья ища от любовной напасти,

Стал он плакаться Пану, богу косматому, горько,

Что любовная мука жестоко его истомила,

Просит у Пана защиты от любовных терзаний,

Выслушав о томленьях жгучих и муках Лиэя,

Пан роголобый хохочет, но все же (в любви-то несчастен!)

Движим и состраданьем к влюбленному столь неудачно,

Хочет совет подать — хоть и малое, а утешенье

Видеть, как кто-то страдает от стрел из того же колчана!

«Оба мы, Вакх, страдаем! Твоей сочувствую страсти!

Как же бесстыжий Эрос сразил тебя? Смею ли молвить:

Опустошил колчан свой Эрос для Вакха и Пана!

Что ж, тебе расскажу я о мороке всяком любовном.

Бег Эхо зыбкой воспой ты

После, звучащий пылко отклик немолчной богини,

Были сим ненавистны влюбленные боги…»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XLV. 183-187. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 441) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Пан пеноспевный часто играть не дерзал на пастушьей

Складно сложенной дудке песни стадам и подпаскам,

Откликаться не смела на песни послушная Эхо…

Часто безмолвие древле столь говорливой беглянки

Сковывало уста, не смевшие следовать песням!»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XLVIII. 488-494. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 481) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Я словно Пан злосчастный, нет мне в страсти удачи,

Дева быстрее ветра бежит сквозь дикие чащи,

Нимфы Эхо неверней, вечно невидимой девы!

Бромия Пан счастливей гораздо, ибо он знает

Исцеленье от страсти в сладостнодивном звучанье:

Эхо ему отвечает откликом запоздалым,

Возвращая его же речи как будто!»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XLVIII. 670-674. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 485) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Боле всего убивать стремилась она козопасов,

Целые коз стада вырезала за то, что обличьем

Пана ей напоминали, косматого похотливца;

Убедила себя, что Пан изнасиловал Эхо

Чистую тоже во сне, сей пастырь коз неисчетных!»

 

ЛЮБОВЬ ПАНА И СИРИНГИ

Овидий. Метаморфозы. Книга первая. 689-712. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«…«В холодных горах аркадских, – в ответ начинает, –

Самой известной была меж гамадриад нонакринских

Дева наяда одна, ее звали те нимфы Сирингой.

Часто спасалась она от сатиров, за нею бегущих,

И от различных богов, что в тенистом лесу обитают

И в плодородных полях. Ортигийскую чтила богиню

Делом и девством она. С пояском, по уставу Дианы,

Взоры могли б обмануть и сойти за Латонию, если б

Не был лук роговым, а у той золотым бы он не был.

Путали всё же их. Раз возвращалась Сиринга с Ликея;

И увидал ее Пан и, сосною увенчан колючей,

Молвил такие слова…» – привести лишь слова оставалось

И рассказать, как, отвергнув мольбы, убегала Сиринга,

Как она к тихой реке, к Ладону, поросшему тростьем,

Вдруг подошла; а когда ее бег прегражден был водою,

Образ ее изменить сестриц водяных попросила;

Пану казалось уже, что держит в объятьях Сирингу, –

Но не девический стан, а болотный тростник обнимал он;

Как он вздыхает и как, по тростинкам задвигавшись, ветер

Тоненький звук издает, похожий на жалобный голос;

Как он, новым пленен искусством и сладостью звука,

«В этом согласье, – сказал, – навсегда мы останемся вместе!»

Так повелось с той поры, что тростинки неровные, воском

Слеплены между собой, сохраняют той девушки имя».

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XVI. 304-330. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 172-173) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«В чаще соседней сатир, что вечно в любовном томленье…

Молвит…:

«Пан быкорогий, единый гоняешься ты за любовью!

Будешь ли ты удачлив, настигнув Эхо-юницу?

Изобретешь ли уловку, с помощью коей поймаешь

Деву и насладишься с ней страстью неутомимой?

Лучше, о Пан мой милый, ты виноградарем стал бы

Вместо доли пастушьей, отрекся б от посоха, в скалах

Бросив коров да овец. И что тебе доля пастушья?

Лучше займись виноградом, обхаживай Эроса грозди!»

Только кончил он речи, как Пан-козопас и ответил:

«…Увы, о эроты!

Пана бежала Сиринга, любви его неутоленной,

Славит зато повсюду свершившийся брак Диониса

Радостным песнопеньем и в довершенье к тому же

Звонко поющей Сиринге тотчас ответствует Эхо!»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XLII. 381-384. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 416) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Знаю как беспощадно огненная Кифера

С девы Сиринги взыскала за хранимое девство,

Как превратилась в тростник, спасаясь от бога Пана

Страсти! Поныне поет о страсти Пана та дева!»

 

ЛЮБОВЬ ПАНА К ПИТИС

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь II. 85. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 16) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Пан безутешный подъемлет сосну [в которую превратилась Питис], склоненную долу!»

 

ЛЮБОВЬ ПАНА К СЕЛЕНЕ

Вергилий. Георгики. Книга третья. 391-393. (Источник: Вергилий. Буколики. Георгики. Энеида / Перевод с латинского С. А. Ошерова. (Серия «Библиотека всемирной литературы», т. 6). – М.: Художественная литература, 1971. – С. 101) (римский поэт 1 в. до н. э.):

«Редкостным белым руном – коль тому позволительно верить, –

Пан, Аркадии бог, обольстил тебя, Феба [Селена], обманно,

В лес густой заманив, – и просящего ты не отвергла!»

[Вероятно, Вергилий подразумевает историю соблазнения Селены

пастухом Эндимионом. Пан, скорее всего, используется метафорически,

то есть как бог стад он был владельцем прекрасного руна, которое Эндимион

использовал для соблазнения богини. Сохранилась античная ваза, на которой изображен Эндимион, размахивающий руном перед богиней Луны. С другой стороны, история могла возникнуть благодаря обыгрыванию греческого слова panselênê «полная луна», либо это могло быть связано с рождением дочери Селены Пандии].

 

ПАН И НИМФЫ

Филострат Старший. Картины. Книга II. 11. Пан. (Источник: Филострат (старший и младший). Картины. Каллистрат. Описание статуй. – Томск: «Водолей», 1996) (греческий ритор 3 в. н. э.):

«[Якобы изображение описание древнегреческой картины в Неаполе:] Нимфы всегда говорят, что Пан плохо танцует и скачет выше, чем нужно, брыкаясь и прыгая, как самый бесстыжий козел; они бы его научили другим танцам, более пристойного вида, но так как он не обращает на них никакого вниманья, нападает на них и хватает их за груди, они решили напасть на него в самый полдень, когда, как утверждают, Пан спит, оставив свою охоту. И правда, прежде он спал в это время спокойно и сладко, а гнев его, от которого нос у него собирался морщинами, смягчался сном; теперь же, ты видишь, он в крайнем гневе: нимфы, напав на него, связали у Пана обе руки за спиной, и он уж боится за свои козлиные ноги, так как они хотят схватить и за них. Его борода, предмет его главнейшей заботы, обрезана нарочно для этого припасенными ножами; говорят, они убедят и Эхо проявить презренье к нему и в дальнейшем не отвечать на его крики. Это касается всех нимф, то ты посмотри внимательней и различай их по видам: вот это наяды – капли воды брызгами падают с их волос; засохшая грязь у нимф стад нарисована на картине ничуть не хуже этой росы, а нимфы цветущих лугов подобны цветам гиацинта».

 

Овидий. Героиды. Письмо пятое. Энона – Парису. 133-???. (Источник: Овидий. Элегии и малые поэмы / Перевод с латинского. Сост. и предисл. М. Гаспарова. Коммент. и ред. переводов М. Гаспарова и С. Ошерова. – М.: Художественная литература, 1973. – 528 с.) (римская поэзия 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«А [нимфа] Энона верна и чиста перед мужем неверным,

Хоть по законам твоим можно тебе изменять.

Буйных сатиров толпа гналась проворно за мною

(В эту пору в лесах пряталась я от людей),

Гнался и фавн [Пан], увенчавший рога колючей сосною,

Там, где над кряжами гор Ида вздымается ввысь».

 

Стаций. Сильвы. Книга III. 3. Дерево Атедия Мелиора. 85. (Источник: Стаций, Публий Папиний. Сильвы / Пер. Т. Л. Александровой. — СПб.: Алетейя, 2019. — С. 89-91):

«Здесь осеняет листвой Мелиора [покровителя автора – Стация] изящного древо

Озера чистую глубь. Его ствол до самого низу

К волнам склонясь, потом вдруг ввысь взмывает вершиной

Резко, как будто бы вновь, из водного лона родившись,

Он незаметно ушел корнями в стеклянную реку.

Стоит ли малость просить такую у Феба [Аполлона]? Наяды,

Вы вдохновляйте меня, вы, фавны [сатиры], дайте мне песни!

Нежные нимфы толпой бежали однажды от Пана.

Он же преследует всех, кого пожелает, на деле ж

Только Фолою одну. Она по лесам и по рекам

От волосатых колен, от рогов спасается наглых.

Вот уже Януса лес [у подножия Капитолия в Риме], предвестника войн, и угодья,

Каку подвластные, вот Квиринала оставив селенья,

В беге летящем она минует целийские дебри,

Бегством измождена, приходит к пенатам и ларам,

Чуждым лукавств. Мелиор ими мирный владеет. И тут же

Возле воды прилегла, шафранный покров подобравши.

Но настигает ее стремительно стад покровитель,

Жаждет соития он; дышит тяжко пылающей грудью,

Легкой добычей готов овладеть. Но вот уж Диана [Артемида]

Легкий ускорила шаг, блуждая по семихолмью

И авентинскую лань отыскать пытаясь по следу.

Зрелищем возмущена, к своим попутчицам верным

Так говорила: «Когда ж прекратится грабеж этот дерзкий?

Будет доколе сей скот бесстыдный из чистого сонма

Спутниц моих похищать?» – это молвив, богиня

Из колчана вынимает стрелу, какую без лука

С рожками гнутыми и без привычного свиста пускают,

Прямо рукою метнув ее, от тяжкой дремоты

Разом наяду она пробуждает прикосновеньем.

Та восстает и, свет увидав, врага замечает,

И, не желая открыть наготы белоснежного тела,

Прямо в одежде своей бросается в пруд и в глубинах,

Пана объятий страшась, средь трав подводных таится.

В недоумении тать обманутый: броситься в воду

Он не решается; плоть свою и косматую шкуру

Вверить не смеет волнам, не наученный сызмальства плавать.

Сетует он на Бримо [Диониса] жестокость, на стрелы, на топи;

Видит платан молодой со стволом его продолговатым,

С множеством тонких ветвей, с вершиной, в эфир

уходящей.

Рядом с водой поместил и песку живого насыпал,

Сбрызнул желанной водой и слова промолвил такие:

«Долго живи, о залог незабвенный, память обетов,

Древо, и в тайный приют суровой нимфы склоняясь,

Место лелей и листвой своей осеняй эти волны.

Пусть заслужила она, но молю, чтоб ни пламень небесный

Не попалил, ни гибельный град не побил, но лишь только

Влагой ее окропляй, да листьями воду колебли.

Буду тебя ублажать и хозяйку заветного места,

В целости вас сохраню обоих до старости долгой,

Чтобы Юпитеров [Зевса] дуб, и Фебов [Аполлона] лавр, и двухцветный

Тополь, и наша сосна твоему дивились расцвету».

Так говорит. И древо само, свидетель желаний

Божьих, к волне плодовитой стволом нависшим

наклонилось,

Чтоб к отраженью прильнуть на глади возлюбленной

водной.

Жаждет объятий, но ветр речной возбраняет их строго,

И от касаний хранит. Наконец, одолев дуновенье,

Глади достигнет оно – и опять прямою вершиной

Гордо возносится ввысь, как будто корнями другими

Держится в глуби речной. Наяда, Феба подруга,

Уж не противясь любви, к отвергнутым тянется веткам».

 

ПАН И СТРАДАНИЯ ПСИХЕ

Апулей. Золотой осёл. Книга пятая. 25-26. (Источник: Апулей. Золотой осёл / Перевод М. Кузьмина. – Л.: Academia, 1931. – C. 167-168) (роман 2 в. н. э. на латинском языке):

«[Психея, брошенная мужем, бросилась в реку, но река вернула ее на берег.] На береговом гребне случайно сидел деревенский бог Пан, обняв горную нимфу Эхо, которую учил он петь на разные голоса; неподалеку скакали козы, переходя с места на место и щипля прибрежную травку. Козий бог милостиво подзывает к себе убитую, расстроенную Психею и, так как несчастье ее не безызвестно для него было, ласковыми словами успокаивает:

– Девушка милая, я деревенский житель, пасу стада, но благодаря глубокой старости, научен долгим опытом. Так вот, как правильно я сужу, что именно умные люди и называют даром провиденья, то по такой неровной, часто колеблющейся походке, по крайней бледности, разлитой во всем теле, по вздохам частым, а главное по заплаканным глазам твоим вижу, что от любви чрезмерной ты страдаешь. Послушай же моего совета и не старайся вперед погубить себя, снова бросившись в воду или каким либо другим способом насильственной смерти. Отложи грусть и брось печаль, а лучше обратись с мольбами к Купидону, величайшему из богов, и так как он юноша избалованный и капризный, то постарайся ласковыми речами и предупредительностью расположить его в свою пользу.

Ничего не ответив на слова пастушеского бога, только поклонившись спасительному божеству, Психея тронулась в путь».

 

ГИМНЫ ПАНУ

Гомеровские гимны. 19. К Пану. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 124-125) (греческий эпос 7-4 вв. до н. э.):

«Спой мне, о Муза, про Пана, Гермесова милого сына.

С нимфами светлыми он — козлоногий, двурогий, шумливый —

Бродит по горным дубравам, под темною сенью деревьев.

Нимфы с верхушек скалистых обрывов его призывают,

Пана они призывают с курчавою, грязною шерстью,

Бога веселого пастбищ. В удел отданы ему скалы,

Снежные горные главы, тропинки кремнистых утесов.

Бродит и здесь он и там, продираясь сквозь частый кустарник;

То приютится над краем журчащего нежно потока,

То со скалы на скалу понесется, все выше и выше,

Вплоть до макушки, откуда далеко все пастбища видны.

Часто мелькает он там, на сверкающих, белых вершинах,

Часто, охотясь, по склонам проносится, с дикого зверя

Острых очей не спуская. Как только же вечер наступит,

Кончив охоту, берет он свирель, одиноко садится

И начинает так сладко играть, что тягаться и птичка

С ним не могла бы, когда она в чаще, призывно тоскуя,

В пору обильной цветами весны заливается песней.

Звонкоголосые к богу сбираются горные нимфы,

Пляшут вблизи родника темноводного быструю пляску,

И далеко по вершинам разносится горное эхо.

Сам же он то в хороводе ступает, а то в середину

Выскочит, топает часто ногами, на звонкие песни

Радуясь духом. И рысья за ним развевается шкура.

Так они пляшут на мягком лугу, где с травой вперемежку

Крокусы и гиацинты душистые густо пестреют.

Песни поют про великий Олимп, про блаженных бессмертных

И про Гермеса, – как всех, благодетельный, он превосходит,

Как для богов олимпийских посланником служит проворным

И как в Аркадию он, родниками обильную, прибыл,

В место, где высится роща его на Киллене священной,

Бог — у смертного мужа там пас он овец густорунных.

Там, для себя незаметно, зажегся он нежною страстью

К дочери Дриопа, нимфе прекрасноволосой и стройной.

Скорый устроился брак. Родила ему нимфа в чертогах

Многолюбивого сына, поистине чудище с виду!

Был он с рогами, с ногами козлиными, шумный, смешливый.

Ахнула мать и вскочила и, бросив дитя, убежала:

В ужас пришла от его бородатого, страшного лика.

На руки быстро Гермес благодетельный принял ребенка.

Очень душой веселился он, глядя на милого сына.

С ним устремился родитель в жилище блаженных бессмертных,

Сына укутавши шкурой пушистою горного зайца.

Сел перед Зевсом-властителем он меж другими богами

И показал им дитя. Покатилися со смеху боги.

Больше же прочих бессмертных Вакхей-Дионис был утешен.

Всех порадовал мальчик, – и назвали мальчика Паном.

Радуйся также и сам ты, владыка! Молюсь тебе песней.

Ныне ж, тебя помянув, я к песне другой приступаю».

 

Орфический гимн XI. Пану (фимиам, смеси). (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 191) (греческие гимны 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.):

«Пана пастушьего мощного кличу – он все в этом мире –

Небо и море, бессмертный огонь и земля всецарица,

Все это – Пан, ибо все это пановы части и члены.

Ор сопрестольник, гряди, о блаженный прыгун, крутобежец,

О козлоногий вакхант, исполненный божьего рвенья,

Резвая песня твоя сообщает гармонию миру,

Вождь привидений и призраков, ужас для смертных,

подзвездный,

В радость тебе – козопас у ручья или пастырь со стадом,

Видящий зорко, охотник, друг Эхо, ты с нимфами пляшешь,

Всепородитель, раститель всего, многославнейший демон,

Миродержавец, Пэан плодоносный, светящий, пещерный,

Тяжкогневливый, ты истинный Зевс, венчанный рогами,

Это ведь ты равнину земли незыблемой сделал,

Ты оттеснил неустанного моря тяжелую влагу,

Землю вращая в волнах Океана кружением вечным,

Воздух питающий – ты, что жить позволяет живому,

И невесомого пламени ты и краса и основа –

С легкостью все несовместное сходится волей твоею

Промысел твой, коль захочешь, природу всего переменит,

Смертный ли род человечий, иль мир, беспредельно широкий.

Ныне, вакхант вдохновенный, блаженный, гряди к

возлияньям

Благосвященным и добрую жизни кончину пошли нам,

Панова страха стрекало прогнав за пределы земные!»

 

ПАН – БОГ ПАСТУХОВ И КОЗОПАСОВ

Гомеровские гимны. 19. К Пану. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 124) (греческий эпос 7-4 вв. до н. э.):

«Пана они призывают с курчавою, грязною шерстью,

Бога веселого пастбищ. В удел отданы ему скалы,

Снежные горные главы, тропинки кремнистых утесов.

Бродит и здесь он и там, продираясь сквозь частый кустарник;

То приютится над краем журчащего нежно потока,

То со скалы на скалу понесется, все выше и выше,

Вплоть до макушки, откуда далеко все пастбища видны».

 

Эзоп. Пастух и лев. 74 (f) (из собрания Шамбри). (Источник: Басни Эзопа / Перевод, статья и комментарии М. Л. Гаспарова. – М.: Наука, 1968. – С. 275):

«Пастух и лев. Пастух потерял вола и обещал Гермесу [Пану] принести ему другого вола в жертву, если только найдет похитителя. Вдруг увидел он льва, пожирающего этого вола, и воскликнул: «О Гермес, я и третьего быка тебе принесу, если только спасусь от похитителя!»

 

Платон. Кратил (перевод Т. В. Васильевой). 400d, 401b, 408b (Источник: Платон. Собрание сочинений в 4 т.: Т. I /Общ. ред. А. Ф. Лосева и др.; Авт. вступит. статьи А. Ф. Лосев; Примеч. А. А. Тахо-Годи; Пер. с древнегреч. – М.: Мысль, 1994. – С. 634, 643) (греческий философ 4 в. до н. э.):

«Сократ: … Ведь существует для нас закон, какие и когда богам угодны наименования… Давай рассмотрим эти имена… Первые учредители имен не были простаками, но были вдумчивыми наблюдателями небесных явлений и, я бы сказал, тонкими знатоками слова.

… Видимо, правильно слово «пан», означающее постоянный круговорот, дало Пану имя «козопаса» – сына Гермеса, у которого двойная природа: гладкая верхняя часть и косматая, козлоподобная нижняя».

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга VIII. Аркадия. XXXVIII. 10. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«…Есть гора, так называемая Номия, и на ней есть святилище Пана Номия, а самое место называется Мельпея (Певчее), потому что есть сказание, будто Пан здесь изобрел игру на свирели. Совершенно очевидно, что эта гора названа Номией потому, что тут пастбища («номай») Пана…»

 

Антонин Либерал. Метаморфозы. XXII. Керамб [Рассказывает Никандр в книге I «Превращений»]. (Источник: Антонин Либерал. Метаморфозы / Перевод с древнегреческого, вступительная статья и комментарии В. Н. Ярхо // ВДИ, 1997, № 3-4) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«[Керамбу] удалось однажды увидеть, как нимфы танцуют под звуки его лиры, а Пан из благосклонности к нему посоветовал оставить Офрию и пасти стада на равнине, так как ожидалась невероятно неблагоприятная зима. Но Керамб из за высокомерия, свойственного юности, как будто повредившись умом по воле богов, не согласился отогнать скот с Офрии в долину… Керамб оскорблял нимф. Однако спустя недолгое время неожиданно нагрянули холода, источники замерзли, выпал обильный снег и стада Керамба исчезли вместе с тропами и деревьями. Нимфы же в гневе изменили природу Керамба за то, что он бранил их, и стал из него древоточец керамбик».

 

Овидий. Метаморфозы. Книга четырнадцатая. 514-516. (Источник: Публий Овидий Назон. Метаморфозы / Перевод с латинского С. В. Шервинского. – М.: Художественная литература, 1977) (римский эпос 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«…Видел, пещеру он там, затененную частой дубравой;

Каплями в ней проступает вода; там Пан обитает –

Полукозел. До того обитали в ней некогда нимфы».

 

Овидий. Фасты. Книга четвертая. 751-763. (Источник: Овидий. Элегии и малые поэмы / Перевод с латинского. Сост. и предисл. М. Гаспарова. Коммент. и ред. переводов М. Гаспарова и С. Ошерова. – М.: Художественная литература, 1973. – 528 с.) (римская поэзия 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«Коль в заповедник [священный лес] забрел, иль под деревом сел я священным,

Иль ненароком овца траву щипала с могил,

Если ступил я на место священное, если от взоров

Нимфы бежали моих или бог полукозел [Фавн–Пан],

Если мой нож нарезал ветвей в раскидистой роще,

Чтоб захворавшей овце листьев в лукошко нарвать, –

Ты уж меня извини! А когда идет град, не преступно

Будет скотину свою к божьим навесам пригнать.

Коль взбудоражил прудки, вы простите, пожалуйста, нимфы,

Что мой копытами скот воду вам всю замутил.

Ты же, богиня, для нас охрани родники, родниковых

Нимф умоли, призови в рощах живущих богов:

Да не заметим дриад, не подсмотрим купален Дианы [Артемиды]

Или же Фавна [Пана], когда в полдень траву он примнет».

 

Вергилий. Георгики. Книга первая. 14-18. (Источник: Вергилий. Буколики. Георгики. Энеида / Перевод с латинского С. А. Ошерова. (Серия «Библиотека всемирной литературы», т. 6). – М.: Художественная литература, 1971. – С. 65) (римский поэт 1 в. до н. э.):

«И ты, покровитель урочищ, где щиплют

Триста коров белоснежных траву среди зарослей Кеи!

Рощи покинув свои, Ликея [горы] тенистые склоны,

Пан, блюститель овец, приди, коли помнишь свой Менал,

Будь благосклонен ко мне, о тегеец!»

 

Вергилий. Георгики. Книга вторая. 493-494. (Источник: Вергилий. Буколики. Георгики. Энеида / Перевод с латинского С. А. Ошерова. (Серия «Библиотека всемирной литературы», т. 6). – М.: Художественная литература, 1971. – С. 90) (римский поэт 1 в. до н. э.):

«Но осчастливлен и тот, кому сельские боги знакомы, –

Пан и отец Сильван, и нимфы, юные сестры».

 

Проперций. Элегии. Книга третья. 13. (Источник: Секст Проперций. Элегии. / Пер. А. И. Любжина. М.: Греко-латинский кабинет, 2004. – С. 153-155):

«… Рогатый баран – вождь стада – сам приводил

во двор Идейского пастуха овец, сытых паствою.

Все боги и богини, которые охраняли поля,

сулили им благо огнями своих алтарей:

«Гость, кто бы ты ни был, ты поймаешь и зайца,

и птицу, если будешь искать на моей тропе;

позови меня, Пана, с утёса себе на помощь…»

 

Стаций. Сильвы. Книга I. 3. Тибуртинская вилла Манилия Вописка. 78. (Источник: Стаций, Публий Папиний. Сильвы / Пер. Т. Л. Александровой. — СПб.: Алетейя, 2019. — С. 53):

«… Из лесов приманить ликейского Пана».

 

Апулей. Золотой осёл. Книга пятая. 25. (Источник: Апулей. Золотой осёл / Перевод М. Кузьмина. – Л.: Academia, 1931. – C. 167) (роман 2 в. н. э. на латинском языке):

«На береговом гребне случайно сидел деревенский бог Пан… Неподалеку скакали козы, переходя с места на место и щипля прибрежную травку. Козий бог милостиво подзывает к себе [и говорит:]

– … Я деревенский житель, пасу стада…»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XIV. 67-69. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 147) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Стал он любовные песни играть на сиринге для девы…

Вот, обитатели горных склонов и логов природных,

(Имя — от бога Пана, что любит уединенье)…»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь I. 369-376. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 11) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Пан, печальник козий, для Кадма

Дал стада и быков, и овец, и коз дивнорогих,

Сплел шалаш из травы, укрепив ветвями кривыми,

И поставил на землю. Кадма никто не узнал бы —

Пан изменил его облик и тело пастушьим нарядом,

Мнимого пастуха чужая одежда сокрыла!

Ловкому Кадму вручает Пан коварную флейту,

Кормчую оной судьбы, погибели Тифона».

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XVI. 311-314. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 172-173) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«[Сатир обращается к Пану:] Лучше, о Пан мой милый, ты виноградарем стал бы

Вместо доли пастушьей, отрекся б от посоха, в скалах

Бросив коров да овец. И что тебе доля пастушья?

Лучше займись виноградом, обхаживай Эроса грозди!»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XXVII. 290-294. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 271) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Есть среди нас божество, владыка сиринги пастушьей,

Пан козлоногий…

Он няньки был млеконосной

Пастырем и кормильцем, горной козы Амалтеи…»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XV. 426-427. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 165) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Пан козлоногий [бог пастбищ]

С Фебом [Аполлоном] заплакали горько: Авлос да погибнет навеки!

Где Немесида с Кипридой?»

 

ПАН – БОГ ОХОТЫ И СОБАЧЬИХ СВОР

Гомеровские гимны. XIX. К Пану. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 171) (греческий эпос 7-4 вв. до н. э.):

«Часто [Пан], охотясь, по склонам проносится, с дикого зверя

Острых очей не спуская».

 

Гимны Каллимаха. III. К Артемиде. 87-97 (из греческих гимнов 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.)/ (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 221/ Перевод С. С. Аверинцева. – С. 151 ) (греческий поэт 3 в. до н. э.):

«После направилась ты за сворой в Аркадию, к Пану

В сельский приют, и его ты нашла; он резал на доли

Меналийскую рысь, плодовитых сук насыщая.

Он, брадатый, тебе подарил двух псов черно-белой

Масти, а трех – огневой, одного ж пятнистого; хваткой

Крепкой впившись в загривок, хотя бы и льва они в силах

Довлачить живого на двор; а к ним он добавил

Семь собак киносурских, что вихря быстрее и могут

Лучше всех затравить и лань, и бессонного зайца,

Без промедленья сыскать оленя иль дикобраза

Логово и, не сбиваясь, вести по следу косули».

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга VIII. Аркадия. XLII. 2. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«…Пан отправился в Аркадию и, охотясь в разных местах по горам, пришел и на гору Элайон…»

 

Проперций. Элегии. Книга третья. 13. (Источник: Секст Проперций. Элегии. / Пер. А. И. Любжина. М.: Греко-латинский кабинет, 2004. – С. 155):

«Гость, кто бы ты ни был, ты поймаешь и зайца,

и птицу, если будешь искать на моей тропе;

позови меня, Пана, с утёса себе на помощь,

охотишься ли ты с луком или с собаками».

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XIV. 92. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 148) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Это [Пан] Агрей (Охотник), и он любит охотиться пылко за зверем!»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь V. 296-298. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 58) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Пан изумленный,

Пастырь заботливый, часто охотника-юношу [охотника Актеона] видел

Вслед за быстрым оленем бегущего быстро в погоню!»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XVI. 99-100. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 168) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«[Дионис говорит нимфе Никайе:]

Нужны тебе псы-ищейки?

Дам я тебе, не помедлив, свору буйную Пана…»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XVI. 182-220. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 170) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«[Дионис преследует нимфу Никейю:]

Не оставляет Лиэя мудрый пес тонконюхий,

Коего Дионису, любящему ловитву,

Пан круторогий в подарок дал, воспитатель ищеек!

И к наделенному речью и разуменьем отменным,

Спутнику по ловитве, сочувственнику по мученьям,

Вакх, обезумев от страсти, слово милое молвил:

«Что ж ты, о пес мой ловчий, сопровождаешь Лиэя?

Пану, томимому страстью вечной, ты служишь, так что же

Отроковицу гонишь вместе с гонителем Вакхом?

Ах, гони по отрогам зыбкую странницу Эхо,

Дабы не отвратила возлюбленную от страсти,

Дабы похоти Пана злосчастного деве не ведать,

(Вдруг божество насильно любимою овладеет?)

Пан мой! Тебя назову я блаженнейшим из Бессмертных,

Ибо псы твои сами возлюбленных пригоняют!

Ах, многоликая Тюха, ты племенем смертных играешь,

О всевладычица, сжалься, не только людьми ты владычишь,

Власть у тебя и над зверем! А псинка несчастная эта

Пану влюбленному службу несла, теперь — Дионису!»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XVI. 196-197. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 342) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Лай испуская из многих глоток, псы завизжали

Непобедимого Пана в ярости неизмеримой…»

 

ПАН – БОГ ПАНИКИ

Павсаний. Описание Эллады. Книга X. Фокида. XXIII. 5. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«И вот ночью на них напал «панический» страх: страхи, происходящие без всякого основания, говорят, они (происходят по воле бога Пана)».

 

Валерий Флакк. Аргонавтика. (Источник: Валерий Флакк. Аргонавтика. Книга первая / Под общ. ред. А.В. Подосинова. М.: Импэто, 2013):

Стаций. Фиваида. Книга одиннадцатая. 32-34. (Источник: Публий Папиний Стаций. Фиваида / В переводе Ю. А. Шичалина. – М.: «Наука», 1991. – С. 187) (римский эпос 1 в. н. э.):

«[Когда армия Семерых против Фив была разбита]

Выступил Эвримедонт: на нем – доспех деревенский,

дрот деревенский в руке, отцовым грозящий смятеньем, –

Пан родитель его».

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XLIV. 277-278. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 436) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Входит, бог ночесветный [Лиэй (Дионис)], облик бычий приявший,

В длани Пана-кронийца бич безумия сжимая…»

 

ПАН – БОГ ДЕРЕВЕНСКОЙ МУЗЫКИ

Гомеровские гимны. XIX. К Пану. (Источник: Эллинские поэты VIII – III вв. до н. э. / Перевод В. В. Вересаева. – М.: Ладомир, 1999. – С. 171) (греческий эпос 7-4 вв. до н. э.):

«Как только же вечер наступит,

Кончив охоту, берет он свирель, одиноко садится

И начинает так сладко играть, что тягаться и птичка

С ним не могла бы, когда она в чаще, призывно тоскуя,

В пору обильной цветами весны заливается песней.

Звонкоголосые к богу сбираются горные нимфы,

Пляшут вблизи родника темноводного быструю пляску,

И далеко по вершинам разносится горное эхо.

Сам же он то в хороводе ступает, а то в середину

Выскочит, топает часто ногами, на звонкие песни

Радуясь духом. И рысья за ним развевается шкура».

 

Еврипид. Ион. 494-501. (Источник: Еврипид. Трагедии. Т. 2 / Пер. Инн. Анненского, ст. М. Л. Гаспарова и В. Н. Ярхо, прим. В. Н. Ярхо. Отв. ред. М. Л. Гаспаров. (Серия «Литературные памятники»). В 2 т. – М.: Ладомир-Наука. 1999. – С. 278):

«Ты, о Пана жилище

Близ пещеры глубокой!

Там три дочери нежных

Белоногих Аглавры

На лугу танцевали

Перед храмом Паллады.

Ты же играл им, о Пан,

Из вертепа…»

 

Аристофан. Женщины на празднике Фесмофорий. (Источник: Аристофан. Комедии. В 2 томах / Пер. с древнегреч.: С. К. Апт., А. И. Пиотровский, Н. Корнилов; Коммент. В. Ярхо. – Т. 2. – М.: Искусство, 1983):

«Стад хранителя Гермеса,

Милых нимф и Пана молим

Посмотреть на наши танцы

С благосклонною улыбкой

И порадоваться им».

 

Аристофан. Птицы. (Источник: Аристофан. Комедии. В 2 томах / Пер. с древнегреч.: С. К. Апт., А. И. Пиотровский, Н. Корнилов; Коммент. В. Ярхо. — М.: Искусство, 1983. – Т. 2.):

«Муза, Муза лесная!

Тио-тио-тио-тиотинкс.

Порхаем мы по гребням гор,

И внемлет нам лесной простор.

Тио-тио-тио-тиотинкс.

Ясень укрыл нас густою своею листвой.

Тио тио тио тиотинкс.

Льется из рыжего горлышка звонкая песнь.

Тио-тио-тио-тиотинкс.

Пану святому священные гимны поем…»

 

Аристофан. Лягушки. (Источник: Аристофан. Комедии. В 2 томах / Пер. с древнегреч.: С. К. Апт., А. И. Пиотровский, Н. Корнилов; Коммент. В. Ярхо. — М.: Искусство, 1983. – Т. 2.):

«Лягушки

Брекекекекс, коакс, коакс!

Любят наше пение сладостные Музы,

Любит козлоногий игрец на свирели, Пан,

Аполлона форминга напевам нашим вторит…»

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга VIII. Аркадия. XXXVI. 5. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«… Гора Меналион является особенно священной горой Пана, настолько, что окрестные жители говорят, будто они слышат, как Пан играет здесь на свирели».

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга VIII. Аркадия. XXXVIII. 8. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«… Есть гора, так называемая Номия, и на ней есть святилище Пана Номия, а самое место называется Мельпея (Певчее), потому что есть сказание, будто Пан здесь изобрел игру на свирели».

 

Орфический гимн XXXIV. Аполлону (фимиам, манна). (Источник: Античные гимны. Переводы с древнегреч. Под ред. А. А. Тахо-Годи. — М.: Изд-во МГУ, 1988. – С. 214) (греческие гимны 3 в. до н. э. – 2 в. н. э.):

«Вот почему у людей именуешься ты, о владыка,

Паном, богом двурогим, вздымающим бури свирелью…»

 

Плиний Старший. Естественая история. Книга VII. 204. (Перевод с латинского А. Н. Маркина). (Источник: Вестник Удмуртского университета. Серия «История и филология». Ижевск: 2014, вып. 1 (§§ 180—215) (римская энциклопедия 1 в. н. э.):

«Музыку изобрел Амфион, свирель и одноствольную флейту – Пан, сын Меркурия, поперечную флейту – Мидас во Фригии, двойную флейту – Марсий в той же стране…»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XVI. 283-303. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 172) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«…Целомудренной речью нимфы повторенной Эхо,

Пана подруги, что вечно отзвук рождает… Танцуя,

Флейта поет в изумленье, «Гимен! Гименей!» восклицая,

«О желанная свадьба!»

Свадебный гимн играя на звучных и звонких тростинках,

Ревность тая глубоко на сердце, Пан-песнопевец

Гимном, полным укоров, славит свадьбу другого».

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XVII. 69-70. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 176) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«… Песнью священного Пана тотчас почтил его пастырь

Бронгос, двойным авлосом пользуясь девы Афины…»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XVII. 383-384. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 183) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Сатиров в поле собравший войско после сраженья,

Пастырь Пан зачинает свой эпиникий победный».

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XXIX. 282-283. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 287) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Возгремели кимвалы, сладостные свирели

Пана лад изменили, в битвенный клич превращаясь».

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XXXIX. 127-129. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 378) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«[Пан присоединился к войску Диониса:]

…Завизжала неистово, ярь пробуждая, сиринга,

Не из каменных долов голос свой подавая

Панам, над пенною зыбью Эхо морская звучала!»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XLI. 22-23. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 398) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«… Там дом земледельца, где близ чащобы нередко

Серпоносной Део [Деметре] встречается Пан сладкопевный…»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XLIV. 4-5. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 430) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Мычанье авлоса услышал

Пастырь, и игры святые в честь Пана в Танагре устроил…»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XLV. 183-184. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 441) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Пан песнопевный часто играть не дерзал на пастушьей

Складно сложенной дудке песни стадам и подпаскам,

Откликаться не смела на песни послушная Эхо…»

 

ПАН – БОГ ДЕРЕВЕНСКОГО ПРОРИЦАНИЯ

Эсхил. Орестея. Агамемнон. 55-59. (Источник: Эсхил. Трагедии /Перевод Вячеслава Иванова. – М.: Наука, 1989. – С. 78) (греческая трагедия начала 5 в. до н. э.):

«И заслышит жилец неприступных вершин

Аполлон или Пан, правосудный ли Зевс —

Поднебесных соседей пронзительный крик

И на вора нашлет

Он Эрини [Месть], сирых заступник».

 

Псевдо-Апполодор. Мифологическая библиотека. Книга I. Глава I. IV. (1). (Источник: Аполлодор. Мифологическая библиотека / Перевод, заключительная статья, примечания, указатель В. Г. Боруховича. – Л.: Наука, 1972. – С. 7) (греческий мифограф 2 в. н. э.):

«…Аполлон же, научившись искусству прорицания у Пана, сына Зевса и Гибрис, прибыл

в Дельфы, где тогда давала предсказания богиня Фемида».

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга VIII. Аркадия. XXXVII. 7-9. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«Выше рощи находятся жертвенник Посейдона Гиппия, как отца Деспойны, и других богов… Отсюда по лестнице можно подняться в храм Пана; к храму присоединена и галерея и в самом храме стоит небольшая статуя; наравне с самыми могущественными богами и этот Пан может, внимая молениям людей, выполнять их или воздавать должное за проступки. У статуи этого Пана горит неугасимый огонь. Говорят, что в более древние времена этот бог давал вещания, что его прорицательницей была нимфа Эрато, та, которая была женой Аркада, сына Каллисто».

 

Павсаний. Описание Эллады. Книга X. Фокида. XXXII. 5. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«…Пещера Корикион [связанная с оракулом Дельф]… Живущие около Парнаса считают, что эта пещера находится под особым покровительством нимф и Пана».

 

Стаций. Фиваида. Книга третья. 480-481. (Источник: Публий Папиний Стаций. Фиваида / В переводе Ю. А. Шичалина. – М.: «Наука», 1991. – С. 48) (римский эпос 1 в. н. э.):

«…Пан, чью свирель насельники Пизы холмистой

могут в ночи услыхать из ликаонийского мрака».

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XIV. 90-92. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 148) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«Первого бог [Гермес] с горянкой Сосой зачал на любовном

Ложе, и полон сей отпрыск мудрости, вещего знанья.

Это Агрей, и он любит охотиться пылка за зверем!»

 

ПАН – СПУТНИК РЕИ И КИБЕЛЫ

Пан был богом диких гор, а Рея – их богиней.

Пиндар. Пифийские песни. 3. <«Асклепий»> Гиерону Сиракузскому утешение в болезни. Год – 474 (?). 77-80. (Источник: Пиндар, Вакхилид. Оды. Фрагменты / Издание подготовил М. Л. Гаспаров. – М.:Наука, 1980. – С. 72) (греческая лирика 5 в. до н. э.):

«Теперь же мои мольбы –

К Матери, великой богине [Рее],

Воедине с Паном величаемой девичьим пением

У ночного моего порога».

 

Пиндар. Парфений Пану. 95. (Источник: Пиндар, Вакхилид. Оды. Фрагменты / Издание подготовил М. Л. Гаспаров. – М.:Наука, 1980. – С. 206) (греческая лирика 5 в. до н. э.):

«О Пан, блюдущий Аркадию,

Хранитель святых оград…

…Сопутник Великой Матери [Реи–Кибелы],

Сладкий любимец,

Важных Харит…»

 

ПАН – СПУТНИК БОГА ДИОНИСА

В древнегреческой мифологии Пан часто был богом в свите Диониса.

Филострат Старший. Картины. Книга I. 14. Семела. (Источник: Филострат (старший и младший). Картины. Каллистрат. Описание статуй. – Томск: «Водолей», 1996) (греческий ритор 3 в. н. э.):

«[Из описания картины, изображающей огненное рождение Диониса:]

На заднем плане сквозь огонь, расступившийся здесь, неясно виднеется грот, готовый Дионису, лучше всякой ассирийской или индийской пещеры; вокруг этого грота цветут виноградные лозы; свисают грозди плюща и уже созревшие виноградные кисти, а деревья для тирсов поднимаются из Земли… Послушай и Пана, как он, должно быть, воспевает Диониса на вершинах Киферона, прыгая там под клики «Эвоэ».

 

Филострат Старший. Картины. Книга I. 15. Ариадна. (Источник: Филострат (старший и младший). Картины. Каллистрат. Описание статуй. – Томск: «Водолей», 1996) (греческий ритор 3 в. н. э.):

«[Из описания картины, изображающей, как Дионис находит Ариадну на острове Наксос (Деи):]

… Вакханки тут не бряцают в кимвалы, сатиры не играют на флейтах, и Пан остановился и больше не скачет, чтоб не разбудить от сна девушку. Одетый в пурпурное платье, голову увенчавши пышным венком из роз, идет Дионис к Ариадне…»

 

Овидий. Фасты. Книга первая. 393-412. (Источник: Овидий. Элегии и малые поэмы / Перевод с латинского. Сост. и предисл. М. Гаспарова. Коммент. и ред. переводов М. Гаспарова и С. Ошерова. – М.: Художественная литература, 1973. – 528 с.) (римская поэзия 1 в. до н. э. – 1 в. н. э.):

«В честь плющеносного Вакха [Диониса] давала ты, Греция, праздник,

Что каждой третьей зимой правят в указанный день.

Даже и боги тогда собрались, почитая Лиэя [Диониса],

Как и все те, кто не чужд шуток любовной игры,

Паны и вся молодежь охочих до сласти сатиров,

Да и богини из рек и деревенских пустынь.

Прибыл и старый Силен на осленке с прогнутой спиною;

Красным явился всех птиц пахом пугающий бог [Приап].

В роще все вместе сошлись, для веселого пира удобной,

Ложа найдя себе там прямо на мягкой траве.

Либер [Дионис] вино наливал, венками венчал себя каждый,

Воду, вино разбавлять, щедро ручей подавал.

Вот и наяды пришли…

Ласковым пламенем те распаляют влюбленных сатиров,

Эти – тебя [Пана], что сосной переплетаешь виски…»

 

ПАН И ИНДИЙСКАЯ ВОЙНА ДИОНИСА

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XIV. 68-95. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 147-148) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«[Рея призвала деревенских богов в армию Диониса для его похода против индийцев]

Вот, обитатели горных склонов и логов природных,

(Имя — от бога Пана, что любит уединенье),

Ополчаются паны купно – ликом как будто

Люди, но рожки имеют и козью косматую шкуру!

Вот рогатолобая помесь: двенадцать панов,

Вооруженных рогами, все от родителя только

Пана единого, горных жителя склонов лесистых…

Дале идут два пана [два обличья Пана], коим Гермес был родитель,

Сразу с двумя разделивший и пылкую страсть, и ложе.

Первого бог с горянкой Сосой зачал на любовном

Ложе, и полон сей отпрыск мудрости, вещего знанья.

Это Агрей (Охотник), и он любит охотиться пылко за зверем!

Номий (Пастух) – второй, и он любит овец пасти, ибо нимфу

Пенелопу когда-то бог посетил на ложе,

Любит он и на сиринге наигрывать!»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XIV. 299-323. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 152-153) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«[Когда Дионис готовится сразиться с индийцами]

Вестников двух посылает Вакх [Дионис] им, доставить скорее

Вызов на битву, пускай же или бегут иль сразятся!

Вместе с козлиным Паном те пустились в дорогу,

Богом, коего кудри брады всю грудь затеняли.

Вот, наконец, посольство Бромия прибыло [от индийцев], только

Был Астраэнт [военачальник индийцев] неприступен, полон угроз, бессердечный,

Сатиров он быкорогих прогнал, а вместе и Пана,

Не почитая посольства мирного Диониса.

Робкие, обратились в бегство они и пустились

Вновь обратной дорогой к воинственному Дионису».

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XVII. 384. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 183) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«[По окончании битвы индийцев и армии Диониса]

…Пастырь Пан зачинает свой эпиникий победный».

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XXIII. 145-146. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 230) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«[Армия Диониса пересекает индийскую реку Гидасп]

Перебирая копытцем козьим, пан паррасийский

Переправляется резво по глади реки спокойной…»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XXXVI. 450-451. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 348) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«[Моррей обращается к индийцам:]

Разве Пан круторогий, скачущий по отрогам,

Может разбить копытом суда военные индов?»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XXXIX. 127-129. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 378) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«[В начале битвы индийцев и армии Диониса:]

Завизжала неистово, ярь пробуждая, сиринга,

Не из каменных долов голос свой подавая

Панам, над пенною зыбью Эхо морская звучала!»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XLIII. 107-112. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 422) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«[Когда Посейдон повел в бой морских богов против армии Диониса во время Индийской войны:]

Пан мой, горный бродяга милый и роголобый –

Кинься-ка, безоружный, и забодай Посейдона!

В грудь ударь, о, повергни рогом изогнутоострым

Бога морского, или уметь его глыбой скалистой,

Тритона-бога крепким копытом ударь посильнее,

Там, где природа двойная являет соединенье!»

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XLIII. 212-220. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 424) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«[Когда Посейдон повел в бой морских богов против армии Диониса во время Индийской войны:]

… В битве среди глубокого моря

Пан роголобый, идущий легко по непроходимым

Гребням, топчет копытом козлиным зыбучие струи,

Пляшет безумно и посохом бьет водяную поверхность,

Битвы песнь извлекая из пектиды, в прибое

Волн подобную слышит, звуки, несомые ветром;

Дальше он бурно мчится над потоками влаги,

Бог, привыкший по скалам прыгать, и хочет источник

Звуков найти и мчится, ища его в водоворотах».

 

Нонн Панополитанский. Деяния Диониса. Песнь XXVII. 286-296. (Источник: Нонн Панополитанский. Деяния Диониса /Пер. с древнегреческого Ю. А. Голубца. — СПб: Алетейя, 1997. – С. 271) (греческий эпос 5 в. н. э.):

«[Зевс обращается к Афине во время Индийской войны:]

Так подними же копье, с тобою рожденное вместе,

Потряси же эгидой козьей, ведущею в битву,

Пан козлоногий, эгиду твою почитающий также,

Скиптру Зевса соперник, он некогда бился на равных

С родом Титанов мятежных, он няньки был млеконосной

Пастырем и кормильцем, горной козы Амалтеи,

Охрани же того, кто грядет в аттической битве,

Убивая мидийцев, Марафон защищая!»

 

СВЯЩЕННЫЕ РАСТЕНИЯ И ЖИВОТНЫЕ

Животными Пана были коза и черепаха. Его растениями были корсиканская сосна, тростник и горный бук.

Павсаний. Описание Эллады. Книга VIII. Аркадия. LIV. 4. (Источник: Павсаний. Описание Эллады /Пер. С. П. Кондратьева под ред. Е. Никитюк. Пред. Э. Фролова. СПб.: Алетейя, 1996) (греческое повествование о путешествии 2 в. н. э.):

«На [горе] Парфенионе водятся и черепахи, очень хорошие для производства лир. Люди, живущие около этих гор, и сами боятся их ловить и иноземцам не позволяют их трогать; они считают их посвященными Пану».

 

Афиней. Пир мудрецов. Книга вторая. 39. Миндаль. (Источник: Афиней. Пир мудрецов. В пятнадцати книгах / Перевод с древнегреческого Н. Т. Голинкевича. – М.: Издательство «Наука», 2010. – С. 75):

«Орешки буковые, приношенье Пану, –

говорит Никандр во второй книге «Георгик».

 

ДРУГОЕ О ПАНЕ

Платон. Кратил (перевод Т. В. Васильевой). 401, 408 (Источник: Платон. Собрание сочинений в 4 т.: Т. I /Общ. ред. А. Ф. Лосева и др.; Авт. вступит. статьи А. Ф. Лосев; Примеч. А. А. Тахо-Годи; Пер. с древнегреч. – М.: Мысль, 1994. – С. 634-635, 643) (греческий философ 4 в. до н. э.):

«Сократ: …Будем рассуждать о людях и выяснять, какое представление о богах те имели, когда устанавливали для них имена.

Первые учредители имен не были простаками, но были вдумчивыми наблюдателями небесных явлений и, я бы сказал, тонкими знатоками слова.

И что Пан – сын Гермеса – отличается двойственной природой, в этом тоже есть смысл, мой друг… ведь это слово означает «всё», его можно повернуть и так, и этак, почему оно и оказывается двойственным: истинным и ложным.

Истинная часть его гладкая, божественная и витает в горних высях, среди богов, а ложная находится среди людской толпы – косматая, козлиная. Отсюда и большинство преданий и вся трагическая ложь.

Видимо, правильно слово «пан», означающее постоянный круговорот, дало Пану имя «козопаса» – сына Гермеса, у которого двойная природа: гладкая верхняя часть и косматая, козлоподобная нижняя. И одновременно этот Пан – слово или брат слова, коль скоро он сын Гермеса, а что брат похож на брата это не удивительно».

[Первые представления, из которых возникла трагедия, исполнялись на вакхических торжествах актерами, наряженными козлами. Отсюда и греческое слово τραγωδία – «песнь козла». Прилагательное tragikos может означать «козлиный» или «трагический». В данном отрывке оно имеет оба значения].

 

Оцените статью
Боги Греции
Добавить комментарий

девятнадцать − десять =